А. В. Духанина. Житие Стефана Пермского в редакции свт. Димитрия Ростовского

 

Житие Стефана Пермского в редакции свт. Димитрия Ростовского

 

«Книга житий святых» — единственный старопечатный минейный свод, ставший важной вехой в истории русской книжности и культуры в целом. Его составление Димитрий (имя в миру — Даниил Саввич Савич; 1651–1709 гг.) начал иеромонахом, а закончил уже в сане митрополита Ростовского и Ярославского, посвятив этому труду более 20 лет (1684–1705 гг.). В процессе работы над сводом Димитрий Ростовский создал корпус новых редакций как переводных, так и оригинальных русских агиографических сочинений, оказавшихся для массового читателя XVIII–XIX вв. одним из основных и наиболее востребованных агиографических источников вследствие широкого распространения регулярно переиздававшейся «Книги житий святых»[1]. Несмотря на обширную литературу и наличие обобщающих работ[2], далеко не все аспекты творчества святителя и рецепции его труда изучены. И здесь остается актуальным исследование отдельных редакций, большинство которых пока не подвергались детальному анализу[3].

Одной из обойденных вниманием является минейная редакция Жития Стефана Пермского в «Книге житий святых». Историография ее изучения крайне скудна. В работах, дающих обзор источников житий русских святых в Четьих Минеях Димитрия Ростовского, в качестве источников этой редакции называются Великие Минеи Четии (ВМЧ)[4], а также печатный Пролог (М., 1685)[5]. Отдельные наблюдения над текстом редакции на материале ее перевода начала XX в. на современный русский язык сделала И. А. Лушина, рассматривая проблему исследования минейных редакций Жития Стефана Пермского как исторического источника[6]. Специальной же работы, где анализировались бы источники и особенности текста, а также его старопечатная и рукописная традиции, нет. Данная статья предполагает восполнить этот пробел.

 

1.Источники и особенности редакции

После выхода в 1695 г. второго тома «Книги житий святых» на декабрь—февраль Димитрий Ростовский приступил к работе над третьим томом на март—май, в состав которого под 26 апреля, днем памяти Стефана Пермского, вошло Житие святителя. Новая редакция Жития была написана в Киево-Печерской лавре в период подготовки третьей книги Четьих Миней, но не позднее первой половины 1699 г., когда закончиласьработа над ней; книга печаталась в типографии Киево-Печерской лавры и вышла в январе 1700 г.[7]

Одним из основных источников для Четьих Миней Димитрия Ростовского стали ВМЧ митрополита Макария[8]. Посылая в 1695 г. напечатанный второй том «Книги житий святых» патриарху Адриану, свт. Димитрий, а также митрополит Киевский Варлаам (Ясинский), настоятель Киево-Печерской лавры в 1684–1690 гг. и инициатор создания свода печатных миней, обратились к нему с просьбой прислать для дальнейшей работы следующие три тома ВМЧ — на март, апрель и май[9]. С киево-печерскими монахами Никоном и Софонием патриарх послал в лавру соответствующие три тома Успенского комплекта ВМЧ[10].

В составе апрельского тома Успенского комплекта ВМЧ находится список Жития Стефана Пермского, написанного Епифанием Премудрым, т. е. первоначальной Епифаниевской редакции сочинения (ГИМ, Синод. собр., № 993 (Син. 993), л. 370а–409г)[11]. Именно этот список Димитрий Ростовский использовал как основной источник при составлении своей редакции Жития, что прямо указано в издании на поле возле первой строки текста: «изъ Великия Минеи Чет[ь]ѣ[12] вократцѣ» (Книга житий, 1700 г., л. 406 об.), как нередко отмечалось им и во многих других случаях[13]. И хотя далеко не всегда ссылка, сделанная Димитрием, соответствовала реальному источнику[14], в случае с Житием Стефана Пермского он не погрешил против истины. Вторым источником, из которого Димитрию была известна биография Стефана Пермского, стал печатный Пролог (по изданию 1685 г.). Вошедшая в него редакция Жития святителя, представляя собой во многом механическое сокращение Епифаниевской редакции с элементами пересказа, практически не содержит новой информации по сравнению с ней[15]. Тем не менее Димитрий Ростовский, очень внимательно изучив оба текста, объединил их материал, что отражает специфику его творческого метода, состоящего в стремлении привлечь все доступные источники и критически осмыслить изложенные в них факты[16].

 

1.1. Работа Димитрия Ростовского с Епифаниевской редакцией

Из указания Димитрия ясно, что новая редакция Жития Стефана Пермского — это сокращенный вариант Епифаниевской редакции Жития. Однако писатель не просто сократил ее текст, он существенно переработал его.

Житие Стефана Пермского, написанное Епифанием Премудрым, — одно из самых обширных древнерусских агиографических сочинений. Минейная редакция, составленная Димитрием Ростовским, гораздо короче источника: в ней опущены Предисловие и заключительная часть, состоящая из трех плачей, а также все отступления и разнообразные экскурсы (о народах, населяющих Пермскую землю и ее окрестности, о реках, протекающих по ее территории, о проповеди апостолов, о месяце марте, о пермской грамоте и др.).

Событийная канва Жития, в общем, не так уж богата: Епифаний сообщает о происхождении Стефана, обучении русской грамоте и его успехах на этом поприще, пострижении, поставлении в диаконы и затем в пресвитеры; создании пермской грамоты и переводе на нее книг, а также изучении греческого языка; отправлении в Пермь на проповедь, основании там нескольких церквей и миссионерской деятельности среди язычников, нередко вызывавшей противодействие; испытании вер с волхвом Памом; поставлении в епископа Пермского и заботах о новой епархии по возвращении туда; отъезде в Москву к митрополиту Киприану, преставлении там и погребении в кремлевском Спасо-Преображенском монастыре. Все эти события Димитрий Ростовский отразил в своей редакции, однако особо оказались выделенными сюжеты о проповеднической деятельности Стефана среди пермян, включая рассказ о прении с волхвом: повествование об этом занимает около 2/3 текста (примерно 5 из 8 листов издания 1700 г.). Здесь подробно передаются все моменты, описанные Епифанием, сохранены (хотя и в переработанном виде) диалоги персонажей и даже молитвы Стефана. Отчасти это связано с особенностями источника (Епифаний дает подробный рассказ о проповеди), но одновременно эти сюжеты отвечают и дидактическим целям, поставленным перед собой Димитрием при создании нового минейного свода. Несомненно также, что именно в крещении пермян Димитрий видел основное содержание миссионерской деятельности Стефана, которую вслед за Епифанием оценивал как равноапостольную, прямо назвав Стефана «новым апостолом» (Книга житий, 1700 г., л. 407 об.).

При этом другому важнейшему, по мнению Епифания, подвигу Стефана — созданию пермской письменности — Димитрий уделяет лишь несколько фраз. Явно позиционируя это событие как некую подготовку к проповеди христианской веры в Перми, он сообщает о создании пермской азбуки и переводе на пермский язык «нѣколико рускихъ словенскихъ книгъ» перед уходом в Пермь (Книга житий, 1700 г., л. 407 об.). Еще раз к теме пермской письменности Димитрий Ростовский возвращается при описании первых результатов миссионерских трудов Стефана, говоря о его усилиях по обучению новокрещеных пермян пермскому языку и написанию на нем книг уже в Перми — здесь Димитрий Ростовский обозначает цель создания пермской письменности, которая выступает инструментом распространения и укрепления христианской веры (Книга житий, 1700 г., л. 410 об.). Наконец, перевод русских книг на пермский язык упоминается в речи великого князя Дмитрия Ивановича и митрополита Пимена среди миссионерских трудов Стефана, заслужившего поставление в епископа просвещаемой им епархии (Книга житий, 1700 г., л. 413). Столь малое внимание новой письменности, исчерпывающееся лишь несколькими упоминаниями, можно опять же связать с источником — создание новой азбуки как действие Епифанием не описано, а рассуждения и отступления на эту тему, как и на любые другие, Димитрий исключает. С другой стороны, здесь можно увидеть и отражение последнего этапа истории древнепермской письменности — к концу XVII в. она фактически исчезла[17], ее роль и значение уже не представляли особого интереса и не могли быть оценены, в особенности читателем, на которого ориентировался Димитрий Ростовский[18].

Несмотря на сокращение епифаниевских отступлений и экскурсов, созданная Димитрием Ростовским редакция Жития Стефана Пермского отчасти передает широкий исторический фон, в который включает деятельность Стефана Епифаний. Подробно описывая, вслед за Епифанием, все моменты проповеди Стефана, Димитрий сохранил содержащуюся в них информацию. В результате читатель получил возможность познакомиться с особенностями языческих верований (ср.: «Новопросвѣщенныи же людие сокрушаху бывшия в нихъ идолы, иже по домѣхъ, и по стогнахъ, и по путех, и по лѣсахъ, и по дубравахъ… Бѣ бо обычай пермяномъ невѣрнымъ таковъ, еже приносити идолом своимъ соболѣ, куници, горностаи, ласицы, бобры, лисицы, медвѣдна, рысѣ и иная тѣм подобная от ловитв своихъ, и вѣшаху то на идолахъ или при идолахъ, еще же и платны изрядными сверха покрываху своя кумиры и пеленами обвиваху, и никтоже от тѣхъ приносимыхъ идоломъ даровъ дерзаше что взяти» (Книга житий, 1700 г., л. 410)); узнать о специфике охоты в пермских землях и в центральной Руси (какого зверя добывали, как охотились, куда шла добытая пушнина); об отношениях Перми и Москвы в конце XIV столетия (ср. слова волхва: «Может ли намъ быти от Москвы что добро? Не оттуду ли тяжкия намъ налагаются дани, и дѣются насылства, и бываютъ тивуны и приставники?» (Книга житий, 1700 г., л. 410 об.)) и др. Не счел возможным писатель опустить и биографические подробности о самом Стефане, указав на его близкое знакомство с великим князем Димитрием Ивановичем. Он рассказал о его заботах, уже в сане епископа Пермского, о «потребах тѣлесныхъ» своей паствы (о привозе множества «жита лод[ь]ями от Вологды въ Пермъ» (Книга житий, 1700 г., л. 413 об.)), и др. В этом видна общая для житийного повествования Димитрия Ростовского тенденция к освещению исторического контекста, отмечаемая и на материале других агиобиографий[19].

Очевидно стремление Димитрия Ростовского создать на основе епифаниевского Жития краткое, но логичное повествование назидательного характера. Это требовало глубокой переработки текста источника, так как Епифаний далеко не всегда следил за логикой изложения и не считал нужным каждый раз явно указывать причинно-следственные связи. Для Димитрия Ростовского, напротив, логика и аргументация действий персонажей исключительно важны. К примеру, он лишь раз сообщает о поставлениях священников Стефаном — уже после рассказа о принятии им сана епископа, в то время как Епифаний впервые упоминает об этом еще до поездки Стефана в Москву за епископом для Перми (хотя, не будучи епископом, поставлять Стефан не мог). О создании пермской азбуки в редакции Димитрия речь идет перед уходом Стефана на проповедь; Епифаний же, кратко сообщив об этом также перед рассказом об отправлении в Пермь, посвященную пермской азбуке главу помещает уже после главы об образовании Пермской епархии.

Обращает на себя внимание подробная аргументация, которую выстраивает Димитрий Ростовский, давая событию или действию все возможные объяснения — начиная с естественных, практических и заканчивая проявлением Божией воли как наиболее верным. Вот как он поясняет смирение пермян-язычников перед Стефаном: «И абие народъ той сверѣпый, измѣнивши свою звѣринную ярость, в кротость овчую преложишася, и пребысть от нихъ цѣлъ угодникъ Божий, не уязвленъ, ни ударенъ ни от когоже, ово бо кротостию его бяху препобѣждаеми, ово же власти московския боящеся — не смѣяху погубити человѣка, с Москвы к нимъ пришедшаго и грамоты имущаго, а найпаче воспящаеми и удержаваеми бяху силою Бога, не дающаго жезла грѣшныхъ на жребий Своихъ праведныхъ» (Книга житий, 1700 г., л. 408 об.). Подобным образом — с тремя уровнями аргументации — описаны охотничьи успехи пермян: «А съ звѣрми борба бываетъ не в единой Пермии, но и въ всяких землях и странахъ, бываетъ же то не от помощи мнимыхъ богов вашихъ, но или от тѣлесныя силы, или от искуства борцева, а найпаче оттоль, яко покорилъ есть Богъ небесный под нозѣ человѣку всякия звѣры, и скоты, и птицы, и рыбы» (Книга житий, 1700 г., л. 411 об.). Здесь несомненно применение риторических приемов, которыми Димитрий Ростовский обладал в совершенстве.

Епифаний в своем «плетении словес» иногда опускает даже необходимые связующие звенья изложения и объяснения подоплеки событий. Так, в рассказе о первом этапе миссионерской деятельности Стефана Епифаний описывает нападение на проповедника не принявших христианское учение пермян, которые «восхотѣша хотѣнием сотворити запаление рабу Божию и сим умыслиша огнем немилостивно въ смерть въгнати его», Стефан, окруженный пермянами и стоящий посреди «бременъ сухиа соломы», возносит молитву к Богу о заступничестве и просвещении язычников, построенную на амплификации из библейских цитат (главным образом из Псалтири) (ВМЧ; Син. 993, л. 376г–377б). Однако чем закончилось это противостояние, из текста Жития непонятно. Епифаний сразу по завершении молитвы начал новую главу — «О церкви пермъстеи»: «Божий же рабъ Стефанъ помоляся Богу и по молитвѣ потщася заложити Божию святую церковь» (ВМЧ; Син. 993, л. 377в). В Редакции Димитрия Ростовского сюжет описан так: «Множайшии же ни слышати его хотяху, но и пакости ему творяху многия: овии бо ругахуся ему, ови же словесы укоризненными досаждаху, а иныи съ дреколми нападаху на нь, еже убити его, друзии же сожещи того хотяху, хврастие же и солому собираху на огнь, но десница Божия, покрывающая его, защищаше раба Своего от убийственных рукъ и смерти, множайшаго ради прославления имени Своего святаго. Увѣрив же и крестивъ нѣколико душъ и малое вначалѣ стадо словесныхъ овецъ, Христови приведенныхъ, собравъ, созда церковъ красну на мѣстѣ, сущем близъ устия рѣки Выми, входящея в болшую рѣку Вычегду, идѣже послѣжде устроена бысть его обитель и епископия нареченна» (Книга житий, 1700 г., л. 408). Как видим, в изложении Димитрия Ростовского эпизод получает четкие логические связки с дидактическим посылом: указано, что Бог защитил своего угодника, чтобы он и дальше мог распространять христианскую веру; с крещением некоторого количества пермян понадобилась церковь, которую и основал Стефан.

Назидательные дополнения к епифаниевскому тексту встречаются и в других фрагментах, ср.: «И добрѣ трудяшеся въ иноческомъ житии, подвизаяся постомъ, молитвою, слезами, чистотою, смирением, воздержанием, терпѣнием, незлобием, послушанием, любовию и иными добродѣтелми, и мнози ревноваху того Богоугодному житию» (Книга житий, 1700 г., л. 407).

Интересно совершенно иное, по сравнению с Епифаниевской редакцией Жития, структурирование повествования Димитрием в другом фрагменте, где размышления пермян, переданные в источнике одной общей репликой, разбиты на несколько, приписанных разным группам пермян, что дает читателю динамичную картину их общения (подчеркиванием выделены фразы, вводящие реплики):

 

Епифаниевская редакция

ВМЧ (Син. 993)

Книга житий, 1700 г.

Но обаче отнелѣже церкви его создана бысть, по вся дни прихожаху пермяне и некрещении суще, не на молитву частяще, не яко спасениа требующе или молитвы ради пририщуще, но видѣти хотяще красоты и доброты и зданиа церковнаго. И бяху наслажающеся зрѣниа пребываху, и паки отхожаху. Разходяще же ся, невѣрнии суще промежи собою другъ другу глаголаху: «Велику быти Богу сему крестьаньскому, и видим, якоже и мнится нам, яко разорити ему и древняя храмы, и давныя требища боговъ наших, не можем бо противитися словесы со игуменом тѣм, иже от Москвы новопришедшу ему. Аще не силою и нужею проженемъ его, язвами казнивше и раны доволны наложше на нь, ти тако прогнанъ будет от лица земли нашея, да не како наплънена будет вся земля наша учением его. Но обаче обычей лих имат, еже не творит начала бою, того бо от него ожидаемъ точию повсегда, но не творит сего, но паче от нас ожидает починка бою, и того ради с ним не скоро ся побѣдим. Аще ли бы дръзнулъ творити начало биениа, то давно быхом, растерзая, растергнули его и съ скоростию взят бы былъ от земля живот его и память его с шумом. Но понеже имат длъготрьпѣние, и не вѣмы, что имамъ сотворити ему» (л. 380б–в)

А найпаче прихождаху невѣрныи пермяне к новосозданнѣй церквѣ,

не молитвы ради, ни спасения ради, но видѣти хотяще красоту здания церковнаго, и благолѣпие внутръ церкве сущее, чесого никогдаже видѣша, и чудяхуся зряще украшение святаго храма. Отходяще же глаголаху другъ къ другу: «Великъ есть, якоже видимъ, Богъ христианский, болший паче боговъ нашихъ». Иногда же, собравшеся, совѣтоваху съ собою, глаголюще: «Аще не наложим ему раны и не проженем его от себе, то всю страну нашу наполнит учениемъ своимъ и разоритъ древняя храмы и требища боговъ нашихъ, не можемъ бо словесы с нимъ прѣтися, развѣ нуждею отженемъ его отсюду». Друзии глаголаху: «Како его бити и прогнати, пришедшаго из Москвы и имущаго грамоты?». Иныи глаголаху: «Аще бы онъ начал бой, в то время добро бы намъ его бити. Но лихъ имат обычай: не творитъ начатка бою, но от насъ ожидаетъ, да начнем мы первѣе его бити, еже бы имѣти ему на ны вину клеветы на Москвѣ. Аще бы онъ дерзнулъ кого от насъ ударити, въ той часъ растерзали быхомъ его и имѣли быхомъ извѣтъ, яко онъ найде на ны бранию. Но понеже онъ намъ, досады ему творящимъ, ничтоже гнѣвно противу глаголетъ, не укаряетъ, не досаждаетъ, но с кротостию вся терпитъ, убо не вѣмы, что имамы ему творити» (л. 409–409 об.)

 

В этом фрагменте обнаруживаются изменения и в репликах. Если Епифаний дает к фразе: «но не творит сего, но паче от нас ожидает починка бою» вывод с перспективой исхода борьбы: «и того ради с ним не скоро ся побѣдим», то Димитрий Ростовский приписывает действиям Стефана цель устами пермян: «еже бы имѣти ему на ны вину клеветы на Москвѣ», что делает диалог еще более реалистичным, демонстрируя приземленность пермян. В отличие от Епифания, Димитрий Ростовский завершает созданный им диалог разных групп пермян характерным для его повествования выводом, одновременно подводя итог и указывая его предопределенность с помощью выбранной им библейской цитаты: «Тако многажды совѣтовавше и, не совершивше совѣта, расхождахуся. И исполняшеся слово писанное: “Иже аще совѣтъ совѣщаете, разоритъ его Господь” (Исаия 7)» (Книга житий, 1700 г., л. 409 об.)[20].

Дополнительное пояснение с новой библейской цитатой, не использованной Епифанием, вводится Димитрием Ростовским и при переходе от сообщения о решении Бога «благоизволить» Пермской земле быть просвещенной крещением к рассуждению пермян о необходимости крещения (выделено подчеркиванием): «Таже человѣколюбивый Богъ, хотяй всѣмъ спастися и в разумъ истинный прийти, видя труды и терпение угодника Своего и слыша того непрестанныя съ слезами молбы, благоизволи Пермской землѣ просвѣщенной быти свѣтомъ святыя вѣры и посла народу тому духа умиления, якоже иногда Петрову проповѣдь слышавшимъ, о чесомъ пишется въ Дѣянияхъ апостолскихъ: “Слышавше, умилишася сердцемъ и рѣша ко Петру и прочиимъ апостоломъ: «Что сотворимъ, мужие, братие?»” (Дѣяния 2), собравшеся бо множество пермскаго народа, старыи и младыи, велиции и малыи, глаголаша к себѣ: “Видите ли, братие, человѣка сего, от Руси пришедшаго? Слышасте ли словеса его?.. И елика онъ глаголет словеса, вся суть истинна. Шедше прочее к нему, молѣм того, да совершенно научитъ насъ вѣры своея и сотворитъ ны христианы”» (Книга житий, 1700 г., л. 409 об. – 410). Здесь удивительно точно подобрана цитата из Деян. 2: 37, позволяющая дать объяснение решению пермян-язычников креститься при помощи мотива «умиления» и в то же время демонстрирующая сходную образцовую библейскую ситуацию, где непросвещенные люди обращаются с вопросом, вслед за чем принимают крещение.

Из приведенных примеров видно, что редакция Жития Стефана Пермского в «Книге житий святых» одновременно близка к тексту Епифания и отлична от него: с одной стороны, Димитрий Ростовский сохраняет логику повествования и даже отчасти лексику и стилистику источника, с другой — меняет акценты, уточняет и упрощает изложение, использует другие слова и выражения (см. подробнее ниже, п. 1.6.1). Можно говорить о последовательной переработке Димитрием текста своего источника, когда правке подвергается буквально каждая фраза.

Стоит отметить, что Димитрий Ростовский прекрасно чувствует епифаниеское «плетение словес» и, хотя существенно сокращает его, не ставит целью полностью его убрать и даже в некоторых случаях уверенно выстраивает в этой стилистике свои фразы. Ср.: «Той же овыхъ словесы прелщаше, овых же дарами и мздою к себѣ прекланяше и, находя на преподобнаго, молвяше, сваряшеся, досаждаше, укоряше, препирашеся, покушаяся всячески одолѣти непреодолѣннаго Христова воина» (Книга житий, 1700 г., л. 411) — здесь писатель использует прием синтаксического параллелизма и вводит ряд имперфектов-синонимов, а также прибегает к тавтологии («одолѣти непреодолѣннаго»), тем самым «сплетая» слова на разных языковых уровнях. Поэтому замечание А. Державина, что задача Димитрия состояла «в том, чтобы передать по возможности всю историю жизни святого, в ее подвигах и деяниях, но передать просто, без лишних слов и стилистических украшений»[21], не совсем верно характеризует творческую манеру Димитрия Ростовского. Очевидно, что источник оказывал влияние на характер работы с ним писателя и его слог и особенности содержания учитывались[22].

 

1.2. Епифаниевская редакция как исторический источник для Димитрия Ростовского

Свои источники писатель воспринимал критически и анализировал черпаемые из них сведения, которые использовал в последующих исторических трудах. Как отмечает В. В. Ткаченко о работе Димитрия Ростовского над «Книгой житий святых», «методологически сам подход свт. Димитрия к созданию и редактированию своего труда во многом был похож скорее на работу историка, нежели средневекового агиографа»[23]. О привлечении и критическом восприятии Димитрием Ростовским Епифаниевской редакции ЖитияСтефана Пермского по списку ВМЧ в качестве исторического источника свидетельствуют выписки, сделанные писателем в ходе работы над третьим томом «Книги житий святых».

Как выяснила М. А. Федотова, три выписки вошли в сборник с его автографами, хранящийся в Национальной библиотеке Украины им. В. И. Вернадского, ф. 306 (собрание Киево-Печерской лавры), № 345 (КПЛ 345)[24]. Они читаются среди черновых материалов для летописи Димитрия Ростовского, составлявшихся на протяжении 1693–1708 гг.[25] и завершающихся единственным известным списком-черновиком Летописной редакции «Диариуша»[26].

Первая выписка из Жития Стефана Пермского связана с составлением славянской азбуки. Под 855 г. Димитрий Ростовский написал: «Святые Кирил и Мефодий азбуку рускую скомпоновали и книги на руский язык перевели з греческого, sed non est certum» (КПЛ 345, л. 73)[27]. На латыни Димитрий высказал сомнение в правильности даты (в переводе: «но это не точно» или «но нет уверенности»), что, видимо, было связано с противоречивой датировкой события в Житии Стефана Пермского, с которым он в этот момент работал и откуда и взял эту дату. Выписку из Жития он поместил рядом, на вклеенном листке (л. 73а): «Априля к҃s (26). От Великой Минеи Четии, лист 780. Аще вопросиши рускиа грамоти, глаголя: “Кто вы ест грамоту сотворил и книги перетолковалъ?”, то вси вѣдаютъ и въскорѣ отвѣщаютъ, рекуще: “Святый Костянтинъ философъ, нарицаемый Кирилъ, той намъ грамоту сотворилъ и книзи переложилъ з греческаго языка на руский съ братомъ си приснымъ Мефодиемъ, иже быст послѣди епископъ Моравский”. В кое же время то бяше? Въ царство Михаила, царя греческаго, иже въ Цариградѣ царствовавшого, при патриарсѣ Фотии, в лѣта Бориса, князя болгарского, и Растица, князя моравского, и Костеля, князя блатенска, во княжение князя великаго всея Русиа Рурика, погана суща и некрещена, за рк (120) лѣтъ до крещениа Рускиа земля, а от созданиа миру в лѣто ҂sт҃ѯг (6363). None т҃ог (373). Априля мѣсяца в Житии святаго Стефана Пермскаго сие писано, въ к҃s (26) день».

Как видим, Димитрий выписал из Жития фрагмент с подробным указанием времени создания славянской азбуки[28] и обратил внимание на то, что приведенная Епифанием дата — 6363 (855 г. по византийской эре) — не соответствует времени, обозначенному в Житии фразой «за 120 лѣт до крещениа Рускиа земля». Рядом, на свободном месте в конце строки, он приписал другую дату, от себя (отсутствующую в тексте Жития): «none т҃ог ([6]373 = 865 г.)»[29].

Димитрию были известны несколько дат крещения Руси по разным источникам, что он отметил в своих материалах в сборнике КПЛ 345ниже: 987 г. (по данным Слова о перенесении мощей Бориса и Глеба из майского тома ВМЧ (л. 304)), 988 г. («Здѣ крестися ст҃ыи Владимер по согласному всѣх лѣтописовъ россıйских разумѣнıю»), 989 г. («С. Несторъ здѣ крещенıе рускıа земли полагает et sic bene. Ст. Владимиръ крестися самъ прошлого году в Херсонѣ, а потомъ вернувшися крестил в сем году Россıю»), 1008 г. (по Баронию)[30], причем сам Димитрий склонялся к 989 г., судя по латинской помете et sic bene («и это правильно»)[31]. Тогда создание славянской азбуки должно было состояться в 869 г., что не соответствует 855 г., указанному им самим выше, как, впрочем, и другой, написанной рядом дате 865 г. ([6]373), которая, однако, ближе к 869 г. Возможно, своей пометой «none т҃ог ([6]373)» Димитрий отметил предполагаемую им ошибку в цифре в тексте Жития (воспринимая число, получаемое из выражения «за 120 лѣтъ до крещениа Рускиа земля», как примерное). В то же время под 865 г. в своих записях он написал: «В сих лѣтах Мефодии и Константинъ учители славенстии в Моравии»[32].

Еще две выписки из Жития Стефана Пермского в рукописи КПЛ 345 касаются непосредственно Стефана Пермского. Первая, под 1375 г., сообщает о времени составления пермской азбуки: «Свят[ый] Стефан Пермский пермскую азбуку сложил и книги ру[с]киа на пермский преложил язык. Апреля 26 память его» (КПЛ 345, л. 107 об.)[33]. Здесь Димитрий ограничивается одной датой, приводимой Епифанием в Житии в сочетании с указанием на целый ряд современников события, ср.: «Единъ Господь Богъ Израилевъ, имѣяй велию милость, еюже возлюби и нас, помилова нас, дарова нам Своего угодника Стефана, и преложи намъ книги от рускаго на пермъский языкъ. Когда же се бысть или в кое время? И не давно, но, яко мню, от созданиа миру в лѣто 6883 (1375. – А. Д.), въ царство Иоана, царя греческаго, въ Царѣградѣ царствовавшаго, при архиепископѣ Филофѣи, патриарсѣ Констянтина града; в Ордѣ же и в Сараи над татары тогда Мамай царствует, но не вѣчнует абие; на Руси же при велицѣм князи Дмитрѣи Ивановичи, архиепископу же, митрополиту, не сущу на Руси в ты дни никомуже, но ожидающим митрополича пришествиа от Царяграда, егоже Богъ дасть» (ВМЧ; Син. 993, л. 396а–б)[34]. При этом Димитрий Ростовский не отмечает имеющееся и в этом случае противоречие с датировкой — выше в тексте Епифаний указывает другую дату, прибегая опять же к обороту «за 120 лет до» для ее обозначения: «Нѣции же, скудни суще умом, рѣша: “Почто ли сотворени суть книги пермскиа грамоты? И преже бо сего издавна в Перми не было грамоты. Пошлина сущи такова. Не имущим имъ издавна у себе грамоты и тако изжившим имъ вѣкъ свой без нея, ныня же, во скончаниа лѣт, в послѣднии дни, на исход числа седмыя тысящи, паче же мала ради времени, точию за 120 лѣт до скончаниа вѣку грамота замышляти”» (ВМЧ; Син. 993, л. 394в). Согласно этому указанию, создание пермской азбуки состоялось в 1372 г. (1492 (7000) – 120 = 1372). Возможно, Димитрий не обратил внимания на это расхождение потому, что две даты существенно разнесены в тексте Жития: одна приведена в начале главы «О азбуке Пермской», вторая — в ее конце. Возможно также, что он не увидел здесь противоречия, если счел первую дату (за 120 лет до конца света, т. е. 1372 г.) примерной и/или отмечающей начало работы над азбукой, как, собственно, и пишет Епифаний («грамота замышляти»)[35].

Под 1396 г. в рукописи КПЛ 345 Димитрий сообщил о кончине Стефана Пермского, выписав на вклейке полностью соответствующий фрагмент из Жития с датой и перечнем современников: «Свят[ый] Стефан, пермский просвѣтитель, преставися. Преставися к Господу на четвертой недѣли по Велицѣ дни, егда бывает празднику Преполовлениа Пасхи и между Пентикостиа, вечер в среду среди Пятдесятницы, мѣсяца априля в 26, межу десятма день, на память святаго отца Василиа, епископа Амасийскаго, и индикта 2, а от сотворениа миру, еже есте от Адама, в лѣто 6904, в царство правовѣрнаго греческаго царя Мануила, иже в Цариградѣ царствовавша, при патриарсѣ Иерусалимстѣм Дорофеи, при патриарсѣ Александрийстѣм Марку, при патриарсѣ Антиохийстѣм Нилу, при благовѣрном князѣ Великом Василии Димитриевичи, в седмое лѣто княжениа его, при архиепископѣ Киприанѣ, митрополитѣ всея Руси, тогда бо в ты дни сущу ему в Киевѣ, при прочих князех благочестивых и христолюбивых, князѣ Владимерѣ, Юрии, Андреи, Петрѣ, Константинѣ, Юрии, Иоаннѣ, Симеонѣ, Афанасии, Андреи, Василии. Литовскою же всею землею обладающу в ты дни князю великому Витовту Кестухевичу, во дни христолюбца князя великаго Михаила Александровича Тверского и Олга Рязанского, и Андрея Ростовского, и Иоанна Ярославскаго, в шестое на десят лѣто владичества Тактамыша царя, иже обладающу ему Мамаевою ордою. Заволжское царство обдержащу второму царю именем Темиркутылую, иже тою страною обладающу ему. В ты дни бысть преставление его апреля 26» (л. 109 об.)[36].

Как видим, в своих исторических выкладках Димитрий Ростовский трижды обращался к Житию Стефана Пермского, написанному Епифанием Премудрым, заимствуя из него указанные Епифанием годы составления славянской и пермской азбук и кончины Стефана Пермского, что говорит об особом внимании писателя к фигуре первого пермского епископа. При этом выписки демонстрируют критическое отношение к тексту Жития как историческому источнику — год составления славянской азбуки писатель подверг сомнению; в то же время двум другим датам он, очевидно, доверял, не располагая источниками, где давались бы иные сведения. Тем не менее ни одна из дат не была им приведена в новой редакции Жития Стефана Пермского, хотя в других житиях он стремился сохранять точные датировки, иногда даже привлекая летописные источники и делая обширные справки[37]. Быть может, какое-то влияние здесь оказал текст дополнительного источника — редакции Жития в составе печатного Пролога, где нет годовых датировок.

 

1.3. Работа Димитрия Ростовского с редакцией печатного Пролога

Текст Епифаниевской редакции Жития Стефана Пермского Димитрий Ростовский пополнил отдельными фразами и деталями из редакции Жития в составе печатного Пролога, демонстрируя критический подход к источникам, которые имелись в его распоряжении. Это характерно для его творческой манеры.

Епифаний сообщает о том, что Стефан постригся «при епископѣ Ростовъстем Парфении», а «поставленъ бысть в диаконы от Арсениа, князя и епископа Ростовъскаго» (ВМЧ; Син. 993, Л. 371в, 372б–в). Справщики Пролога при подготовке текста к изданию усомнились в правильности чтения Парфений: в тексте Проложной редакции в обоих случаях читается Арсений (Пролог, 1685 г., л. 257 об., 258)[38]. Димитрий посчитал верной информацию Пролога, подчеркнув, что речь идет об одном и том же лице: «поставленъ бысть диаконъ от вышепомяновеннаго Арсениа, епископа Ростовскаго» (Книга житий, 1700 г., л. 407). В составленном позднее, в 1705 г., «Летописце о ростовских архиереях» Димитрий Ростовский также усомнился в существовании епископа Парфения, сославшись на известие Степенной книги, где это имя отсутствует в перечне владык, поставленных митрополитом Алексием, и предположив, что епископ Петр получил имя Парфений в схиме[39]. Однако в своем предпочтении сведений печатного Пролога Димитрий Ростовский, видимо, был неправ. Когда и при каком ростовском епископе состоялось пострижение Стефана, неизвестно. Как отмечает А. Г. Бобров, имя ростовского епископа Парфения читается, собственно, только в двух источниках: Епифаниевской редакции Жития Стефана Пермского и Списке ростовских владык (и восходящих к нему текстах)[40]; исследователь полагает, что речь в них идет о епископе Смоленском Парфении, находившемся на момент пострижения Стефана в Ростове и поименованном ростовским епископом по реальному месту пребывания и служения[41]. По версии же С. В. Городилина, Епифаний Премудрый, писавший по памяти, просто перепутал имя реального ростовского архиерея, занимавшего кафедру до епископа Арсения, с Парфением Смоленским[42].

Из текста печатного Пролога Димитрий Ростовский заимствует фрагмент с описанием похорон Стефана, где указаны лишь два исторических лица, при которых святитель скончался: великий князь Василий, сын великого князя Дмитрия, и митрополит Киприан (Епифаний приводит гораздо более развернутый перечень современников преставления Стефана — см. выше, п. 1.2), а также дается определение князю Дмитрию: «иже царя Мамая побѣди». Кроме того, в этом фрагменте упоминается, что собор Спасского монастыря, где был похоронен святитель, сейчас имеет статус дворцового храма. По-видимому, информацию печатного Пролога Димитрий счел достаточной для составляемой краткой редакции и более актуальной:

 

Пролог, 1685 г.

Книга житий, 1700 г.

При благовѣрномъ великомъ князѣ Василии, сынѣ Димитриевѣ, великаго князя, иже царя Мамая побѣди, въ седмое лѣто княжения князя Василиа, и при Киприанѣ-митрополитѣ. Собрашася же на погребение святаго князи, и боляре, и священии чинове, и множество народа, и проводиша тѣло его честно въ приснословущемъ градѣ Москвѣ, и положиша е в монастырѣ Святаго Спаса, идѣже нынѣ дворъ царевъ, в церкви каменнѣй, на лѣвой странѣ (л. 259 об.)

Бѣ же скончание его при великомъ князи Василии, сынѣ великаго князя Димитриа, побѣдившаго Мамаеву силу, и при Киприанѣ митрополитѣ. И собрашася на погребение святаго князи, и боляре, и священныи чинове, и множество народа, и проводиша тѣло его честно въ монастырь Свято-Спаский, идѣже нынѣ дворъ царский, и положиша в церквѣ каменной, на лѣвой странѣ (л. 414)

 

Заглавие редакции Жития Стефана Пермского в «Книге житий святых» близко заглавию в печатном Прологе. Этот вариант Димитрий Ростовский предпочел как более традиционный, в отличие от уникального заглавия Епифаниевской редакции Жития (с особым жанровым обозначением), которое было известно писателю по списку из ВМЧ[43], ср.:

 

Епифаниевская редакция

ВМЧ (Син. 993)

Пролог, 1685 г.

Книга житий, 1700 г.

Преподобнаго во священноиноких отца нашего Епифаниа, счинено бысть Слово о житии и учении святаго отца нашего Стефана, бывшаго в Перми епископа (л. 370а)

Память иже во святыхъ отца нашего Стефана, епископа Пермьскаго, новаго чюдотворца (л. 257)

Житие иже въ святыхъ отца нашего Стефана, епископа Пермскаго, новаго чудотворца (л. 406 об.)

 

Еще одна параллель с печатным Прологом наблюдается в именовании Стефана святым: «А святый, не отбѣгая, присѣдяше сгаряющей в пепелъ кумирницѣ той»; «И поставленъ быст святый Стефанъ епископъ Пермский» (Книга житий, 1700 г., л. 408, 413 об.) и т. п. Ср. в печатном Прологе: «Посемъ же прииде ко святому нѣкий старѣйшина волхвовъ именемъ Пансотникъ… и препирашеся со святымъ от утра и до вечера, и во всю нощь, ни яды, ни пия, и посрамленъ бысть от святаго Стефана силою Святаго Духа» (Пролог, 1685 г., л. 258 об.) и т. п. В своем Житии, написанном вскоре после кончины святителя, Епифаний Премудрый так своего героя не называет.

Влияние Проложной редакции проявляется и на уровне отдельных фраз, где видно обращение одновременно к двум источникам (курсивом отмечено совпадение (или близость чтений) с Епифаниевской редакцией, подчеркиванием — с Проложной редакцией), ср.:

 

Епифаниевская редакция

ВМЧ (Син. 993)

Пролог, 1685 г.

Книга житий, 1700 г.

И святыя книги писаше хитрѣ, и гораздѣ, и борзо. И послушествуют книги его многиа, яже и до сего дни, яже и своима рукама написалъ, трудолюбно счинивъ, яже суть трудове его (л. 372б)

Написа же святый многи книги своими руками, и до сего дне свидѣтелствуютъ (л. 258)

написа своею рукоюкниги многия, яже и до днесь о его богомыслии и трудолюбии свѣдителствуют (л. 407)

Взем съ собою от мощей святых, и антимисы, и прочая потребная, яже суть надобна на освящение церкви, и святое миро, и священное масло, и ина таковая подобоключимая (л. 375г–376а)

И даде епископъ святому от мощей святыхъ, и антиминсы, миро, и масло, и яже подобная симъ на освящение церкве (л. 258)

и, давъ ему от мощей святыхъ, и антимисы, и миро святое, и прочая потребная на освящение церкви, отпусти с миромъ (л. 407 об.)

 

Таким образом, редакция Жития Стефана Пермского в составе печатного Пролога, несмотря на вторичность по отношению к Епифаниевской редакции, активно использовалась Димитрием Ростовским при составлении своей редакции Жития: писатель воспользовался проложным текстом при построении отдельных фрагментов изложения и брал из него информацию, предпочтя ее некоторым сведениям Епифания.

 

1.4. Собственные фактические изменения Димитрия Ростовского

Помимо ряда исторических деталей, почерпнутых из Проложной редакции, Димитрий Ростовский внес в текст своей редакции Жития Стефана Пермского несколько правок исторического характера от себя.

В Редакции Димитрия появляется пояснение о принадлежности Пермской земли на момент отправления туда Стефана на проповедь: «Пермская же та земля издавна есть въ области Московского государства» (Книга житий, 1700 г., л. 407); в то время как Епифаний прямо нигде не указывает, к каким русским землям относилась Вычегодская Пермь. Димитрий Ростовский трижды упоминает московские грамоты, с которыми пришел в Пермь Стефан. Тот получает их перед отправлением на проповедь: «Взятъ же преподобный и грамоты из Москвы, и идяше новый апостолъ въ Пермскую землю», а затем их наличие оказывается сдерживающим фактором для пермян, способствуя успеху миссии Стефана: «и пребысть от нихъ цѣлъ угодникъ Божий… ово же власти московския боящеся — не смѣяху погубити человѣка, с Москвы к нимъ пришедшего и грамоты имущаго»; «Како его бити и прогнати, пришедшаго из Москвы и имущаго грамоты?» (Книга житий, 1700 г., л. 407 об., 408 об., 409). Несомненно, речь здесь идет о грамотах великокняжеских, от светской власти (в переводе начала XX в. редакции Димитрия Ростовского они называются «охранными грамотами»[44]). При этом Епифаний говорит только о грамотах от церковных властей: «Тѣмже подобно бѣ ему с подобным доброчестием потребовати благословениа, и молитвъ, и грамот, и отпущениа от старѣишинъ святителескъ» (ВМЧ; Син. 993, л. 374в). Вероятно, все эти уточнения Димитрия Ростовского были призваны подчеркнуть, что Стефан выступал проводником московской политики. И. А. Лушина видит в этих уточнениях обострение политического аспекта деятельности Стефана[45].

В своей редакции Димитрий Ростовский дает примерный возрастной ориентир при сообщении о преставлении Стефана: «приближися къ скончанию своему угодник Божий епископъ Пермский Стефанъ святый, уже бо доспѣ старости мастити» (Книга житий, 1700 г., л. 413 об.). В житийной традиции, начатой Епифаниевской редакцией, а также в других источниках ни о дате рождения Стефана, ни о его возрасте на момент кончины сведений нет, так что эти вопросы остаются дискуссионными[46]. Сообщение Димитрия, скорее всего, является агиографическим топосом либо объясняется представлением писателя о том, что Стефан должен был дожить до глубокой старости.

Любопытно также, что, сохраняя имена исторических персонажей, связанных с жизнью и деятельностью Стефана, Димитрий Ростовский не указывает имени волхва, с которым тот вел споры о вере: «прийде нѣкий волхвъ, глаголемый Кудесникъ, началникъ чародѣевъ и старѣйшина обаянниковъ» (Книга житий, 1700 г., л. 410 об.). В обоих источниках Димитрий увидел имя «Панъ сотникъ»[47]. Можно предположить, что оно вызвало у него закономерные сомнения в истинности либо в возможности его использования в рассказе о христианизации пермских земель, учитывая современные значения обоих слов, в особенности в Малороссии[48], и писатель предпочел от него отказаться. Для именования этого персонажа Димитрий использовал слова волхв (7 раз) и кудесник (9 раз), а также эпитеты (злобный, окаянный), ориентируясь преимущественно на синонимический ряд Епифания (однако слово злобный в Епифаниевской редакции не встречается), причем, учитывая конструкцию «волхвъ, глаголемый Кудесникъ», последнее, видимо, заменяет имя собственное (ср. другую такую конструкцию: «Преподобный отецъ нашъ Стефанъ родом бѣ русин, языка словенска, от страны полунощныя, глаголемыя Двинския» (Книга житий, 1700 г., л. 406 об.)). В издании и последующих переизданиях XVIII в. оно дается с прописной буквы.

Таким образом, фактические дополнения и изменения, которые Димитрий Ростовский внес в текст Жития Стефана Пермского для уточнения исторических деталей, связаны с его общими знаниями и представлениями.

 

1.5. Библейские цитаты: отождествление и преобразование

Среди особенностей «Книги житий святых», нехарактерных для агиографии и специфичных для творчества Димитрия Ростовского, отмечают наличие научно-справочного аппарата, включающего ссылки на источники, указания на пересечения сюжетов и даже своеобразные справки-исследования, которые набраны петитом и обычно приводятся на полях[49]. Это нашло отражение и в новой редакции Жития Стефана Пермского. Выше уже отмечалось, что Димитрий указал основной источник своей редакции — ВМЧ. Еще один вид встречающихся в сочинении ссылок — источники цитат из Священного Писания. Текст Епифаниевской редакции Жития Стефана Пермского изобилует библейскими цитатами. И хотя Димитрий Ростовский опустил многие епифаниевские амплификации, некоторые цитаты и отдельные их цепочки он оставил и даже добавил несколько новых цитат (см. выше, п. 1.1). Димитрий вводит пять цитат эксплицитно, подобно Епифанию весьма примерно называя в тексте источник, но при этом, в восполнение неточности, на полях рядом указывая библейскую книгу и главу. Из этих пяти цитат две выбраны самим Димитрием, остальные взяты из Епифаниевской редакции. Здесь также наблюдается критический подход Димитрия — при неточном цитировании в епифаниевском Житии он приближает цитату к библейскому тексту, хотя и может давать ее в сокращении, ср.:

 

Епифаниевская редакция

ВМЧ (Син. 993)

Книга житий, 1700 г.

Острожская Библия[50]

…якоже рече апостолъ: «Дарова бо ся нам не токмо во Нь вѣровати, но и за Нь страдати» (л. 374г)

…яко да исполнится слово апостола, глаголюща: «Вамъ даровася о Христѣ, не токмо еже в Него вѣровати, но и еже за Него страдати» (Филиппийцам 1) (л. 407 об.)

 

 

Яко вам даровася еже о Христѣ, не токмо еже въ Него вѣровати, но и еже по Немъ страдати (Деяния и Послания апостолов, л. 48)

Отвѣщавъ же Стефанъ и рече им: «Ни убо, да не будет тако! И не буди рука наша на нашем вразѣ… ни повелѣ казнити, но наказати с милостию, по рекшему: “Покажет мя праведникъ милостию своею и обличит мя, масло же грѣшниче да не намастит главы моеа”. “Да обратят мя боящиися Тебе и вѣдущии свѣдѣниа Твоя”, ибо Христос во Святомъ Евангелии тако заповѣда, глаголя: “Шедше в весь миръ, научите вся языки, проповѣдайте Евангелие всеи твари. Иже кто вѣрует и крестится, спасенъ будет, а иже вѣры не имет и не крестится, осуженъ будет”» (л. 389г–390а)

Отвѣща святый: «Ни, не буди рука наша на вразѣ нашемъ… ниже заповѣда ми владыка мой казнити, но наказовати с милостию, по рекшему: “Накажетъ мя праведникъ милостию и обличитъ мя” (Псалом 140)

 

 

 

 

 

 

А яко не хощет вѣровати, ожесточенъ сый и злобою ослѣпленъ, то ему будетъ на вѣчную казнь, глаголетъ бо Господь нашъ: “Иже иметъ вѣру и крестится, спасенъ будетъ, а иже не иметъ вѣру, осужденъ будетъ” (Марк 16)» (л. 413)

 

 

 

 

 

 

 

«Покажет мя праведникъ милостию и обличит мя, елей же грѣшнаго да не намастит главы моеа» (Псалтирь, л. 27 об.).

 

 

 

 

 

 

«Шедше в миръ весь, проповѣдите Евангелие всеи твари. Иже вѣру иметъ и крестится, спасенъ будетъ, а иже не иметъ вѣру, осуженъ будетъ» (Евангелие от Марка, л. 26 об.)

 

Однако имплицитных цитат в тексте гораздо больше. Интересно, что из них только четыре Димитрий счел необходимым отождествить. Все они из Псалтири и включены в молитву Стефана к Богу перед началом испытания огнем: «Преподобный же Стефанъ, воздѣвъ руцѣ къ Богу, помолися, глаголя: “Владыко Всемилостивый и Всемогий, даждъ намъ помощъ от печали (Псалом 59), посли милость Твою, яви человѣколюбие Твое, покажи силу Твою, да разумѣютъ предстоящии людие истинную вѣру и познаютъ, яко Ты еси истинный Богъ единъ и азъ рабъ Твой. Се врази возшумѣша, и ненавидящии Тебе воздвигоша главу (Псалом 82), положиша на небеси уста своя, и языкъ ихъ прейде по земли (Псалом 72), сего ради сотвори съ мною знамение въ благо, да узрятъ ненавидящии и постыдятся, яко Ты, Господи, помоглъ ми и утѣшилъ мя еси (Псалом 85), Ты бо еси Богъ, утѣшаяй насъ во всякой скорбѣ нашей Параклитомъ Твоимъ Духомъ Святымъ, с Нимже благословенъ еси во вѣки. Аминь» (Книга житий, 1700 г.,л. 412–412 об.). Здесь Димитрий Ростовский воспроизводит созданную Епифанием молитву, построенную на амплификации стихов из Псалтири, близко к тексту. В то же время в других молитвах Стефана и в повествовании он не отождествляет имплицитные цитаты, которые также не правит по Библии, вводя их вслед за Епифанием в свое изложение, ср.: «Святый же, ничтоже имъ вопреки глаголя, воздѣ руцѣ свои на молитву, умрѣти готовяся и съ слезами къ Богу возывая: “В руцѣ Твои, Господи, предаю духъ мой (ср. Пс 30: 6. — А. Д.). Покрый мя крылома твоея благости (ср. Пс 16: 8.А. Д.)”»; «Совѣтовав убо преподобный Стефанъ съ новопросвѣщенными людми, пойде в Москву к великому князю Димитрию Иоанновичу и к митрополиту Пимину и повѣда имъ вся сотворшаяся благодатию Божиею в земли Пермстей, и просяше, да дадутъ епископа земли той, жатва бо бысть многа, дѣлателей же мало (Мф 9: 37. — А. Д.)» (Книга житий, 1700 г.,л. 408 об., 413), и др. Стоит отметить, что не отождествлена и непрямая цитата из Евангелия от Марка в поучении Стефана к пермянам, которая ниже по тексту вводится уже как эксплицитная с указанием источника (см. выше, последний пример в таблице): «сказую бо вамъ истинну, яко, аще вѣруете и креститеся, спасени будете и получите Небесное Царство, аще же не имете вѣры и не креститеся, осуждени будете в муку вѣчную» (Книга житий, 1700 г.,л. 409).

Как видим, обращение Димитрия с цитатами отличается своей спецификой: он не просто следует за Епифанием, но внимательно анализирует каждую цитату на предмет ее необходимости в тексте, сокращает, если весь стих, по его представлениям, излишен, и приближает к библейскому тексту эксплицитные цитаты, указывая для них и для некоторых имплицитных цитат главы библейских книг, откуда они берутся.

 

1.6. Языковые особенности редакции

Задачи провести анализ языка Димитрия Ростовского в настоящей работе не ставился: материал одной редакции недостаточен для этого. Однако некоторые языковые особенности Жития Стефана Пермского в первом издании «Книги житий святых» заслуживают комментария в связи с последующими преобразованиями в печатной и рукописной традициях текста.

 

1.6.1. Лексические особенности

Несмотря на активное использование тезауруса Епифания Премудрого, Димитрий Ростовский в своей редакции Жития Стефана Пермского иногда прибегает к лексике, отсутствующей у Епифания. Не претендуя на полное исследование, рассмотрим лишь небольшое число примеров, позволяющих показать некоторые тенденции в работе Димитрия Ростовского с лексическим уровнем текста.

Изменения наблюдаются в религиозной терминологии и понятиях. Так, говоря о Священном Писании, вместо епифаниевского выражения Ветхий и Новый Завѣтъ (ср.: ВМЧ; Син. 993, л. 371б, 380г, 381а и др.) Димитрий пишет: Ветхий Завѣтъ и Новая Благодать (Книга житий, 1700 г.,л. 406 об., 412). Слово «попы», явно нейтральное для Епифания (он использует его неоднократно в разных контекстах, в том числе в одном ряду со словами, обозначающими представителей вышестоящих церковных чинов), Димитрий воспринимает как некнижное и заменяет более высоким словом иереи (Книга житий, 1700 г.,л. 410 об., 413 об.). Можно полагать, что здесь он ориентируется в том числе на печатный Пролог, где слово попыпоследовательно убирается, заменяясь в одном случае именно словом иереи[51].

При упоминании языческих святилищ Епифаний не использовал слово капище, хотя оно известно уже в ранних церковнославянских памятниках[52], а вот Димитрий Ростовский обращался к нему дважды (Книга житий, 1700 г.,л. 410, 413). Языческих богов Димитрий называет, как и Епифаний, бѣсами, но в отличие от своего предшественника использует и синонимичный корень демон- (наряду с бѣсовской силой он дважды говорит о демонской силе (Книга житий, 1700 г.,л. 410, 410 об.)).

Если Епифаний употребляет только композиты идолослужение, идолослужители(ср.: ВМЧ; Син. 993, л. 372г, 373г, 374б, 375а и др.), то Димитрий заменяет их эквивалентами идолопоклонение, идолопоклонницы (Книга житий, 1700 г.,л. 407, 408, 409 об.), при этом сохраняя в одном случае епифаниевских идолослужителей(Книга житий, 1700 г.,л. 408)[53]. Замечу, что в своей редакции Жития Димитрий применяет еще один композит с первым корнем идол-, не встречающийся у Епифания: идолобѣсие (Книга житий, 1700 г.,л. 407). В редакции Димитрия появляются общеупотребительные композиты-определения к слову уста, которые Епифаний не использовал: «богоглаголивыхъ устъ», «богодухновенная уста» (Книга житий, 1700 г.,л. 409, 410). Из других не привлекавшихся Епифанием, хотя и общеизвестных, церковнославянских композитов назовем: богомыслие, богопротивный (богопротивное учение), добронравие (Книга житий, 1700 г.,л. 407, 411). Как видим, даже применяя другие композиты, Димитрий не выходит за рамки традиционного книжного фонда.

Из общеупотребительной церковнославянской лексики, не встречающейся в Епифаниевской редакции Жития, отметим слова с собирательными суффиксами хврастие и стеблие. Что интересно, оба этих слова Димитрий использовал в сходных конструкциях, вводя дополнительный объект при описаниях и тем самым более наглядно и выпукло обрисовывая ситуацию и одновременно используя прием перечисления, характерный и для Епифания, ср.: «друзии же сожещи того хотяху, хврастие же и солому собираху на огнь»; «и исповѣдаше то, яко абие сгоритъ в огнѣ, аки сѣно и стеблие» (Книга житий, 1700 г.,л. 408, 412 об.). Этот же прием применен Димитрием и со словом платны (отсутствует в Епифаниевской редакции), которое дважды оказывается в сочетании со словом пелены: «еще же и платны изрядными сверха покрываху своя кумиры и пеленами обвиваху»; «Точию от платна и пеленъ идолскихъ отроку своему Матфею, родомъ пермянину, новопросвѣщенному, веляше, онучища да творитъ» (Книга житий, 1700 г.,л. 410, 410 об.).

Обращает на себя внимание использование Димитрием вместо епифаниевского глагола испепелити сочетаний со словом пепелъ: «сгаряющей в пепелъ кумирницѣ»; «в пепелъ обращаеми»; «сожигаше огнемъ в пепелъ» (Книга житий, 1700 г.,л. 408, 408 об., 410), ср. у Епифания: «огнем испепели а»; «пламенем испепеляше а» (ВМЧ; Син. 993, л. 382а, 383а).

Стремясь более четко выстроить логические связи, Димитрий по-своему передает реплику пермян, прибегая при объяснении к слову извѣтъ – «предлог, отговорка»[54]: «Аще ли бы дръзнулъ творити начало биениа, то давно быхом, растерзая, растергнули его и съ скоростию взят бы былъ от земля живот его и память его с шумом. Но понеже имат длъготрьпѣние, и не вѣмы, что имамъ сотворити ему» (ВМЧ; Син. 993, л. 380б–в) — «Аще же бы онъ дерзнулъ кого от насъ ударити, в той часъ растерзали быхомъ его и имѣли быхомъ извѣтъ, яко онъ найде на ны бранию. Но понеже онъ намъ, досады ему творящимъ, ничтоже гнѣвно противу глаголетъ, не укаряетъ, не досаждаетъ, но с кротостию вся терпитъ, убо не вѣмы, что имамы ему творити» (Книга житий, 1700 г.,л. 409–409 об.). В другом примере Димитрий перефразирует Епифания с применением не встречающегося у того слова обрѣкати – «обещать»[55]: «в насъ единъ человѣкъ или два идутъ на медведя, и борутся с нимъ, и убиваютъ его помощию боговъ нашихъ, имже за то обрѣкают кожу» (Книга житий, 1700 г.,л. 411–411 об.). У Епифания этого уточнения, связанного с языческими богами, нет, ср.: «у нас единъ человѣкъ или самдругъ исходит многажды на брань, еже братися с медвѣдем, и, бравъся, побѣдивъ, низложит его, яко и кожу его принесет» (ВМЧ; Син. 993, л. 386в–г).

Можно привести целый ряд новых для текста Жития эпитетов из общего церковнославянского фонда: укоризненные словесы, убийственные руки, непреодолѣнный воинъ, маститая старость (Книга житий, 1700 г.,л. 408, 411, 413 об.) и др., при этом Димитрий Ростовский использовал и эпитеты, характерные для литературы XVII столетия, ср.: «намѣренный путь» (л. 407 об.), «драгоцѣнныхъ вещей» (л. 410 об.) и др. Из других современных Димитрию слов обращают на себя внимание сочетания телѣсная сила, искуство борцево (л. 411 об.). В редакции Димитрия Ростовского появляется слово «государство» при обозначении Руси как своеобразный анахронизм, возникший во второй половине XVI столетия[56]: «Пермская же та земля издавна есть въ области Московского государства» (Книга житий, 1700 г., л. 407).

Наконец, в редакции Димитрия Ростовского, по сравнению с епифаниевским текстом, существенно возрастает количество глаголов с суффиксом -ова-/-у- (-ева-/-ю-): «усердствоваше благодѣтелствовати» (л. 408), «дарствуютъ», «купчествуютъ» (л. 411), «вослѣдствоваху», «милосердствовавше» (л. 411), «послѣдствовати» (л. 412), «наказовати», «созидовахуся» (л. 413), «упокоеваше», «препитоваше» (л. 413 об.), «сказую», «сказуя», «сказоваше» (л. 409, 409 об., 411 об., 412 об.); к этому же ряду относится и причастие в субстантивной функции «наготующия» (л. 413 об.). Эта черта, отмеченная и на материале других редакций Димитрия[57], характерна как для югозападнославянского извода церковнославянского языка, так и для староукраинского языка соответствующего периода[58]. Среди указанных глаголов есть ряд основ, образованных с формантом -ств-. Такая модель, как отмечают исследователи, была продуктивна в переводах других писателей второй половины XVII в. — Евфимия Чудовского и Епифания Славинецкого[59].

Возможно, к чертам югозападнославянского извода церковнославянского языка относятся и довольно широко встречающиеся в редакции Димитрия Ростовского качественные наречия на -ѣ[60]: «добрѣ» (л. 406 об., 407, 413 об.), «частѣ» (л. 409 об.), «кротцѣ», «незлобивнѣ», «прелюбезнѣ» (л. 410), «чудеснѣ» (л. 412), «радостнѣ» (л. 414)[61].

Проповедь Стефана проходила в отдаленном для Димитрия Ростовского регионе, с топонимикой и этнонимикой которого он, скорее всего, не был знаком либо не посчитал нужным ее учитывать, и это отразилось в соответствующей лексике. Здесь встречаются только этнохоронимы из епифаниевского текста: пермяне, пермские люди(и варианты-сочетания с тем же прилагательным: пермские мужи, пермский народ), а место проповеди обозначается, вслед за Епифанием, преимущественно как Пермская земля(14 раз), но встречается и другой епифаниевский вариант — Пермъ (2 раза; с твердым конечным согласным), а также появляется латинизм Пермия (5 раз)[62]. Других латинизмов редакция не содержит[63].

Таким образом, при редактировании епифаниевского текста Димитрий Ростовский обращается к церковнославянской лексике, привычной ему и современной, разбавляя лексику, взятую из редакции-источника и при этом не выходя за языковые рамки агиографического канона.

 

1.6.2. Черты югозападнорусского извода церковнославянского языка и диалектизмы в тексте Жития

«Книга житий святых», как и другие издания типографии Киево-Печерской лавры, отражали югозападнорусский извод церковнославянского языка, отличный от великорусского, или московского, извода[64]. Его нормы закрепляли некоторые особенности книжного произношения и допускали проникновение ряда югозападнорусских диалектизмов, или украинизмов (далее будет использоваться именно этот термин)[65]. Перечислим черты югозападнорусского извода, присутствующие в тексте Жития Стефана Пермского.

На фонетическом уровне можно отметить следующие особенности югозападнорусского извода и допустимые в нем диалектизмы[66]:

– мена букв ы/и, связанная со слиянием соответствующих гласных звуков в одном: «быстрына» (л. 407), «крычаще» (л. 408 об.), «насылства» (л. 410 об.), «рибы» (л. 411), «милостинѣ» (л. 413 об.);

– отвердение конечных мягких губных: «церковъ» (л. 408, 409, 413, 413 об.), «любовъ» (л. 407, 409 об.), «Пермъ» (л. 413, 413 об.), «есмъ» (л. 412 об.); «неудобъ» (л. 408), «особъ» (л. 412);

– отвердение конечных шипящих: «пустошъ» (л. 406 об.), «нощъ» (л. 407), «грядущъ» (л. 410), «помощъ» (л. 412), «немощъ» (л. 412 об.); «плачъ» (л. 414);

– отвердение согласного [r’], последовательно в конце слова и перед согласными: «тваръ» (л. 407 об., 408 об.), «внутръ» (л. 409), «пастыръ» (л. 413 об.), «монастыръ» (л. 414); «звѣрми», «борба» (л. 411 об.); в отдельных случаях перед гласными: «ноздрами» (л. 408 об.), «монастыру» (л. 407), «борутся» (л. 411), «Псалтиры» (л. 410 об.), «звѣры» (л. 411, 411 об.);

– отвердение согласного [s’]: «весъ» (л. 406 об., 413, 413 об.), возможно, также: «писмена» (л. 407 об.), «весма» (л. 413);

– возможно, проявлением мены в/у (в связи переходом [v] в [u] неслоговое) является предлог в в следующих конструкциях: «яко в насъ единъ человѣкъ или два идутъ на медведя… в васъ на едного медведя исходятъ мнози» (л. 411–411 об.), ср. в Епифаниевской редакции Жития: «яко у нас единъ человѣкъ или самдругъ исходит многажды на брань, еже братися с медвѣдем… у вас же на медвѣдя на единого мнози исходят» (ВМЧ; Син. 993, л. 386в–г).

Наиболее последовательно реализовано отвердение согласных в позиции конца слова. Остальные диалектизмы представлены единичными примерами. Ср., например, верное написание букв ы/и, иногда в тех же позициях: «рыбы» (л. 411 об.), «рысѣ» (л. 410, 411), «покрывающая» (л. 408), «звѣринную» (л. 408 об.) и под.

Среди морфологических особенностей встречаются:

– суффикс -ѣ- во всех формах повелительного наклонения глагола (в том числе в тех основах, где в праславянском было -и-): «приступѣте», «просвѣтѣтеся» (л. 408 об.), «молѣм» (л. 410), «возмѣте» (л. 412), «простѣте», «молѣте» (л. 412 об.);

– флексия -ыи в формах именительного падежа множественного числа мужского рода прилагательных: «невѣрныи» (л. 409), «новопросвѣщенныи» (л. 409 об., 410), «враждебныи» (л. 411 об.), «прозорливыи» (л. 412) и т. п.;

– флексия -ѣ в формах родительного падежа единственного числа существительных женского рода с основами на -*: «Достигъ же тоя землѣ» (л. 407 об.), «единоя землѣ» (л. 410 об.), «от нашея ловлѣ» (л. 411), «от землѣ» (л. 411 об.);

– флексия -ѣ в формах местного падежа единственного числа существительных женского рода с основами на -*jа, мягкий согласный и -*u: «о землѣ», «в той землѣ», «в сѣнѣ смертнѣй» (л. 407); «во всякой скорбѣ» (л. 412); «въ любвѣ» (л. 413 об.), «въ церквѣ» (л. 406 об., 414);

– флексия -ѣ в формах винительного падежа множественного числа существительных мужского и женского рода с основами на мягкий согласный и -*: «соболѣ», «рысѣ» (л. 410, 411), «милостинѣ» (л. 413 об.);

– флексия -ѣ в форме родительного падежа единственного числа существительного женского рода с основой на -*а: «от средѣ» (л. 413);

– флексия -у в форме местного падежа единственного числа существительного мужского рода: «в монастыру» (л. 407).

Регулярной из перечисленных черт является только первая, остальные реализуются лишь частично. Например, на четыре формы с флексией -ѣ родительного падежа единственного числа существительных женского рода с основами на -*приходится три формы от тех же основ с традиционной флексией -и; на семь форм местного падежа единственного числа существительных женского рода с основами на -*и согласный с флексией -ѣ приходится пять форм с флексией -и (преимущественно от тех же основ: «земли», «церкви»). Последние три позиции перечня представлены единичными случаями. Вероятно, за некоторыми из этих особенностей могло стоять югозападнорусское книжное произношение (произнесение ѣ как [i], ы как [i]), но какие-то из них объясняются и диалектными морфологическими процессами[67].

К синтаксическим украинизмам относится неоднократно встречающееся в тексте Жития Стефана Пермского несвойственное русскому языку управление некоторых глаголов родительным падежом, ср.: «и навыче Божественнаго Писания» (л. 406 об.); «и обятся безмѣрнымъ желанием, еже, подражающи апостолов святых, ити в Пермскую землю» (л. 407); «Первѣе убо научився добрѣ пермскаго языка» (л. 407); «научися и греческаго языка, чтения же и разумения книгъ греческихъ» (л. 407 об.); «и учити христианския вѣры» (л. 407 об.); «да совершенно научитъ насъ вѣры своея» (л. 410); «учаше ихъ азбуки пермския, и слоговъ, и Часослова, и Псалтиры, и прочиихъ книгъ, на пермский языкъ от него преведенных» (л. 410 об.); «да не учитъ болѣе учения своего прелестнаго» (л. 413)[68]. Еще один синтаксический украинизм новой редакции Жития Стефана Пермского — использование местного падежа вместо дательного в конструкциях с предлогом по: «Новопросвѣщенныи же людие сокрушаху бывшия в нихъ идолы, иже по домѣхъ, и по стогнахъ, и по путех, и по лѣсахъ, и по дубравахъ» (л. 410); «Сокрушивши же много идоловъ по различныхъ мѣстехъ» (л. 410 об.)[69].

В лексике украинизмы если и представлены, то только на уровне отдельных словообразовательных моделей, свойственных югозападнорусскому изводу церковнославянского языка. Это отмеченные выше глаголы с суффиксами -ова - и -ствова- (см. п. 1.6.1); причастные формы «сгаряющей», «догаряющу» (л. 408), «согаряеми» (л. 408 об.) от глагольных основ на -я- (сгаряти, догаряти), ср. в современном украинском: догоряти, згоряти(при сохранении догорати, згорати)[70]; возможно, наречия на -ѣ. Очевидно, что на лексическом уровне Димитрий Ростовский четко отделял церковнославянский язык от живого при создании агиографических сочинений.

Черновик (рукописный оригинал) редакции не сохранился, поэтому нам неизвестно, принадлежат ли все приведенные черты югозападнорусского извода церковнославянского языка и собственно диалектизмы перу Димитрия Ростовского, или какие-то из них связаны с нормативными установками типографии Киево-Печерской лавры. Единичные украинизмы скорее следует рассматривать как исключения, свидетельствующие об отсутствии жесткого правила в отношении включения таких чтений в печатный церковнославянский текст. Однако эти предположения нуждаются в проверке на более широком материале.

В последующей печатной и рукописной традициях «Книги житий святых» отмеченные языковые особенности привлекали внимание и частично или полностью заменялись в тексте Жития.

 

2. Печатная и рукописная традиции редакции

2.1. Правка текста во втором издании

Второе издание «Книги житий святых» было напечатано в Киеве в 1711–1718 гг. Если первая книга этого издания представляет собой текст, исправленный и дополненный самим Димитрием Ростовским (работу над ней он начал по предложению архимандрита Киево-Печерской лавры Иоасафа Кроковского вскоре после выхода в 1705 г. четвертого тома «Книги житий святых»), то вторая и третья книги (вышли соответственно в 1714 и 1716 гг.), как отмечает А. А. Круминг, — это «простая перепечатка» первого издания, где даже сохранена разбивка текста на страницы (четвертая книга так и не вышла, ее тираж полностью сгорел во время пожара в Киево-Печерской лавре в 1718 г.)[71]. По словам исследователя, второй и третий тома второго издания, в отличие от первого, содержат алфавитные именные указатели и небольшие изменения в прелиминариях[72]. Однако утверждение, что это «простая перепечатка», неточно: несмотря на сохранение постраничного расположения текста, он перенабирался заново и подвергся правке на всех языковых уровнях. Полный анализ правки во втором издании «Книги житий святых» может быть темой отдельной работы, здесь мы лишь кратко рассмотрим ее на материале исследуемого Жития, приведя некоторые примеры.

При повторном наборе текста существенные изменения были внесены в его графико-орфографический облик. Так, много внимания уделено дублетной паре букв о/ω: встречается как правка о на ω («его» > «егω» (притяжательное местоимение, родительный падеж), «таковаго» > «таковагω» (родительный падеж) (л. 407)[73], «вѣроваху» > «вѣрωваху» (л. 408), «глаголюще» > «глагωлюще» (л. 409) и др.), так и обратная («бω» > «бо» (л. 406 об.), «рωда» > «рода» (л. 407 об.), «егω» > «его» (личное местоимение, винительный падеж) (л. 408) и др.). По-видимому, здесь наблюдается тенденция к более последовательному применению принципа антистиха, чем это было сделано в первом издании (подобная правка касается и других дублетных букв). В отдельных корнях начальная буква и правится на ı, ср.: «Игумена» > «Iгумена» (л. 407), «Идолопоклωнници» > «Iдолопоклωнницы» (л. 408), «идωлы» > «ıдωлы» (л. 410) и др. Конечный ъ может заменяться на паерок и наоборот («родом’» > «родомъ» (л. 406 об.), «прозыванïемъ» > «прозыванïем’» (л. 407) и др.). К орфографической правке относится мена е/ѣ: «повеленïемъ» > «повелѣнïем’» (л. 407), «терпенïе» > «терпѣнïе» (л. 409 об.), «идеже» > «идѣже» (л. 413 об.) и т. п. Довольно регулярно предлоги въ, къ, съ и соответствующие приставки превращаются в во, ко, со, но в отдельных случаях наблюдается и обратная правка, ср.: «ко познанïю» > «къ познанïю» (л. 409 об.).

Во втором издании последовательно убиралась такая особенность югозападнорусского извода церковнославянского языка, как твердость конечных согласных (губных, шипящих, [r], [s]): в первом издании соответствующие слова с ними оканчивались на букву ъ, во втором — на букву ь, ср.: «нощъ» > «нощь» (л. 407), «любовъ» > «любовь» (л. 409 об.), «есмъ» > «есмь» (л. 412 об.), «весъ» > «весь» (л. 413 об.), «монастыръ» > «монастырь» (л. 414), «тваръ» > «тварь» (л. 407 об., 408 об.) и др. (исключение: «пустошъ» (л. 406 об.)). В то же время в других позициях отвердение согласной [r] сохраняется: «ноздрами» (л. 408 об.), «борутся» (л. 411), «звѣры» (л. 411, 411 об.) и т. п., и даже можно отметить, наоборот, появление югозападнорусского варианта с твердой [r]: «звѣря» > «звѣра» (л. 411 об.). Мена букв и/ы правится лишь изредка: «насылства» > «насилства» (л. 410 об.), «рибы» > «рыбы» (л. 411); остальные случаи, отмеченные в первом издании, сохраняются и во втором. Без правки остались в издании 1716 г. и причастия: «сгаряющей» (л. 408), «догаряющу» (л. 408), «согаряеми» (л. 408 об.).

Некоторой правке в издании 1716 г. подверглась и пунктуация.

Встречаются морфологические правки, реализующие две тенденции: соответствие московскому изводу церковнославянского языка и приближение текста к книжной норме. В некоторых формах существительных женского рода флексия правится на , ср.: «в той землѣ» > «в той земли» (л. 407), «единоя землѣ» > «единоя земли» (л. 410 об.) и др. Югозападнорусская флексия в форме родительного падежа единственного числа существительного мужского рода заменяется на традиционную церковнославянскую для основ на мягкий согласный: «в монастыру» > «в монастыри» (л. 407). Просматривается тенденция (полностью не реализованная) к замене в формах повелительного наклонения глагола югозападнорусского суффикса -ѣ- на традиционный церковнославянский и русский -и-, ср.: «просвѣтѣтеся» > «просвѣтитеся» (л. 408 об.), «молѣм» > «молимъ» (л. 410) и др. Формы именительного падежа множественного числа прилагательных и местоимений мужского рода с флексией -ыи получают исконную церковнославянскую флексию -ии(в издании: -ïи), ср.: «помраченныи людие» > «помраченнии людие» (л. 408) и др., однако эта правка не проведена полностью. В трех случаях л-формы правятся на формы аориста, как более книжные и соответствующие другим аористам в контекстах: «не посла бо мя Христосъ бити, но благовѣстити, и не повелѣлъ ми мучити, но учити съ кротостию и увѣщати с тихостию» (л. 413) — «не повелѣ» в издании 1716 г. (остальные примеры см. примеч. 351, 367 Приложения). В одном случае исправляется множественное число аориста на единственное для соблюдения формального согласования с подлежащим во фразе: «И абие народъ той сверѣпый, измѣнивши свою звѣринную ярость, в кротость овчую преложишася» (л. 408 об.) — «преложися» в издании 1716 г.

Синтаксис правится незначительно, причем синтаксические украинизмы остались не исправлены. Можно отметить лишь несколько случаев правки конструкций (с меной порядка слов, изменением управления, заменой деепричастия на аорист, см. публикацию). Особо следует отметить более существенную правку, где конструкция была изменена путем замены нескольких глагольных форм. Получившаяся фраза представляется менее удачной, чем исходная: «Святый же, ничтоже имъ вопреки глаголя, воздѣ руцѣ свои на молитву, умрѣти готовяся и съ слезами къ Богу возывая» > «Святый же, ничтоже имъ вопреки глаголя, воздѣвъ руцѣ свои на молитву, умрѣти готовяшеся и съ слезами ко Богу возываше» (л. 408 об.). После правки рядом оказались два деепричастия, в то время как изначально деепричастные конструкции окружали личную форму глагола.

Лексическая правка во втором издании только одна: слово «тивуны» (= тиуны, должностное лицо, назначаемое верховным правителем (царем, князем) или его наместником для решения административных и судебных дел[74]; л. 410 об.) было заменено на латинизм «тривуны» (представитель судебной власти[75]), по-видимому, более понятный для справщика.

Как видим, при подготовке второго издания в типографии Киево-Печерской лавры текст Жития Стефана Пермского правился на графико-орфографическом уровне, убирались некоторые черты югозападнорусского извода церковнославянского языка и в отдельных случаях были внесены элементы редактуры, в основном незначительно меняющие синтаксис исходного текста. Несмотря на малый объем последних, они могут быть маркером при определении издания-антиграфа рукописных списков Жития Стефана Пермского в редакции Димитрия Ростовского.

 

2.2. Правка текста в третьем издании

С идеей нового издания «Книги житий святых» в начале 40-х гг. XVIII в. обратился в Синод архимандрит Киево-Печерской лавры Тимофей (Щербатский). 10 июля 1741 г. Синод в ответ на его прошение дозволил напечатать в типографии лавры новое издание Четьих Миней с исправлениями. Однако первоначально редакторская работа шла очень медленно, и лишь спустя почти 15 лет дело сдвинулось с мертвой точки. В 1755 г. Тимофей, на тот момент уже митрополит Киевский, попросил освободить его от работы по исправлению Четьих Миней. Синод, удовлетворив его просьбу, назначил двух других редакторов — Иоасафа Миткевича, ректора Новгородской семинарии, и Никодима Пученкова, ректора Петербургской семинарии, которые к октябрю 1756 г. закончили пересмотр текстов всех четырех томов[76]. Подготовка текста к печати справщиками и печатание, как свидетельствуют пометы на корректурных экземплярах, проводились в 1756–1758 гг. (в пометах встречаются подписи справщиков Григория Кондакова и Федора Поморцева)[77]. Новое переработанное издание «Книги житий святых» вышло в Московской Синодальной типографии в 1759 г. Как отмечает А. А. Круминг, последний этап работы над ним примерно совпадает по времени с канонизацией свт. Димитрия Ростовского (22 апреля 1757 г.)[78].

В основу первого–третьего томов издания 1759 г. «Книги житий святых» было положено второе их издание 1711–1716 гг., четвертый том был основан на первом издании 1705 г.[79] По наблюдениям А. А. Круминга, в содержательном плане редактирование нового издания свелось к замене и добавлению нескольких статей, а также к некоторому числу цензурных правок и купюр, касавшихся мест, которые казались редакторам «слишком сурово аскетическими, или натуралистическими, или фантастическими»[80]. При этом в текст была внесена языковая правка, заменившая устаревшую лексику и конструкции современными и убравшая украинизмы[81].

Никаких содержательных правок в Житии Стефана Пермского в издании 1759 г. нет, однако текст подвергся языковой правке, преимущественно связанной с поновлением языка. Так, некоторые лексемы, очевидно, как устаревшие (из лексики Епифания) или малоупотребимые (принадлежат Димитрию), были заменены на современные синонимы: существительные «извѣтъ» на «извинение», «напаствования» на «напасти», «молбы» на «молитвы» (3 раза); прилагательное «столнаго» на «столичнаго», причастие (в субстантивной функции) «наготующия» на прилагательное «нагия»; глаголы «сварится» на «противоречетъ», «дѣяти» на «творити», «дѣются» на «делаются», «вослѣдствоваху» на «послѣдоваху», «послѣдствовати» на «послѣдовати», «обрѣкают» на «обѣщаютъ», «доспѣ» на «достиже»; наречия «выну» на «всегда» (4 раза), «ту» на «тамо», «весма» на «вконецъ», качественные наречия на -ѣ на соответствующие наречия на -о: «частѣ» на «часто», «кротцѣ» на «кротко», «незлобивнѣ» на «незлобиво», «прелюбезнѣ» на «прелюбезно», «чудеснѣ» на «чудесно», «радостнѣ» на «радостно», и др.

Сохраненное Димитрием Ростовским епифаниевское обозначение национальности Стефана — русинъ, — дважды встречающееся в тексте, в издании 1759 г. заменено на россиянинъ, а Русь соответственно – на Россию(2 примера) и руский на российский (4 примера). Отмечу, что в печатном Прологе такая правка была сделана уже в третьем издании 1659–1660 гг., где слово Русь заменили на Россия, русский — на росский(слово русинъ в редакции Пролога отсутствует); в четвертом издании Пролога 1661–1662 гг. прилагательное росский превратилось в российский и сохранялось в последующих изданиях, в том числе и в издании 1685 г.[82], которым пользовался Димитрий Ростовский. Однако писатель при использовании рассмотренных слов не ориентировался на текст печатного Пролога, и потому традиция употребления слов Россия и российский, связанная с Московской Синодальной типографией, реализовалась в «Книге житий святых» лишь в середине XVIII в.

Последовательной правке в издании 1759 г. подверглись и фонетический, и графико-орфографический, и морфологический, и синтаксический уровни, так как перед справщиками ставилась задача произвести исправление текста «по великороссійской грамматикѣ, — по свойству славянскаго діалекта, перемѣняя порядокъ реченій и окончанія»[83]. Такой перевод с югозападнославянского извода церковнославянского языка на великорусский извод в целом характерен для XVIII столетия[84].

Были ликвидированы все фонетические черты югозападнорусского извода церковнославянского языка и соответствующие диалектизмы (мена ы/и, твердость [r] и др.). Местоименные формы «нь», «я»/«ня», «ю»/«ню» и т. п. заменялись или на соответствующие формы личного местоимения 3-го лица («него», «ихъ»/«нихъ»), или на формы других местоимений («тую», «оную»). Энклитические варианты форм личных местоимений «ми», «ны» как устаревшие, как правило, заменялись акцентно самостоятельными: «мнѣ», «насъ» (при этом форма винительного падежа «тя» сохранялась).

В издании 1759 г. унифицируются флексии существительных и прилагательных. Например, если во втором издании 1716 г. флексия -ѣ в формах местного падежа единственного числа существительных женского рода с основой на -*ja и мягкий согласный (вроде «о землѣ», «в сѣнѣ» (л. 407) и т. п.) правится на -и лишь в отдельных случаях, то в издании 1759 г. такая правка проведена последовательно (заменена и единственная флексия -ѣ в форме родительного падежа существительного женского рода с основой на -*a: «от средѣ» (л. 413) > «от среды» (л. 288))[85]. Формы именительного падежа множественного числа мужского рода прилагательных на -ыи, оставшиеся неисправленными в издании 1716 г., в издании 1759 г. практически все получили флексию -ии. Унифицирующая правка отмечена и в других формах. В целом можно отметить тенденцию к замене кратких форм прилагательных на полные в атрибутивной функции, которая проявляется и в формах превосходной степени прилагательных, ср.: «Кто достойнѣйшъ и доволнѣйшъ есть быти епископъ земли Пермстей» (л. 413) > «Кто достойнѣйший и доволнѣйший есть быти епископъ земли Пермстѣй» (л. 288). При этом обнаруживается тенденция к унификации суффикса превосходной степени — -ш- на -ѣйш-: «со всѣми нарочитшими пермскими мужи» (л. 409) > «нарочитѣйшими» (л. 285).

Из регулярных морфологических замен, связанных с поновлением языка в глагольных формах, в издании 1759 г. можно отметить ликвидацию спрягаемых форм вспомогательного глагола быти в составе форм сослагательного наклонения («да бысте убѣжали суда и огня вѣчнаго»; «аще же бы онъ дерзнулъ кого от насъ ударити, в той часъ растерзали быхомъ его, и имѣли быхомъ извѣтъ» (Книга житий, 1716 г., л. 408 об., 409)) — в издании 1759 г. они заменены частицей бы. Также последовательно заменяется суффикс в формах действительных причастий прошедшего времени от основ инфинитива на суффиксальный -и-: если Димитрий Ростовский использует такие формы преимущественно с традиционно маркированно книжным суффиксом -(ь)ш- («преставлшуся» (л. 407), «прилучшуся» (л. 408), «уготовлшаго» (л. 410), «сотворшаяся» (л. 413)), то в издании 1759 г. они уже имеют суффикс -ивш- («преставившуся» (л. 283 об.), «прилучившуся» (л. 284 об.), «уготовившаго» (л. 285 об.), «сотворившаяся» (л. 288)); без замены осталась только форма «сотворшаго» в устойчивом выражении «сотворшаго небо и землю» (о Боге). Кроме того, достаточно последовательно убирается формант -тъ у форм 3-го листа единственного числа аориста с основой на -я-: формы «начатъ» (л. 407 об., 410 об.), «взятъ» (л. 407 об.), «прият» (л. 409 об.), «под[ъ]ят» (л. 413) правятся в издании 1759 г. соответственно на «нача» (л. 284, 286, 286 об.), «взя» (л. 284), «прия» (л. 285 об.), «под[ъ]я» (л. 288). Интересен также другой пример унификации церковнославянского языка середины XVIII в. — в формах 3-го лица перфекта связка опускается: «просвѣтилъ есть» (л. 413) > «просвѣтилъ» (л. 288); «покорилъ есть» (л. 411 об.) > «покорилъ» (л. 287); «судилъ ест» (л. 412 об.) > «судилъ» (л. 287 об.).

Наконец, нельзя не упомянуть исправление в издании 1759 г. форм двойственного числа, достаточно часто встречающего в тексте Димитрия Ростовского, на множественное, ср.: в издании 1716 г. «Обращся же к Кудеснику, рече: “Пойдева вкупѣ, емшеся за руцѣ, якоже обѣщахова”» (л. 412 об.) — в издании 1759 г. «Обращся же къ Кудеснику, рече: “Пойдемъ вкупѣ, емшеся за руцѣ, якоже обѣщахомся”» (л. 287 об.); в издании 1716 г. «на двою мѣсту» (л. 412 об.) — в издании 1759 г. «на двоихъ мѣстахъ» (л. 287 об.). Впрочем, в формах существительных правка непоследовательная, а в формах числительных появляются другие, более понятные современникам церковнославянские варианты форм двойственного числа, ср. в издании 1716 г. «до двою сту человѣковъ» (л. 411 об.) — в издании 1759 г. «до дву сотъ человѣкъ» (л. 287).

Синтаксических правок в Житии Стефана Пермского в третьем издании «Книги житий святых» не слишком много. К регулярным исправлениям относится замена украинизмов — управления глаголов родительным падежом на свойственное русскому языку в таких сочетаниях управление дательным падежом, а также местного падежа с предлогом по — на дательный, ср.:

 

Книга житий, 1716 г.

Книга житий, 1759 г.

…и навыче Божественнаго Писания… (л. 406 об.)

…и навыче Божественному Писанию… (л. 283 об.)

…и об[ъ]ятся безмѣрнымъ желанием, еже, подражающи апостолов святых, ити в Пермскую землю… (л. 407)

…и об[ъ]ятся безмѣрнымъ желаниемъ, еже, подражающи апостоломъ святымъ, ити въ Пермскую землю… (л. 284)

Первѣе убо научився добрѣ пермскаго языка… (л. 407)

первѣе убо научився добрѣ пермскому языку (л. 284)

…научися и греческаго языка, чтения же и разумѣния книгъ греческихъ (л. 407 об.)

научися и греческому языку, чтению же и разумению книгъ греческихъ (л. 284)

…и учити христианския вѣры… (л. 407 об.)

…и учити христианской вѣрѣ… (л. 284)

…да совершенно научитъ насъ вѣры своея… (л. 410)

…да совершенно научитъ насъ вѣрѣ своей… (л. 285 об.)

…учаше ихъ азбуки пермския, и слоговъ, и Часослова, и Псалтиры, и прочиихъ книгъ, на пермский языкъ от него преведенных… (л. 410 об.)

…учаше ихъ азбукѣ пермской, и слогомъ, и Часослову, и Псалтирѣ, и прочыхъ книгамъ, на пермский языкъ от него преведеннымъ… (л. 286)

Новопросвѣщенныи же людие сокрушаху бывшия в нихъ идолы, иже по домѣхъ, и по стогнахъ, и по путех, и по лѣсахъ, и по дубравахъ… (л. 410)

Новопросвѣщеннии же людие сокрушаху бывшыя въ нихъ идолы, иже по домамъ, и по стогнамъ, и по путемъ, и по лѣсамъ, и по дубравамъ… (л. 286)

Сокрушивши же много идоловъ по различныхъ мѣстехъ… (л. 410 об.)

Сокрушивши же много идоловъ по различнымъ мѣстамъ… (л. 286)

 

В отдельных случаях изменение синтаксической конструкции связано с лексическим или морфологическим поновлением. Исправлению подвергаются епифаниевские выражения, сохраненные (или преобразованные) Димитрием Ростовским, но в середине XVIII в. воспринимавшиеся уже как архаизмы, ср.:

 

Епифаниевская редакция
ВМЧ (Син. 993)

Книга житий, 1716 г.

Книга житий, 1759 г.

…к дѣтем играющим не приставаше, иже в пустошь текущим, и всуе тружающимся, и тщетная гонящим не внимаше… (л. 371б)

…ко отрокомъ бо играющимъ не приставаше, ни общашеся в пустошъ текущимъ и тщетная гонящимъ… (л. 406 об.)

…ко отрокомъ бо играющымъ не приставаше, ни общашеся с текущими в суету и тщетная гонящими… (л. 283 об.)

…и книгам всяким вычению вдася[86]… (л. 371б)

…и книгамъ весь вдався… (л. 406 об.)

…и книгамъ всего себе вдавъ… (л. 283 об.)

…но благовѣстую вам слово Божие и велю вам, глаголя: “Отступите от сих суетных идольских жрътвъ, оставите прелесть кумирьскую…” (л. 379г)

Разумѣйте заблуждение ваше и прелесть и останѣтеся тоя пагубныя суеты… (л. 408 об.)

Разумѣйте заблуждение ваше и прелесть и оставите тую пагубную суету… (л. 285)

Онъ же, помѣтая себе, биаше челом… (л. 388г)

Онъ же, помѣтаяся, бияше челом… (л. 412 об.)

Онъ же, кланяяся до земли, просяше… (л. 287 об.)

И умножьшимся учеником… всячески требует земля та епископа… в нихъже мѣстех ключается требѣ быти епископу… (л. 390г–391а)

Умножившейся же Церквѣ Христовой в земли Пермстей, требѣ бяше епископа странѣ той… (л. 413)

Умножившейся же Церкви Христовой в земли Пермстѣй, потребенъ бысть епископъ странѣ той… (л. 288)

 

Некоторая правка коснулась и комментариев. Редакторы издания 1759 г. проверяли все ссылки на Священное Писание по Елизаветинской Библии и добавляли номер цитируемого стиха. В ходе этой работы была исправлена неверная ссылка первого и второго изданий на цитату из Книги пророка Исаии («И исполняшеся слово писанное: “Иже аще совѣтъ совѣщаете, разоритъ его Господь” (Исаия 7)» (Книга житий, 1716 г., л. 409 об.)) — на поле рядом с цитатой дана правильная ссылка: «глава 8, стих 10». В этой цитате редакторы сочли необходимым отметить расхождение с текстом Библии, где нет слова «его»[87], — это слово помещено в издании Жития 1759 г. в скобки. Правка в соответствии с текстом Елизаветинской Библии отмечена и в других отождествленных цитатах: «Се врази возшумѣша, и ненавидящии Тебе воздвигоша главу (Псалом 82)» (Книга житий, 1716 г., л. 412) — «Се врази Твои возшумѣша, и ненавидящии Тя воздвигоша главу (Псалом 82, стих 3)» (Книга житий, 1759 г., л. 287 об.), ср. в Елизаветинской Библии: «Яко се врази Твои возшумѣша, и ненавидящии Тя воздвигоша главу»[88]. В другом стихе из Псалтири слово печаль первого и второго изданий «Книги житий святых» было заменено в третьем издании словом скорбь, ср.: «Владыко Всемилостивый и Всемогий, даждъ намъ помощь от печали (Псалом 59)» (Книга житий, 1716 г., л. 412) — «Владыко Всемилостивый и Всемогий, даждь намъ помощь от скорби (Псалом 59, стих 13)» (Книга житий, 1759 г., л. 287 об.). Эта правка также соответствует тексту Елизаветинской Библии, ср.: «Даждь намъ помощь от скорби»[89]. Другие примеры см. ниже, в публикации.

Анализ правки в сохранившемся корректурном экземпляре издания 1759 г.[90], выполненной киноварью, и в самом издании показывает, что она проводилась в два этапа и в ходе набора вносилась дополнительная правка: некоторые изменения киноварью не отмечены. Если в корректурном экземпляре в слове «словенска» (л. 406 об.) исправлена только буква о на букву а в корне[91], то в издании 1759 г. читается полная форма прилагательного: «славенскаго» (л. 283 об.). В корректурном экземпляре нет исправления слова «конархати» (л. 406 об.), однако в издании 1759 г. находим «канонархати» (л. 283 об.). И таких примеров немало. Две правки были сделаны также в уже напечатанном тексте[92]. Изменение конструкции «разжеся в любовь Божию, никогдаже отпадающую» (л. 407) потребовало замены флексий: «разжеся любовию Божиею, никогдаже отпадающею» (л. 283 об.), при этом в форме причастия окончание осталось неисправленным при наборе и так и было напечатано: «отпадающую», однако на это обратили внимание и исправили у на е. Подобная правка сделана еще в одной фразе: «Егда на рѣцѣ прорубаша ледъ на двою мѣсту, вверху воды единъ прорубъ, а внизу другий, еже обѣма в верхний прорубъ, емшеся за руки, внийти» (л. 412 об.) — слово «прорубаша» напечатано без правки, и лишь в печатном тексте первая буква а была исправлена на букву и(л. 287 об.).

Как выяснилось, справщики привлекали при работе над изданием 1759 г. печатный Пролог — по нему предполагалось дать две текстуальные правки. Планировалось исправить национальность Стефана на страну происхождения: Димитрий Ростовский, вслед за Епифанием, сообщает, что Стефан «родом бѣ русинъ» (Книга житий, 1700 г., л. 406 об.); в корректурном экземпляре слово «русинъ» зачеркнуто и над ним приписано зачеркнутое сочетание: «Великия России» (это чтение появилось из писцовой ошибки и стало особенностью инципита редакции Жития Стефана Пермского в печатном Прологе[93]). Кроме того, редакторы обратили внимание на отсутствие имени волхва у Димитрия Ростовского (который называл его Кудесником) и на поле, при первом упоминании этого персонажа, сделали приписку: «Пансотникъ» (л. 410 об.), которая также была зачеркнута (как уже упоминалось, в печатном Прологе имя волхва указано, см. примеч. 47). Таким образом, несмотря на обращение к печатному Прологу, редакторы все же не посчитали возможным править по нему текст Жития. В итоге в издании «Книги житий святых» 1759 г. обе эти правки так и не появились.

Исправленный вариант Жития Стефана Пермского в редакции Димитрия Ростовского, впервые изданный в 1759 г., неоднократно переиздавался в составе «Книги житий святых» на протяжении XVIII — начала XX вв. А. А. Круминг указывает шесть изданий «Книги житий святых» XVIII в. и 16 изданий XIX в., вышедших в Москве, а также одно издание XVIII в. и шесть изданий XIX — начала XX в., вышедших в Киеве[94]. Последнее издание «Книги житий святых» на церковнославянском языке увидело свет в 1914–1915 гг. и предназначалось для единоверцев, оно было сделано на основе первого издания[95].

В литературе сообщается, что в переиздания «Книги житий святых» включались дополнительные статьи, но переиздаваемые тексты не подвергались изменениям[96], однако это утверждение нуждается в уточнении. Как показали наблюдения, в следующем издании 1762 г. текстуальных правок в Житии Стефана Пермского действительно нет. Но вот в переиздании 1764 г. там появился дополнительный комментарий — к словам «бѣ бо обычай пермяномъ невѣрнымъ таковъ, еже приносити идоломъ своимъ соболи, куницы, горностаи, ласицы, бобры, лисицы, медвѣдни, рыси и иная тѣмъ подобная от ловитвъ своихъ» на поле сделано пояснение: «жертва пермянская какова бѣ» (Книга житий, 1764 г., л. 286). Этот комментарий воспроизводился в последующих изданиях (см., например, в изданиях 1767, 1789 гг. и др.).

Как выяснил А. А. Круминг, на современный русский язык Четьи Минеи перевел в 1881–1896 гг. с издания 1875 г. в Петербурге некий Н. Н. Решетников, однако перевод остался только в рукописи и напечатан не был[97]. В 1902–1916 гг. вышло новое издание: «Жития святых на русском языке, изложенные по руководству Четий-Миней св. Димитрия Ростовского», которое представляет собой переработку текста Четьих Миней уже на современном русском языке с историческими и источниковедческими комментариями — научной редакцией текстов ведал В. О. Ключевский. Этот минейный корпус также получил широкое распространение: он переиздавался за рубежом и неоднократно, начиная с 90-х гг. XX в., — в России. И перевод, и редакция Жития Стефана Пермского на современном русском языке требуют отдельного исследования.

 

2.3. Рукописная традиция редакции

Помимо обширной печатной традиции в составе «Книги житий святых» редакция Жития Стефана Пермского, созданная Димитрием Ростовским, имеет и рукописную традицию. Отдельные части «Книги житий святых» или входящие в нее произведения переписывались, так как спрос на издания превышал предложение. Исследователи указывают некоторые рукописные сборники, включающие редакции Димитрия Ростовского[98]. Нам известны три списка Жития Стефана Пермского из «Книги житий святых».

Один из них находится в составе сборника, датируемого по филиграням 30–40-ми гг. XVIII в., РНБ, собрание М. П. Погодина, № 854 (Пог. 854)[99]. Рукопись южнорусского происхождения, содержит тексты, дословно выписанные из мартовской, апрельской, майской, сентябрьской, декабрьской и январской частей первого издания «Книги житий святых»; Житие Стефана Пермского занимает л. 160–166[100] (первое издание как антиграф четко определяется по отсутствию особых чтений второго издания 1716 г.). Особенность этого списка — указание на полях пагинации издания-антиграфа и сохранение всех его примечаний. В тексте лишь небольшое число писцовых ошибок, ср. некоторые:

 

Книга житий, 1716 г.

Пог. 854

…изобрѣте писмена незнаемая… (л. 407 об.)

…изъобрѣте писма незнаемая… (л. 161)

Тщашеся же волхвъ погубити преподобнаго волшебствы своими, призываше на нь бѣсовъ и творяше чары, но ничтоже успѣ… (л. 411)

Тщашеся же волхвъ погубити преподобнаго волшебствы своими, призываше на нь бѣсовъ, но ничтоже успѣ… (л. 163 об.)

Обрѣтошася же мнози въ вѣрѣ христианстей, иже лютыхъ звѣрей укротиша именемъ Христовымъ, лвомъ уста заградиша, медведи и парды словомъ связаша, на аспида и василиска наступиша, лва и змия попраша (л. 411 об.)

Обрѣтошася же мнози в вѣрѣ христианстѣй, иже лютых звѣрей укротиша, медвѣди и парды словом связаша, на аспида и василиска наступиша, лва и змия попраша (л. 164)

 

В то же время, несмотря на южнорусское происхождение, о котором свидетельствуют и почерк, и записи, писец убирал наиболее яркие черты югозападнорусского извода и диалектизмы издания. Эта правка затронула графико-орфографический, фонетический и морфологический уровни. Довольно последовательно исправлялись отвердение согласных в разных позициях: «въ церковъ» (л. 408) > «въ церковь» (л. 161 об.)[101]; «тваръ» (л. 408 об.) > «тварь» (л. 162); «ноздрами» (л. 408 об.) > «ноздрями» (л. 162); и под.; мена букв ы/и: «рибы» (л. 411) > «рыбы» (л. 163 об.); и под.; лексические варианты с украинской огласовкой: «согаряеми» (л. 408 об.) > «съгараеми» (л. 162); и под. Заменялась буква ѣ во флексиях повелительного наклонения, ср.: «приступѣтѣ и просвѣтѣтеся» (л. 408 об.) > «приступитѣ и просвѣтитеся» (л. 162); и т. п. В соответствии с московской книжной нормой в большинстве случаев исправлены в формах именительного падежа множественного числа мужского рода флексии -ыи на -ии, ср.: «собравшеся бо множество пермскаго народа, старыи и младыи, велиции и малыи» (л. 409 об.) > «собравшеся бо множество пермскаго народа, старии и младии, велиции и малии» (л. 162 об.); и т. п. Все это может свидетельствовать о хорошей книжной подготовке писца, возможно, в центре страны.

Также с первого издания «Книги житий святых» (судя по отсутствию особых чтений второго и третьего изданий) сделан список Жития Стефана Пермского в составе сборника-конволюта XVIII–XIX вв. РНБ, собрание А. А. Титова, № 2635 (Тит. 2635)[102]. Часть рукописи, включающая Житие Стефана Пермского (занимающего л. 30–54 об.), написана на бумаге с филигранями 50–60-х гг. XVIII в. и если не была переписана, то как минимум в первой трети XIX в. бытовала в Ярославле, судя по содержанию последней части конволюта[103].

Писцовых ошибок и других отступлений от издания-антиграфа в тексте Жития немного, ср. некоторые:

 

Книга житий, 1700 г.

Тит. 2635

…въ Божии славословии точию упражняшеся… (л. 406 об.)

…въ Божии славословии точно упраждняшеся… (л. 30 об.)

…подвизаяся постомъ, молитвою, слезами, чистотою, смирением… (л. 407)

…подвизаяся постомъ, молитвою, слезами, чистою, смирениемъ… (л. 31)

…да вѣруютъ въ сотворшаго небо, и землю, и всю тваръ, видимую и невидимую (л. 407 об.)

…да вѣруют въ сотворшаго небо, и землю» (л. 34 об.)

…устремишася на нь яростно съ воплем многимъ, безчинными гласы крычаще… (л. 408–408 об.)

…устремишася на нь яростно с воплемъ многимъ, безчисленными гласы крычаще… (л. 37)

 

Писец обращал внимание на фонетические и морфологические особенности югозападнорусского извода церковнославянского языка и многие из них исправил, ср.: «догаряющу» (л. 408) > «догорающу» (л. 37); «насылства» (л. 410 об.) > «насильства» (л. 45); «и тыи даютъ намъ вся елика въ водахъ рибы, и на воздусѣ птицы, и елика в дубравах и в лузѣхъ соболѣ, куници, рысѣ и прочия звѣры» (л. 411) > «и тыи даютъ намъ вся елика в водахъ рыбы, и на возъдусехъ птицы, и елика в дубравахъ и в лузехъ соболи, куницы, рыси и кречия (sic!) звери» (л. 46 об.); «Возмѣте огнь и принесѣте сѣмо и возжѣте оную особъ стоящую храмину пусту, отверсту» (л. 412) > «Возмите огнь и принесите сено и возжите оную особь стоящую храмину пусту, отверсту» (л. 49 об.); и др. Ссылки на источники из издания скопированы не были.

Еще один список Жития Стефана Пермского из «Книги житий святых» находится в Минее на апрель РГБ, ф. 209 (Собрание П. А. Овчинникова), № 268 (Овчин. 268), л. 163–171 об., написанной, согласно выходной записи, в 1775 г.[104] Анализ разночтений в этом списке и первых трех изданиях показал, что антиграфом и в этом случае стало первое издание 1700 г.

Текст переписан без редактирования, но писец не воспроизводил ссылки на источники и допустил ряд ошибок в процессе копирования, ср. некоторые:

 

Книга житий, 1700 г.

Овчин. 268

…яко до года и конархати возможе… (л. 406 об.)

…яко до года и конархи возможе… (л. 163)

И иде первѣе ко предреченному епископу Коломенскому Герасиму, бывшу тому тогда на Москвѣ намѣснику митрополии Руския без митрополита… (л. 407 об.)

И иде первее ко предреченному епископу Коломенскому Герасиму, бывшу тому на Москве намѣстнику митрополии Руския безъ митрополита… (л. 164)

Нѣции убо, слышаще его проповѣдь… (л. 407 об.)

…нѣции убо слышавше проповѣдь его… (л. 164 об.)

…и частѣ о томъ въ дни и в нощи моляше съ слезами человѣколюбца Бога… (л. 409 об.)

…и частѣ о томъ во дни и в нощи моляшеся со слезами человѣколюбца Бога… (л. 166 об.)

…и, отверзъ богодухновенная своя уста, учаше ихъ надолзѣ о всѣхъ святыя вѣры таинствах (л. 410)

…и, отверзъ богодухновенная своя словеса, учаше ихъ надолзе о всѣх святыя веры таинствах (л. 167)

Се врази возшумѣша, и ненавидящии Тебе воздвигоша главу (Псалом 82)… (л. 412)

Се врази Твои возшумѣша, и ненавидящии Тебе воздвигоша главу… (л. 169 об.)

И исполняшеся слово писанное: «Иже аще совѣтъ совѣщаете, разоритъ его Господь» (Исаия 7)… (л. 409 об.)

И исполняшеся слово писанное: «Иже аще совѣтъ совѣщаете, разоритъ Господь»… (л. 166)

 

Заслуживают специального комментария два последних примера в таблице, демонстрирующие особое внимание переписчика к библейским цитатам. Выше мы рассматривали правку в этих цитатах в издании 1759 г., сделанную по тексту Елизаветинской Библии (добавление слова «Твои» в цитате из Псалтири и указание на отсутствие слова «его» в цитате из Книги пророка Исаии). Писец сборника Овчин. 268, несомненно, также приводил некоторые цитаты в соответствие с известным ему чтением, которое считал правильным, однако печатным текстом Библии он не пользовался либо пользовался непоследовательно, судя по тому, что исправлены не все цитаты.

Писец рукописи Овчин. 268 убирает фонетические украинизмы текста, использует современные великорусские церковнославянские флексии именного склонения существительных и повелительного наклонения глаголов, отказывается от глагольных форм двойственного числа, и в этом его работа обнаруживает некоторые параллели с языковой правкой издания 1759 г., что указывает на близость представлений в этом аспекте редакторов Миней Четьих середины XVIII в. и переписчика 70-х гг. того же столетия.

Как видим, доступная нам рукописная традиция Жития Стефана Пермского в редакции Димитрия Ростовского ограничивается списками с первого издания «Книги житий святых»; при этом писцы не стремятся к редактированию текста, но закономерно допускают ошибки при его воспроизведении, а также обращают внимание на яркие языковые черты югозападнорусского извода церковнославянского языка и диалектизмы на фонетическом и морфологическом уровнях, которые, впрочем, правят непоследовательно.

Рукописная традиция редакции Димитрия Ростовского была продолжена в XVIII в. новыми редакциями. М. А. Федотова указала месяцесловную редакцию Жития Стефана Пермского, составленную в середине XVIII в. на основе редакции Димитрия Ростовского: РНБ, собрание А. А. Титова, № 3561, л. 169 об. – 172[105]. Этот текст нуждается в отдельном исследовании.

Таким образом, минейная редакция Жития Стефана Пермского в «Книге житий святых» Димитрия Ростовского имеет не только широкую печатную, но и рукописную традицию, причем анализ первой дает возможность уточнить вторую, выявляя антиграфы рукописного текста.

 

* * *

В ходе работы над своими Четьими Минеями Димитрий Ростовский составил новую редакцию Жития Стефана Пермского, ставшую продолжением одновременно и рукописной, и старопечатной традиций сочинения и опубликованную в третьем томе «Книги житий святых» в 1700 г. Основным источником новой редакции стало Житие, написанное Епифанием Премудрым, по списку Великих Миней Четиих. Обширный епифаниевский текст Димитрий превратил в краткую минейную редакцию, существенно переработав источник в свойственной ему манере: сделав повествование более динамичным, логичным и назидательным. Дополнительным источником новой редакции стала Проложная редакция Жития Стефана Пермского в составе печатного Пролога (изданного в 1685 г.), из которой Димитрий позаимствовал отдельные фрагменты, фразы и исторические детали, как дополнившие епифаниевский текст, так и исказившие некоторые сведения. Однако и Епифаниевская редакция Жития воспринималась Димитрием как авторитетный исторический источник, из которого он почерпнул ряд дат для своих хронологических записей. При этом в новой редакции Жития Стефана Пермского появились и некоторые данные, неизвестные предшествующей житийной традиции и связанные с общими представлениями Димитрия и его знаниями истории. Критический подход к источникам виден также в библейских цитатах, которые писатель при прямом цитировании правит, приближая к библейскому тексту. Редакция Димитрия Ростовского, как это характерно для писателя, содержит справочный аппарат, который включает указание на основной источник и отождествление всех эксплицитных, а также нескольких имплицитных цитат. Язык новой редакции отличается целым рядом особенностей, из которых наибольший интерес представляют лексика, использованная писателем, и черты югозападнорусского извода церковнославянского языка и отдельные диалектизмы (украинизмы), отмеченные на всех языковых уровнях.

«Книга житий святых» неоднократно переиздавалась на протяжении XVIII — начала XX в. Некоторая языковая правка была сделана уже во втором издании третьего тома 1716 г., где начинают убираться украинизмы, хотя работа над новым изданием велась в той же типографии Киево-Печерской лавры. Более существенной оказалась правка в середине XVIII в.: в ходе подготовки третьего издания, вышедшего в 1759 г. в Москве. Перед справщиками ставилась цель осовременить язык и убрать характерные для текста Димитрия черты югозападнорусского извода и диалектизмы, причем, как показало обращение к типографскому оригиналу, справщики привлекали в своей работе печатный Пролог, однако первоначально планировавшуюся содержательную правку так и не внесли. Этот новый вариант текста Жития Стефана Пермского был переведен на современный русский язык в XIX в. и стал основой для новой минейной редакции Жития на современном русском языке в начале XX в. Редакция Димитрия Ростовского переписывалась, на ее основе в середине XVIII в. составили новую месяцесловную редакцию Жития. Несомненно, редакция Димитрия Ростовского, будучи широко известной, стала в XVIII–XIX вв. одним из основных агиографических текстов о Стефане Пермском для массового читателя (конкуренцию ей могла составить лишь редакция Жития в печатном Прологе).

 

Текст Жития Стефана Пермского в редакции Димитрия Ростовского публикуется по первому изданию «Книги житий святых» (Т. 3. Март—май. Киев, 1700) с указанием лексических, морфологических и синтаксических разночтений (включая исправления фонетических украинизмов) с текстом двух последующих изданий — 1716 и 1759 гг. (К-1716 и К-1759). Текст передается в упрощенной орфографии с сохранением буквы ѣ и с современной пунктуацией, без сохранения построчного деления. Паерок восстанавливается в квадратных скобках (как ъ или ь) только перед гласными, так как его пропуск при воспроизведении текста в упрощенной орфографии в такой позиции дает некорректное чтение; в позиции конца слова или перед согласным паерок не восстанавливается, так как восстанавливаемая буква не всегда очевидна. Справочные пояснения, дающиеся в издании петитом на полях, приводятся в скобках курсивом. Заглавие текста набрано в издании прописными буквами.

 


© Духанина А. В., 2024

 

[1] Круминг А. А.Четьи-Минеи святого Димитрия Ростовского: очерк истории издания // Филевские чтения. Вып. 9. М., 1994. С. 5–52.

[2] См. обобщающие работы: Шляпкин И. А. Св. Димитрий Ростовский и его время (16511709 г.). СПб., 1891 (Записки Историко-филологического факультета Императорского Санкт-Петербургского университета. Ч. 24); Попов М. С., свящ. Свт. Димитрий Ростовский и его труды. М., 1910; Державин А., прот. Четии-Минеи Димитрия Ростовского как церковно-исторический и литературный памятник // Богословские труды. Т. 15. М., 1976. С. 61–145; Т. 16. М., 1976. С. 46–141; Державин А., прот. Радуют верных сердца. Четии-Минеи Димитрия, митрополита Ростовского, как церковно-исторический и литературный памятник. Ч. 1. М., 2006; Ч. 2. М., 2008. См. библиографию: Федотова М. А. Димитрий //Словарь книжников и книжности Древней Руси. Вып. 3. Ч. 1. СПб., 1992. С.269–271; Зеленина Я. Э., Турилов А. А., Федотова М. А. Димитрий // Православная энциклопедия. Т. 15. М., 2007. С.21–23.

[3] Исследованы жития русских и славянских святых: Щеглова С. А . Житие царевича Димитрия в обработке св. Димитрия Ростовского // Ученые записки Самарского университета. Вып. 2. Самара, 1919. С. 8597; Янковска Л. А. К исследованию писательского мастерства Димитрия Ростовского (Литературная обработка жития Авраамия Смоленского) // Slavia Orientalis. 1984. Rocz. 33. № 3–4. S. 383–396; Дылевский Н. М. Житие славянских первоучителей Мефодия и Кирилла в обработке Димитрия Ростовского // Études balkaniques. 1986. T. 22. № 1. Р. 105–113; Янковска Л. А. «Житие и труды» св. Мефодия и св. Константина-Кирилла в Четьих Минеях св. Димитрия Ростовского // Slavia Orientalis. 1988. Rocz. 37. № 2. S. 179–221; Янковска Л. А. Житие преподобного Сергия Радонежского в обработке святителя Димитрия Ростовского // История и культура Ростовской земли. Материалы конференции 1992 г. Ростов, 1993. С. 10–25; Минеева С. В. Житие Зосимы и Савватия Соловецких в составе «Книги Житий Святых» Димитрия Ростовского (проблема источников) //Филевские чтения. Вып. 9. М., 1994. С. 53–74; Янковска Л. А. Еще несколько замечаний по поводу проблемы источников и литературно-богословского значения житий свв. Зосимы и Савватия Соловецких // Филевские чтения. Вып. 9. М., 1994. С. 75–107; Федотова М. А. Житие княгини Ольги в Четьих Минеях Димитрия Ростовского // Псков, русские земли и Восточная Европа в XVXVII вв. К 500-летию вхождения Пскова в состав единого Русского государства. Псков, 2011. С. 362383; Федотова М. А. Об источниках «Сказания о убиении святых страстотерпцев российских князей Бориса и Глеба»: к вопросу о княжеских житиях в Четьих Минеях Димитрия Ростовского // Русская агиография. Исследования. Материалы. Публикации. Т. 3. СПб., 2017. С. 406417. О редакциях житий Варлаама Хутынского и Иоанна Новгородского см.: Дмитриев Л. А. Житийные повести Русского Севера как памятники литературы XIII–XVII вв. Л., 1973. С. 89, 181–182. О некоторых редакциях переводных житий в Четьих Минеях Димитрия Ростовского см.: Адрианова В. П. Житие Алексея, человека Божия, в древней русской литературе и народной словесности. Пг., 1917. С. 114–121; Гладкова О. В. «Житие Евстафия Плакиды» в редакции св. Димитрия Ростовского // V Научные чтения памяти И. П. Болотцевой. Ярославль, 2001. С. 110–121; Коробейникова Л. Н. Житие Галактиона и Епистимии в составе Четиих-Миней Димитрия Ростовского // V Научные чтения памяти И. П. Болотцевой. Ярославль, 2001. С. 122–137; Коробейникова Л. Н. «Житие святой Феклы» в редакции свт. Димитрия Ростовского // VII Научные чтения памяти И. П. Болотцевой. Ярославль, 2003. С. 135–148; Кузьмина М. К. Житие Симеона Юродивого в редакции Димитрия Ростовского. Принципы работы с источниками и методология их редактирования. М.; СПб., 2015.

[4] Державин А., прот. Радуют верных сердца… Ч. 2. С. 167; Федотова М. А. Жития русских святых в составе Четьих Миней Димитрия Ростовского // Книжныецентры Древней Руси: Ростово-Ярославская земля. СПб., 2022. С. 208.

[5] Федотова М. А. Жития русских святых в составе Четьих Миней Димитрия Ростовского. С. 208.

[6] Лушина И. А. Некоторые проблемы исследования «Жития Стефана Пермского» в качестве исторического источника // Связь веков. Исследования по источниковедению истории России до 1917 г. М., 2007. С. 241–254.

[7] Житие Стефана Пермского: [Димитрий Ростовский]. Книга житий святых (далее — Книга житий). Март—май. Киев, 1700. Л. 406 об. – 414 (ссылки на издание даются в тексте статьи в скобках). О работе над третьим томом «Книги житий святых» см., например: Державин А., прот. Радуют верных сердца... Ч. 1. С. 183–195; Круминг А. А.Четьи-Минеи святого Димитрия Ростовского... С. 26–27.

[8] См. об этом, например: Державин А., прот. Радуют верных сердца... Ч. 2; Круминг А. А.Четьи-Минеи святого Димитрия Ростовского...; Макарий (Веретенников), архим. Святитель Димитрий Ростовский и Макарьевские Четьи Минеи // Библейско-богословская коллекция. Сер. Святоотеческое наследие. Вып. 2. Святитель Димитрий Ростовский (1651–1709). СПб., 2009. С. 95–110; Федотова М. А. Жития русских святых в составе Четьих Миней Димитрия Ростовского.

[9] См.: Макарий (Веретенников), архим. Святитель Димитрий Ростовский... С. 102, 104; см. также: Круминг А. А.Четьи-Минеи святого Димитрия Ростовского... С. 26.

[10] См.: Круминг А. А.Четьи-Минеи святого Димитрия Ростовского... С. 26.

[11] Список Жития Стефана Пермского в составе ВМЧ относится к выделенному нами синодальному (или вторичному) подвиду, содержащему целый ряд вторичных чтений, включая несколько десятков гаплографических пропусков отдельных слов и целых фраз (см.: Духанина А. В. Текстологическая классификация списков Жития Стефана Пермского и проблема восстановления первичных чтений // Лингвистическое источниковедение и история русского языка. 2010–2011. М., 2011. С. 263–289). Заметим, что это единственный сохранившийся том за апрель из трех комплектов ВМЧ.

[12] Здесь и далее при цитировании редакции Димитрия Ростовского в квадратных скобках раскрыто использование паерка перед гласной: его общепринятый пропуск при воспроизведении текста в упрощенной орфографии в такой позиции дает некорректное чтение, ср.: «Четѣ» (Федотова М. А. Святитель Димитрий Ростовский: Житие, Служба, чудеса (исследование и тексты). СПб., 2021. С. 489).

[13] См. перечень ссылок: Державин А., прот. Радуют верных сердца… Ч. 2. С. 164–171.

[14] См. примеры: Там же.

[15] Текст в печатном Прологе восходит ко Второй Проложной редакции Жития Стефана Пермского, составленной в 40-х гг. XVI в. для включения в Пролог в связи с унификацией почитания святых в середине XVI в. и, как принято считать, общерусским прославлением свт. Стефана на Макарьевском соборе 1549 г. (Духанина А. В. Вторая Проложная редакция Жития Стефана Пермского, связанная с общерусской канонизацией святителя // Древняя Русь. Вопросы медиевистики. 2018. № 4(74). С. 129–150). О Житии Стефана Пермского в составе печатного Пролога и ее текстологии см.: Духанина А. В.ЖитиеСтефана Пермского в составе печатного Пролога // Древняя Русь. Вопросы медиевистики. 2019. № 1(75). С. 36–40; Духанина А. В.Редакция Жития Стефана Пермского в составе печатного Пролога: текстология и кодикологическое значение // Труды Отдела древнерусской литературы Института русской литературы РАН (Пушкинский Дом) (далее – ТОДРЛ). Т. 67. СПб., 2020. С. 135–174.

[16] Димитрию Ростовскому был также известен сюжет о чудесном общении на расстоянии Стефана Пермского и Сергия Радонежского из Жития Сергия Радонежского: писатель ввел его в новую редакцию этого Жития, составленную им для первого тома «Книги житий святых», однако в свою редакцию Жития Стефана Пермского этот сюжет не включил (см.: Духанина А. В.Чудо о приветствии на расстоянии Стефана Пермского и Сергия Радонежского в русской книжности // ТОДРЛ. Т. 71. СПб., 2024 (в печати)). Возможно, причиной стало то, что содержательно этот сюжет выбивается из повествования Епифания о Стефане, где вообще нет чудес.

[17] См.: Морозов Б. Н.К истории книжной культуры Коми края // Духовная культура Севера: итоги и перспективы исследования. Сыктывкар, 2002. С. 94–110; Котылев А. Ю. Стефан Пермский и его время. Личность в эпоху Православного возрождения XIV–XVI веков. Сыктывкар, 2013. С. 115–116.

[18] Определенную параллель краткому представлению акта создания новой письменности можно увидеть в димитриевской редакции Жития Кирилла и Мефодия: Л. А. Янковска объясняет краткость рассказа о моравской миссии славянских первоучителей скудостью и расплывчатостью сведений источников (Янковска Л. А. «Житие и труды» св. Мефодия и св. Константина-Кирилла… С. 212).

[19] Ср., например, выводы о его работе над Житием Кирилла и Мефодия (Там же).

[20] Ис. 8: 10. Димитрий по ошибке дает неверную ссылку на 7-ю главу Книги пророка Исаии. Епифаний этот стих в Житии не цитирует.

[21] Державин А., прот. Радуют верных сердца… Ч. 2. С. 297.

[22] Ср., например, наблюдения Л. А. Янковской над работой Димитрия Ростовского с Пахомиевской редакцией Жития Сергия Радонежского: «Само житийное повествование, с литературной точки зрения весьма убогое и безпристрастное, что обусловлено, надо полагать, и самим первоисточником — скудной и сухой редакцией Пахомия Логофета» (Янковска Л. А. Житие Преподобного Сергия Радонежского… С. 21–22).

[23] Ткаченко В. В. Русская история в «Житиях святых» свт. Димитрия Ростовского // Исторический журнал: научные исследования. 2020. № 4. С. 119.

[24] Описание см.: Федотова М. А. Святитель Димитрий Ростовский… С. 477, примеч. 48.

[25] Как указала М. А. Федотова, записи, сделанные рукой Димитрия Ростовского, доведены до 1708 г., следующие далее записи с 1708 по 1716 г. сделаны другим человеком (Там же. С. 479–480).

[26] Там же. С. 488–489.

[27] Цит. по: Там же. С. 488.

[28] Оно восходит к Сказанию «О писменех» черноризца Храбра, в котором имеются анахронизмы (см. историю вопроса о противоречиях при указании времени создания славянской азбуки в Сказании «О писменех» черноризца Храбра: Флоря Б. Н. Сказания о начале славянской письменности. СПб., 2000. С. 366–369).

[29] Учитывая, что приведенный фрагмент выписан Димитрием Ростовским как пояснение к дате, правильность которой поставлена им под сомнение, можно полагать, что приписка сделана именно им. Тогда слово «none» написано на латыни (предполагать кириллическое «но не» невозможно из-за четкого различия в написании латинской n и русской н в почерке Димитрия). Однако такого латинского слова не существует, и все попытки объяснения требуют допущений (например, можно предположить, что написано «nunc» «сейчас, теперь» (т. е. «сейчас [считается]»), но это не соответствует почерку Димитрия и противоречит его хронологическим выкладкам, о которых сказано ниже; либо нужно предполагать, что приписка сделана другим человеком кириллицей).

[30] См.: Шляпкин И. А. Св. Димитрий Ростовский и его время…Приложение. С. 4–5.

[31] В современной историографии вопрос о точном времени крещения князя Владимира и Руси остается дискуссионным — предлагаемые даты находятся в хронологических рамках 987–990 гг. (см.: Артамонов Ю. А.Крещение Руси // Православная энциклопедия. Т. 38. М., 2015. С. 727–728).

[32] См.: Шляпкин И. А. Св. Димитрий Ростовский и его время… Приложение. С. 4.

[33] Цит. по: Федотова М. А. Святитель Димитрий Ростовский… С. 489, примеч. 77.

[34] В этом перечне также имеются анахронизмы (см. разбор: Прохоров Г. М. Равноапостольный Стефан Пермский и его агиограф Епифаний Премудрый // Святитель Стефан Пермский / Под ред. Г. М. Прохорова ; [Коммент. Т. Р. Руди, Г. М. Прохорова]. СПб., 1995 (Древнерусские сказания о достопамятных людях, местах и событиях. Т. 3).С. 17).

[35] Подробнее об этом хронологическом противоречии см.: Грищенко А. И. Святитель Стефан — создатель пермской азбуки // Святитель Стефан Пермский: Новый апостол и премудрый учитель. М., 2024. С. 98–101.

[36] Цит. по: Федотова М. А. Святитель Димитрий Ростовский… С. 489, примеч. 77.

[37] См.: Ткаченко В. В. Русская история в «Житиях святых»… С. 120.

[38] См.: Духанина А. В.ЖитиеСтефана Пермского в составе печатного Пролога... С. 38.

[39] См.: Бобров А. Г. «Неизвестно-откуда-взятые» имена в летописном Списке ростовских владык // Книжныецентры Древней Руси: Ростово-Ярославская земля. СПб., 2022. С.78–79.

[40] Согласно А. Г. Боброву, наиболее близкий к архетипу и стадиально наиболее ранний из дошедших списков читается в составе Второй подборки Новгородской Карамзинской летописи (Бобров А. Г. «Неизвестно-откуда-взятые»... С. 56–57).

[41] Там же . С. 77–83.

[42] Городилин С. В.Жизненный путь Стефана Пермского // Святитель Стефан Пермский: Новый апостол и премудрый учитель. М., 2024. С. 22–23.

[43] Это не первоначальное заглавие Епифаниевской редакции (см.: Духанина А. В.Старший полный список Жития Стефана Пермского с авторским заглавием // Материалы и сообщения по фондам Отдела рукописей БАН. Вып. 8. Памяти Александра Александровича Амосова (19481996). СПб., 2020(Сер. Материалы и сообщения по фондам Отдела рукописей БАН). С. 567–570).

[44] Жития святых на русском языке, изложенные по руководству Четий-Миней св. Димитрия Ростовского с дополнениями, объяснительными примечаниями и изображениями святых. Кн. 8. Апрель. М., 1906. С. 433.

[45] Лушина И. А.Некоторые проблемы исследования… С. 249–250.

[46] В литературе встречаются разные даты рождения Стефана в пределах 30–50-х гг. XIV в. (см. обзор: Там же. С. 251–254), однако ни одну из них нельзя назвать достаточно хорошо обоснованной. См. также: Городилин С. В.Жизненный путь Стефана Пермского. С. 23.

[47] Ср. в Епифаниевской редакции: «Приде нѣкогда нѣкий волхв, чародѣевый старецъ, лукавый мечетникъ, нарочит кудесникъ, влъхвом началникъ, обавником старѣйшина, отравником болший, иже на волшебныя хитрости всегда упражняяся, иже кудесному чарованию теплъ сы помощникъ, имя ему Панъ сотникъ» (ВМЧ; Син. 993, л. 383в–г); в печатном Прологе: «Посемъ же прииде ко святому нѣкий старѣйшина волхвовъ именемъ Пансотникъ» (Пролог, 1685 г., л. 258 об.).

[48] Ср.: «панъ» — «1. пан (вельможа, дворянин, вообще человек, принадлежащий к привилегированному слою общества в Польско-Литовском государстве); 2. барин, помещик; 3. О поляках и выходцах из Польши, Литвы, западнорусских земель» (Словарь русского языка XI–XVII вв. Вып. 14. М., 1988. С. 143); «сотникъ» — «4. В русском войске XVI–XVII вв. воинская должность» (Словарь русского языка XI–XVII вв. Вып. 26. М., 2002. С. 241). Ср. также устойчивое сочетание «панъ сотникъ», примеры из документов начала XVIII в.: «з росказаня пана сотника» (1709 г.); «же якобы панъ сотникъ сосницкий», «Я зъ паном сотникомъ» (1710 г.) (Ділова і народно-розмовна мова XVIII ст. Матеріали сотенних канцелярій і ратуш Лівобережної України / Підгот., передмова В. А. Передрієнко. Київ, 1976. С. 35, 38, 39).

[49] Зеленина Я. Э., Турилов А. А., Федотова М. А. Димитрий. С. 13.

[50] Острожская Библия. Острог, 1581.

[51] См.: Духанина А. В.ЖитиеСтефана Пермского в составе печатного Пролога... С. 37–38.

[52] См.: Словарь русского языка XI–XVII вв. Вып. 7. М., 1980. С. 64.

[53] Возможно, писатель разводит два композита: идолопоклонницы – «язычники вообще» и идолослужители – «служители языческого культа».

[54] См.: Словарь русского языка XI–XVII вв. Вып. 6. М., 1979. С. 116–117.

[55] Словарь русского языка XI–XVII вв. не фиксирует слова «обрѣкати», указывая только однокоренное наречие обрекательно – «соответственно данному обещанию» (Словарь русского языка XI–XVII вв. Вып. 12. М., 1987. С. 150).

[56] Об этимологии производящего слова «государь» см.: Успенский Б. А. К истории слова государь: некоторые выводы и предположения (титул государь и династия Романовых) // Древняя Русь. Вопросы медиевистики. 2023. № 4(94). С. 135–147.

[57] См.: Янковска Л. А. К исследованию писательского мастерства Димитрия Ростовского… С. 395.

[58] Бевзенко С. П., Грищенко А. П., Лукінова Т. Б., Н iмчук В. В., Русанiвьский В. М., Самiйленко С. П. Історія української мови: Морфологія. Київ, 1978. С. 244.

[59] Исаченко Т. А. Московская книжность XV–XVII вв.: переводческая школа митрополичьего и патриаршего скриптория. Дис. … д-ра филол. наук. М., 2009. С. 294.

[60] Заметим, что модель на -о соотносится с ней по частотности: «гнѣвно» (л. 409), «мирно» (л. 409 об.), «совершенно», «любезно» (л. 410), «неподвижно» (л. 411 об.), «благочинно», «доволно» (л. 413 об.), «честно» (л. 414).

[61] Об этой модели см.: Бевзенко С. П., Грищенко А. П., Лукінова Т. Б., Н iмчук В. В., Русанiвьский В. М., Самiйленко С. П. Історія української мови... С. 379380.

[62] Ср., например, Permia у Сигизмунда Герберштейна в середине XVI в. (Герберштейн С. Записки о Московии: В 2 т. Т. 1: Латинские и немецкие тексты, русские переводы с латинского А. И. Малеина и А. В. Назаренко, с ранненововерхненемецкого А. В. Назаренко. М., 2008. С. 282); у Николааса Витсена в конце XVII в. (Витсен Н. Северная и Восточная Тартария, включающая области, расположенные в северной и восточной частях Европы и Азии: Научные материалы / Пер. с гол. В. Г. Трисман; ред. и науч. рук. Н. П. Копанева, Б. Наарден. Т. 2. Амстердам, 2010. С. 854).

[63] Отсутствие латинизмов отмечено и в других редакциях древнерусских житий в своде, в частности в Житии Авраамия Смоленского (Янковска Л. А. К исследованию писательского мастерства Димитрия Ростовского… С. 395).

[64] См.: Успенский Б. А. История русского литературного языка (XI–XVII вв.). Изд. 3, испр. и доп. М., 2002. С. 340–512.

[65] В советский период в русистике для обозначения диалектных элементов, происходящих из разговорной речи территорий современной Украины, использовался термин «украинизм» (см., например: Винокур Г. О. Русский литературный язык в первой половине XVIII века // История русской литературы: В 10 т. Т. 3. Литература XVIII века. Ч. 1. М.; Л., 1941. С. 58). Этим термином пользуется А. Державин при упоминании об особенностях языка «Книги житий святых» (Державин А., прот. Четии-Минеи Димитрия Ростовского… // Богословские труды. Т. 15. С. 135)). В современной лингвистике такие диалектные элементы именуются «югозападнорусскими» (см., например: Успенский Б. А. История русского литературного языка (XI–XVII вв.); Кузьминова Е. А., Пентковская Т. В. Грамматические предписания и их реализация в церковнославянской книжности второй половины XVII в. // Вестник Московского университета. Сер. 9. Филология. 2019. № 4. С. 175–188; и др.).

[66] О фонетических явлениях, стоящих за приводимыми особенностями, см., например: Кульбакин С. М.Украинский язык: Краткий очерк исторической фонетики и морфологии. Изд. 2. М., 2016. С. 13–46; Филин Ф. П. Происхождение русского, украинского и белорусского языков: Историко-диалектологический очерк. Изд. 3. М., 2009. С. 97–356; Жовтобрюх М. А., Русанiвский В. М., Скляренко В. Г. Історія украïнськоï мови: Фонетика. Київ, 1979.

[67] О морфологических процессах, которые могли приводить к появлению указанных диалектизмов, см., например: Кульбакин С. М.Украинский язык... С. 47–88; Бевзенко С. П., Грищенко А. П., Лукінова Т. Б., Н iмчук В. В., Русанiвьский В. М., Самiйленко С. П. Історія української мови...

[68] Ср. в современном украинском языке: навчати(ся), навчити(ся), научити(ся) чого (Словник української мови: [в 11 т.]. Т. 5. Київ, 1974. С. 4344; Ганич Д. И., Олейник И. С. Русско-украинский, украинско-русский словарь. Изд. 7, перераб. и доп. Киев, 1998. С. 107, 386);учити(ся) чого(Словник української мови. Т. 10. Київ, 1979. С. 537; Ганич Д. И., Олейник И. С. Русско-украинский, украинско-русский словарь. С. 258); насл iдувати (‘подражать’) чого (Словник української мови. Т. 5. С. 192; Ганич Д. И., Олейник И. С. Русско-украинский, украинско-русский словарь. С. 154, 391).

[69] Об употреблении предлога по с формами местного падежа в истории украинского языка см.: Бевзенко С. П., Грищенко А. П., Лукінова Т. Б., Н iмчук В. В., Русанiвьский В. М., Самiйленко С. П. Історія української мови... С. 424; Гайда О. М. Граматика та семантика прийменника в українській мові XVIXVII ст. (на матеріалі документів Львівського ставропігійського братства). Автореф. дис. … канд. філол. наук. Івано-Франківськ, 2015. С. 910. Ср. в современном украинском языке: Словник української мови. Т. 6. Київ, 1975. С. 604.

[70] Словник української мови. Т. 2. Київ, 1971. С. 342; Т. 3. Київ, 1972. С. 521522; Ганич Д. И., Олейник И. С. Русско-украинский, украинско-русский словарь. С. 205, 329, 356.

[71] См.: Круминг А. А.Четьи-Минеи святого Димитрия Ростовского... С. 30–33.

[72] Там же. С. 34.

[73] В п. 2.1 на первом месте в паре дается чтение из первого издания, на втором — из второго; при ссылках указаны только листы обоих изданий.

[74] Словарь русского языка XI–XVII вв. Вып. 29. М., 2011. С. 353–354.

[75] Там же. Вып. 30. М.; СПб., 2015. С. 149.

[76] См.: Введение // Жития святых на русском языке, изложенные по руководству Четий-Миней св. Димитрия Ростовского с дополнениями, объяснительными примечаниями и изображениями святых. Кн. 1. Сентябрь. М., 1902. С. XXVII–XXIX;Державин А., прот. Четии-Минеи Димитрия Ростовского… // Богословские труды. Т. 15. С. 130–135; Круминг А. А.Четьи-Минеи святого Димитрия Ростовского... С. 34.

[77] Круминг А. А.Четьи-Минеи святого Димитрия Ростовского... С. 35. Типографские оригиналы, представляющие собой отдельные рукописи на каждый месяц, сохранились для всех месяцев, кроме января: РГАДА, Библиотека Московской синодальной типографии, № 4217–4219, 4221–4228.

[78] Круминг А. А.Четьи-Минеи святого Димитрия Ростовского... С. 34–35.

[79] Там же. С. 35.

[80] Там же. С. 36–38.

[81] Введение. С. XXVIII; Державин А., прот. Четии-Минеи Димитрия Ростовского… // Богословские труды. Т. 15. С. 135.

[82] См.: Духанина А. В.Редакция Жития Стефана Пермского в составе печатного Пролога… С. 140–141 и след.

[83] См.: Введение. С. XXVIII.

[84] См.: Успенский Б. А. История русского литературного языка (XI–XVII вв.). С. 426–427.

[85] Здесь и далее в п. 2.2 при ссылках указаны только листы второго (л. 406 об. – 414) и третьего (л. 283 об. – 288 об.) изданий.

[86] Глагол вдатися («вдася») — вторичное чтение группы списков Епифаниевской редакции Жития Стефана Пермского, к которой относится список ВМЧ; первичным чтением здесь было: «издався» (СПбИИ РАН, кол. 238 (кол. Н. П. Лихачева), № 161, л. 169).

[87] Библия. СПб., 1751. Стб. 1183.

[88] Там же. Стб. 977.

[89] Там же. Стб. 959.

[90] Книга житий святых. Апрель. Киев, 1716 (РГАДА, Библиотека Московской Синодальной типографии, № 4224).

[91] Слово словенский с такой же правкой в корне встречается в тексте еще раз: «и преведе нѣколико российскихъ славенскихъ книгъ на языкъ пермский» (Книга житий, 1759 г., л. 284). Со второй половины XVII в. церковнославянский язык в московской книжности обозначается как славенский (ранее — словенский), причем в этом проявилось влияние книжной традиции Юго-Западной Руси на московскую книжную традицию (см.: Успенский Б. А. История русского литературного языка (XI–XVII вв.). С. 422); в то же время нормы типографии Киево-Печерской лавры конца XVII — первой четверти XVIII в. здесь, напротив, оказались ориентированы на более раннюю московскую норму с о в корне, которая и была заменена московскими справщиками середины XVIII в.

[92] У нас была возможность просмотреть два экземпляра издания 1759 г. (ГИМ, собрание старопечатных книг А. Д. Черткова, № 648; ГИМ, собрание старопечатных книг Новодевичьего монастыря, № 835), и оба они содержат описанные правки.

[93] См.: Духанина А. В.Редакция Жития Стефана Пермского в составе печатного Пролога... С. 138–139.

[94] Круминг А. А.Четьи-Минеи святого Димитрия Ростовского... С. 38–39.

[95] Там же. С. 40.

[96] Введение. С. XXVIII; Круминг А. А.Четьи-Минеи святого Димитрия Ростовского... С. 40.

[97] Круминг А. А.Четьи-Минеи святого Димитрия Ростовского... С. 41.

[98] См., например, перечни списков Жития Алексия человека Божия в редакции Димитрия Ростовского (Адрианова В. П. Житие Алексея, человека Божия... С. 121, примеч. 3), Жития Иоанна Новгородского в редакции Димитрия Ростовского (Дмитриев Л. А. Житийные повести Русского Севера... С. 288). Списки с отдельных томов упомянуты: Зеленина Я. Э., Турилов А. А., Федотова М. А. Димитрий. С. 13.

[99] Описание см.: Рукописные книги собрания М. П. Погодина. Каталог. Вып. 4. СПб., 2010. С. 187–196.

[100] По пагинации карандашом в правом верхнем углу листа.

[101] Здесь и далее в п. 2.3 при ссылках на издание (антиграф) и рукописи указываются только листы.

[102] Описание с росписью состава см.: Титов А. [А.] Описание славяно-русских рукописей, находящихся в собрании члена-корреспондента Императорского Общества любителей древней письменности А. А. Титова. Т. 5. М., 1906. С. 415–416.

[103] Рукопись в 4° (21,5 × 16,5–17,5 см), 83 листа. Часть 1-я (л. 1–19), 20-е гг. XIX в.: л. 1–18 об. — Житие Адриана Пошехонского, почерк 1, филигрань на л. 1–19 — Александровский орел в круге и литеры ЯБМЯ, Участкина № 172 — 1823 г. Часть 2-я (л. 20–61, с собственной пагинацией цифирью — а҃–м҃) — 50–60-е гг. XVIII в.: л. 20–30 — Страдание 40 Севастийских мучеников; л. 30–54 об. — Житие Стефана Пермского, почерки 2–3, л. 55–61 об. — Житие Парфения, епископа Ламсакийского града (без конца), почерки 4–5, филиграни: 1) (л. 20–35, 44–45, 60–61) Pro Patria с литерами ГУБР и литеры ФСМП, Участкина № 689 — 1752 г.; 2) (л. 36–43) Pro Patria с литерами ГУБР и литеры ФСГП, Участкина № 698 — 1760 г., типа Клепиков № 213 — 1754 г.; 3) (л. 46–59) литеры ГУБР и литеры ФСГП (крупные), в альбомах отсутствует. Часть 3-я (л. 62–69) — 80-е гг. XVIII в., почерк 6: л. 62–62 об. — конец отрывка из Сказания о царе Аггее, л. 62 об.–69 об. — «Выписано из бытии печалныя книги, как крестихъся», филигрань на л. 62–69 — герб Ярославля и литеры ЯМСЯ с «белой датой» 1787 год. Часть 4-я (л. 70–83) — 30-е гг. XIX в.: л. 71–82 об. — Молитва Богородице и Сказания о чудесных исцелениях 1823–1824 гг. от образа Богородицы в церкви Происхождения Честных Древ под колокольней Ярославского архиерейского дома, почерк 7, филигрань на л. 70–83 — литеры ЯБМЯ и «белая дата» 1838 г.

[104] Рукопись в 1º (35 × 21,2 см), 185 листов. 1775 г. Филиграни: 1) герб Ярославля и литеры ЯМСЯ, типа Мацюк № 55 — 1773 г.; 2) литеры РКФ в левой части и БS в правой части, Клепиков № 448 — 1767, 1768, 1772, 1773 гг.; 3) литеры РКФ в левой части и ЬS в правой части (перевернуты), типа Клепиков № 449 — 1768 г. На л. 185 вдоль нижнего края запись: «Совершися декабря 4-го дня 1775 года». Почерк один — скоропись XVIII в.Переплет: картон в коже с тиснением, застежки не сохранились. Инициалы украшенные. Иллюстрации — небольшие раскрашенные гравюры, вырезанные и наклеенные на листы рукописи: л. 153 об. — евангелист Марк (перед Житием евангелиста Марка); л. 182 об. — казнь апостола Иакова (в конце Жития апостола Иакова).

[105] Федотова М. А. Жития русских святых в составе Четьих Миней Димитрия Ростовского. С. 208, примеч. 117.

Житие Стефана Пермского в редакции Димитрия Ростовского

 

(Л. 406 об.) В ТОЙ ЖЕ ДЕНЬ, ЖИТИЕ ИЖЕ ВЪ СВЯТЫХЪ ОТЦА НАШЕГО СТЕФАНА, ЕПИСКОПА ПЕРМСКАГО, НОВАГО ЧУДОТВОРЦА (изъ Великия Минеи[1] Чет[ь]ѣ[2] вократцѣ).

Преподобный отецъ нашъ Стефанъ родом бѣ русин[3], языка словенска[4], от страны полунощныя, глаголемыя Двинския, от града, нарицаемаго Устюга, родителей нарочитыхъ, сынъ нѣкоего мужа вѣрна, христолюбца, именемъ Симеона, единаго от клирикъ соборныя церкве Пресвятыя Богородицы, яже на Устюзѣ, и матере, такожде христианины[5], нарицаемыя Марии.

И, еще дѣтищем сый, вданъ быст[6] в научение книжное, в немже успѣ добрѣ, быстропамятенъ бо сущи, скоро учашеся, яко до года и конархати[7] возможе, и навыче [8]Божественнаго Писания8, и бысть чтецъ въ соборнѣй[9] церквѣ[10]. Превзыйде[11] же многихъ сверстниковъ в родѣ своемъ остроумиемъ и смысломъ и бяше преуспѣвая паче всѣхъ разумомъ и благодатию, къ отрокомъ бо играющимъ не приставаше, ни общашеся [12]в пустошъ текущимъ и тщетная гонящимъ12, ниже водворяшеся съ строптивыми и развращенными, но въ Божии славословии точию упражняшеся, Писания Святаго разумѣнию прилежа и книгамъ [13]весъ[14] вдався13.

Возрастая же въ дѣвствѣ, и чистотѣ, и цѣломудрии, многия прочте книги Ветхаго Завѣта и Новыя Благодати. И, разсмотрѣвъ (Л. 407) суету жития сего маловременнаго, и скоро, аки быстрына[15] рѣчная, мимотекущаго, и, аки цвѣт травный, увядающаго, разжеся [16]в любовъ[17] Божию, никогдаже отпадающую16, и пострижеся въ монашеский чинъ въ градѣ Ростовѣ, в монастыру[18] Святаго Григориа Богослова, близъ епископии, яко ту[19] бяху книги многи, понеже въ прочитании тѣхъ выну[20] упражнятися любяше. Пострижение же его бѣ при епископѣ Арсении, от игумена именем Максима. И добрѣ трудяшеся въ иноческомъ житии, подвизаяся постомъ, молитвою, слезами, чистотою, смирением, воздержанием, терпѣнием, незлобием, послушанием, любовию и иными добродѣтелми, и мнози ревноваху того богоугодному житию. Поучаяся же въ законѣ Господнемъ[21] день и нощъ[22] и от книгъ собирая ползу[23], написа своею рукою книги многия, яже и до днесь о [24]его богомыслии24 и трудолюбии свѣдителствуют[25]. Таковаго ради добродѣтелнаго своего жития блаженный Стефанъ поставленъ бысть диаконъ от вышепомяновеннаго Арсениа, епископа Ростовскаго. Таже по нѣколицѣх[26] лѣтех, преставлшуся[27] митрополиту всея Русии[28] Алексию святому, а по немъ Михаилу, прозываниемъ[29] Митяю, престолъ приемшу, повелениемъ того хиротонисанъ бысть сей блаженный Стефан въ пресвитерство от Герасима, епископа Коломенскаго.

Слышавъ же о землѣ[30] Пермстей, яко не просвѣщенна есть святымъ крещением, но прилежит зѣло языческому идолопоклонению и исполненна есть волшебства, чародѣяний и всякаго сквернаго бѣсовскаго служения, и о томъ увѣдавъ, яко в той землѣ[31], терниемъ и волчцем идолобѣсия зарастшей, еще никтоже сѣялъ Божия слова сѣмя, ниже бо апостолская проповѣдь тамо дойде, ни свѣтъ правды восия[32] людемъ тѣмъ, но бяху въ тмѣ незнания истиннаго Бога и в сѣнѣ[33] смертнѣй вѣчныя пагубы, исполнися ревности по Господѣ Бозѣ и обятся[34] безмѣрнымъ желанием, еже, подражающи [35]апостолов святых35, ити в Пермскую землю, и проповѣдати Христа, и спасати души человѣческия от погибели, изводящи ихъ от тмы на свѣтъ истинный познания Бога, всея твари создателя. Пермская же та земля издавна есть въ области Московского[36] государства.

Первѣе убо научився добрѣ [37]пермскаго языка37, таже, Богу (Л. 407 об.) [38]его вразумившу38, изобрѣте[39] писмена незнаемая и сложи азбуку по пермскому языку доволну, еже составити грамоту пермску[40] и книжное писание, и преведе нѣколико рускихъ[41] словенскихъ[42] книгъ на языкъ пермский. Посемъ, болшаго разума ища, научися и [43]греческаго языка, чтения же и разумѣния43 книгъ греческихъ. И умѣяше книги треми языки добрѣ: руски[44], гречески[45] и пермски[46].

Таже дне от дне растущу и болѣ[47] умножающуся в немъ божественному тому желанию, еже ити на проповѣдь въ Пермию: много о томъ с пощениемъ и слезами моляшеся къ Богу, да по своему благоизволению устроитъ путь его. И иде первѣе ко предреченному епископу Коломенскому Герасиму, бывшу тому тогда на Москвѣ намѣснику[48] митрополии Руския[49] без митрополита, и откры ему мысль свою и желание сердца своего велие сказа, еже невѣрным проповѣдати и или обратити ихъ къ Христу Богу, или самому от нихъ пострадати и положити главу свою за Спасителя нашего, яко да исполнится слово апостола, глаголюща: «Вамъ даровася[50] о Христѣ, не токмо еже в Него вѣровати, но и еже [51]за Него51 страдати» (Филиппийцам 1[52]). И просяше Стефанъ блаженный от епископа благословения въ путь намѣренный. Той же, удивився[53] его таковому къ Христу усердию и спасения душъ человѣческих желателству и познавъ Божие в немъ на то дѣло звание и Духа Святаго дѣйство, прослави Владыку Христа, и благослови Стефана блаженнаго, и, давъ ему от мощей святыхъ, и антимисы[54], и миро святое, и прочая потребная на освящение церкви[55], отпусти с миромъ.

Взятъ[56] же преподобный и грамоты из Москвы, и идяше новый апостолъ въ Пермскую землю, идѣже не ходиша красныи[57] нозѣ[58] учеников Христовых, идѣже не изыйде[59] вѣщание и проповѣд[60] святыхъ апостолъ, идѣже ни слѣда бѣ богоразумия и благочестия, ниже имя Божие бяше именуемо, но вся бяху безбожна и тмою крайнего[61] безумия и ослѣпления помраченна.

Достигъ же тоя землѣ[62], пролия прилѣжныя къ Господу молбы[63] и начатъ[64], яко овца посредѣ волковъ, посредѣ рода строптива и развращенна ходити, и проповѣдати Христа, истиннаго Бога, и учити [65]христианския вѣры65, да вѣруютъ въ сотворшаго небо, и землю, и всю тваръ[66], видимую и невидимую. Нѣции[67] убо, слышаще его проповѣдь, исперва (Л. 408) удивляхуся того новому учению, таже помалу начинаху познавати истинну, и приемляху святую вѣру, и крещахуся, и придержахуся Божия раба, учащеся и наставляющеся от него на путь спасения. Множайшии же ни слышати его хотяху, но и пакости ему творяху многия, овии бо ругахуся ему, ови[68] же словесы укоризненными досаждаху, а иныи[69] съ дреколми нападаху на нь[70], еже убити его, друзии же сожещи того хотяху, хврастие же и солому собираху на огнь, но десница Божия, покрывающая его, защищаше раба Своего от убийственных рукъ и смерти множайшаго ради прославления имени[71] Своего святаго.

Увѣрив же и крестивъ нѣколико душъ и малое вначалѣ стадо словесныхъ овецъ, Христови[72] приведенныхъ, собравъ, созда церковъ[73] красну на мѣстѣ, сущем близъ устия рѣки Выми, входящея[74] в болшую рѣку Вычегду, идѣже послѣжде устроена бысть его обител[75] и епископия нареченна. Церков[76] же ту освяти въ имя Пречистыя Богородицы, честнаго и славнаго Ея Благовѣщения, в начатокъ просвѣщения земли Пермския, якоже и Благовѣщение спасения нашего бѣ начало. И моляшеся въ церкви той по вся дни и нощи о обращении людей невѣрных съ слезами, глаголя: «Собери, Господи, люди Твоя расточенныя и овцы заблуждшия и воведи въ церковъ[77] святую Твою, причти я[78] избранному Твоему стаду». Не престаяше же апостолски учити ихъ, выну[79] наказующи и молящи, отвращающи же от заблуждения и наставляющи ихъ на путь правый. Но помраченныи[80] людие неудобъ[81] вѣроваху глаголемымъ от него, паче же и гнѣвахуся на нь[82], и ненавидяху того, иже усердствоваше благодѣтелствовати душамъ ихъ.

Въ единъ же от дний[83] рабъ Божий Стефанъ, помолився къ Господу, иде на мѣсто, идѣже нарочитая кумирница создана бѣ, и зажже ю[84], яже и сгорѣ съ идолы, никомуже от идолослужителей прилучшуся[85], еже угасити ю[86]. А святый, не отбѣгая, присѣдяше сгаряющей[87] в пепелъ кумирницѣ[88] той, ожидая, что имать ему быти от невѣрныхъ. Идолопоклонници[89] же, увѣдавше о горѣнии кумирницы ихъ, текоша к ней съ секирами и дреколми и, обрѣтше уже падшу и догаряющу[90] и святаго Стефана тамо присѣдяща, устремишася на нь[91] яростно съ воплем // (Л. 408 об.) многимъ, безчинными гласы крычаще[92], и, обступивше того отвсюду, секирами и дреколиемъ хотяху убити его[93]. Святый же, ничтоже имъ вопреки глаголя, воздѣ[94] руцѣ свои на молитву, умрѣти готовяся[95] и съ слезами къ Богу возывая[96]: «В руцѣ Твои, Господи, предаю духъ мой. Покрый мя крылома[97] Твоея благости». И абие народъ той сверѣпый[98], измѣнивши свою звѣринную ярость, в кротость овчую преложишася[99], и пребысть от нихъ цѣлъ угодникъ Божий, не уязвленъ, ни ударенъ ни от когоже, ово бо кротостию его бяху препобѣждаеми, ово же власти московския боящеся — не смѣяху погубити человѣка, с[100] Москвы к нимъ пришедшаго и грамоты имущаго, а найпаче воспящаеми и удержаваеми бяху силою Бога, не дающаго жезла грѣшныхъ на жребий Своихъ праведныхъ.

Ставъ же блаженный Стефанъ на мѣстѣ нарочитомъ, возва[101] к невѣрному народу, глаголя: «О человѣци[102]! Доколѣ не отступите от прелести бѣсовския, да бысте[103] убѣжали суда и огня вѣчнаго? Чесо ради покланяетеся идолом и нарицаете ихъ богами вашими? И[104] тыи[105] суть ваших же рукъ дѣло, и аще и уста имут, обаче не глаголют, ушеса имутъ и ничесоже слышат, очи имутъ, но не видятъ, ни обоняютъ ноздрами[106], ни осязаютъ руками, ни ногами ходятъ, ни возгласятъ гортанми своими, ни взымаютъ[107] приносимых имъ жертвъ, ни ядятъ, ни пиютъ, ни помагаютъ[108] кому, се бо ни себѣ возмогоша помощи, согаряеми[109] огнемъ и в пепелъ обращаеми. Аще бо бяху бози, то почто не угасиша огненныя силы, ни избѣгоша от пламене, ни рекоша что противно сожигающему ихъ, ниже сотвориша ему каковыя мести? Како бо можетъ что сотворити древо нечувственно[110]? А вы кланяетеся имъ, нѣмымъ, слѣпымъ, глухимъ, бездушнымъ, рукъ вашихъ дѣлу. Разумѣйте заблуждение ваше и прелесть и [111]останѣтеся тоя пагубныя суеты111. Познайте же единаго истиннаго Бога, в негоже христиане вѣруютъ, к Тому приступѣте[112] и просвѣтѣтеся[113], Той бо есть утвердивый небо, основавый землю, содержай всю тваръ[114] и управляяй вес[115] миръ, вся видяй, и вся слышай, и коегождо потребу знаяй, и о всѣхъ промышляяй, всѣм помощникъ и хранитель, и нѣсть инаго Бога, развѣ Того. (Л. 409) Тѣмже, о мужие пермстии, братия, и отцы, и чада, послушайте мене, добра вамъ хотящаго, и вѣруйте в проповѣдуемаго мною Господа нашего Иисуса Христа, сказую бо вамъ истинну, яко, аще вѣруете и креститеся, спасени будете и получите Небесное Царство, аще же не имете вѣры и не креститеся, осуждени будете в муку вѣчную».

Та и множайшая ему глаголющу и учащу, мнози увѣщавахуся, и вѣровати начинаху, и къ крещению приступаху, и множашеся день от дне число вѣрныхъ, и растяше Церковъ[116] Христова в Пермии.

Преподобный же Стефанъ, идѣже видяше множество собравшагося народа невѣрныхъ, прихождаше тамо и, ставъ посредѣ ихъ, учаше. Иногда же тыи[117], съ старцы своими, и с волхвы, и съ всѣми нарочитшими[118] пермскими мужи собравшеся, прихождаху ко преподобному, и препирахуся с нимъ о вѣрѣ, и бываху въ всемъ побѣждаеми от богоглаголивыхъ устъ проповѣдника благочестия. А найпаче прихождаху невѣрныи[119] пермяне к новосозданнѣй церквѣ[120], не молитвы ради, ни спасения ради, но видѣти хотяще красоту здания церковнаго и благолѣпие внутръ[121] церкве сущее, чесого никогдаже видѣша, и чудяхуся, зряще украшение святаго храма. Отходяще же, глаголаху другъ къ другу: «Великъ есть, якоже видимъ, Богъ христианский, болший паче боговъ нашихъ». Иногда же, собравшеся, совѣтоваху съ собою, глаголюще: «Аще не наложим ему раны и не проженем его от себе, то всю страну нашу наполнит учениемъ своимъ и разоритъ древняя[122] храмы и требища боговъ нашихъ, не можемъ бо словесы с нимъ прѣтися, развѣ нуждею отженемъ его отсюду». Друзии глаголаху: «Како его бити и прогнати, пришедшаго из Москвы и имущаго грамоты?». Иныи[123] глаголаху: «Аще бы онъ начал бой, в то время добро бы намъ его бити. Но лихъ имат[124] обычай: не творитъ начатка бою, но от насъ ожидаетъ, да начнем мы первѣе его бити, еже бы имѣти ему на ны[125] вину клеветы на[126] Москвѣ. Аще же бы онъ дерзнулъ кого от насъ ударити, в той часъ растерзали быхомъ[127] его и имѣли быхомъ[128] извѣтъ[129], яко онъ найде на ны[130] бранию. Но понеже онъ намъ, досады ему творящимъ, ничтоже гнѣвно противу глаголетъ, не укаряетъ, не[131] досаждаетъ, (Л. 409 об.) но с кротостию вся терпитъ, убо не вѣмы, что имамы ему творити». Тако многажды совѣтовавше и, не совершивше совѣта, расхождахуся. И исполняшеся слово писанное: «Иже аще совѣтъ совѣщаете, разоритъ его[132] Господь» (Исаиа 7[133]).

И бѣ видѣти пермския люди раздѣляеми надвое: овыи[134] бяху христиане новопросвѣщенныи[135], друзии же идолопоклонници[136]. И ненавидяху невѣрныи[137] вѣрныхъ, хуляху же, и ругахуся, и дражняху, напаствования[138] же и обиды тѣмъ творяху, не дающе христианомъ мирно жити, о чесомъ преподобный Стефанъ болѣзноваше сердцемъ зѣло, видя вѣрныя обидимыя от невѣрныхъ, и частѣ[139] о томъ въ дни и в нощи моляше съ слезами человѣколюбца Бога, да защищает новособранное стадо божественнымъ Своимъ покровением, нечестивыя же да всесилною Своею рукою измет от диаволския сѣти и приведетъ ко познанию истинны. Таже человѣколюбивый Богъ, хотяй всѣмъ спастися и в разумъ истинный[140] прийти, видя труды и терпение угодника Своего и слыша того непрестанныя съ слезами молбы[141], благоизволи Пермской землѣ[142] просвѣщенной[143] быти свѣтомъ святыя вѣры и посла народу тому духа умиления, якоже иногда Петрову проповѣдь слышавшимъ, о чесомъ пишется въ Дѣянияхъ апостолскихъ: «Слышавше, умилишася сердцемъ и рѣша ко Петру и прочиимъ[144] апостоломъ: “Что сотворимъ, мужие, братие?”» (Дѣяния 2[145]), собравшеся бо множество пермскаго народа, старыи[146] и младыи[147], велиции[148] и малыи[149], глаголаша к себѣ: «Видите ли, братие, человѣка сего, [150]от Руси150 пришедшаго? Слышасте ли словеса его? Зрите ли терпение его? Разумѣсте ли преизлишнюю его к намъ любовъ[151]? Се въ коликихъ тѣснотах пребываетъ и не отходитъ отсюду, колики[152] от насъ прият[153] досады, и уничижения, и озлобления, а онъ за то не прогнѣвася на ны[154] и ни единому от насъ изрече коего зла слова, ни [155]сварится с нами155, ни биется, ни иматъ[156] кую злобу на ны[157], но кротцѣ[158] и незлобивнѣ[159] вся терпит, еще же и радуется о наносимыхъ ему от насъ досадахъ, не престает же, сказуя намъ Царствие Небесное, и муку вѣчную, и воздаяние комуждо по дѣломъ, и поучаетъ ны[160] выну[161], како избавитися от мукъ и получити Царство. И аще не бы была истинна та, яже глаголетъ, не бы терпѣлъ и трудился (Л. 410) толико. Воистинну есть рабъ великаго и живаго, Егоже проповѣдуетъ, Бога, небо и землю сотворшаго, Царство добрымъ, а злым муку уготовлшаго[162]. И елика онъ глаголет словеса, вся суть истинна. Шедше прочее к нему, молѣм[163] того, да совершенно научитъ насъ [164]вѣры своея164 и сотворитъ ны[165] христианы». И идоша въ множествѣ многомъ мужие же, и жены, и дѣти. Преподобный же Стефанъ, видѣвъ толикъ народъ грядущъ[166] къ Христу Богу, о коль неизреченныя радости исполнися, и от радости слезы от очесъ излия, и благодарения неизреченная возсылаше человѣколюбивому Владыцѣ, не хотящему смерти грѣшныхъ. И устрѣте[167] ихъ, аки отецъ чада, прелюбезнѣ[168], и, отверзъ богодухновенная своя уста, учаше ихъ надолзѣ о всѣхъ святыя вѣры таинствах. Богъ же отверзаше имъ умъ разумѣти глаголемая от святаго учителя, и любезно приемляху словеса его и крещения просяху. Онъ же крестяше ихъ въ имя Отца, и Сына, и Святаго Духа. И просвѣщенна бысть земля Пермская благодатию Божиею, трудами же и молбами[169] преподобнаго Стефана.

Новопросвѣщенныи[170] же людие сокрушаху бывшия в нихъ идолы, иже [171]по домѣхъ, и по стогнахъ, и по путех, и по лѣсахъ, и по дубравахъ171, и капища разоряху, а найпаче самъ Стефанъ блаженный в томъ трудяшеся, ходя всюду, и идолы топоромъ сосѣцая, и огнемъ сожигая вкупѣ съ приносимыми имъ от нечестивыхъ дарами. Бѣ бо обычай пермяномъ невѣрнымъ таковъ, еже приносити идолом своимъ соболѣ[172], куници[173], горностаи, ласицы, бобры, лисицы, медвѣдна[174], рысѣ[175] и иная тѣм подобная от ловитв своихъ, и вѣшаху то на идолахъ или при идолахъ, еще же и платны[176] изрядными сверха[177] покрываху своя кумиры и пеленами обвиваху, и никтоже от тѣхъ приносимыхъ идоломъ даровъ дерзаше что взяти, ибо, аще бы кто дерзнулъ прикоснутися чесому от реченныхъ, абие той дѣйствомъ бѣсовским впадаше въ лютую болѣзнь и, скорчен и сломленъ от демонския силы, страждаше. Ревнитель же Божий Стефанъ, не бояся тоя неприязненныя силы, собираше вся принесенная в даръ идолом и, сложивши в един стогъ вкупѣ съ идолами, ссѣченными на части, сожигаше огнемъ в пепелъ, себѣ же не взымаше[178] от тѣхъ ничесоже (Л. 410 об.) и ниже иному кому от вѣрныхъ взымати[179] попускаше, глаголя то часть бѣсовскую быти. Точию от платна и пеленъ идолскихъ отроку своему Матфею, родомъ пермянину, новопросвѣщенному, веляше, онучища да творитъ, се[180] же на безчестие и укоризну богом поганскимъ. И удивляхуся пермяне зѣло о обоемъ томъ: яко преподобный не взымает[181] себѣ ничесоже от драгоцѣнныхъ тѣхъ вещей, но вся огню предаетъ и яко никоегоже вреда приемлетъ от дѣмонския силы. И тѣмъ паче увѣряхуся о Христовой силѣ, препобѣждающей силу бѣсовскую, и утверждахуся въ святомъ благочестии.

Сокрушивши же много идоловъ [182]по различныхъ мѣстехъ182, Стефанъ святый созда еще двѣ святыя церкви, умножишася бо и еще по вся дни умножахуся вѣрныи[183], а нечестивыхъ сонмище умалися и на всякъ часъ умаляшеся. При церквахъ же сотвори училища и, собирая младыя человѣки, и юныя отроки, и малыя дѣти, учаше ихъ [184]азбуки пермския, и слоговъ, и Часослова, и Псалтиры, и прочиихъ книгъ, на пермский языкъ от него преведенных184, дабы въ пермянех от своего имъ рода и языка были иереи, и диаконы[185], и прочии клирики, и учители, и тако начатъ[186] цвѣсти и сияти святая христианская тамо вѣра.

Утверждающу убо въ вѣрѣ новопросвѣщенныя люди святому Стефану, прийде нѣкий волхвъ, глаголемый Кудесникъ, началникъ чародѣевъ и старѣйшина обаянниковъ, егоже пермстии людие[187] прежде крещения своего почитаху паче всѣхъ своихъ волхвовъ и имѣяху того яко отца, и учителя, и наставника, вѣрующе управляемой быти того волшебствомъ всей земли Пермстей. Той, пришедъ, начатъ[188] развращати люди новокрещенныя, глаголя: «Мужие и братия пермстии, почто оставляете отческия[189] боги и вѣру? Почто престаете приносити богом жертвы, якоже приношаху отци[190] наши? Кого слушаете? Человѣка ли, от[191] Москвы пришедшаго? Может ли намъ быти от Москвы что добро? Не оттуду ли тяжкия намъ налагаются дани, и дѣются насылства[192], и бываютъ тивуны[193] и приставники? Не слушайте онаго русина[194], паче же москвитина, человѣка чужда, но мене послушайте, желающаго вамъ добра, суща[195] своего, азъ бо есм[196] родъ ваш, единаго племени[197], единоя[198] землѣ[199], единаго (Л. 411) языка, и подобаетъ вамъ слушати мене, старца и отца вашего, паче, неже онаго млада[200] суща[201] лѣты, яко сына или внука противу лѣтъ моихъ».

Вѣрнии же людие глаголаша ему: «Иди, прися с ним, а не с нами». И бяше Кудесникъ той лютъ сопротивникъ преподобному, и творяшеся между има[202] пря велия. Тщашеся же волхвъ погубити преподобнаго волшебствы своими, призываше на нь[203] бѣсовъ и творяше чары, но ничтоже успѣ, ибо и чарования его раздрушахуся, и бѣси ни приближитися можаху къ угоднику Божию. Обаче не престаяше злобный по вся дни пакости дѣяти[204] преподобному, хуля пред всѣми святую христианскую вѣру, и смущая не утвержденных въ вѣрѣ, и паки к своему нечестию от Христа отвращая, нѣции[205] бо, малодушни суще, емляху вѣру глаголом того лукавым, и укланяхуся от пути праваго, и вослѣдствоваху[206] того учению богопротивному. Той же овыхъ словесы прелщаше, овых же дарами и мздою к себѣ прекланяше и, находя на преподобнаго, молвяше, сваряшеся, досаждаше, укоряше, препирашеся, покушаяся всячески одолѣти непреодолѣннаго Христова воина. Единою глагола къ святому: «Бози наши, аще и поруганни быша от тебе, обаче милосердствовавше, не погубиша тя. Аще бо не бы милосердни были, то давно бы тя сокрушили или скорчили и погубили, но щадятъ тя, незлобивы[207] суще, да ты, добронравие ихъ познав, престанеши творити имъ озлобления. А яко вѣра наша лучша ест[208] паче вашея, христианския, се[209] явѣ показую: у васъ единъ Богъ, а у насъ многии боги, многии поспѣшници[210], многии поборници[211], и тыи[212] даютъ намъ вся елика въ водахъ рибы[213], и на воздусѣ птицы, и елика в дубравах и в лузѣхъ соболѣ[214], куници[215], рысѣ[216] и прочия[217] звѣры[218], яже от нашея ловлѣ[219] достигают и до васъ, и обогащаются ими ваши князи, и боляре, и велможи, и облачатся в ня[220], и ходятъ, и, гордящеся, величаются, и дарствуютъ другъ друга, и купчествуютъ[221], и посылаютъ въ окрестныя страны, и в далния земли, в Орду, и в греки, и в нѣмцы, и в литву, — все же то от нашея ловли, юже дают намъ многии бози наши. Еще же и другою вещию лучша вѣра наша паче вашея, яко в[222] насъ единъ человѣкъ или два идутъ на медведя, и борутся[223] (Л. 411 об.) с нимъ, и убиваютъ его помощию боговъ нашихъ, имже за то обрѣкают[224] кожу, а в[225] васъ на едного[226] медведя исходятъ мнози, до ста или до [227]двою сту227 человѣковъ[228] или болѣе, и едва толь мнози единаго возмогутъ одолѣти звѣря[229], иногда же и не возмогутъ, но и сами нѣции[230] от него бываютъ уязвенны[231] и сокрушенны[232] и возвращаются тщи, всуе трудившеся. Но и паки вѣра наша есть паче вашея лучша сего ради, яко у насъ воскорѣ бываютъ всякия вѣсти, аще бо что содѣется в далней странѣ, абие намъ тогожде дне вѣстно бываетъ от боговъ нашихъ, у васъ же не тако, но многими денми едва вѣст[233] каковая к вамъ приносится. Тѣхъ ради винъ лучша ест[234] наша вѣра паче вашея».

Рабъ же Божий Стефанъ противу на вся та отвѣщаваше, сказуя силнѣйша быти единаго истиннаго Бога христианскаго паче многихъ языческихъ, иже нѣ сутъ бози, но бѣсове[235], сверженни с небесъ въ бездну, и прелщаютъ безумныя люди въ идолѣхъ бездушныхъ, не помагаютъ[236] же человѣкомъ ни в чемъже, но и паче вреждаютъ[237] и вредити хотятъ выну[238], суще злы[239] и немилосерды, люты, яры, гнѣвливы, завистливы, ненавистливы, враждебныи[240] роду человѣческому, егоже абие потребили бы от землѣ[241], аще не бы были связанны[242] и удержанны[243] Божиею силою. «Ловитва же всякая дается человѣкомъ не от идоловъ, на единомъ мѣстѣ неподвижно стоящих, ни от бѣсовъ, никаковыяже власти над созданиемъ Божиим имущихъ, но от тогожде самаго всѣх благъ дателя Бога, Иже комуждо по труду его дает Своя дары. А съ звѣрми борба[244] бываетъ не в единой Пермии, но и въ всяких землях и странахъ, бываетъ же то не от помощи мнимыхъ богов вашихъ, но или от тѣлесныя силы, или от искуства борцева, а найпаче оттоль[245], яко покорилъ есть[246] Богъ небесный под нозѣ человѣку всякия звѣры[247], и скоты, и птицы, и рыбы. Обрѣтошася же мнози въ вѣрѣ христианстей, иже лютыхъ звѣрей укротиша именемъ Христовымъ, лвомъ[248] уста заградиша, медведи и парды словомъ связаша, на аспида и василиска наступиша, лва[249] и змия попраша». А противу вѣстей, скоро извѣщаемыхъ от бѣсов волхвом, глаголаше святый сие: яко въ христианстей вѣрѣ мнози (Л. 412) обрѣтошася толь прозорливыи[250] мужи, яко не точию въ дни их гдѣ-либо далече творимая прозряху душевными очима[251], аки ту дѣющаяся, но и имѣвшая по мнозѣхъ[252] лѣтехъ по преставлении ихъ быти предвозвѣщаху пророчески, ибо и пророци[253] святыи[254] въ Ветхомъ Завѣтѣ многими лѣты[255] предвозвѣстиша та, яже потомъ в Новой Благодати собышася.

По таковомъ и по инѣхъ[256] долгих тому подобныхъ прѣнияхъ утвердиша оба слово, еже искусити дѣлом вѣру, чия лучша есть. Дѣло же [257]по самаго Кудесника суду257 уставися таковое: пройти сквозѣ огнь и воду, и, аще кто в огнѣ[258] не сгоритъ или в водѣ не утонетъ, того вѣра лучша и тому иматъ[259] народъ послѣдствовати[260]. И угодно бысть слово сие всему народу пермскому, на слышание прѣния сошедшемуся, и похвалиша судъ таковый. Глагола же святый къ волхву: «Восхотѣлъ еси вещи, яже превосходит силы моего смирения, но надѣюся на щедроты Бога всесилнаго и уповаю на милость Того, Иже всѣхъ спасения ищетъ, яко силенъ есть мене и въ огнѣ[261], и в водѣ жива и цѣла соблюсти чудеснѣ[262] славы ради имени[263] святаго Своего, яко да тѣмъ чудомъ утвердится въ вѣрѣ предстоящий народъ. Посрамишися же ты с твоими, на няже[264] надѣешися, бѣсы». То изрекши к волхву, глагола к народу: «Благословенъ Господь! Возмѣте[265] огнь и принесѣте[266] сѣмо и возжѣте[267] оную особъ[268] стоящую храмину пусту, отверсту[269], азъ же с Кудесником, емшеся за руцѣ[270], [271]в ню внийду271». И абие принесенъ быст[272] огнь и храмина зажженна. Преподобный же Стефанъ, воздѣвъ руцѣ къ Богу, помолися, глаголя: «Владыко Всемилостивый и Всемогий, даждъ[273] намъ помощъ[274] от печали[275] (Псалом 59[276]). Посли милость Твою, яви человѣколюбие Твое, покажи силу Твою, да разумѣютъ предстоящии людие истинную вѣру и познаютъ, яко Ты еси истинный Богъ единъ и азъ рабъ Твой. Се врази[277] возшумѣша, и ненавидящии Тебе[278] воздвигоша главу (Псалом 82[279]), положиша на небеси уста своя, и языкъ ихъ прейде по земли (Псалом 72[280]), сего ради сотвори съ мною знамение въ благо, [281]да узрятъ ненавидящии281 и постыдятся, яко Ты, Господи, помоглъ ми и утѣшилъ мя еси (Псалом 85[282]), Ты бо еси Богъ, утѣшаяй насъ во всякой скорбѣ[283] нашей Параклитомъ Твоимъ Духомъ Святымъ, с Нимже благословенъ еси во вѣки. (Л. 412 об.) Аминь». И, скончивъ[284] молитву, рече к людемъ: «Миръ вамъ, братие, спасѣтеся[285], простѣте[286] и молѣте[287] о мнѣ, азъ бо вѣры ради святыя умрѣти готовъ есмъ[288], теку убо на предлежащий ми[289] подвигъ, уповая на началника вѣры и совершителя Иисуса». Обращся же к Кудеснику, рече: «Пойдева[290] вкупѣ, емшеся за руцѣ, якоже обѣщахова[291]». Кудесник же, устрашився шума огня, зѣло палающа[292], ити не хотяше. И ятъ его преподобный крѣпко за одежду, и влечаше нуждею в огнь съ собою. Кудесник же возбраняшеся и воспящашеся и, падая на землю, возываше, не хотя въ огнь ити, и исповѣдаше то, яко абие сгоритъ в огнѣ[293], аки сѣно и стеблие. Народъ же [294]вопияше на нь294 съ досадами, да идетъ в огн[295], якоже сам судилъ ест[296]. Но онъ моляшеся, да оставлен будетъ. Рече же к нему преподобный Стефанъ: «Не самъ ли ты сице избралъ и восхотѣлъ еси искусити Бога жива[297], то почто нынѣ отрицаешися?». Онъ же, [298]помѣтаяся, бияше челом298 и, припадая пред ногама[299] его, об[ъ]являше вину свою, и немощъ[300] исповѣдаше, суетство же и прелесть свою обличаше, и сказоваше то, яко, хотя устрашити Стефана, сицевое из[ъ]обрѣте умышление, еже внийти[301] въ огнь, мнѣвъ, яко рабъ живаго Бога внийти[302] убоится, но обратися болѣзн[303] онаго Кудесника на главу его, и на верхъ его неправда его снийде[304]. Такожде и о водѣ бысть. Егда на рѣцѣ прорубаша[305] ледъ [306]на двою мѣсту306, вверху воды единъ прорубъ, а внизу другий, еже обѣма[307] в верхний прорубъ, емшеся за руки, внийти[308] и, идуще под ледомъ, в другий нижний прорубъ вонъ изыйти[309], тогда волхвъ, такожде нудимый[310] от святаго, не восхотѣ внийти[311], и посрамися окаянный о всѣхъ своихъ чародѣянияхъ и учениях волшебных. Вопроси же его святый: «Хощеши ли вѣровати и креститися, понеже уже препрѣнъ еси?». Онъ же отрицашеся, не хотя вѣры христианския и крещения святаго. И глагола святый к народу: «Вы есте свѣдителие[312] симъ, яко самъ сей[313] окаянный из[ъ]обрѣте образъ, како искусити [314]правыя вѣры314 огнемъ и водою, и яко не восхотѣ исполнити своего слова и не внийде[315] въ огнь, ни въ воду, ниже вѣруетъ, ни крещения требуетъ. Что убо мнится вам о немъ? Рцѣте[316]». Людие же возопиша: «Повиненъ есть смертныя казни!», и, емше его, вдаша[317] въ (Л. 413) руцѣ[318] святому Стефану, да казнитъ смертию, якоже хощет, и глаголаху: «Аще пустиши того жива, то горше будетъ тебѣ пакости творити». Отвѣща святый: «Ни, не буди рука наша на вразѣ нашемъ, не посла бо мя Христосъ бити, но благовѣстити, и не повелѣлъ[319] ми[320] мучити, но учити съ кротостию и увѣщати[321] с тихостию, ниже заповѣда ми[322] владыка мой казнити, но наказовати с милостию, по рекшему: “Накажетъ мя праведникъ милостию и обличитъ мя” (Псалом 140[323]). А яко не хощет вѣровати, ожесточенъ сый и злобою ослѣпленъ, то ему будетъ на вѣчную казнь, глаголетъ бо Господь нашъ: “Иже [324]иметъ вѣру‑324 и крестится, спасенъ будетъ, а иже не иметъ вѣру[325], осужденъ будетъ” (Марк 16[326]). Довлѣетъ запрѣщениемъ запрѣтити ему, да не учитъ болѣе [327]учения своего прелестнаго327, ни да развращает люди Божия, еще же ни да живетъ посредѣ Христова стада волкъ хищный, да не иматъ[328] части тма съ свѣтомъ, но да извержется злое от средѣ[329] всѣхъ, и гнилъ удъ мечемъ духовнымъ да отсѣчется, от предѣлъ сихъ да ижденется волхвъ сей. Аще же паки дерзнет зде явитися и учити, тогда не убѣжитъ смертныя казни».

Запрѣтивше убо Кудеснику тому, изгнаша его от[330] пермскихъ предѣловъ, и бысть в мирѣ Христова Церковъ[331], и храмы Божия созидовахуся[332] повсюду, а идолския[333] капища разоряхуся весма[334].

Умножившейся же Церквѣ[335] Христовой в земли Пермстей, [336]требѣ бяше епископа336 странѣ той, понеже к митрополиту в Москву хиротонисания ради посылати далече бѣ зѣло, елико бо от Цариграда[337] греческаго Москва отстоит, толико от Москвы Пермъ[338] далняя[339]. Совѣтовав убо преподобный Стефанъ съ новопросвѣщенными людми, пойде в Москву к великому князю Димитрию Иоанновичу и к митрополиту Пимину[340] и повѣда имъ вся сотворшаяся[341] благодатию Божиею в земли Пермстей, и просяше, да дадутъ епископа земли той, жатва бо бысть многа, дѣлателей же мало. Великий же князь, и митрополитъ съ епископы, и весъ[342] освященный соборъ, совѣтовавше о томъ, рѣша[343]: «Кто достойнѣйшъ[344] и доволнѣйшъ[345] есть быти епископъ земли Пермстей, яко той, иже просвѣтилъ есть[346] землю ту Христовою благодатию, и толикия под[ъ]ят[347] подвиги и труды, и книги руския[348] на языкъ пермский преведе, идолы сокруши, (Л. 413 об.) храмы святыя созда, и есть Пермии яко апостолъ, убо тойжде и епископъ тамо да будетъ, воистинну бо достоинъ есть сей мужъ таковыя благодати. И поставленъ быст[349] святый Стефанъ епископъ Пермский. Бѣ же то его поставление велми угодно благовѣрному великому князю Димитрию Иоанновичу, понеже ему блаженный сей Стефанъ знаемый[350] бѣ и любяше того издавна.

Таже великий князь и митрополит, одаривше его многими дарами, отпустиша на престолъ его въ Пермию, идеже святый, достигъ, многую радость сотворилъ[351] людемъ пришествиемъ своимъ, и трудяшеся, якоже и первѣе, утверждая люди вѣрныя въ вѣрѣ, оставшия[352] же невѣрныя увѣряя и крещая, и церкви Божия созидая, и иереевъ поставляя, и весъ[353] чинъ церковный устрояя добрѣ, такожде и монастыри строяше, и подаваше милостинѣ[354] многи, и кормяше нищия и убогия, и одѣваше наготующия[355], и печалныя утѣшаше, и упокоеваше странныя, и бысть всѣмъ отецъ милостивъ, и благодѣтель великъ, и пастыръ[356] бодръ, о всѣхъ имѣяй прилѣжное попечение, не точию о спасении душъ, но и о потребах тѣлесныхъ промышляяй, многажды бо множество жита лод[ь]ями[357] от Вологды въ Пермъ[358] привозя, раздаяше туне людем убогимъ и препитоваше я[359] въ дни глада.

Егдаже всю Пермскую землю приведе Богови[360], и вся добрѣ устрои, и управивъ[361] благочинно святую Церковъ[362], и упасе словесное стадо, приближися къ скончанию своему угодник Божий епископъ Пермский Стефанъ святый, уже бо доспѣ[363] старости мастити[364] и изнемагаше[365] тѣлом от многолѣтных трудов, под[ъ]ятыхъ о спасении толь многихъ душъ человѣческихъ. Нужда же еще ему належаше ити паки въ Москву к митрополиту Киприану нѣкиихъ ради исправлений церковных.

Созвавъ убо свое стадо, поучи ихъ доволно от Божественныхъ Писаний пребывати въ вѣрѣ и любвѣ[366] нелицемѣрной между собою. Приложилъ[367] же рещи и сие: «Близъ есть время кончины моея, еже преставленну ми[368] быти от васъ, якоже яви мнѣ Господь нашъ Иисусъ Христосъ, емуже васъ вручаю».

Таже, сотворивъ молитву, пойде въ путь, и, достигъ столнаго града Москвы, впаде в болѣзнь, и, нѣколико дний[369] поболѣв, преставися къ Господу, Егоже измлада возлюби. (Л. 414) Бѣ же скончание его при великомъ князи[370] Василии, сынѣ великаго князя Димитриа, побѣдившаго Мамаеву силу, и при Киприанѣ-митрополитѣ. И собрашася на погребение святаго князи, и боляре, и священныи[371] чинове[372], и множество народа и проводиша тѣло его честно въ монастыръ[373] Свято-Спаский, идѣже нынѣ дворъ царский, и положиша в церквѣ[374] каменной на лѣвой странѣ.

Тако преподобный отцъ нашъ Стефанъ, епископъ и просвѣтитель земли Пермския, жития своего богоугоднаго и многимъ зѣло полезнаго течение скончавъ, остави людемъ паствы своея плачъ[375] велий, аггелом же Божиимъ сотвори радость велию о обращении толь многихъ грѣшниковъ, чесо ради и его праведная и святая душа аггелскими руками радостнѣ[376] есть[377] взята и несена съ веселием къ Богу, идѣже, съ лики святыхъ иерарховъ предстоя Престолу благодати, не точию о земли Пермстѣй, но и о всемъ мирѣ молитъ Отца, и Сына, и Святаго Духа, единаго въ Троици[378] Бога. Ему же слава въ вѣки. Аминь.

 


[1] К-1759: Минии.

[2] К-1759: Четьи.

[3] К-1759: россиянинъ.

[4] К-1759: славенскаго.

[5] К-1716, К-1759: христианыни.

[6] К-1759: бысть.

[7] К-1759: канонархати.

[8]-8 К-1759: Божественному Писанию.

[9] К-1759: соборной.

[10] К-1759: церкви.

[11] К-1759: Превзыде.

[12]-12 К-1759: с текущими в суету и тщетная гонящими.

[13]-13 К-1759: всего себе вдавъ.

[14] К-1716: весь.

[15] К-1759: быстрина.

[16]-16 К-1759: любовию Божиею, никогдаже отпадающею. Буква е в слове отпадающею переправлена из стертой буквы у.

[17] К-1716: любовь.

[18] К-1716: монастыри; К-1759: монастырѣ.

[19] К-1759: тамо.

[20] К-1759: всегда.

[21] К-1759: Господни.

[22] К-1716, К-1759: нощь.

[23] К-1759: пользу.

[24]-24 К-1759: богомыслии его.

[25] К-1759: свидѣтелствуютъ.

[26] К-1759: нѣколикихъ.

[27] К-1759: преставившуся.

[28] К-1759: России.

[29] К-1759: прозваниемъ.

[30] К-1759: земли.

[31] К-1716, К-1759: земли.

[32] К-1716, К-1759: возсия.

[33] К-1759: сѣни.

[34] К-1716, К-1759: об[ъ]ятся.

[35]-35 К-1759: апостоломъ святымъ.

[36] К-1716, К-1759: Московскаго.

[37]-37 К-1759: пермскому языку.

[38]-38 К-1759: вразумившу его.

[39] К-1759: из[ъ]обрѣте.

[40] К-1759: пермскую.

[41] К-1759: российскихъ.

[42] К-1759: славенскихъ.

[43]-43 К-1759: греческому языку, чтению же и разумѣнию.

[44] К-1759: российским.

[45] К-1759: греческим.

[46] К-1759: пермским.

[47] К-1716: болие; К-1759: болѣе.

[48] К-1716, К-1759: намѣстнику.

[49] К-1759: Российския.

[50] К-1759 добавлено: еже.

[51]-51 К-1759: по Немъ.

[52] К-1759 добавлено: стих 29.

[53] К-1716, К-1759: удивися.

[54] К-1759: антиминсы.

[55] К-1759: церкве.

[56] К-1759: Взя.

[57] К-1759: краснии.

[58] К-1716, К-1759: нози.

[59] К-1759: изыде.

[60] К-1759: проповѣдь.

[61] К-1759: крайняго.

[62] К-1716, К-1759: земли.

[63] К-1759: молитвы.

[64] К-1759: нача.

[65]-65 К-1759: христианской вѣрѣ.

[66] К-1716, К-1759: тварь.

[67] К-1759: Нѣцыи.

[68] К-1759: овии.

[69] К-1716: инии; К-1759: иннии.

[70] К-1759: него.

[71] К-1716, К-1759: имене.

[72] К-1759: Христу.

[73] К-1716, К-1759: церковь.

[74] К-1759: входящия.

[75] К-1759: обитель.

[76] К-1759: церковь.

[77] К-1716, К-1759: церковь.

[78] К-1759: ихъ.

[79] К-1759: всегда.

[80] К-1716, К-1759: помраченнии.

[81] К-1759: неудобь.

[82] К-1759: него.

[83] К-1759: дней.

[84] К-1759: оную.

[85] К-1759: прилучившуся.

[86] К-1759: тую.

[87] К-1759: сгарающей.

[88] К-1716: кумирници.

[89] К-1716, К-1759:Идолопоклонницы.

[90] К-1759: догарающу.

[91] К-1759: него.

[92] К-1759: кричаще.

[93] К-1716, К-1759 нет.

[94] К-1716, К-1759: воздѣвъ.

[95] К-1716, К-1759: готовяшеся.

[96] К-1716: возываше; К-1759:взываше.

[97] К-1759: крилома.

[98] К-1759: свирѣпый.

[99] К-1716, К-1759: преложися.

[100] К-1759: из.

[101] К-1759: воззва.

[102] К-1716, К-1759: человѣцы.

[103] К-1759: бы.

[104] К-1716, К-1759: А.

[105] К-1716, К-1759: тии.

[106] К-1759: ноздрями.

[107] К-1716, К-1759: взимаютъ.

[108] К-1759: помогаютъ.

[109] К-1759: сгараеми.

[110] К-1759: нечувственное.

[111]-111 К-1759: оставите тую пагубную суету.

[112] К-1716, К-1759: приступите.

[113] К-1716, К-1759: просвѣтитеся.

[114] К-1716, К-1759: тварь.

[115] К-1759: весь.

[116] К-1716, К-1759: Церковь.

[117] К-1716, К-1759: тии.

[118] К-1759: нарочитѣйшими.

[119] К-1716, К-1759: невѣрнии.

[120] К-1759: церкви.

[121] К-1759: внутрь.

[122] К-1759: древния.

[123] К-1759: Инии.

[124] К-1759: имать.

[125] К-1759: насъ.

[126] К-1759: въ.

[127] К-1759: бы.

[128] К-1759: бы.

[129] К-1759: извинение.

[130] К-1759: насъ.

[131] К-1716, К-1759: и ни.

[132] К-1759 слово помещено в круглые скобки: (его).

[133] К-1759: Исаии 8, стих 10.

[134] К-1716, К-1759: овии.

[135] К-1716, К-1759: новопросвѣщеннии.

[136] К-1716, К-1759: идолопоклонницы.

[137] К-1716, К-1759: невѣрнии.

[138] К-1759: напасти.

[139] К-1759: часто.

[140] К-1759: истины.

[141] К-1759: молитвы.

[142] К-1759: земли.

[143] К-1716, К-1759: просвѣщеннѣй.

[144] К-1759: прочымъ.

[145] К-1759 добалвено: стих 37.

[146] К-1759: старии.

[147] К-1759: младии.

[148] К-1759: велицыи.

[149] К-1759: малии.

[150]-150 К-1759: из России.

[151] К-1716, К-1759: любовь.

[152] К-1759: коликия.

[153] К-1759: прия.

[154] К-1759: насъ.

[155]-155 К-1759: противо речетъ намъ.

[156] К-1759: имать.

[157] К-1759: насъ.

[158] К-1759: кротко.

[159] К-1759: незлобиво.

[160] К-1759: насъ.

[161] К-1759: всегда.

[162] К-1759: уготовившаго.

[163] К-1716, К-1759: молимъ.

[164]-164 К-1759: вѣрѣ своей.

[165] К-1759: насъ.

[166] К-1759: грядущии.

[167] К-1716: усрѣте; К-1759: срѣте.

[168] К-1759: прелюбезно.

[169] К-1759: молитвами.

[170] К-1759: Новопросвѣщеннии.

[171]-171 К-1759: по домамъ, и по стогнамъ, и по путемъ, и по лѣсамъ, и по дубравамъ.

[172] К-1759: соболи.

[173] К-1759: куницы.

[174] К-1759: медвѣдни.

[175] К-1759: рыси.

[176] К-1759: платнами.

[177] К-1759: съверху.

[178] К-1716, К-1759: взимаше.

[179] К-1716, К-1759: взимати.

[180] К-1759: сие.

[181] К-1716: взимает; К-1759:взимаетъ.

[182]-182 К-1759: по различнымъ мѣстамъ.

[183] К-1716, К-1759: вѣрнии.

[184]-184 К-1759: азбукѣ пермской, и слогомъ, и Часослову, и Псалтирѣ, и прочымъ книгамъ, на пермский языкъ от него преведеннымъ.

[185] К-1759: диакони.

[186] К-1759: нача.

[187] К-1759: люди.

[188] К-1759: нача.

[189] К-1759: отеческия.

[190] К-1716, К-1759: отцы.

[191] К-1759: из.

[192] К-1716, К-1759: насилства.

[193] К-1716, К-1759: тривуны.

[194] К-1759: россиянина.

[195] К-1759: сущаго.

[196] К-1759: есмь.

[197] К-1759: племене.

[198] К-1759: единыя.

[199] К-1716, К-1759: земли.

[200] К-1759: младаго.

[201] К-1759: сущаго.

[202] К-1759: ими.

[203] К-1759: него.

[204] К-1759: творити.

[205] К-1759: нѣцыи.

[206] К-1759: послѣдоваху.

[207] К-1716, К-1759: незлобиви.

[208] К-1716, К-1759: есть.

[209] К-1759: сие.

[210] К-1716, К-1759: поспѣшницы.

[211] К-1716, К-1759: поборницы.

[212] К-1716, К-1759: тии.

[213] К-1716, К-1759: рыбы.

[214] К-1759: соболи.

[215] К-1716, К-1759: куницы.

[216] К-1759: рыси.

[217] К-1759: прочыя.

[218] К-1759: звѣри.

[219] К-1759: ловли.

[220] К-1759: нихъ.

[221] К-1759: купечествуютъ.

[222] К-1759: у.

[223] К-1759: борются.

[224] К-1759: обѣщаютъ.

[225] К-1759: у.

[226] К-1716, К-1759: единаго.

[227]-227 К-1759: дву сотъ.

[228] К-1759: человѣкъ.

[229] К-1716: звѣра.

[230] К-1759: нѣцыи.

[231] К-1716:уязвенни; К-1759:уязвени.

[232] К-1716: сокрушенни; К-1759:сокрушени.

[233] К-1759: вѣсть.

[234] К-1759: есть.

[235] К-1759: бѣси.

[236] К-1759: помогаютъ.

[237] К-1759: повреждаютъ.

[238] К-1759: всегда.

[239] К-1759: зли.

[240] К-1716, К-1759: враждебнии.

[241] К-1716, К-1759: земли.

[242] К-1716: связанни; К-1759:связани.

[243] К-1716: удержанни; К-1759:удержани.

[244] К-1759: борьба.

[245] К-1759: оттолѣ.

[246] К-1759 нет.

[247] К-1759: звѣри.

[248] К-1759: львомъ.

[249] К-1759: льва.

[250] К-1716, К-1759: прозорливии.

[251] К-1759: очесы.

[252] К-1759: многихъ.

[253] К-1716, К-1759: пророцы.

[254] К-1716, К-1759: святии.

[255] К-1759 добавлено:прежде.

[256] К-1759: иныхъ.

[257]-257 К-1759: по суду самаго Кудесника.

[258] К-1759: огни.

[259] К-1716, К-1759: имать.

[260] К-1759: послѣдовати.

[261] К-1759: огни.

[262] К-1759: чудесно.

[263] К-1716, К-1759: имене.

[264] К-1759: нихже.

[265] К-1716, К-1759: возмите.

[266] К-1716, К-1759: принесите.

[267] К-1759: возжжите.

[268] К-1759: особь.

[269] К-1759: отверзсту.

[270] К-1759: руки.

[271]-271 К-1759: вниду в тую.

[272] К-1759: бысть.

[273] К-1759: даждь.

[274] К-1716, К-1759: помощь.

[275] К-1759: скорби.

[276] К-1759 добавлено: стих 13.

[277] К-1759 добавлено: Твои.

[278] К-1759: Тя.

[279] К-1759 добавлено: стих 3.

[280] К-1759 добавлено: стих 9.

[281]-281 К-1759: и да видятъ ненавидящии мя.

[282] К-1759 добавлено: стих 17.

[283] К-1759: скорби.

[284] К-1759: скончавъ.

[285] К-1716, К-1759: спаситеся.

[286] К-1716, К-1759: простите.

[287] К-1716, К-1759: молите.

[288] К-1716, К-1759: есмь.

[289] К-1759: мнѣ.

[290] К-1759: пойдемъ.

[291] К-1759: обѣщахомся.

[292] К-1759: палающаго.

[293] К-1759: огни.

[294]-294 К-1716: на нь вопияше; К-1759: на него вопияше.

[295] К-1759:огнь.

[296] К-1759 нет.

[297] К-1759:живаго.

[298]-298 К-1759:кланяяся до земли, просяше.

[299] К-1759:ногами.

[300] К-1716, К-1759: немощь.

[301] К-1759:внити.

[302] К-1759:внити.

[303] К-1759:болѣзнь.

[304] К-1759:сниде.

[305] К-1759:прорубиша (буква и переправлена из буквы а).

[306]-306 К-1759:на двоихъ мѣстахъ.

[307] К-1759:обѣимъ.

[308] К-1759:внити.

[309] К-1759:изыти.

[310] К-1759:нудимь.

[311] К-1759:внити.

[312] К-1759:свидѣтели.

[313] К-1759:сий.

[314]-314 К-1716, К-1759: правую вѣру.

[315] К-1759:вниде.

[316] К-1716: Рците; К-1759:Рцыте.

[317] К-1759:отдаша.

[318] К-1759:руки.

[319] К-1716, К-1759: повелѣ.

[320] К-1759:мнѣ.

[321] К-1759:увѣщавати.

[322] К-1759: мнѣ.

[323] К-1759 добавлено:стих 5.

[324]-324 К-1759:вѣру иметъ.

[325] К-1759: вѣры.

[326] К-1759 добавлено:стих 16.

[327]-327 К-1759: учению своему прелестному.

[328] К-1759: имать.

[329] К-1759: среды.

[330] К-1759: из.

[331] К-1716, К-1759: Церковь.

[332] К-1759: созидахуся.

[333] К-1759: идолская.

[334] К-1759: вконецъ.

[335] К-1759: Церкви.

[336]-336 К-1759: потребенъ бысть епископъ.

[337] К-1759: Царяграда.

[338] К-1759: Пермь.

[339] К-1759: далная.

[340] К-1759: Пимену.

[341] К-1759: сотворившаяся.

[342] К-1716, К-1759: весь.

[343] К-1759: рекоша.

[344] К-1759: достойнѣйший.

[345] К-1759: доволнѣйший.

[346] К-1759 нет.

[347] К-1759:под[ъ]я.

[348] К-1759:российския.

[349] К-1759:бысть.

[350] К-1759:знаемь.

[351] К-1716, К-1759: сотвори.

[352] К-1759:оставшыяся.

[353] К-1716, К-1759: весь.

[354] К-1759:милостыни.

[355] К-1759:нагия.

[356] К-1716, К-1759:пастырь.

[357] К-1716: лодиями; К-1759: ладиями.

[358] К-1759:Пермь.

[359] К-1759:ихъ.

[360] К-1759:Богу.

[361] К-1716, К-1759: управи.

[362] К-1716, К-1759: Церковь.

[363] К-1759:достиже.

[364] К-1759:маститы.

[365] К-1759:изнемогаше.

[366] К-1759:любви.

[367] К-1716, К-1759: приложи.

[368] К-1759:мнѣ.

[369] К-1759:дней.

[370] К-1759:князѣ.

[371] К-1716, К-1759: священнии.

[372] К-1759:чини.

[373] К-1716, К-1759: монастырь.

[374] К-1759:церкви.

[375] К-1716, К-1759: плачь.

[376] К-1759:радостно.

[377] К-1759 нет.

[378] К-1759:Троицѣ.

Форумы