Галкин А. К. Репрессии против духовенства Ленинграда и пригородов в 1935–1941 гг.

Посвящается памяти

протоиерея Игоря Семеновича Ранне (1927–1982 гг.),

предоставившего автору первую возможность

познакомиться с документами из архива

Ленинградского епархиального управления

 

 

 

С октября 1933 г. Ленинградской епархией управлялмитрополит Ленинградский (с 10 декабря 1943 г. Ленинградский и Новгородский) Алексий (Симанский)[1] (с 4 февраля 1945 г. патриарх Московский и всея Руси). Он стал 21-м Санкт-Петербургским – Ленинградским правящим архиереем и первым был встречен в городе без звона. 14 июля 1933 г. председателей «двадцаток» городских храмов обязали прекратить со следующего дня колокольный звон, в том же году в октябре–ноябре колокола были сброшены с колоколен и сданы в металлолом, включая большой колокол Александро-Невской лавры, отлитый при патриархеНиконе для Иверского монастыря (его возраст почти на полвека превышал возраст Ленинграда). Колокола сохранились лишь в Димитриевской греческой церкви (до 1917 г. она числилась за посольством Греции, но и в 1933 г. еще имела в составе «двадцатки» греческих подданных):шесть ее колоколов весом около 3,5 т остались на месте[2]. Из-за возмущения академика И. П. Павлова, заявившего, что он поедет с протестом в Москву, 14 июня 1934 г. колокольный звон был восстановлен в Петропавловской церкви села Колтуши[3] в 20 км к востоку от Ленинграда.

Вступая на Ленинградскую кафедру, митрополит Алексий в воскресенье 29 октября 1933 г. служил литургию в Троицком соборе бывшей Александро-Невской лавры[4]. Именно бывшей: 10 октября временный Священный Синод признал, что лавра «существует уже не как монастырь, а как приход», и поручил«Преосвященному митрополиту Ленинградскому назначить настоятеля Александро-Невского прихода на общем основании», соответственно, митрополиту Алексию при назначении вЛенинград не было присвоено «наименование священноархимандрита лавры»[5].Тысячи богомольцев, пришедших в собор помолиться со своим новым архипастырем, не догадывались о том, что Леноблисполком еще 16 августа1933 г. принял решение о закрытии собора с передачей его под «Дом занимательной науки»[6]. После утверждения ВЦИК это решение незаметно привели в исполнение 7 декабря того же года: зимой в лаврском соборе из-за больших расходов на отопление почти не служили.

В первые же месяцы пребывания митрополита Алексия в Ленинграде Секретно-политический отдел полномочного представительства ОГПУ по Ленинградскому военному округу провел масштабные репрессии против православных клириков и мирян. 21 декабря 1933 г. начались аресты по делу«евлогиевцев» («монархическая группа “Англикане”»), дело завершилось осуждением 45 клириков и чуть более сотни мирян. Вынесение приговора первой группе подсудимых приурочили к 25 февраля 1934 г.[7] – именинам митрополита Алексия. Наибольший урон дело «евлогиевцев» нанесло приходу Успенского храма бывшего Киевского подворья — к тому времени единственному действовавшему патриаршему храму на Васильевском острове (наряду с четырьмя обновленческими приходами). Успенскую церковь закрыли в конце января 1935 г., при новом 1-м секретаре Ленинградского обкома ВКП(б) А. А. Жданове, месяцем ранее сменившем на этом посту С. М. Кирова.

 

«Кировский поток»

Убийство С. М. Кирова 1 декабря 1934 г. власти использовали для раскручивания маховика массовых репрессий, в том числе в отношении Церкви. Их апогеем стал «большой террор» 1937–1938 гг. В 1935 г. по требованию НКВД были распущены коллегиальные органы церковного управления, сформированные в связи с изданием в 1927 г. заместителем патриаршего местоблюстителя митрополитом Сергием (Страгородским) «Декларации» и имевшие статус временных: патриарший Священный Синод[8] и епархиальные советы. С 1935 г. церковная жизнь в Ленинграде стремительно приходила в упадок.

Начальником Ленинградского управления НКВД с декабря 1934 г. по январь 1938 г. являлся Л. М. Заковский[9]. Первой совместной акцией Жданова и Заковского стала депортация из Ленинграда в марте 1935 г. почти 12 тыс. человек («бывших людей»), составивших первую волну «кировского потока». Наряду со старой интеллигенцией были высланы больше половины штатных клириков 33 патриарших приходовЛенинграда (32 с молитвенными зданиями и «Смоленского кладбища без церкви»). К исполнению директивы НКВД по резкому сокращению числа духовенства в Ленинграде и окрестностях подключили районных инспекторов по вопросам культов[10] . 13 февраля 1935 г. прошел учет духовенства уцелевших патриарших («сергиевской ориентации») и обновленческих храмов. По егорезультатам были составлены четыре «не подлежащих оглашению» списка «служителей культа»: по два списка клириков «сергиевской ориентации» и клириков-обновленцев — «оставленных при церквах г. Ленинграда и пригородов» и «сокращенных по г. Ленинграду и пригородам и направленным на работу в периферию»[11].

В патриарших храмах служили 136 священников и 66 диаконов; должно было остаться 66 священников и 15 диаконов[12]. Следовательно, н амечалось выслать 125 священнослужителей из 206 (60,7%) (учтены четыреклирика Исидоровской церкви), процент высылаемых диаконов оказался выше — 77,6% (из 67 диаконов предполагалось выслать 52). Изгнанию из города подлежали все шесть штатных псаломщиков. Те, кого оставили («твердый штат»), должны были пройти перерегистрацию до 1 апреля 1935 г.[13]Список «оставленных» в 1935 г. клириков патриаршей Церкви включает 73 имени:58 иереев и 15 диаконов. В списке «сокращенных» священно- и церковнослужителей, который возглавил викарийЛенинградской епархии епископ Лужский Амвросий (Либин), — 135 порядковых номеров[14]: в нем поименованы73 иерея, 43 диакона и 6 псаломщиков; 12 имен пропущены (№ 119−130). Намеченный план был перевыполнен: «кировский поток» охватил 63,7% штатных священно- и церковнослужителей (134 человек из 212) (см. Приложение, таблица 1). Списки намеченных к высылке и «оставленных» клириков в Ленинграде, а также в городах и в наиболее крупных населенных пунктах вокруг Ленинграда (ныне почти все они — в черте Санкт-Петербурга) представлены в Приложении, втаблицах 2 и 3.

Процент высланных обновленцев из их штатного на февраль 1935 г. клира, служившего в 14 городских храмах, был почти вдвое меньшим — 37,7% (26 человек из 69)[15]. Выслали также протоиерея Евгения Гордиенко, настоятеля последнего иосифлянского храма (Троице-Лесновского), община уцелела, храм в Лесном остался действующим. 25 февраля 1935 г., в ходе подготовки к высылке духовенства, была закрыта русско-эстонская Исидоровская церковь, весь ее штат подвергся «сокращению». К закрытию наметили Богоявленскую Гутуевскую церковь, отложив оформление до мая 1935 г., ее настоятеля «сократили», в графе «оставленных» вместо имени указано: «вакансия». Клириков высылали с женами, нередко и с детьми. Как правило, «человека арестовывали; через 2 дня выпускали, предписав явиться в НКВД с паспортом; паспорт отбирали и вместо него давали предписание: в 24 часа выехать в определенную местность»[16]. Е. В. Исакова и М. В. Шкаровский уточнили, что некоторых высылали в административном порядке, других — по приговору Особого совещания при НКВД, после кратковременного ареста[17].

В начале марта 1935 г.митрополиту Алексию ничего не оставалось, как уволить за штат несколько десятков городских клириков, включая настоятелей храмов. Не исключено, что архиерею дали возможность отстоять кого-то из священнослужителей, предназначенных к высылке, в их числе называют протоиерея Павла Пашского[18]. С другой стороны,настоятель Николо-Богоявленского собора митрофорный протоиерей Николай Чуков, будущий митрополит Ленинградский и Новгородский Григорий, вошел в список «оставленных»[19], нов ночь на 11 марта 1935 г. его арестовали. Протоиерея Николая обвинили в том, что он высказывался «против мероприятий сов[етской] власти и партии по вопросам религии», являлся «лицом из религиозного актива» и «активно участвовал в тихоновском движении», «вращался исключительно в среде “бывших людей”». Постановлением Особого совещания при НКВД СССР от 29 марта 1935 г. протоиерей Н. Чуков был выслан на 5 лет в Саратов вместе с женой[20].Так же в Саратоввыслали и Лужского епископа Амвросия (Либина), уволенного на покоймитрополитом Сергием (Страгородским). Викарный Петергофский епископ Николай приготовил «узелок с бельем на случай ареста»[21], но его «кировский поток» не затронул, вскоре его возвели в сан архиепископа.К Пасхе 1935 г. правом ношения митры был награжден последний секретарь временного Ленинградского епархиального совета протоиерей Николай Ломакин.

Резолюции митрополита Алексия, касающиеся « установления новых штатов священнослужителей при церквах епархии», датированы 3 марта 1935 г. — это былаНеделя о Страшном суде.В канцелярии временного Ленинградского епархиального совета были отпечатаны сообщения об увольнении за штат «к сведению и исполнению» увольняемых, секретарь епархиального совета протоиерей Николай Ломакин ставил на них штамп и печать и скреплял своей подписью. Получатель такой справки автоматически становился «лицом без определенных занятий» и подлежал изгнанию из Ленинграда (см. публикацию, документ № 1). На совещании районных инспекторов по вопросам культов в марте 1935 г. говорилось: «Во всех случаях обращения духовенства для выяснения мотивов сокращения – предлагать обращаться вепархиальный совет»[22]. По словам А. Э. Краснова-Левитина, «самый разгар высылок… пришелся на Масленицу и на первую неделю Великого поста»[23]. В ссылку отправились члены Временногоепархиального совета на 1934 г.: протоиереи Василий Акимов, Павел Кедринский, Николай Чуков,кафедральный протоиерей Леонид Богоявленский. Многолетних настоятелей лишились Сампсониевский собор, церкви Большеохтинского кладбища.

Временный Ленинградский епархиальный совет прекратил работу 15 июня 1935 г., вслед за временным патриаршим Священным Синодом. Коллегиальных органов управления в том же году лишились и обновленцы. Обновленческому «митрополиту» Ленинградскому Николаю (Платонову) «предложили сдать пишущую машинку», и все делопроизводство у него с тех пор велось от руки[24]. У митрополита Алексия (Симанского) в 1935–1937 гг., возможно и позже, существовала канцелярия, имевшая штамп и печать. Вопрос о времени ее ликвидации остается открытым. Во время блокады Ленинграда владыка сам вел делопроизводство епархии, вновь открыть канцелярию ему разрешили весной 1944 г.

По числу сокращенных священно- и церковнослужителейпервое место занял клир Волкова кладбища – здесь были уволены 80% клириков (7 из 9 иереев, 4 из 5 диаконов и единственный псаломщик), второе место — клир Князь-Владимирского собора (уволены 6 из 8 иереев и 4 из 5 диаконов). Очевидно, в дипломатических видах, не сократили клир греческой Димитриевской церкви — средиее прихожан оставались подданные Греции. В Троицкой церкви в Озерках отчислять оказалось некого: здесь служил один священник. Заметно меньше плана сократили клир Афонской церкви бывшего Новодевичьего монастыря, очевидно пойдя навстречу митрополиту Алексию — при Афонской церкви находилась его резиденция. Из семерых иереев в церкви сохранились пятеро, а не трое, как намечалось; таким образом, Афонская церковь получила самый большой в городе клир — даже в соборах, включая Троице-Измайловский кафедральный и двухэтажный Николо-Богоявленский, в штате состояли не более 3 священнослужителей. Покинули город оба иеромонаха, служившие в Ленинграде после «зачистки» от монашествующих. Остались лишь трое из четверых архимандритов: в Уфу был направлен архимандрит Владимир (Петров), настоятель церкви св. Марии Магдалины на Малой Охте с октября 1934 г.[25] Ни при одном храме, начиная с кафедрального собора, не оставили больше одного диакона, 8 церквей лишились единственного диакона. Из Троице-Измайловского, Николо-Богоявленского, Князь-Владимирского соборов, Знаменской и Симеоновской церквей и с Волкова кладбища выслали по четыре диакона, из Спасо-Преображенского собора — трое диаконов.Трое священнослужителей из высланных в «кировский поток» и расстрелянных в ссылке, были канонизированы в 2000 г.: протоиереи Николай Розов (брат архидиакона Константина Розова) и Василий Сокольский, протодиакон Никита Алмазов.

В пригородных храмах попали под сокращение 30% иереев (против 57,7% городских), 50% диаконов (против 67% в Ленинграде) и все псаломщики.Из церкви в старинном селе Рыбацком выслали 80% клириков — это оказалась наиболее пострадавшая церковь вокрестностях Ленинграда. В храме был оставлен только настоятель — протоиерей сщмч. Николай Кулигин . Верующие в Рыбацком, как и в соседней Усть-Ижоре, лишились приходских храмов до 1935 г., для «удовлетворения религиозных нужд» им оставили небольшие кладбищенскиецеркви[26]. Клир Благовещенского собора в Шлиссельбурге сократили до одного иерея-настоятеля, что противоречит статусу соборного храма. Из пригородов, так же как из города, выслали всех псаломщиков. В то же время в двух пригородных храмах – Троицком соборе в Колпине и в кладбищенской церкви в Павловске (в 1930-х гг. Слуцк) оставили по два диакона. В Сестрорецке не стали сокращать клир кладбищенской церкви.

В Ленинграде появились девять иерейских вакансий, в окрестностях — четыре иерейских и две диаконских. Из них две иерейских вакансии при церквах Богоявленской Гутуевской в Ленинграде иУспенской на пригородномВыборгском кладбище (настоятеля которой протоиерея Анатолия Кушникова 26 декабря 1934 г. арестовали[27]) тут же упразднили, а церкви закрыли.

Судьба значительной части представителей старого петербургского духовенства, унесенного «кировским потоком», до сего дня не прослежена (среди них находились те, кто имел более чем 40-летний стаж священства, например протоиереи Иоанн Крылов, Павел Кедринский). В 1990-х гг. стали известны имена 19 иереев и диаконов, расстрелянных в 1937–1938 гг. в ссылке. Наибольшее число священнослужителей из Ленинградской епархии были расстреляны в Казахской ССР: протоиереи Леонид Богоявленский, Кирилл Зверев, Феодор Ильинский, Всеволод Окунев, Алексий Соколов, Василий Сокольский, Георгий Эльтеков, священники Феодот Андреев, Гавриил Сидоров, протодиаконы Никита Алмазов, Николай Верещагин, диакон Георгий Кашников. В Уфе расстреляли архимандрита Владимира (Петрова),протоиереев Михаила Громцева, Димитрия Разумова, Николая Розова и Павла Цветаева; в Оренбурге казнили протоиереев Василия Певцова, Николая Посунько и Василия Сыренского; в Астрахани — протоиерея Николая Кохановича; в Саратове — епископа Амвросия (Либина) и протоиерея Александра Преображенского; в Смоленске — протоиерея Иоанна Титова; в Карелии — Иоанна Максимова, рукоположенного в ссылке во священника. Направленный служить настоятелем Воскресенского собора в Луге протоиерей Николай Вертоградский был там арестован в ноябре 1937 г., расстрелян в Ленинграде. Чуть позже расстреляли протоиерея Владимира Воскресенского, на рубеже 1937 и 1938 гг. служившего в русско-эстонской Успенской церкви в Красногвардейске (Гатчина).

Несколько клириков, отправленных в ссылку, вскоре вернулись, вновь были зарегистрированы при храмах Ленинграда или его окрестностей и пали жертвами «большого террора»: протоиереи Иоанн Лебедев, Павел Троицкий, Вадим Ястребов, диаконы Герасим Лебедев, Захария Химич[28]. Диакон Александр Киселев с начала 1936 г. около года служил в церкви в городе Урицке, затем вышел за штат[29], его арестовали 21 августа 1937 г., расстреляли 21 октября[30]. Недолго оставался в ссылке в Новгороде протоиерей Димитрий Гидаспов, по возвращении в Ленинград он состоял за штатом, был расстрелян 6 марта 1938 г. Два протоиерея,вернувшиеся в Ленинград не позднее весны 1937 г. и продолжившие служение, избежали дальнейших репрессий. Престарелого (1861 года рождения) о. Феодора Ласкеева после возращения зачислили в клир Знаменской церкви[31]. Протоиерей Димитрий Георгиевский[32] свое 60-летие в октябре 1937 г. встретил настоятелем Николо-Большеохтинской церкви, умер в блокаду. Стефан Попов (1875–1971 гг.), один из высланных в 1935 г. протоиереев, отличился редким долголетием. В 1944 г. патриарх Сергий (Страгородский) направил его для устройства церковных дел в Среднюю Азию, в Ташкентской епархии протоиерей Стефан прослужил более 25 лет.

Только шесть клириков из списка 1935 г. оказались в штате действующих храмов в осажденном осенью 1941 г. Ленинграде: протоиереи Николай Ломакин, Михаил Славнитский, Владимир Дубровицкий, архимандрит Владимир (Кобец), протодиакон Павел Маслов и диакон Симеон Рождественский. Среди городского духовенства в марте1935 г. отсутствовали священнослужители блокадного Ленинграда Павел Тарасов, Владимир Румянцев, Иоанн Горемыкин, Михаил Смирнов, Илия Попов, Коронат Владимиров. Все они в это время служили в пригородах и в области.

 

Между «кировским потоком» и «большим террором»

В конце 1935 г. в клир Ленинградской епархии из иосифлянства был принят заштатный протоиерей Филофей Поляков. До ареста в октябре 1932 г. он служил в иосифлянской Сретенской церкви на Выборгской стороне (закрыта в феврале 1933 г.). Настоятелем храма являлся Николай Решеткин, диаконом — Кирилл Иванов, в конце 1930-х гг. они также воссоединились с патриаршей Церковью, причем К. Иванов к этому времени снял сан. В 1936 г. священник Филофей получил сан протоиерея в Московской патриархии, к 1941 г. он получил все последующие награды, включая митру, во время блокады он служил в Ленинграде[33]. Вслед за о. Филофеем Поляковым с патриархией воссоединился заштатный иосифлянский протоиерей Александр Советов. В 1933 г., когда он был настоятелем Троице-Лесновской церкви, его сняли с регистрации как « прежде неоднократно находившегося под арестом»[34], после перехода в патриаршую Церковь он получил регистрацию и в 1936 г. начал служить в Сампсониевском соборе.

На рубеже 1934 и 1935 гг.был составлен секретный план ликвидации вЛенинграде за 3 года почти всех действовавших храмов: в 1935 г. предполагалось закрыть 32 храма, в 1936 г.— 33, в 1937 — 15 храмов[35]. Ликвидация храмов проходила следующим образом. В 1935 г. помимо закрытых Исидоровской и Гутуевской церквей в конце лета ликвидировали (в буквальном смысле: здание разобрано, иконы сожжены) небольшую деревянную Петропавловскую церковь в Лесном. Серьезный ущерб церковной жизни города власти нанесли осенью, когда закрыли Георгиевскую церковь на Большеохтинском кладбище. Она выполняла роль приходского храма для значительной части жителей Выборгской стороны, тогда как малая Никольская церковь на кладбище, построенная в начале XIX в. как семейная усыпальница, служила для отпеваний. Многолюдный приход был поставлен «в невозможные условия»[36]: ему пришлось довольствоваться одной маленькой церковью, всегда до отказа переполненной и каждый день заставленной гробами. Одновременно в рабочем районе у Нарвской заставы закрыли Казанскую церковь бывшего Староладожского подворья.

Еще большие потери верующие Ленинграда понесли в 1936 г. В январе их лишили последнего храма, действовавшего на территории бывшей Александро-Невской лавры, – Свято-Духовского, который оставался единственным приходским храмом «при Невской части Володарского района», растянувшейся вдоль Невы на 12 км[37]. Служившего в храмеархидиакона Серафима (Вавилова) выслали из города, 17 февраля 1938 г. он был казнен в Москве (в 2002 г. прославлен как священномученик). В марте 1936 г. власти оформили закрытие Преображенский церкви у Московской заставы (вопрос о ее ликвидации поднимался еще в январе 1930 г.[38]). После этого на огромной территории вдоль самого длинного в городе Международного (ныне Московский) проспекта осталась одна Афонская церковь бывшего Новодевичьего монастыря, выполнявшая функцию приходской, кладбищенской[39] и Крестовой митрополичьей. Одновременно у канонической общины был изъят Преображенский собор. Его передали «в бесплатное пользование» обновленцам в компенсацию за закрытые летом 1935 г. два собораВознесенский «в Адмиралтейских слободах» (снесен в 1936 г.), второй по размерам обновленческий храм города, и Захарие-Елизаветинский «колыбель обновленчества». Настоятелем последнего в 1922 г. являлся протоиерей Александр Введенский, будущий обновленческий «митрополит-благовестник»). Ликвидация в мае 1936 г. последней заНарвской заставой Ушаковской церкви оставила весь юго-запад города без действующих храмов, не считая деревянного Казанского на Красненьком кладбище, на краю Автова. В том же месяце на Волковом кладбище был закрыт обширный храм Спаса Нерукотворного. У прихода осталсямаленький храм св. Иова, не предназначавшийся для общественных богослужений, а лишь для служения заупокойных литургий по представителям семьи построивших его купцов Крюковых. Летом того же года закрыли двухэтажный Покровский храм на Боровой улице, связанный с именем Петроградского митрополита сщмч. Вениамина (Казанского).

Из действовавших в Ленинграде к началу 1935 г. 32 приходов Московской патриархии, два из которых имели по два храма, и Смоленского кладбища «без церкви» через 2 года осталось 24 прихода с одной церковью в каждом (храм 24-го прихода — Казанский на Красненьком кладбище — в 1935 г. не считался городским, существовал как приписной к церкви пригородного села Ульянка). Таким образом, за 2 года верующие лишились 9 приходов и 11 церквей, на Васильевском острове не осталось штатного патриаршего духовенства (Смоленское кладбище «без церкви»в списке клира митрополита Алексияна 1 мая 1937 г. отсутствует). В то же время при сокращении числа приходов почти на треть число клириков города сохранилось близким к установленному при «сокращении штатов» в марте 1935 г.: 67 иереев, включая вакантные места, и 15 диаконов. К 1 мая 1937 г. в городе служили 78 клириков (60 иереев, 16 диаконов и 2 псаломщика) (см. Приложение, таблица 4).

В городах и наиболее крупных населенных пунктах в окрестностях Ленинграда из имевшихся к 1 марта 1935 г. 25 храмов в 19351936 гг. был ликвидирован Успенский на Выборгском кладбище. В Спасо-Парголовском приходе закрыли приписную Петропавловскую церковь в Шуваловском парке. У прихода в Шлиссельбургеизъяли Благовещенский собор, шлиссельбургская община стала пользоваться Преображенской кладбищенской церковью, ранее, очевидно, приписанной к собору (список храмов в окрестностях Ленинграда с их клиром представлен в Приложении, в таблице 5).

Уцелевшие к концу 1935 г. патриаршие приходы Ленинграда составили два благочиния (в 1919 г. в Петрограде имелось 11 городских благочиний)[40]. Указоммитрополита Алексия от 25 декабря 1935 г. протоиерей М. Славнитский одновременно с назначением кафедральным протоиереем занял пост благочинного 1-го городского округа, 4 января 1937 г. благочинным 2-го городского округа был назначен протоиерей Н. Ломакин. Протоиерей П. Тарасов, в середине 1935 г. переведенный из Петергофского викариатства в Ленинград, с 17 февраля 1936 г. являлся секретарем митрополита[41]. Удерживая первостепенную роль в церковной жизни города более 10 лет, эти три протоиерея продолжали служить при преемнике митрополита Алексия на кафедре — митрополите Григории (Чукове). Вместе с митрополитом Алексием в октябре 1943 г. они вошли в число первых духовных лиц, получивших государственную награду – медаль «За оборону Ленинграда».

В начале 1937 г. в Ленинград переехал череповецкий епископ Тихон (Рождественский). Получив прописку в Князь-Владимирском соборе и кров в комнатке под колокольней, он был назначен 4 марта настоятелем собора[42]. Чуть позже в Ленинград приехал архиепископ Гавриил (Воеводин), временно управлявший Ленинградской епархией в 1926–1927 гг. В феврале 1937 г. он освободился после 5-летнего пребывания в лагере. Не получив прописки в городе, в котором вырос, архиепископ Гавриил поселился в Боровичах, не служил, 9 сентября 1937 г. был арестован, 17 декабря расстрелян. В феврале 1937 г. в Ленинграде начал служить переведенный из Петергофского викариатства священник Коронат Владимиров, на Пасху того же года возведенный в сан протоиерея; впоследствии его действия стали источником многочисленных скандалов в епархиальной жизни (см. ниже публикацию документов).

 

«Большой террор»

В феврале–марте 1937 г. в Москве состоялся пленум ЦК ВКП(б). Выступая на нем, И. В. Сталин провозгласил тезис об усилении классовой борьбы по мере продвижения страны к социализму и потребовал «выкорчевывания и разгрома» остатков «разбитых эксплуататорских классов», к которым большевики всегда относили духовенство. Этот тезис явился сигналом к усилению репрессий, в том числе в отношении представителей Церкви («большой террор») [43]. Работе с «церковниками и сектантами» был посвящен специальный циркуляр за подписью наркома внутренних дел Н. И. Ежова, спущенный на места 20 марта 1937 г. Его основные положения вскоре станут шаблоном для фабрикации дел против священнослужителей, членов приходских «двадцаток» и других церковных работников[44].

К весне 1937 г. под управлением митрополита Алексия находился 851 приход. В мае этого года архиерей разделил находившуюся под его управлением обширную Ленинградскую церковную область на две неравные части. Духовенство Ленинграда и ближайших пригородов осталось под непосредственным управлением ленинградского митрополита, приходы на бескрайних просторах от мурманского Заполярья на севере и границы с Латвией на западе до берегов Мариинской водной системы на востоке передавались в ведение петергофского архиепископа Николая (Ярушевича). 21 мая 1937 г. митрополит Алексий разослал благочинным соответствующее циркулярное письмо (см. публикацию, документ№ 2). В нем сообщалось, что митрополит упраздняет благочиннические округа и должности благочинных, «оставляя в своем личном ведении церкви и причты г. Ленинграда и ближайших районов — Пушкинского, Павловского». «Церкви прочих районов, а также районов Карелии, б[ывших] Псковской, Череповецкой и Боровичской епархий» митрополит поручил ведению петергофского архиепископа Николая[45]. Заслуживает внимания терминология циркуляра. Митрополит называет Олонецкую епархию «Карелией» (название с 1920 г. использовалось по отношению к региону как к советскому национально-государственному образованию). Из пяти епархий, входящих в Ленинградскую церковную область, Псковская, Боровичская и Череповецкая епархии аттестуются как «бывшие». Череповецкий епископ Тихон (Рождественский), как отмечено выше, в начале 1937 г. переехал в Ленинград, возможно будучи уволенным за штат. Псковская и Боровичская кафедры оставались незамещенными с августа 1936 г. В каждой из них на 1 мая 1937 г. действовало более сотни приходов (в Псковской — 142, в Череповецкой — 118). В то же время циркуляр не относит к числу «бывших» Новгородскую епархию, и она не поручается ведению архиепископа Николая. В этом не было нужды: существование Новгородской епархии до ареста в декабре 1937 г. поддерживал викарный епископ Демянский Сергий (Васильев).

Упраздняя указанным циркуляром благочиннические округа, митрополит Алексий сохранил их, по крайней мере, до начала 1939 г., в той части епархии, которой он управлял непосредственно. Благочинным 1-го городского округа с 25 декабря 1935 г. по 1939 г. оставался протоиерей М. Славнитский. Протоиерей Н. Ломакин, назначенный 4 января 1937 г. благочинным 2-го городского округа, пребывал в этой должности весь 1937 г. Благочинным Славнитскому и Ломакину адресовано распоряжение митрополита от 10 июня 1937 г. об упорядочении служения акафистов в храмах Ленинграда (см. публикацию, документ№ 3). 20 января 1938 г. митрополит вверил о. Николаю Ломакину другое благочиние — «районов пригородных, Ленобласти», но тот в марте 1938 г. самовольноушел с должности, на 2 месяца присоединившись к обновленческому расколу. 25 марта 1939 г. немногие храмы Ленинграда, которые остались действующими по окончании «большого террора», митрополит объединил в одно «благочиние церквей г. Ленинграда и Парголова»[46], поручив возглавить его своему секретарю протоиерею П. Тарасову.

Упомянутым распоряжением от 10 июня 1937 г. митрополит Алексий предложил читать в каждом храме один акафист в неделю «пред местночтимой св[ятой] иконой». Запрет на чтение большего количества акафистов в течение недели стал болезненным ударом по приходской жизни, поскольку в условиях массового упразднения церквей прихожане закрываемых храмов стремились перенести главные святыни в ближайший действующий храм, где скапливалось множество почитаемых святынь[47]. Впоследствии этот запрет удалось преодолеть, но в начале 1960-х гг., при Ленинградском митрополите Пимене (Извекове), под давлением уполномоченного Совета по делам Русской Православной Церкви Г. С. Жаринова вновь «в ленинградских церквах сократилось количество акафистов»[48]. Не меньшим ударом по верующим стало распоряжение митрополита Алексия о том, что «храм не должен быть открываем в часы, когда нет службы в храме» (см. публикацию, документ№ 4). Оно не датировано, но, несомненно, также относится к 1937 г.

Во второй половине 1930-х гг. в Ленинграде происходило, очевидно инспирированное гражданской властью, активное перемещение штатного духовенства, что не позволяло священнослужителям сохранять устойчивые отношения духовного руководства по отношению к прихожанам, делало священников исключительно требосовершителями[49]. В Троице-Измайловском кафедральном соборе в 1936–1937 гг. сменились четыре протодиакона: Петр Симо (4 апреля – 18 ноября 1936 г.), Василий Сутокский (1 декабря 1936 г. – февраль 1937 г.), Феодор Юдин (февраль–апрель 1937 г.), Никифор Кабанов (с 26 апреля 1937 г. до ареста 28 февраля 1938 г.)[50]. Настоятели Николо-Богоявленского собора после высылки в марте 1935 г. протоиерея Николая Чукова за 3 года менялись четыре раза, в марте 1938 г. был назначен пятый настоятель — Петергофский архиепископ Николай (Ярушевич)[51]. Протоиерей Лев Муллер с ноября 1936 г. по ноябрь 1937 г. успел побывать настоятелем пяти храмов: Николо-Богоявленского собора, Афонской, Греческой, Иоанно-Предтеченской на Лиговском проспекте церквей и Князь-Владимирского собора[52], причем его настоятельство в Афонской и в Предтеченской церквах длилось по 2,5 месяца. Протоиерей Коронат Владимиров путался в том, сколько раз в 1937–1940 гг. ему пришлось менять места служения, в разных автобиографиях он приводит разное число и порядок переводов (см. публикацию, документы№ 5, 6). Согласно более раннему документу, его только в 1937 г. перемещали пять раз, причем на Волковом кладбище он был две недели, а в Иоанно-Предтеченской церкви на Лиговском проспекте при повторном в течение года назначении — 10 дней.Впрочем, на окраинах Ленинграда имелись храмы, где пастыри к 1937 г. прослужили на одном месте десятки лет — на Фарфоровском и Преображенском (Жертв 9 января) кладбищах.

Для проведения массовых внесудебных репрессий приказом наркома Н. И. Ежова от 30 июля 1937 г. по всей стране были созданы «тройки» НКВД СССР. Председателем «тройки» по Ленинграду и области в течение 6 месяцев (до 20 января 1938 г.) являлся начальник управления НКВД по Ленинградской области Л. М. Заковский, его заместителем в июле 1937 г. стал Н. Е. Шапиро-Дайховский (оба расстреляны 28 августа 1938 г. в Коммунарке Московской области, признаны не подлежащими реабилитации). Материалы для «тройки» готовили в Секретно-политическом ( IV) отделе управления НКВД. Должность начальника этого отдела с 29 июля 1937 г. по 9 мая 1938 г. занималГ. Г. Карпов (в 1943–1960 гг. председатель Совета по делам Русской Православной Церкви при Совнаркоме – Совете министров СССР). Среди его подчиненных были начальник 11-го отделения этого отдела Д. А. Поляков (расстрелян 23 июня 1940 г.) иоперуполномоченный отделения (с 12 декабря 1937 г. помощник начальника того же отделения) В. И. Миничев, возглавлявший следствие в отношении «лиц религиозного культа»[53]. 8 августа 1937 г. первый заместитель Ежова М. П. Фриновский разослал приказ не объявлять приговор осужденным «первой категории» (приговоренным к смертной казни). В результате те узнавали о своей участи лишь на месте расстрела, семьям сообщали, что казненные «осуждены на 10 лет без права переписки». Впоследствии Патриархия взяла на себя выплаты пенсий и пособий родственникам (преимущественно, вдовам) казненных клириков[54].

Началом «большого террора» в отношении духовенства в Ленинграде и Ленинградской области можно считать расстрел 29 августа 1937 г. 44-летнего диакона церкви на Красненьком кладбище Герасима Лебедева (арестован 10 августа). На местодиакона Герасима, жившего в деревне Глазово под Слуцком (Павловск), назначили диакона Михаила Иванова[55], которыйв марте 1938 г. также был казнен.В 1937 г. во время Успенского поста арестовали четверых протоиереев из храмов в разных концах Ленинграда. В рекордно короткие сроки было рассмотрено дело 73-летнего протоиерея Павла Карманова, служившего в церкви Пекинского подворья: его арестовали 19 августа, расстреляли 31 августа. 25 августа подвергся задержанию протоиерей-эстонец Карп Эльб, служивший в церкви на Красненьком кладбище. В ходе следствия он проявил стойкость, все обвинения категорически отверг, расстрелян 24 сентября 1937 г. (канонизирован 22 февраля 2001 г.). Накануне Успения был арестован настоятель Князь-Владимирского собора епископ Тихон (Рождественский)[56]. Епископу вменили в вину создание в Череповецкой епархии «повстанческой организации» из 100 человек, по большей части престарелых монахинь. Всех «повстанцев» во главе с епископом расстреляли в Ленинграде 9 октября. 6 октября (по приговору Комиссии НКВД и Прокуратуры СССР)расстреляли старосту Николо-Богоявленского собора Г. Б. Петкевича (последний директор Департамента духовных дел иностранных исповеданий Министерства внутренних дел Российской империи), арестованного 22 августа[57]. 4 октября 1937 г. та же участь постигла 70-летнего настоятеля церкви на воинском, времен Первой мировой войны, кладбище в городе Пушкине (до февраля того же года Детское Село) протоиерея Феодора Мудролюбова (арестован 15 августа). 26 июня арестован протоиерей Николай Кулигин, почти 30 лет прослуживший в селе Рыбацком, его казнили 14 октября (канонизирован 7 мая 2003 г.). В церковь в Рыбацком перевели настоятеля закрытой в июне того же года Троицкой церкви бывшей лаврской Киновии протоиерея Николая Петропавловского; его арестовали 1 марта 1938 г., расстреляли 26 марта, вместе с диаконом М. Ивановым[58].

В августе–сентябре 1937 г. аресты «церковников» прошли в окрестностях Павловска и в Красном Селе. В этот период был репрессирован клир красносельского Троицкого собора: священника арестовали 17 августа, протоиерея-настоятеля — 7 сентября, диакона — 27 сентября, всех троих расстреляли 21 октября вместе с членом церковной двадцатки П. Н. Шалберовым. После ареста в сентябре 1937 г. протоиерея Преображенской церкви в Тярлеве Сергия Червяковского храм возглавил священник Владимир Талицкий из Шлиссельбурга (где последнюю церковь, очевидно, закрыли), служба в Преображенской церкви продолжалась до начала марта 1938 г., когда о. Владимир также арестовали.

Сентябрь в Ленинграде прошел без задержаний духовенства, а в октябре в городе подверглось арестам рекордное для 1937 г. число духовных лиц – 8 иереев и 2 протодиакона (Иоанн Гонестов 70 лет, к 1917 г. служивший в Большом соборе Зимнего дворца, и Николай Вельтищев 72 лет; последний арестован вместе с сыном). 5 октября сотрудники НКВД взяли под стражудвух протоиереев, служивших в Николо-Богоявленском соборе, они проходили по разным делам, были расстреляны с разницей в 3 недели. 10 октября задержали троих протоиереев, в том числе Леонида Дьяконова, бывшего секретаря митрополита Алексия, и казнили их с конца октября по начало декабря 1937 г. Известных всему городу протоиереев Серафима Архангелова (духовный писатель, автор службы на перенесение мощей св. Анны Кашинской) и Феодора Боголюбова, последнего настоятеля собора в Петропавловской крепости, окончившего Санкт-Петербургскую духовную академию курсом старше Сергия (Страгородского), арестовали 18 октября. Кажется, они никогда не служили совместно, но проходили по одному делу и приняли мученическую кончину 14 декабря[59].

В пригородах Ленинграда в октябре 1937 г. подверглись арестам пять протоиереев, первый — настоятель Троицкой кладбищенской церкви в Старом Петергофе Александр Болонецкий (3 октября, расстрелян 19 ноября), последние — колпинские протоиереи Александр Малиновский и Александр Цветков (16 октября). 17 ноября был задержан колпинский диакон Леонид Анц вместе с казначеем церковной «двадцатки» И. В. Фаломеевым и церковным сторожем, бывшим монахом Валаамского монастыря Германом (Мореичевым). Всех пятерых «церковников» из Колпина казнили 14 декабря. 9 октября арестовали настоятеля пригородной Спасо-Парголовской церкви протоиерея Стефана Черняева, ранее долго служившего в Ленинграде: до закрытия Петропавловского храма в Лесном в 1935 г. он являлся его настоятелем[60].

7—8 ноября 1937 г. праздновалось 20-летие Великой Октябрьской социалистической революции. За 3 недели до этой даты митрополит Алексий поручил своему секретарю протоиерею П. Тарасову объявить благочинным (по смыслу документа — городским, т. е. протоиереям М. Славнитскому и Н. Ломакину), чтобы те передали в храмы два распоряжения (несомненно, инспирированные властями). Первым распоряжением (см. публикацию, документ№ 7) вводился контроль со стороны благочинных и настоятелей за запечатанностью и недоступностью колоколен. Второе распоряжение (см. публикацию, документ№ 8) накладывало запрет на совершение любых служб в храмах Ленинграда 6, 7 и 8 ноября «по примеру прочих лет» и объявляло о переносе служб Димитриевской родительской субботы с субботы 6 ноября (н. ст.) на субботу 30 октября[61]. Районные инспекторы по делам культов ставили в известность председателей «двадцаток»: «Богослужение в вашей церкви 6, 7 и 8 ноября 1937 г. категорически воспрещено (последние два слова выделены в документе. — А. Г.)». Рассылались эти запреты намного позже митрополичьих, в частности, по храмам Выборгского района они датированы 27 октября[62].

В ноябре 1937 г. в Ленинграде взяли под стражу двух клириков, один из них — 73-летний протоиерей Иоанн Чистосердов — к тому временисостоял за штатом, арестован 15 ноября, 5 января 1938 г. расстрелян. В Стрельне раскрыли «повстанческо-террористическую группу»[63]. Ее «организатор и руководитель» — настоятель местной церкви протоиерей Петр Силин — был арестован в Димитриевскую субботу[64]. Диакон стрельнинской церкви Петр Корзинин задержан на 11 дней позднее, расстреляли их в один день – 3 декабря. В области действовал свой график производства арестов. Так, в Волховском районе, где функционировала 21 церковь, аресты духовенства прошлис 8 августа по 9 сентября и в ноябре 1937 г. С 11 сентября по октябрь подверглись репрессиям клирики в Киришском районе[65].

В декабре аресты «служителей культа» вновь активизировались, в СИЗО не позднее 11 декабря оказались девять человек из города и пять клириков из пригородов. 9 декабря арестованы шестерых человек, включая троих настоятелей-протоиереев— Сампсониевского собора Алексия Васильева (расстрелян 28 декабря), Казанской (Троицкая на бывшем Леснинском подворье) церкви на Черной речке Михаила Аннинского (расстрелян также 28 декабря) и Симеоновской церкви Василия Фомина[66] (расстрелян 15 января 1938 г.). Тогда же был задержан протодиакон Троицкой «Кулич и Пасха» церкви Иоанн Александров (настоятель храма протоиерей Леонид Дьяконов расстрелян 5 декабря). 8 декабря задержали настоятеля Казанской церкви на Большой Охте протоиерея Евгения Заборовского и казнили вместе с протоиереем Василием Фоминым 15 января 1938 г. Единственный штатный псаломщик в Ленинграде и окрестностях, ставший жертвой «большого террора», Феоктист Жигулин из церкви в Федоровском посаде близ Павловска, подвергся аресту 6 декабря 1937 г. 11 декабря 1937 г., последним в этом году в Ленинграде, взяли под стражу протоиерея Александра Пакляра, с 5 января 1937 г. служившего в церкви св. Иоанна Предтечи на Лиговском проспекте[67].

Представляется, что аресты духовенства после 11 декабря завершились не случайно. 12 декабря 1937 г. по всей стране состоялись выборы депутатов в Верховный совет СССР – первые выборы на основе Конституции 1936 г., – в них приняли участие в том числе и остававшиеся на свободе представители духовенства, с которых новая Конституция сняла клеймо «лишенцев». Очевидно, задержание трети штатных иереев Ленинграда (21 из 60) и трети диаконов (5 из 16) ко времени выборов планировалось заранее.В пригородах аресты духовенства продолжались и после 12 декабря, последними в 1937 г. были арестованы протоиереи Антоний Шмыга из собора в Петергофе (26 декабря) и Леонид Хазанович из Тарховки (30 декабря), обоих расстреляли 22 января 1938 г.

Потери, которые понес клир Ленинграда в декабре 1937 г. (расстреляны девять человек), оказались рекордными за первые 5 месяцев «большого террора», а потери клира окрестностей города (расстреляны восемь человек) — рекордными в целом. Смертные приговоры стремились привести в исполнение до Нового года: 28 декабря высшей мере наказания подверглись трое из числа арестованных 9 декабря и 73-летний протоиерей Андрей Чужбовский, служивший на Преображенском (Жертв 9 января) кладбище с 1890 г., которого арестовали 4 декабря. Преступление протоиерея Андрея состояло в том, что он знал, «что на кладбище хоронят расстрелянных и высказывал эти мысли вслух»[68]. 27–29 декабря 1937 г. Преображенское кладбище было закрыто для тайного захоронения казненных[69]. Расстрелы продолжились 2 января 1938 г. с казни протоиереев Александра Пакляра и Николая Наговского из Сестрорецка. Арестованный 25 октября 1937 г. протодиакон Симеоновской церкви Николай Вельтишев провел в тюрьме намного дольше других – его казнили 11 января 1938 г. Из протоиереев города, арестованных в декабре 1937 г., половину (четверых человек) расстреляли 15 января 1938 г.

По мере арестов митрополит Алексий в списке вверенного ему духовенства вычеркивал имена клириков и делал пометки на полях: «выб[ыл]», «выб[ыл] [19]37». Точная дата «выбытия» – 21 ноября 1937 г. – приведена только по отношению к Петру Симо, протодиакону Знаменской церкви, члену Поместного собора 1917–1918 гг.[70] Пометку «выбывших» получили около 2/3 городского клира.

С 11 декабря 1937 г. до 17 февраля 1938 г. в приходах Ленинграда аресты штатных клириков не проходили, такое же затишье имело место с 1 января 1938 г. по 25 февраля в пригородных приходах. В первый месяц 1938 г. задержали единственного «церковника» — заштатного протоиерея Николая Стихия из Павловска (арестован 1 января, расстрелян 27 января), уволившегося за штат в 1937 г.[71] В кладбищенскую церковь Павловска на его место митрополит перевел протоиерея Николая Боголюбова из Сампсониевского собора (арестован 8 марта, расстрелян 18 марта 1938 г.). В январе 1938 г. по приговорам «троек» в Ленинграде были расстреляны 6128 человек[72]. По моим подсчетам, клириков (иереев, диаконов и псаломщиков), включенных в Список митрополита Алексия (Симанского), среди них числилось 12 человек из города с окрестностями, а также 51 человек из других районов.

В конце 1937 — начале 1938 г. митрополит Алексий лишился своей резиденции — бывших игуменских покоев в южном корпусе Воскресенского Новодевичьего монастыря при Афонской церкви (Международный проспект, 90)[73]. Настоятель Афонской церкви протоиерей Стефан Рожковский был арестован 2 октября 1937 г. и вскоре расстрелян. Клириков Афонской церкви митрополит перевел в другие храмы: протоиерея Павла Троицкого 6 ноября 1937 г. — в храм на Волковом кладбище, где он прослужил последние 4 месяца жизни (7 марта 1938 г. арестован, расстрелян), протоиерея Льва Муллера — в Греческую церковь, протоиерея Владимира Дубровицкого — в Никольский собор; протодиакон Владимир Беляев вышел заштат. Перешедший в Афонскую церковь из Знаменского храма в 1937 г. протоиерей Феодор Ласкеев прослужил недолго и в том же году вышел за штат[74]. Архимандрит Серафим (Емельянов), по одним сведениям, 12 декабря 1937 г. был выслан из Ленинграда[75], по записи митрополита Алексия — переведен в Князь-Владимирский собор[76]. В ноябре к Афонской церкви перемещен протоиерей Николай Измайлов, вскоре он остался единственным клириком храма, но с 1 января 1938 г. значится вышедшим за штат[77].

Авторы монографии о Воскресенском Новодевичьем монастыре, не указывая источников, сообщают, что «еще в конце 1937 г., сразу же после первых “общенародных” выборов Верховного совета СССР, состоявшихся 12 декабря, митрополит Алексий был в течение суток изгнан из покоев»[78]. По-видимому, они опираются на воспоминания об этом А. Э. Краснова-Левитина[79]. Новой его резиденцией, где архиерей вел прием, стало тесное хозяйственное помещение под колокольней Князь-Владимирского собора (до ареста в конце августа того же года здесь жил епископ Тихон (Рождественский)). «Н а колокольне была оборудована ванная комната, а внизу куховарила повариха»[80].

Приведу примеры ликвидации церквей в Ленинграде в 1937 г. По решению президиума ВЦИК от 23 июня 1937 г. была закрыта Троицкая церковь в Киновии. 25 июля 1937 г. председатель «двадцатки» Симеоновского храма получил постановление Леноблисполкома о закрытии храма. «Двадцатка» обратилась к благочинному протоиерею собора М. Славнитскому с ходатайством о помощи в возбуждении апелляции на постановление, но к концу года безрезультатность попыток отстоять храм стала очевидной. После ареста 9 декабря 1937 г. настоятеля Симеоновской церкви протоиерея Василия Фомина в клире храма священнослужителей не осталось[81]. 4 января 1938 г. «двадцатка» Симеоновского храма сдалась и подала заявление о передаче наиболее чтимых икон в Знаменскую (Входоиерусалимскую)церковь на Невском проспекте, у Московского вокзала[82]. В мае 1937 г. от «двадцатки» Знаменской церкви потребовали провести капитальный ремонт храма, богослужения на это время следовало прекратить. 23 июля 1937 г. митрополит перевел весь знаменский причт в другие храмы города.Средства на ремонт Знаменской церкви быстро закончились, новые не поступали из-за отсутствия богослужебной жизни, и 8 марта 1938 г. «двадцатка» отказалась от пользования зданием, в марте 1941 г. оно было снесено[83]. Из храмового имущества удалось сберечь 8 чтимых икон, в их числе — незадолго до этого переданные из Симеоновской церкви, и 2 мощевика — они поступили в Николо-Богоявленский собор[84]. В 1937 г. скончался настоятель окраинной Троицкой церкви в Озерках протоиерей Григорий Божуков[85], на его место не последовало назначения. Районный инспектор культов сигнализировал «о необходимости закрытия церкви, так как с 22 сент[ября] 1937 г. здание не используется из-за отсутствия служителя культа». Однако более года храм числился действующим, до конца 1938 г. в нем даже сохранялась серебряная утварь, закрытие церкви состоялось 25 марта 1939 г.[86]

В ходе «большого террора» утвердилась новая практика упразднения церквей. Ранее храмы закрывались «по запросам общественности»: по наказам избирателей, в связи с нехваткой помещений для производственных или культурных целей, под снос для расширения городских магистралей и т. д.Еще в конце 1936 г. районные инспекторы по делам культа в заключениях о закрытии церквей сообщали верующим, что их религиозные чувства могут быть удовлетворены другой церковью, расположенной на таком-то расстоянии от закрываемой «при удобном сообщении»[87]. «Большой террор» привел к тому, что множество храмов осталось без пастырей, поэтому они упразднялись в основномв связи с отсутствием «служителя культа» по инициативе «двадцаток», которыми власти могли легко манипулировать. Работа по ликвидации храмов Ленинграда в 1937–1938 гг. проводиласьпри сохранении городской комиссии по вопросам культов ее упразднение было оформлено в декабре 1938 г.

В Ленинграде по заявлению «двадцатки» об отказе пользования храмами первыми были закрыты церкви св. Иоанна Предтечи на Каменном острове и Троицкая «Кулич и Пасха», находящиеся на людных городских магистралях. С начала 1930-х гг. власти предполагали закрыть церковь св. Иоанна Предтечи на Каменном острове как «мешающую трамвайному движению»,планировалось передать ее управлению строительства Центрального парка культуры и отдыха под клуб, под столярный цех или под общежитие. 29 октября 1937 г. митрополит Алексий перевел многолетнего настоятеля храма протоиерея Николая Ломакина в Князь-Владимирский собор[88], в декабре того же года настоятелем Сампсониевского собора на место арестованного 9 декабря 1937 г. протоиерея Алексия Васильева[89]. В «Алфавитном списке клира…» отметка о замещении вакансии в Иоанно-Предтеченской церкви на Каменном острове отсутствует[90]. «Д вадцатка» церкви не позже 19 декабря подала заявление с отказом от договора на пользование зданием, и он сразу же был расторгнут[91]. При этом проверка деятельности Иоанно-Предтеченской церкви весной 1937 г. показала, что в ней при выносе плащаницы 30 апреля «народу было около 1000 человек», а за пасхальной службой в ночь на 2 мая – «полна церковь, более 1000 человек» (в том числе 20% моложе 35 лет)[92].Президиум райсовета оформил решение о передаче церкви скульптору И. В. Крестовскому под мастерскую в последних числах 1937 г. Ранее утверждения решения президиумом Леноблисполкоманачалась сдача церковного имущество (более ценноепередавалось в Госфонд, остальное во Вторчермет),ее завершили к середине марта 1938 г.После ареста 10 октября 1937 г. протоиерея Л. Дьяконова,настоятеля Троицкого храма «Кулич и Пасха», храм оставался без богослужения 2 месяца, и 13 декабря «двадцатка» подала заявление об отказе от договора на пользование зданием «за неимением средств»(см. публикацию, документы№ 9, 10). Райсовет, областная комиссия по вопросам культов, президиум Леноблисполкома к 2 марта 1938 г. оформили все постановления и согласования, и бывшая церковь стала книгохранилищем[93].

После ареста 8–9 декабря 1937 г. настоятелей Казанской на Большой Охте и Троицкой Чернореченской (бывшее Леснинское подворье) церквей митрополит Алексий не назначил сюда священников. Районные инспекторы культа оперативно докладывали, что с 9 декабря 1937 г. богослужения в храмах не проводятся[94]. Закрытие этих деревянных церквей на глухих окраинах Ленинграда затянулось: первой до 5 мая, второй – до июля 1938 г. 26 декабря 1937 г. был арестованпротоиерей А. Шмыга, служивший в Петропавловском храме в Петергофе — кафедральном соборе Петергофского викариатства. Ранее, 13 декабря,настоятеля Петропавловского собора протоиерея Иоанна Горемыкина перевели в Троицкую кладбищенскую церковь Петергофа (кладбищенская церковь не имела постоянного священника после ареста 3 октября 1937 г. о. А. Болонецкого). 28 декабря из Петропавловского собора в эту жецерковь перевели протодиакона Алексия Миролюбова. 19 февраля 1938 г. «двадцатка» собора подала заявление с отказом от использования храма. В нем говорилось:«Нет священника с 29 декабря 1937 г. и найти мы его не можем… просим… принять собор и все имущество»[95]. 4 марта 1938 г. Петергофский архиепископ Николай стал настоятелемНиколо-Богоявленского собора в Ленинграде[96].

Несколько позже, 11 мая 1938 г., аналогичное заявление об отказе пользоваться храмом подала в президиум Пушкинского райсовета «двадцатка» Екатерининского собора г. Пушкин. В документе за подписью пяти ее членов говорилось: «На наше ходатайство л[е]н[ин]гр[адскому] митрополиту о присылке в собор священника от 27/IV с. г. мы получили переданный нам устно ответ от владыки: “Священников нет, прислать некого, и придется сдать собор”. Без священника собор функционировать не может, а потому ждем ваших распоряжений относительно всей процедуры сдачи имущества собора»[97].

В январе 1938 г. начальником ленинградского УНКВД и председателем «особой тройки» стал И. М. Литвин (в ноябре 1938 г. покончил с собой). При нем террор резко усилился. Если за 5 месяцев 1937 г. в городе было арестовано и впоследствии расстреляно 26 клириков патриаршей Церкви, то за один месяц 1938 г.— с середины февраля по середину марта — арестовали 20 священнослужителей (12 протоиереев, из них четверо заштатных, и 8 диаконов). Уменьшился промежуток времени между арестом и расстрелом: протоиереев И. Лескова, Н. Боголюбова и Н. Ильинского казнили через 10 дней после ареста[98]. В марте 1938 г. расстреляли наибольшее за все время репрессий число клириков города — 17 человек. Массовые аресты шли на фоне процесса против «право-троцкистского блока» (2–12 марта) и сопровождавшей его кампании против «врагов народа» в средствах массовой информации. Задолго до вынесения приговоров газеты призывали к беспощадному уничтожению подсудимых. 5 февраля 1938 г. «Ленинградская правда» опубликовала статью, посвященную 20-летию издания декрета об отделении Церкви от государства. Ее автор, напомнив, что «даже в Ленинграде существует 60 церквей и молелен», призывал «довести до конца дело ликвидации контрреволюционного духовенства»[99].

В результате «большого террора» 1937–1938 гг. из 76 штатных (на 1 мая 1937 г.) священнослужителей Ленинграда (60 иереев, 16 диаконов) были расстреляны 46 человек (33 иерея и 13 диаконов) (см. Приложение, таблица 6). Из пригородного духовенства расстреляли 29 человек (24 иерея из 42 и пятерых диаконов из 15) (см. Приложение, таблица 7). На территории Ленинградской митрополии имелись города и целые районы, где духовенства не осталось[100]. В то же время «большой террор» не затронул 27 штатных иереев Ленинграда (из них двое скончались своей смертью в 1937 г. и один в 1938 г.), троихдиаконов и обоих псаломщиков. Из их числа девять иереев, диакон и псаломщик впоследствии служили в осажденном Ленинграде, судьбу пяти иереев и псаломщика установить не удалось (см. Приложение, таблица 8). В январе 1938 г. к патриаршей Церкви присоединился священник Николай Решеткин, настоятель последнего действовавшего в Ленинграде иосифлянского храма. 22 февраля митрополит Алексий назначил егоклириком Троице-Измайловского кафедрального собора[101].

Частью антицерковной кампании весны 1938 г. стали репрессии против обновленцев. В марте 1938 г. отрекся от сана обновленческий ленинградский «митрополит» Николай (Платонов), в устных выступлениях и в печати он активно разоблачал «методы поповского вредительства» [102]. Весной того же года были упразднены главные соборы обновленцев в Ленинграде — кафедральный Спасо-Сенновский и Андреевский на Васильевском острове — крестовый храм бывшего митрополита Николая. 3 марта 1938 г. наместник Спасо-Сенновского собора 35-летний протоиерей Сергий Румянцев (сын ленинградского протоиерея Владимира Румянцева, принадлежавшего патриаршей Церкви) подал заявление о снятии с учета «ввиду полного ухода от духовной работы»[103], в апреле храм был закрыт. 13 марта 1938 г. заявление о снятии сана подал Николай Ильяшенко, клирик Андреевского собора. Настоятелем собора был назначен протоиерей Н. Ломакин, накануне объявивший о переходе от «староцерковников-тихоновцев» в обновленчество, 6 мая 1938 г. Ломакин сообщил, что снимается с учета как служитель культа «ввиду решения перейти на гражданскую службу»[104]. На его место никто не нашелся, и 16 мая Андреевский собор закрыли. Несмотря на все свои заявления, Ломакин 19 августа 1938 г. вернулся под омофор митрополита Алексия, через 10 дней был назначен помощником настоятеля Николо-Богоявленского собора Петергофского архиепископа Николая.

Раздумал снимать сан и обновленческий протоиерей Николай Ильяшенко — он воссоединился с патриаршей Церковью в сане диакона (в этом сане он ушел в раскол в начале 1935 г.), в 1938 г. митрополит Алексий рукоположил его во священника, ввел в клир Князь-Владимирского собора и в 1939 г. представил к награждению саном протоиерея[105]. В том же году протоиерей Николай вновь перешел к обновленцам, в начале 1940 г. вернулся к митрополиту Алексию. Ознакомившись с личным делом протоиерея Николая Ильяшенко после назначения на Ленинградскую кафедру, митрополит Никодим (Ротов) 26 октября 1963 г. положил резолюцию: «Из этого дела следует, что ему не место быть у Престола Божия»[106].

Недолгим оказался «полный уход от духовной работы» и у бывшего наместника обновленческого Спасо-Сенновского собора. В 1939 г., первый раз воссоединившись с Московской патриархией как мирянин (второй раз он проделал это как бывший обновленческий епископ в июле 1944 г.), С. В. Румянцев 28 сентября 1939 г. стал членом «двадцатки» храма св. Иова на Волковом кладбище, 26 октября возглавил «двадцатку»[107].

В начале 1938 г. умножились заявления «двадцаток» оботказе от пользования храмами из-заотсутствия священников и средств. В марте 1938 г. поступило три таких заявления: от «двадцаток» Афонской (7 марта[108]), Знаменской (8 марта, см. выше) и Казанской бывшего Пекинского подворья(17 марта[109]) церквей. Последние были закрыты в ускоренном порядке, до Пасхи, которая в 1938 г. праздновалась 24 апреля. О том, что подобные заявления писались вынужденно (если не с применением угроз) и второпях свидетельствует тот факт, что, по крайней мере, два заявления не датированы (от «двадцаток» церквей Казанской Чернореченской на Большой Охте и Александро-Невской на Преображенском кладбище[110]). Троицкую церковь (бывшее Леснинское подворье) закрыли по заявлению «бывшего уполномоченного двадцатки об отказе от договора», поданному «ранее 25 мая 1938 г.» (в тот день оно рассматривалось Выборгским райсоветом)[111]. В июле 1938 г. была оформлена «ликвидация» Сампсониевского собора, который с 24 марта не использовался верующими «из-за отсутствия служителей культа и ареста некоторых членов 20-ки»[112]. Собор, построенный во второй четверти XVIII в., числился под охраной государства, в отличие от всех закрытых в 19371938 гг. патриарших храмов его иконостасы не подверглись уничтожению. Церковь св. Иоанна Предтечи (Крестовоздвиженская) на Лиговском проспектезакрыли по просьбе председателя «двадцатки» К. Андреева от 3 июля 1938 г.: «”Двадцатка” самоустранилась от церковной деятельности… и я остался один, охраняя имущество собора»[113].

Особая история связана сзакрытием Троице-Измайловского кафедрального собора[114]. Соответствующее постановление президиум Леноблсовета принял 29 марта 1937 г., но 8 месяцев держал его в секрете от общины. Власти обязали общину отремонтировать здание и благоустроить территорию вокруг него. Эти дорогостоящие работы продолжались с весны до конца 1937 г. За это время скончался председатель приходского совета, был избран новый, М. С. Збутович, его арестовали и расстреляли; в течение года менялись клирики собора. «Двадцатку» поставили в известность о передаче собора под архивохранилище 22 декабря 1937 г., после завершения выборов в Верховный совет СССР. Прихожане немедленно обжаловали это решение, направив апелляцию в Президиум ВЦИК. Из Москвы, от Постоянной комиссии по вопросам культов пришло указание оставить собор в беспрепятственном пользовании верующих до решения вопроса высшим органом советской власти. Однако 7 апреля 1938 г. митрополит Алексий перевел двух последних штатных иереев своего кафедрального собора в другие храмы города – за неделю до того, какМ. И. Калинин 14 апреля подписал постановление о закрытии собора. Прихожане собора во главе с новым старостой Г. А. Толоконцевым (избран 17 декабря 1937 г.) предприняли попытку отстоять собор. Утром и вечером 8 апреля Толоконцев в нарушение предписания держать храмы запертыми, «когда нет службы», открывал здание. Оно заполнялось народом, и в нем «велась агитация продолжать борьбу за храм». 10 апреля Толоконцев был арестован, расстрелян 18 июня 1938 г. Закрытие храма на «законных основаниях», т. е. после получения бумаги из ВЦИК, состоялось 22 апреля 1938 г. В последующие 6 лет термины «кафедральный собор», «кафедральный протоиерей» применительно к Ленинградской епархии не зафиксированы.

Бороться за свое существование также пытался приход церкви Холмской иконы Богоматери на Выборгской стороне (бывшее подворье Радочницкого монастыря Холмской епархии). Не имея священника, община противостояла закрытию весь 1938 г., «двадцатка»обжаловала решение местных властей о закрытии церкви в Верховном совете РСФСР. Храм был окончательно ликвидирован решением последнего от 16 января 1939 г.[115] Храмовую икону удалось сберечь, ее перенесли в Коломяжскую церковь[116]. Около года в неопределенном состоянии пребывала греческая Димитриевская церковь, это время было нужно властям, чтобы оборвать связи церкви с греческим посольством, не вызвав дипломатического скандала. Веснойлетом 1938 г. членов «двадцатки» из числа граждан Греции выдворили из СССР, 4 октября здание церкви передали русским представителям общины[117]. 29 ноября председатель Ленсовета А. Н. Косыгин информировал наркомат иностранных дел о том, что после отъезда в марте 1938 г. управлявших церковью греческих подданных она стоит без охраны. С санкции наркомата прошла инвентаризация церковного имущества, включая колокола, сохраненные в 1933 г., «не представлявшую ценности» утварь сожгли 14 декабря 1939 г. «в самом здании».

Косыгин распорядился к 1 октября 1938 г. «снять кресты с бывших церковных зданий»[118]. За его подписью 19 ноября 1938 г. вышло решение Ленсовета о ликвидацииСвято-Духовской церкви на Фарфоровском кладбище. Ее настоятель протоиерей НиколайПоложенскийизбежал репрессий: согласно пометке митрополита Алексия, он ушел за штат[119]. «Двадцатка» не подавала заявления об отказе от церкви. После того как в ней с 30 марта 1938 г. прекратились богослужения «за отсутствием служителей религиозного культа», властям за 6 месяцев удалось уменьшить состав членов «двадцатки» на шесть человек. И. о. инспектора культа Володарского района А. И. Леопольдова выставила в качестве предлога для закрытия церкви то обстоятельство, что она «потеряла свое первоначальное назначение», поскольку строилась в 1911 г. как кладбищенская, а кладбище закрыто для захоронений (см. публикацию, документ № 18). Категория «кладбищенские церкви» в советском законодательстве отсутствовала — в се церкви передавались верующим на равных основаниях, а Фарфоровский приход с 1932 г. другой церкви не имел – его исконный храм закрыли и снесли . Рабочие первого в России фарфорового завода (им. М. В. Ломоносова) проголосовали за наказ «ликвидировать» церковь с уникальным фарфоровым иконостасом.

Ведущая роль в закрытии церквей принадлежала инспектору по административному надзору Ленсовета А. В. Татаринцевой. До начала 1944 г. она контролировала деятельность как «двадцаток» храмов города и окрестностей, так и всего штатного духовенства во главе с митрополитом.5 апреля 1938 г., за несколько дней до расстрела последних жертв «большого террора» из числа клириков города, Татаринцева сообщила председателю Ленсовета А. Н. Петровскому (в должности с сентября 1937 г., в августе 1938 г. арестован, 25 февраля 1939 г. расстрелян), что «служителей культа в г. Ленинграде всего 10 священников и 2 дьякона»[120] (речь идет о зарегистрированных «служителях культа», скорее всего, патриарших и обновленческих).

К окончанию «большого террора» число храмов Ленинграда, оставленных в «бесплатном пользовании верующих», резко сократилось. За паствой митрополита Алексия закрепили два собора из четырех(один из них, Николо-Богоявленский, — двухэтажный; в нем можно было служить в один день два всенощных бдения и четыре литургии), три храмана действовавших кладбищах города и одинв обособленном городском предместье Коломяги[121]. Их клир на конец 1938 г. представлен в Приложении, в таблице 9.

 

Предвоенные 1938 —1941 гг.

В мае 1938 г. в город приезжал секретарь комиссии по вопросам культов при Президиуме ВЦИК И. Агеев. 22 мая Татаринцева доложила в УНКВД о своей беседе с ним: «Немножко меня т. Агеев выругал, что я взяла большие темпы, и указал на то, что для Ленинграда мы оставили 10 церквей— очень маловато»[122]. «Очень маловатое» число – это шесть патриарших церквей, три обновленческих и одна иосифлянская. Ни одного храма верующим не вернули, зато летом 1940 г. был закрыт обновленческий храм на Смоленском кладбище. Характерно, что из 10 оставшихся храмов «новообрядческих ориентаций» четыре были деревянными (к началу 1937 г. из 34 храмов деревянных насчитывалось восемь)[123]. Община, пользовавшаяся деревянным храмом, постоянно находилась под угрозой лишиться его при пожаре (поджоге) и на этом основании быть снятой с регистрации, такой случай имел место в Ленинграде в начале 1941 г.

Обвальное сокращение числа действующих храмов привело к тому, что на пасхальное богослужение в 1938 г. смогли попасть лишь немногие верующие ленинградцы. Не имея сведений по патриаршим храмам, приведу таковые по обновленческой Серафимовской кладбищенской церкви. В предпасхальные дни 1937 г. районный инспектор адмнадзора нашла в ней единичных богомольцев и подчеркнула, что «там народу почти не бывает, так что церковь живет исключительно за счет приносимых умерших и служений панихид»[124]. Совсем другая картина наблюдалась в церкви через год 23 апреля 1938 г., в Великую субботу: «К 12 часам народу полна церковь, человек 500... В церкви был полный беспорядок и давка. Люди душили друг друга... Вокруг церкви народу было в 3 раза больше, чем в самой внутренней церкви»[125].

В пасхальные дни 1938 г. газета Сестрорецкого горкома ВКП(б) и горсовета «Ленинская правда» опубликовала пространное письмо диакона сестрорецкой Никольской церкви Николая Артемьева о своем «выходе из церкви»[126]. Не прошло и четырех месяцев, как бывший клирик, осознавсвою ошибку, явился к митрополиту Алексию и получил прощение. 19 августа 1938 г. Артемьев был назначен псаломщиком к церкви Волкова кладбища с запретом священнослужения. 3 июня следующего года митрополит разрешил Артемьеву «служение в сущем сане диакона»[127].

С августа 1937 г. в продолжение почти года существование «церковных центров» в СССР оставалось под вопросом. При Н. И. Ежове НКВД был готов «полностью уничтожить руководство Русской Православной Церкви, а также других религиозных организаций»[128]. О том, что этим планам не дадут хода, стало ясно не ранее августа 1938 г., когда сменилось руководство НКВД и пост наркома занял Л. П. Берия. На Пасху 1938 г. уцелевший клир патриаршей Церкви не получил традиционных церковных наград. Не стал исключением и Ленинградский архипастырь, 25-летие епископской хиротонии которого пришлось на 11 мая 1938 г. Об этом юбилее Блаженнейший митрополит Сергий (Страгородский) вспомнил в ноябре 1938 г., когда «большой террор» завершился. «В ознаменование 25-летия архиерейского служения и 5-летия пребывания на Ленинградской кафедре» митрополит Алексий был удостоен права ношения второй панагии[129]. В августе 1938 г. Петергофский архиепископ Николай (Ярушевич) наградил митрой клирика Николо-Богоявленского собора протоиерея Н. Решеткина. Митрополит Алексий выразил «свое недоумение» в связи с таким действием, указав, что оно лишает его возможности «оформить это награждение надлежащим образом в Патриархии»[130]. 12 октября 1938 г. митрополит Алексий направил в Патриархию представление к награждению митрой протоиерея М. Смирнова, которое было удовлетворено (см. публикацию, документ№ 19). На Пасху в 1939 г. традиционные награждения возобновились(см. Приложение, таблица 10). В 1939 г. Пасха праздновалась 27 марта/9 апреля. 20 апреля митрополит Алексий выпустил предписаниео том, чтобы 1 и 2 мая службы в храмах города не совершались[131].

После окончания «большого террора», когда в городе действовало всего шесть храмов, практика частых переводов клириков продолжилась. Так, в храме св. Иова на Волковом кладбище с рубежа 1937/38 г. (после ареста и расстрела протоиерея К. Тихомирова) до осени 1941 г. сменились семь настоятелей, протоиерей Н. Шенрок назначался на этот пост трижды. Только протоиерей В. Дубровицкий оставался в должности относительно долго — около 20 месяцев, в то время как средний срок служения остальных составил 4 месяца[132]. В храме вмч. Димитрия в Коломягах за первые 4 месяца 1940 г. настоятели менялись трижды: до конца января им был протоиерей Н. Близнецкий, 3 недели в феврале – Н. Решеткин, с 22 февраля по 15 апреля – К. Владимиров, 15 апреля назначение сюда настоятелем получил И. Горемыкин[133].

21 мая 1937 г. митрополит упразднил в епархии благочиннические округа и должность благочинных, сохранив три благочиния в той части епархии, которой он управлял непосредственно. 25 марта 1939 г. митрополит создал «благочиние церквей г. Ленинграда и Парголова», благочинным по совместительству стал секретарь митрополита протоиерей П. Тарасов. 23 февраля 1940 г. благочиние было упразднено. 22 августа 1940 г. Петергофский архиепископ Николай (вероятно, в отсутствие митрополита) назначил исполняющим обязанности благочинного церквей Ленинградской епархии протоиерея Н. Ломакина, 10 октября 1940 г. Ломакин стал благочинным церквей всей области (т. е. остатков трех епархий – Ленинградской, Новгородской и Псковской; на территории Боровичской епархии к этому ни одной церкви не действовало, а бывшая Череповецкая епархия в сентябре 1937 г. вошла в состав новообразованной Вологодскойобласти). Вскоре Ломакину был поручен надзор в качестве благочинного над церквами Ленинграда. 12 июня 1941 г. митрополит упразднил должность благочинного городских церквей, Ломакин остался благочинным церквей области.

19 мая 1939 г. викарий Ленинградской епархии Петергофский архиепископ Николай (Ярушевич) был смещен с должности настоятеля Николо-Богоявленского собора и перерегистрирован в качестве рядового священнослужителя собора. Тем самым архиерей оказался в административном подчинении протоиерея Павла Тарасова — нового настоятеля собора и секретаря митрополита Алексия. Числясь рядовым клириком собора (день его служения — среда)[134], архиепископ Петергофский 7 июня 1939 г. рукоположил во священника к одному из последних действующих храмов бывшей Псковской епархии — в село Жаборы Порховского района — диакона Михаила Павлова[135]. 28октября 1940 г. владыка Николай был назначен архиепископом Волынским и Луцким, экзархом Западной Украины и Западной Белоруссии. Протоиерей Павел Тарасов незамедлительно снял подчиненного ему Преосвященного клирика собора с регистрации, не дав ему проститься с паствой[136]. «Двадцатка» собора известила адмнадзор о прекращении архиепископом служения с 26 октября 1940 г.[137] Деятельность архиепископа Николая в новом экзархате требовала немалых средств, «не предусмотренных никакими… бюджетами». Весной 1941 г. «двадцатка» Никольского собора приняла на себя «содержание экзарха с канцелярией», перечисляя «на текущий счет Патриархии известную сумму»[138]. Правда, эти расходы обременяли собор не более трех месяцев: экзарх покинул Луцк и экзархат до оккупации Луцка войсками нацистской Германии (26 июня 1941 г.).

Выше отмечалось, что при закрытии храмов верующие стремились спасти самые заветные святыни, и власть обычно этому не препятствовала. К примеру, икона Божией Матери «Скоропослушница» из взорванной в 1932 г. Николо-Барградской церкви не раз меняла пристанище (Борисоглебская, лаврская Свято-Духовская церкви, Троице-Измайловский собор), в 1938 г. она на 20 лет оказалась в Князь-Владимирском соборе. При перемещениях святыни передавались в храмы той же юрисдикции: из патриарших храмов в патриаршие же, из обновленческих – в обновленческие. Исключением стала судьба Казанского образа Божией Матери — храмовой иконы перешедшего в обновленчество Казанского собора. После его закрытия в 1932 г. икону перенесли в другой обновленческий храм, а в 1938 г. она оказалась в обновленческой церкви Смоленского кладбища. После закрытия церкви ее имущество 2 сентября 1940 г. передали в Госфонд[139]. Но «петербургская» Казанская икона туда не попала — в тот же день она была доставлена в патриарший Князь-Владимирский собор[140]. Об этом исключительном событии известно из докладной записки «двадцатки» собора на имя инспектора адмнадзора А. В. Татаринцевой[141].

В феврале 1941 г. церковный Ленинград понес последнюю утрату мирного времени: в Кировском районе сгорела Казанская церковь на Красненьком кладбище. Храм немного не дожил до своего 40-летия — он был освящен 9 декабря 1901 г. После пожара общину сразу сняли с регистрации[142]. Последним настоятелем церкви (с 25 декабря 1940 г.) являлся протоиерей Иоанн Чудович[143]. С 22 сентября 1940 г. в храме служил протоиерей Владимир Дубровицкий, его 17 февраля 1941 г. перевели в Никольский собор. Протоиерея Александра Мартынова 22 февраля того же года уволили за штат[144].

С этого времени в черте Ленинграда – города с населением в 2,9 млн человек (по переписи 1939 г.) – осталось лишь пять действующих храмов патриаршей Церкви, в них служили 12 иереев и два диакона (см. Приложение, таблица 11). Накануне краха Российской империи клирее столицы насчитывал 440–450 иереев и около 300 диаконов (подсчитано мною по адресной книге «Весь Петроград на 1917 год»). Даже в конце жизни императора Петра Великого, когда Петербургу едва исполнилось 20 лет, церквей и священников в нем было заметно больше, чем к 238-летию города. Согласно «Реестру протопопов и священников, служивших в Санкт-Петербурге в 1723 году», при 14 храмах города «обреталось» 33 священника (включая протоиереев)[145]. Будущий «блокадный корпус» ленинградского духовенства формировался из тех, кто прошел сквозь «игольное ушко» паспортизации, избежал ареста по «делу евлогиевцев», высылки в «кировский поток» и расстрела в «большой террор». С точки зрения христианской морали это были, за немногими исключениями, далеко не лучшие клирики. Не случайно в г. Куйбышеве (вероятно, не только в этом городе) верующий народ, глядя на тех батюшек, кого советская власть не тронула в ходе бесконечных репрессий, пришел к выводу, что «истинная Церковь ушла в пустыню», а все открыто служащее духовенство безблагодатно[146].

Аналогичные процессы шли в отношении епархиальных храмов и духовенства за пределами Ленинграда. Достоверно известно, что к лету 1941 г. в окрестностях Ленинграда служба совершалась в шести храмах: в Пушкине, Петергофе, Урицке (Лигово), Колпине, Усть-Ижоре и Парголове. Их клир, представленный на январь 1941 г. (см. Приложение, таблица 12), в последние предвоенные месяцы еще сократился

1 февраля 1941 г. были уволены за штат протодиакон пригородной Спасо-Парголовской церкви Павел Маслов и диакон Троицкой кладбищенской церкви в Петергофе Алексий Миролюбов (позднее в том же году арестован). Через 2 дня наложен запрет на «отправление культа» в одной из двух действующих сельских церквей бывшей Новгородской епархии – Успенской в селе Соснино Лычковского района. Ее настоятель священник Иаков Михеев совершил последнюю литургию 23 февраля 1941 г., в неделю о Страшном суде, после чего «за неимением денег уплатить налог служба была прекращена»[147].

Примеры нового способа преследования духовенства — через требование выплат крупных денежных сумм — сохранились в воспоминаниях современника. «Вызывают к фининспектору священника или диакона и говорят, что он должен в течение нескольких дней внести сумму, заведомо непосильную для него, например, диакону о. Алексею (Миролюбову.— А. Г.) с Троицкого кладбища предложили уплатить 5000 р[ублей] или прекратить службу в церкви. За неуплату же грозили заключением в лагеря. О. Алексей в церкви сообщил об этом, там посовещались и наскребли сумму. Но только прошло несколько дней, как на него наложили еще 5000 р[ублей]. Больше возможностей у церкви не было, и… служить он уже не служил»[148]. «Диакон Ф. И. Юдин после закрытия собора (в Петергофе. — А. Г.) служил в Николо-Богоявленском соборе в городе. В марте (1941 г. — А. Г.)на него тоже внезапно наложили 88 000 р[ублей]. У него денег не оказалось, но собор внес за него. И так же потребовали еще такую же сумму… К счастью, какая-то добрая душа вступилась, вторые 88 000 р[ублей] сбросили!»[149].

В начале 1941 г., вскоре после отъезда архиепископа Николая (Ярушевича) на новое место служения, митрополит Алексий переехал из помещения под колокольней Князь-Владимирского собора в Николо-Богоявленский собор, на обширных хорах верхнего храма для него устроили комнату с кухней[150]. В конце февраля 1941 г. митрополит отпел в Никольском соборе заштатного протоиерея Иоанна Кьяндского. Высланный в 1935 г. в Астрахань, протоиерей Иоанн позднее получил разрешение жить в Ленинградской области, но в Ленинград вернулся уже в гробу[151]. Долгий «последний путь» в храм для отпевания с 1938 г. не являлся редкостью. В обращении рабочих Выборгской стороны, направленном в апреле 1938 г. в Ленинградский обком ВКП(б), в частности, говорилось: «До того дошло последнее время, что покойников колхозников привозят за 40 и 50 верст, чтобы в Ленинграде отпеть в храме, т[ак] к[ак] их местные храмы закрыты. И сколько, спрашивается, люди расходуют»[152].

В начале марта 1941 г. митрополит Алексий ездил в Москву на скромное празднование 40-летия архиерейства Патриаршего местоблюстителя. На литургии в кафедральном Елоховском соборе Блаженнейшему митрополиту Московскому и Коломенскому Сергию (Страгородскому) сослужили митрополит Ленинградский Алексий и заштатный архиепископ. Перед молебном митрополит зачитал юбиляру адрес «от имени всего епископата Российской Церкви»[153]. В Москве, население которой к началу 1940-х гг. (4,1 млн человек) превышало население Ленинграда примерно на треть, митрополит Сергий сумел сохранить почти в 5 раз больше церквей (25[154] против 5 в Ленинграде). Ни одна из действовавших московских церквей не была такой крошечной однопрестольной, как те, что уцелели на Большеохтинском и Волковом кладбищах.

 

Большая часть публикуемых ниже документов второй половины 1930-х гг. уникальна тем, что имеет церковное происхождение. Хотя нынешний архив Санкт-Петербургской епархии ведет свое начало с 1944 г., в личном деле протоиерея Короната Владимирова представлены материалы 1939 и 1940 гг. за его подписью и рапорты архиепископа Николая митрополиту Алексию о неблаговидных поступках протоиерея Владимирова, с резолюциями митрополита (1938–1939 гг.). В деле протоиерея Михаила Смирнова хранится представление о награждении его митрой, направленное в Москву и утвержденное Патриаршим местоблюстителем 23 октября 1938 г. Рукописные тексты своих циркуляров 1937 г. митрополит Алексий, очевидно, вывез в Москву во второй половине 1944 г., в бытность Патриаршим местоблюстителем: они представлены в архиве ксерокопиями, выполненными в 1987–1988 гг. Справка 1935 г. об увольнении за штат протоиерея Василия Петропавловского скопирована с подлинника, сохраненного его дочерями. Три документа 1938 г. из ЦГА СПб отражают новый механизм массового закрытия церквей, который был налажен в тот год.

До 1917 г. многие справочники публиковали списки храмов и служащего в них духовенства, затем эта традиция прервалась. Однако были выявлены документы, позволяющие реконструировать клир храмов Ленинграда на начало 1935 и 1937 гг. Справки 1935 г. готовились надзорными органами государства с целью «сокращения штатов» и высылки сокращенного духовенства из города и пригородов. Совмещение таблиц «оставленных» и «сокращенных» клириков позволяет установить полный клир того или иного храма на начало 1935 г. В 1937 г., к 1 мая, накануне «большого террора», митрополит Алексий составил Алфавитный список штатного клира Ленинградской области, с указанием сана и места служения каждого клирика. В последующие месяцы он работал с ним: отмечал перемещения, а чаще всего «выбытие» (арест) внесенных в него лиц. На основе именного списка клириков нами создан список действующих церквей с их штатом. Сверка имен клириков из списка митрополита Алексия с именами жертв «большого террора», включенными в тома «Ленинградского мартиролога», позволила установить печальную судьбу многих из них. Городской клир прослежен по публикациям Н. Ю. Черепениной и М. В. Шкаровского[155], пригородный – Мещанинова и С. А. Суркова[156]. Биографии клириков, переживших блокаду, проверялись по их личным делам, хранящимся в архиве Санкт-Петербургской епархии. Показанная динамика падения числа действующих храмов и служащего в них духовенства охватывает 2-ю половину 1930-х гг.

 

 


© Галкин А. К., 2024

 

[1] Имя прапрадеда митрополита Алексия вице-адмирала А. Л. Симанского (1752–1810 гг.) в Санкт-Петербурге−Ленинграде до 1961 г. носила одна из улиц на Васильевском острове, в районе Гавани − «Симанская» (ныне ул. Шевченко) (Галкин А. К.Симанская улица // Вечерний Петербург. 1996. № 39. 28 февраля. С. 3).

[2] Шкаровский М. В.Греческая церковь Санкт-Петербурга в ХХ в. (Электронный ресурс: aspirantura.spbda.ru/node/6).

[3] Санкт-Петербургская епархия в XX в. в свете архивных материалов. 1917–1941 / Сост. Н. Ю. Черепенина, М. В. Шкаровский. СПб., 2000. № 167. С. 188.

[4] Остапов А., прот. Святейший патриарх Московский и всея Руси Алексий. Биографический обзор допатриаршего периода жизни и служения // Журнал Московской Патриархии. 1970. № 2. С. 15.

[5] Постановление Заместителя Патриаршего местоблюстителя и Временного при нем Патриаршего Священного Синода. 10 октября 1933 г. «О положении б[ывшей] Александро-Невской лавры» // Журнал Московской Патриархии. 1934. № 1819. С. 6.

[6] Антонов В. В., Кобак А. В.Святыни Санкт-Петербурга: Историко-церковная энциклопедия в 3 томах. Т. 1. СПб., 1994. С. 37.

[7] Головин К. В. Дело«евлогиевцев» // Санкт-Петербургские епархиальные ведомости. Вып. 24. СПб., 2001. С. 136–146.Курировавший ведение этого дела оперуполномоченный Ю. В. Садовский 24 апреля 1934 г. был награжден знаком «Почетный работник ВЧКОГПУ (XV)» (Академическое дело 1929–1931 гг.: Документы и материалы следственного дела, сфабрикованного ОГПУ. Вып. 9. Ч. 2. СПб., 2015. С. 994995).

[8] Митрополит Сергий (Страгородский) не скрывал, что ликвидация Синода «была осуществлена по указанию НКВД» (Мазырин А.К истории высшего управления Русской Православной Церкви в 1935—1937 гг. // XVI ежегодная Богословская конференция ПСТГУ. Т. 1. М., 2006.С. 162).

[9] Леонид Михайлович Заковский ( 1894–1938 гг.; настоящее имя Генрих Эрнестович Штубис), латыш, на службе в ВЧК с 1 января 1918 г., расстрелян.

[10] Основная роль этих работников состояла в организации слежки за духовенством и «религиозниками» и в подготовке к закрытию храмов. «Являются они все членами партии, засекречены и находятся под абсолютным наблюдением… органов ГПУ» (Санкт-Петербургская епархия в XX в... № 158. С. 173).

[11] Репрессии православного духовенства Ленинградской области в 1930-е гг. / Публ. М. В. Шкаровского. СПб., 2010.С. 6474, 78 84 («сергиевской ориентации»); С. 56 58, 59 62 («обновленческой ориентации»).

[12] Подсчет наш по:Санкт-Петербургская епархия в XX в… № 170. С. 190–191. В справке отсутствуют сведения о клире русско-эстонской Исидоровской церкви, намеченной к закрытию. В храме служили трое священников и диакон. Документ переиздан:Репрессии православного духовенства… С. 50 52, информация о Знаменской церкви пропущена.

[13] Репрессии православного духовенства… С. 54. Со времени предыдущей регистрации в Ленинграде «служителей культа» прошло всего два года. Тогда она была приурочена к введению в СССР паспортной системы и прошла под секретным лозунгом: «Выдача паспортов попам является серьезным вопросом, поэтому угробить нужно обязательно того, кто мешает нашей работе больше всех» (Санкт-Петербургская епархия в XX в… № 164. С. 181.

[14] Репрессии православного духовенства… С. 74.

[15] Там же. С. 56–62. С учетом духовенства четырех обновленческих храмов в окрестностях Ленинграда было выслано 36% штатных обновленческих клириков (28 человек из 78).

[16] Краснов-Левитин А. Э. Лихие годы 1925 1941:Воспоминания. Paris, 1977.С. 267.

[17] Исакова Е. В., Шкаровский М. В.Собор Святой Живоначальной Троицы лейб-гвардии Измайловского полка. СПб., 2009. С. 185.

[18] Шкаровский М. В.Князь-Владимирский собор Санкт-Петербурга в 1917—1941 гг. // Древняя Русь: Во времени, в личностях, в идеях. 2015. № 3. С. 247.

[19] Репрессии православного духовенства... С. 80.

[20] Александрова-Чукова Л. К.Архиепископ Григорий (Чуков) о положении духовенства к началу войны, открытии собора в Саратове и приеме в Кремле 4 сентября 1943 г. // Вестник церковной истории. 2022. № 1/2(65/66). С. 90–91. Благодарю автора за предоставление дополнительных сведений из следственного дела протоиерея Николая Чукова П-78096.

[21] Краснов-Левитин А. Э.Лихие годы… С. 269.

[22] Репрессии православного духовенства… № 13. С. 54.

[23] Краснов-Левитин А. Э.Лихие годы… С. 269.

[24] Краснов А. Закат обновленчества // Грани. 1972. № 86. С.108.

[25] Черепенина Н. Ю., Шкаровский М. В. Православные храмы Санкт-Петербурга 1917–1945 гг. Справочник. СПб., 1999. С. 53. В списке высланных нет имен клириков из этой церкви, указано только их число.

[26] Казанская кладбищенская церковь в селе Рыбацком не имела аналогов: ее восточная часть с алтарем была сооружена из дерева, а трапезная часть с колокольней позже пристроена из кирпича . Судьба церкви оказалась непростой. После ее закрытия деревянную часть здания снесли. В 1960 г. оставшуюся каменную часть передали старообрядцам-беспоповцам взамен помещения в центре города. Сразрешения районных властей на сохранившемся фундаменте под видом капитального ремонт старообрядцы возвели деревянную пристройку, которую Ленгорсовет объявил незаконным самостроем. После суда над председателем общины пристройку снесли (из Москвы пришло разрешение ее сохранить и оставить в «бесплатном пользовании» верующих, но оно опоздало). В 1987–1988 гг. шли работы по возведению на том же фундаменте купольной части здания в камне. Первая служба в расширенной вдвое моленной состоялась 14 августа 1988 г.

[27] Санкт-Петербургский мартиролог / Авт.-сост. В. Сорокин. СПб., 2017. С. 255.

[28] Алексий (Симанский), митр. Алфавитный список клира Ленинградской области на 1 мая 1937 г. / Публ. А. А. Бовкало, А. К. Галкин. СПб., 2014. С. 76, 137, 144, 152.

[29] Шкаровский М. В. Храм Преображения Господня в районе Лигово в советский период // Вестник Исторического общества СПбДА. 2020. № 1(4). С. 58.

[30] Ленинградский мартиролог, 1937–1938: Книга памяти жертв политических репрессий. Т. 2. СПб., 1996. С. 162.

[31] Алексий (Симанский), митр. Алфавитный список клира... С. 76.

[32]Там же.С. 49.Георгиевский помещен в списке последним на букву Г: возможно, он вернулся и получил регистрацию к концу составления списка или позже.

[33] В архиве епархии личного дела протоиерея Ф. Полякова нет.

[34] Косик О. В. Сборник «Дело митрополита Сергия» и участие в нем мученика Михаила (Новоселова) // Вестник ПСТГУ. Сер. 2. История. История Русской Православной Церкви. 2009. Вып. 2. № 31. С.88.

[35] Санкт-Петербургская епархия в XX в… № 169. С. 189. Судя по количеству церквей (80), в документе речь идет о ликвидации храмов и молитвенных домов всех конфессий. К началу 1935 г. Московская патриархия имела в городе 32 храма, обновленцы 14 храмов, что в сумме составляет 57,5% общего числа подлежавших закрытию«культовых объектов».

[36] Там же. № 173. С. 192193.

[37] Черепенина Н. Ю., Шкаровский М. В.Справочник по истории православных монастырей и соборов г. Санкт-Петербурга 1917–1945 гг. (по документам ЦГА СПб). СПб., 1996. С. 22.

[38] Черепенина Н. Ю., Шкаровский М. В.Православные храмы… С. 74–75. В. В. Антонов и В. А. Кобак во всех изданиях справочника по храмам города, включая последнее неверно указывают, что храм был закрыт весной 1932 г. (Иллюстрированная энциклопедия христианских храмов Санкт-Петербурга / Авт.-сост. В. В. Антонов, В. А. Кобак. СПб., 2013. С. 119).

[39] На Новодевичьем кладбище погребен Владимир Андреевич Симанский († 9 марта 1929 г.), отец митрополита Алексия. День его кончины приведен в «Помяннике келейном» патриарха под 24 февраля (по ст. ст.) как «8/24 февраля» (Агеев Д., свящ.Архив протоиерея Алексия Остапова: Публикация избранных документов // Церковный историк. 2021. № 1. С. 157).

[40] Галкин А. К., Бовкало. А. А. Избранник Божий и народа: жизнеописание священномученика Вениамина, митрополита Петроградского и Гдовского. СПб., 2006. С. 248.

[41] В декабре 1935 г. секретарем митрополита Алексия был протоиерей Леонид Дьяконов (Архив Санкт-Петербургской епархии (далее — АСПбЕ). Ф. 5. Оп. 2. Д. 35. Л. 5), настоятель Знаменской церкви в центре города. В марте 1936 г. о. Леонида сместили с должности настоятеля и назначили на его место архиепископа Петергофского Николая (Ярушевича), а через 4 месяца перевели на самую дальнюю окраину — настоятелем Троицкой «Кулич и Пасха» церкви. В декабре 1937 г. протоиерей Леонид был расстрелян.

[42] Интересно, что «инспектор культа» Петроградского райсовета Кузьмин в справке о состоянии общины при соборе на 1 апреля 1937 г. указал: «В церкви прописан священник Рождественский, о котором мне не было известно до проверки» (Санкт-Петербургская епархия в XX в… № 175. С. 195).

[43] Одной из «предпосылок»массовых казней духовенства в 1937–1938 гг. стали результаты всесоюзной переписи населения 6 января 1937 г., в ходе которой 56,7% ответивших на вопрос об отношении к религии объявили себя верующими. Материалы переписи были засекречены и постановлением СНК СССР от 25 сентября 1937 г. признаны «дефектными», но против тех, кто способствовал поддержанию веры в народе, партийная верхушка немедленно приняла репрессивные меры (ЖиромскаяВ. Б. Религиозность народа в 1937 г. (По материалам Всесоюзной переписи населения) // Исторический вестник. 2000. № 5. С. 48).

[44] Хаустов В. Н.Органы НКВД и репрессии против Церкви в 1937–1938 гг. // XXIII ежегодная богословская конференция ПСТГУ. М., 2013. С. 43.

[45] Территорию, на которую простиралась власть того или иного архиерея, определяли областные комиссии по вопросам культов, неизвестно, получил ли архиепископ Николай разрешение со стороны гражданской власти на церковное управление указанными территориями.Резиденция петергофского архиепископа состояла из единственной комнаты в коммунальной квартире в Петергофе, он не имел ни аппарата управления, ни справочной документации (Сурков С. А. МитрополитНиколай (Ярушевич). М., 2012. С. 155).

[46] Название установлено по: АСПбЕ. Ф. 1. Оп. 3(2). Д. 49. Л. 20 об.

[47] При ликвидации последней церкви «б[ывшей] лавры» митрополит Алексий подписал заявление в адмнадзор с просьбой «передать чтимые иконы… в Троицкий (кафедральный. – А. Г.) собор» (Санкт-Петербургская епархия в XX в… № 172. С. 192).

[48] Шкаровский М. В. Русская православная церковь и Советское государство в 1943–1964 гг.: От «перемирия» к новой войне.СПб., 1995. С. 188.

[49] Каиль М. В.Провинциальное православие середины 1940-х – середины 1950-х гг.: Пастыри // Государство, общество, церковь в истории России XX–XXI вв.: Материалы XX международной научной конференции. Иваново, 31 марта – 1 апреля 2021 г. Иваново, 2021. С. 154.

[50] Исакова Е. В., Шкаровский М. В.Собор Святой Живоначальной Троицы… С. 190, 193.

[51] Черепенина Н. Ю., Шкаровский М. В.Справочник по истории православных монастырей и соборов… С. 91–92.

[52] Шкаровский М. В.Церковь зоветк защите Родины: Религиозная жизнь Ленинграда и Северо-Запада в годы Великой Отечественной войны, 1941—1945. СПб., 2005. С. 599.

[53] Ленинградский мартиролог... Т. 5. СПб., 2002. С. 582, 614–615.

[54] См., например, прошение о пенсии К. И. Виноградовой, вдовы протоиерея Николо-Богоявленского собора А. И. Виноградова, якобы умершего в «Дальнесеверных лагерях» 3 декабря 1942 г. (АСПбЕ. Ф. 1. Оп. 1. Д. 22. Л. 155), в действительности же расстрелянного 30 октября 1937 г. (Ленинградский мартиролог… Т. 2. С. 71).К. И. Виноградова была выслана из Ленинграда, во время блокады ее «комната и все имущество пропали, так как дочь убило», из ссылки она вернулась в конце 1946 г.

[55] Алексий (Симанский), митр . Алфавитный список клира... С. 61.

[56] Постановление об избрании меры пресечения и ордер на арест епископа Тихона начальник IV отдела УНКВД Г. Г. Карпов подписал позднее — 17 сентября, без предъявления обвиняемому (Разумов А. Я.Книга памяти «Ленинградский мартиролог. 1937–1938» как источник для синодика Вологодской епархии // Региональные аспекты исторического пути православия: Архивы, источники, методология исследований: Материалы межрегиональной научной конференции. Вып. 7. Вологда, 2001. С. 456).

[57] Ленинградский мартиролог… Т. 2. С. 274.

[58] Судя по тому, что из более чем 70 клириков Ленинграда и окрестностей, казненных в 1937–1938 гг., канонизированы лишь двое (протоиереи Карп Эльб иНиколай Кулигин), остальные дали «признательные показания» в совершении преступлений, предусмотренных 58-й статьей Уголовного Кодекса.

[59] Железняков А. Историк с небесным именем // Вода живая. 2012. № 12. С. 29.

[60] Из дела С. И. Черняева следует, что смертный приговор ему вынесли по агентурным материалам и свидетельскому показанию протоиерея Николая Ломакина (Материалы к прославлению священномученика Стефана Черняева (1886–1937). СПб., 2018. С. 124–131, 154–157).Много выдержек из следственного дела приведено в биографии протоиерея Стефана, опубликованной в ожидании его канонизации (которая не состоялась): Капралов В. В.«Церкви закрывают под всякими предлогами, а соввласть в Конституции объявляет свободу вероисповедания»: Жизнь и мученическая кончина протоиерея Стефана Черняева (1886–1937) // Вестник Исторического общества СПбДА. 2019. № 1. С. 38–52.

[61] Неизвестно, в каком году появился запрет на храмовую молитву в дни государственного праздника СССР (в 1920-х гг. обновленцы устраивали 7, 8 ноября торжественные службы с колокольным звоном «из солидарности с революцией»). Неясно, распространялся ли запрет, как и перенос служб родительской субботы, только на городские храмы, или на всю епархию, или на все епархии в пределах СССР? Дни общего поминовения усопших и гражданские «табельные дни» совпадали в России и до революции, тогда их «разводили» определением высшей церковной власти. Так, 4 апреля 1902 г. Святейший Синод определил: «Принимая во внимание, что в текущем году… 23-го апреля высокоторжественный день тезоименитства ее императорского величества государыни императрицы Александры Феодоровны упадает на вторник Фоминой седмицы, когда обычно отправляется поминовение усопших отец и братий наших… поминовение усопших перенести в текущем году… на понедельник Фоминой седмицы» (Церковные ведомости. 1902. № 14. С. 72).

[62] Санкт-Петербургская епархия в XX в… № 176. С. 196. В п. 2 содержится уточнение: «Отпевание покойников 6 и 7 ноября воспрещаю, а 8 ноября 1937 г. разрешаю».

[63] Вареник О. П.Тайны Успенской церкви в Стрельне, 1885–1937: Постройка, разрушение, забвение. Стрельна; СПб., 2011. С. 27–49.

[64] Его старший брат священник Вячеслав, служивший в церкви св. митрополита Петра в селе Ульянка на Петергофской дороге, был расстрелян в 1918 г.

[65] Духовенство и храмы Новоладожского уезда в 1937 г. / Публ. А. К. Галкина // Санкт-Петербургские епархиальные ведомости. Вып. 37/38. СПб., 2009. С. 6163.

[66] Для протоиерея Василия Симеоновская церковь стала в 1937 г. третьим местом служения — после Троице-Измайловского собора и Греческой церкви.

[67] Спаси, Господи, люди Твоя: к 300-летию основания и 30-летию возрождения прихода Крестовоздвиженского казачьего собора (Крестовоздвиженской Ямской церкви) / Сост. А. В. Кандаева. СПб., 2020. С. 134. В ряде изданий (см., например: Ленинградский мартиролог… Т. 7. СПб., 2007. С. 309; и др.) последним местом служения о. А. Пакляра ошибочно указана «церковь Иоанна Предтечи в г. Красногвардейск». Очевидно, это связано с неверным прочтением слова «Крестовоздвиженск[ая]» как «Красногвардейск» – название Гатчины в 1929—1944 гг.)

[68] Ленинградский мартиролог… Т. 5. С. 617.

[69] Там же. С. 605.

[70] Алексий (Симанский), митр . Алфавитный список клира... С. 121.Незадолго до ареста, 12 июля 1937 г., протодиакон Петр отметил 25-летие возведения в сан протодиакона. Ему было всего 29 лет, когда он получил сан протодиакона за выдающийся по красоте и силе бас и благоговейное служение (Новый протодиакон // Петербургский листок. 1912. № 178. 1 июля. С. 9). Протодиакон Петр был расстрелян 20 декабря 1937 г.

[71] Алексий (Симанский), митр . Алфавитный список клира... С. 130.

[72] памяти большого сталинского террора в январе 1938г. (https://visz.nlr.ru/articles/pamyati-bolshogo-stalinskogo-terrora).

[73] Являлись митрополичьей резиденцией с 1928 г.

[74] Алексий (Симанский), митр. Алфавитный список клира… С. 76.

[75] Воскресенский Новодевичий монастырь. СПб., 2007. С. 152.

[76] Алексий (Симанский), митр. Алфавитный список клира… С. 120.

[77] Там же. С. 62.

[78] Воскресенский Новодевичий монастырь. С. 162.

[79] «Митрополит Алексий был выброшен в течение суток из своих покоев в Новодевичьем монастыре (церковь была закрыта)» (Краснов-Левитин А. Э . Лихие годы… С. 322).

[80] Там же. С.323.Однако митрополит освободил квартиру, примыкавшую к Афонской церкви, когда последняя еще действовала.

[81] В Симеоновской церкви до ее закрытия служил псаломщиком Л. Н. Парийский († 23 ноября 1972 г.). В 19451950 гг. он являлся секретарем патриарха Алексия I, в 19501967 гг.— инспектором возрожденных Ленинградских духовных школ.

[82] Черепенина Н. Ю., Шкаровский М. В.Православные храмы… С. 80.

[83] Там же. С. 4244.

[84] Там же. № 46. С. 343344.

[85] Алексий (Симанский), митр. Алфавитный список клира… С. 30.

[86] Черепенина Н. Ю., Шкаровский М. В.Православные храмы…С. 8687. Во время «хрущевских гонений» здание Троице-Озерковской церкви обрело новую жизнь. В октябре 1961 г. в него выселили общину евангельских христиан-баптистов города. До вынужденного переезда она 15 лет пользовалась гораздо более обширным помещением – бывшей Покровской церковью Большеохтинского Свято-Духовского прихода ( Краснолуцкий А. Ю. Охтинская энциклопедия. Большая Охта. М. ; СПб., 2010. С. 251–252). В Озерках община 20 лет испытывала крайнюю тесноту, пока не добилась возможности реконструировать помещение. В 1982 г. к историческому зданию с востока был пристроен дополнительный объем площадью 400 м².

[87] Черепенина Н. Ю., Шкаровский М. В. Православные храмы…№ 41. С. 340.

[88] Алексий (Симанский), митр. Алфавитный список клира… С. 79. В послужном списке прот. Н. Ломакина этот факт не отражен (АСПбЕ. Ф. 1. Оп. 3(2). Д. 163).

[89] По послужному списку перевод состоялся 19 декабря (АСПбЕ. Ф. 1. Оп. 3(2). Д. 163. Л. 14 об., 15). Н. Ю. Черепенина и М. В. Шкаровский указывают, что протоиерей Николай был перемещен в Сампсониевский собор 9 декабря(Черепенина Н. Ю., Шкаровский М. В.Православные храмы… С. 197; Черепенина Н. Ю., Шкаровский М. В.Справочник по истории православных монастырей и соборов… С. 111). Последняя дата – м енее правдоподобна, так как совпадает с днем ареста протоиерея А. Васильева.

[90] Указание на назначение в Иоанно-Предтеченскую церковь на Каменном острове вдекабре 1937 г. протоиерея Александра Петрова ( Черепенина Н. Ю., Шкаровский М. В. Православные храмы… С. 197) считаем ошибкой. По записи митрополита Алексия протоиерей Александр был переведен из пригорода к Иоанно-Предтеченской ( Крестовоздвиженской) церкви на Лиговском проспекте ( Алексий (Симанский), митр. Алфавитный список клира… С. 105). И мя протоиерея А. Петрова завершает список настоятелей Крестовоздвиженского храма до закрытия : назначен 9 декабря 1937 г., служил по 15 марта 1938 г. (Спаси, Господи, люди Твоя… С. 133).

[91] Черепенина Н. Ю., Шкаровский М. В.Православные храмы… С. 199.

[92] Там же. № 42. С. 340341.

[93] Там же.С. 85. Спустя восемь лет церковь стала первой из двух¸ открытых в Ленинграде при митрополите Григории (Чукове).

[94] Там же. С. 122, 267.

[95] Санкт-Петербургская епархия в XX в… № 178. С. 198.

[96] Известно несколько писем архиепископа Николая периодаего настоятельства вНиколо-Богоявленском соборе, адресованных митрополиту Алексию. В них отразились некоторые реалии церковной жизни того времени: борьба клириков собора за право быть свободными от службы не менее 3½ дней в неделю (см. публикацию, документы№ 11, 12), наказание священника за проступок запретом в священнослужении на 35 дней (до 1917 г. подобные проступки карались ссылкой в монастырь на несколько месяцев) и др. Многократно, в том числе вместе с другими членами причта, архиепископ Николай просил митрополита перевести из собора протоиерея Короната Владимирова (см. публикацию, документы№ 13–15). Только после того, как последний, совершая крещение, уронил младенца на пол и ребенок умер, митрополит уволил священнослужителя за штат (см. публикацию, документ№ 16). При этом архиепископ Николай получил замечание за «неправильное распределение обязанностей по службе» между членами соборного причта (см. публикацию, документ№ 17). Архиепископ Николай и ранее осуществлял отдельные функции управления ленинградским духовенством: он подписал, в частности, резолюции о перемещении протоиерея Н. Ломакина из Сампсониевского собора в церковь св. Марии Магдалины и обратно, датированные 22 февраля и 1 марта 1938 г. (АСПбЕ. Ф. 1. Оп. 3(2). Д. 163. Л. 2, 3).

[97] Черновская Л. Ф.Смерть собора // Екатерининский собор в Царском Селе. СПб.: Genio Loci, 2006. С. 63.

[98] Показания о «систематическом проведении контрреволюционной агитации» протоиереем Иоанном Зимневым и архимандритом Антонием (Коробейниковым), арестованными 25–26 февраля и расстрелянными 12 марта, дали кафедральный протоиерей М. Славнитский (Шкаровский М. В.Новомученики Путиловского храма Санкт-Петербурга // Актуальные вопросы церковной науки. 2019. № 2. С. 6578) и архиепископ Петергофский Николай (Шкаровский М. В. Репрессии 1930-х гг. против священнослужителей Северо-Запада России // XXIII ежегодная богословская конференция ПСТГУ. М., 2013. С. 20). Протоиерея Иоанна Лескова 2 марта арестовали и 10 марта приговорили к расстрелу на основании обвинений, выдвинутых «неким Павлом Тарасовым» (Кириллина Т.Во имя исторической справедливости // Вода живая. 2023. № 9. С. 45). Очевидно, речь идет о секретаре митрополита Алексия, последнем представителе довоенного духовенства Ленинграда. Протоиерей И. С. Лесков был реабилитирован в 1958 г., в ходе «проверки дела» протоиерей П. Тарасов заявил, что «ничего не слышал о контрреволюционной деятельности» о. Иоанна ( Сурков С. А. Судьбы храмов, духовенства и мирян Петергофа в годы испытания: (Забытый Петергоф). СПб., 2005. С. 18).

[99] Ефимов П.20-летие декрета об отделении церкви от государства: Один из важнейших декретов революции // Ленинградская правда. 1938. № 29. 5 февраля. С. 2.

[100] Галкин А. К.Приходы и духовенство Московской патриархии в пределах современнойНовгородской области накануне 950-летия Крещения Руси // Новгородика-2012: У истоков российской государственности: Материалы IV международной научной конференции. Ч. 1. Новгород, 2013. С. 105.

[101] Исакова Е. В., Шкаровский М. В.Собор Святой Живоначальной Троицы… С. 193, 194. Единственным документом, характеризующим священника Н. В. Решеткина, служит рапорт архиепископа Николая на имя митрополита Алексия от декабря 1938 г., в котором архиепископ Николай сообщает об оскорблении его архиерейского и личного достоинства со стороны священника Николая(см. публикацию, документ № 12).

[102] Сибиряк.Признания бывших митрополитов // Безбожник. 1938. № 5. С. 1718.

[103] Черепенина Н. Ю., Шкаровский М. В.Справочник по истории православных монастырей и соборов… С. 133.

[104] Там же. С. 47.

[105] АСПбЕ. Ф. 1. Оп. 3(2). Д. 115. Л. 8.

[106] Там же. Оп. 2. Д. 39. Л. 32

[107] С. В. Румянцев стал председателем «двадцатки», несмотря на то что в 1934 г. его приговорили к 3 годам лагерей и освободили досрочно в 1936 г. Членами «двадцатки» могли быть лица со справкой об отсутствии судимости.

[108] Воскресенский Новодевичий монастырь. С. 152.

[109] Черепенина Н. Ю., Шкаровский М. В.Православные храмы… С. 263.

[110] Там же. С. 122, 297.

[111] Там же. С. 267.

[112] Черепенина Н. Ю., Шкаровский М. В.Справочник по истории православных монастырей и соборов… С. 112.

[113] Спаси, Господи, люди Твоя… С. 130–131.

[114] Исакова Е. В., Шкаровский М. В.Собор Святой Живоначальной Троицы… С. 192–195. В данном исследовании говорится, что Троице-Измайловский собор стал кафедральным в конце 1933 г. (с. 181). Однако это произошло не позднее начала 1931 г. На с. 171 указанной книги приведен документ, касающийся службы в соборе Ленинградского митрополита Серафима (Чичагова) с викариями, включая епископа Амвросия (Либина) «в воскресенье 1-го марта» без указания года. Авторы относят его к 1928 г., что неверно. Амвросий (Либин) был хиротонисан во епископа в июле 1929 г.; следовательно, ранняя дата документа – 1 марта 1930 г., поздняя — 1 марта 1933 г., когда митрополит Серафим (Чичагов) еще управлял Ленинградской епархией. В этом интервале 1 марта 1931 г. выпало на воскресенье, на Торжество православия. Согласно петербургской традиции, митрополит с викариями всегда служил в этот день в кафедральном соборе (до 1922 г. служба совершалась в Исаакиевском соборе). Есть все основания считать, что храм, в котором совершалась служба Торжества православия в Ленинграде в 1931 г., и был кафедральным.

[115] Черепенина Н. Ю., Шкаровский М. В. Православные храмы…С. 246–247.

[116] Храм во имя святого великомученика Дмитрия Солунского: Сто славных лет . СПб., 2006. С. 90.

[117] Один из них — К. И. Андреев. Предположу, что это староста церкви Иоанна Предтечи на Лиговском проспекте, который чуть ранее (в июле) просил райсовет закрыть этот храм (см. выше). В день закрытия Греческой церкви Андреева «в соответствии с указаниями НКИД» назначили комендантом для охраны здания бывшей церкви(Шкаровский М. В.«Теперь так мало греков в Ленинграде, что мы сломали Греческую церковь…» // IX Анциферовские краеведческие чтения: 2016 года. СПб., 2017. С. 220–228; Шкаровский М. В.Греческая церковь Санкт-Петербурга в ХХ в.(Электронный ресурс:https://aspirantura.spbda.ru/node/6).

[118] Серебрякова Н. Я.Мурино: Хроника трех столетий. Изд. 3. СПб., 2012. С. 338.

[119] Алексий (Симанский), митр. Алфавитный список клира… С. 108. Позднее о. Николай стал приписным священником церкви на Большеохтинском кладбище.

[120] А. В. Татаринцева призывала «немедленно закрыть» (к Пасхе 1938 г.) наиболее посещаемые церкви, от которых «двадцатки» якобы «отказались сами». В ее словах звучит цинично-презрительное отношение к верующим: «Молящиеся старухи сейчас собираются около зданий культа по 200250 человек и молятся, стоя на улице» (Санкт-Петербургская епархия в XX в… № 179. С. 198). Пожертвования этих «старух», собранные по копейке в храмах Ленинградас конца лета 1941 г. в Фонд обороны, составили несколько миллионов рублей.

[121] Судьба городских храмов не всегда определялась судьбой служивших в них клириков. Так, оба служивших к весне 1937 г. в Холмской церкви протоиерея уцелели, однако церковь закрыли. На Большеохтинском кладбище расстреляли весь причт (троих протоиереев и диакона), на Волковском кладбище всех четверых протоиереев (выжил лишь диакон), однако церкви оставили действующими.

[122] Шкаровский М. В. Петербургская епархия в годы гонений и утрат… С. 168.

[123] Галкин А. К. Через 10 лет после «легализации»: Сеть приходов Московской Патриархии в Ленинградской области и Карелии к весне 1937 г. // XXIII ежегодная Богословская конференция ПСТГУ. М., 2013. С. 25.

[124] Черепенина Н. Ю., Шкаровский М. В.Православные храмы… № 42. С. 341–342.

[125] Шкаровский М. В. Петербургская епархия в годы гонений и утрат... С. 164165.

[126] Артемьев Н.Письмо в редакцию: Почему я порываю с церковью // Ленинская правда (Сестрорецк). 1938. № 47. 24 апреля.

[127] АСПбЕ. Ф. 1. Оп. 3(2). Д. 14. Л. 33–35, 40.

[128] Зимина Н. П.Ириней (Шульмин) // Православная энциклопедия. Т. 26. М., 2011. С. 481.

[129] Остапов А. Святейший патриарх Московский и всея Руси Алексий…С. 15.

[130] АСПбЕ. Ф. 1. Оп. 3(2). Д. 49. Л. 9 об. – 10.

[131] Черепенина Н. Ю., Шкаровский М. В.Справочник по истории православных монастырей и соборов… С. 61.

[132] См. список настоятелей храма: Черепенина Н. Ю., Шкаровский М. В.Православные храмы… С. 291.

[133] Там же. С. 46.

[134] Сурков С. А.Митрополит Николай… С. 221.

[135] Там же. С. 218.

[136] Там же. С. 227.

[137] Черепенина Н. Ю., Шкаровский М. В.Справочник по истории православных монастырей и соборов… С. 94–95.

[138] Санкт-Петербургская епархия в XX в… № 185. С. 206207 (Письмо Патриаршего местоблюстителя Сергия митрополиту Ленинградскому Алексию об оказании помощи экзарху-митрополиту Волынскому от 9 апреля 1941 г.).

[139] Черепенина Н. Ю., Шкаровский М. В.Православные храмы… С. 304.

[140] Двумя неделями ранее с канонической Церковью воссоединился обновленческий архидиакон Симеон Верзилов, с 1927 г. служивший в обновленческих храмах, где хранилась Казанская икона. После возвращения в патриаршую Церковь диакон Симеон получил назначение в Князь-Владимирский собор.

[141] Шкаровский М. В. Храмы Смоленского кладбища Санкт-Петербурга в 1917–1940 гг. // Христианское чтение. 2023. № 3. С. 360. Когда в январе 1932 г. закрывали обновленческий кафедральный Казанский собор, судьбой храмовой Казанской иконы озаботился П. Г. Смидович, председатель постоянной комиссии по вопросам культов при Президиуме ВЦИК(Брушлинская О., Жерневская И.Связь времен: Государственному музею истории религии и атеизма – 50 лет // Наука и религия. 1983. № 1. С. 3).

[142] В послевоенные годы в подобных случаях верующие нередко получали право оборудовать молитвенный дом, как это случилось, например, с общиной в поселке Бирюлево (ныне в черте Москвы) в 1956 г.

[143] Черепенина Н. Ю., Шкаровский М. В.Православные храмы… С. 293.

[144] Шкаровский М. В.Церковь зовет… С. 591, 597–598.

[145] Описание документов и дел, хранящихся в архиве Святейшего правительствующего Синода. Т. 3. СПб., 1878. Приложения. Стб. CXXII–CXXIV.

[146] Мануил (Лемешевский), митр. Русские православные иерархи периода с 1893 по 1965 г. Ч. 1. Erlangen, 1979. С. 238 (Электронный ресурс:https://drevo-info.ru/articles/19589.html.).

[147] Г алкин А. К . И з глубины воззвах… письмо эвакуированной псаломщицы новоизбранному патриарху // Вестник церковной истории. 2015. № 3/4. с. 298.

[148] Андреев И. П.Воспоминания // Сурков С. А. Судьбы храмов… С. 121 (текст цитируется с сокращениями).

[149] Там же. С. 76.

[150] В это время в личной собственности митрополита (в совладении с овдовевшей сестрой Анной Владимировной Погожевой (впоследствии монахиня Евфросиния)) находилась только дача близ станции Сиверская, в 70 км к югу от Ленинграда, «где было очень уютно» (Из письма митрополита Алексия С. Д. Остапову от 1 октября 1944 г. // Агеев Д., свящ.Архив протоиерея Алексия Остапова: Публикация избранных документов // Церковный историк. 2021. № 1. С. 198).

[151] Александров И., прот.Исповедник православия протоиерей Иоанн Кьяндский (1871–1941) // Санкт-Петербургские епархиальные ведомости. 2006. Вып. 34.С. 200–201.

[152] Шкаровский М. В. Петербургская епархия в годы гонений и утрат… С. 168. Документ перепечатан (с разночтениями), см.:Санкт-Петербургская епархия в XX в… № 180. С. 200202.

[153] Ишевский Д.Юбилей Патриаршего местоблюстителя// Правда о религии в России. [М.], 1942. С. 66.

[154] В энциклопедической статье приводится разное количество храмов в Москве в это время – 30 или 31 (Никитин Д. Н., Пидгайко В. Г. Московская епархия в 19171941 гг. // Православная энциклопедия. Т. 47. М., 2017. С. 259, 263). Не указано, что это число включает как патриаршие, так и обновленческие храмы. К 1941 г. в Москве действовало 25 патриарших храмов, включая единоверческий на Рогожском кладбище.

[155] Черепенина Н. Ю., Шкаровский М. В.Справочник по истории православных монастырей…; Черепенина Н. Ю., Шкаровский М. В. Православные храмы Санкт-Петербурга 1917–1945 гг…; Шкаровский М. В.Церковь зоветк защите Родины…

[156] Мещанинов М. Ю.Храмы и часовни города Колпино.СПб., 1998; Мещанинов М. Ю.Храмы Красного Села и его окрестностей // Санкт-Петербургские епархиальные ведомости. 2002. Вып. 26/27; Мещанинов М. Ю.Храмы Царского Села, Павловска и их ближайших окрестностей: Краткий исторический справочник. СПб., 2007; 
 Сурков С. А. Судьбы храмов, духовенства и мирян…

Документы о церковной жизни Ленинграда в 1935–1940гг.

 

 

 

 

 

№ 1

 

Март 1935 г.Справка от временного Ленинградского Епархиального совета об увольнении священнослужителя за штат[1]

 

 

 

Московская Патриархия. Временный Ленинградский Епархиальный совет. Ленинград. Международный пр[оспект] д. № 90. Телеф[он] № 11-31.

 

Сампсоновского собора[2] протоиерею Василию Петропавловскому.

 

В виду установления новых штатов священнослужителей при церквах Епархии, − резолюцией Высокопреосвященного Митрополита Ленинградского от 3 марта 1935 г. за № 78 Вы уволены за штат, о чем и сообщается Вам к сведению и исполнению.

 

Секретарь Ленинградского Епарх[иального] совета протоиерей Николай Ломакин.

 

 

 

№ 2

 

21 мая 1937 г.Циркуляр Митрополита Ленинградского Алексия благочинным епархий Ленинградской области, Карелии и Мурманского округа[3]

 

 

 

Благочинному.

 

Принимая во внимание необходимость непосредственных сношений архиереев с подведомым духовенством, причем желательно даже личное ознакомление с каждым клириком епархии, я почел необходимым совершенно упразднить благочиннические округа и должность благочинных в епархии.

 

Оставляя в своем личном ведении церкви и причты г. Ленинграда и ближайших районов Пушкинского, Павловского, церкви прочих районов, а также районов Карелии, б[ывших] Псковской, Череповецкой и Боровичской епархий я поручаю ведению Преосвященного Архиепископа Петергофского Николая. Духовенство означенных церквей имеет обращаться по всем делам непосредственно к Пр[еосвященно]му архиеп[ископу] Николаю и от него получать окончательные распоряжения, причем, во избежание лишних расходов по поездке, предварительно личной явки, надо посылать письменный рапорт (адрес: Новый Петергоф, Красный пр. д. 40, кв. 2. Архиеп[ископу] Николаю Ярушевичу) и затем уже, в зависимости от данного ответа выясняется надобность или ненужность приезда в Ленинград.

 

Имеющиеся у благочинных пожертвования от церквей на епархиальные нужды следует выслать по прежнему адресу: Л[енингра]д 58 Международный 90, кв. 102 Канцелярия м[итрополи]та Л[енингра]дского.

 

Настоящее постановление поручается сообщить духовенству округа к сведению и руководству.

 

1937 мая 21. Митрополит Алексий.

 

 

 

№ 3

 

10 июня 1937 г.Распоряжение Митрополита Ленинградского Алексия об «упорядочении» (сокращении) служения акафистов в храмах Ленинграда[4]

 

 

 

Благочинному пр[отоиерею] Славнитскому. Благочинному пр[отоиерею] Ломакину.

 

Для упорядочения вопроса о служении акафистов в храмах г. Ленинграда, нахожу нужным преподать о[тцам] настоятелям следующие указания: 5молебные пения с[5] акафистом, которые являются службами торжественными, исключительными, стоящими, т[ак] сказ[ать], вне круга дневных богослужений, у нас обратились в обыкновенное, обиходное явление, и служение их совершается в храмах ежедневно, пред различными святынями, причем 6в то время как[6] одни акафисты посещаются богомольцами довольно усердно, другие почти совсем не привлекают молящихся и совершаются как бы по привычке, на ходу. Необходимо внести в это дело изменение.

 

Предлагаю о[тцам] настоятелям совершать в неделю[7] один акафист, пред местночтимой св. иконой, но совершать его с подобающим благолепием и усердием, и непременно всякий раз самому настоятелю. О том, какой акафист в каком храме будет совершаться, в какой день, в какое время, о[тцы] благочинные по получении сведений от настоятелей, мне представят.

 

Настоящее мое распоряжение благочинные сообщат настоятелям церквей г. Ленинграда к точному исполнению.

 

1937, июня 10. г. Ленинград.

 

 

 

№ 4

 

[1937 г.]Распоряжение Митрополита Ленинградского Алексия держать все храмы г. Ленинграда запертыми, «когда нет службы в храме»[8]

 

 

 

3. Мне известно, что некоторые храмы города бывают открыты днем 9в часы[9] между утренним и вечерним богослужениями, причем эти храмы остаются на попечении одного или самое большее двух-трех сторожей. Предлагаю о[тцам] настоятелям к исполнению следующее: храмы все должны запираться после окончания литургии и оставаться запертыми до начала вечернего богослужения, причем никаких исключений из этого правила не должно быть ни для кого. Храм не должен быть открываем в часы, когда нет службы в храме, о[тцы] благочинные 10должны[10] проверять выполнение этого требования.

 

 

 

№ 5

 

17 августа 1939 г.Послужной список протоиерея Короната Владимирова[11]

 

 

 

Послужной список.

 

1) Фамилия, имя, отчество: Владимиров Коронат Владимирович.

 

2) Место рождения: гор[од] Ленинград.

 

3) Происхождение: уроженец гор[ода] Ленинграда.

 

4) Образование (что и когда окончил): Начальное городское и 4-клас[сное] училище в 1908 г.

 

5) Кем был рукоположен в степени: в сан диакона рукоположен 15/VIII 1921 г.; священства Преосвящ[енным] Венедиктом еписк[опом] Кронштадтским, в сан иерея 21/IV 1929 г., Преосвящ[енным] Феодосием, епископом Лужским.

 

6) Семейное положение: жена 43 лет, дочь 18 лет и сын 15лет.

 

7) Адрес: ст. Волосово, поселок Волосово, Интернатская ул., 15.

 

8) Был ли под запрещением: Высокопреосвящ[енным] митр[ополитом] Алексием на две недели с 4/III по 18/III 1939 г.

 

9) Награды; данные мне получены без указов, т[ак] к[ак] сказано было: получите общую бумагу. Набедренником в 1930 г. Камилавкою в 1933 г.; крестом пресвитера в 1936 г.; в сан Протоиерея; в 1937 г. к Празд[нику] Св. Пасхи. Палицею к Празд[нику] Рождества Богородице в 1938 г. и наперстным (sic !) крестом с камнями к Празднику Св. Пасхи в 1939 году.

 

10) Указать прохождение службы (перемещения и кем произведены перемещения): 18 февраля 1937 года Высокопреосвящ[енным] митрополитом Алексеем из прихода Клопицы перемещен в гор[од] Ленинград к Иоанно-Предтеченской ц[еркви]. 3 сентября 1937 г. тем же митр[ополитом] перемещен к Симеоновской ц[еркви]. 27 ноября 1937 г. тем же митр[ополитом] перемещен к Волкову кладбищу. 10 декабря 1937 г. тем же митр[ополитом] перемещен к Иоанно-Предт[еченской] ц[еркви]. 20 декабря 1937 [г.] тем же митр[ополитом] перемещен к Знаменской ц[еркви]. 15 марта 1938 года весь причт Знаменской ц[еркви] тем же митр[ополитом] перемещен к Никольскому собору. 28 июня 1939 года тем же митр[ополитом] перемещен к Волкову кладбищу.

 

11) Время нахождения за штатом: с 20-го мая по 28 июня 1939 г.

 

Прот[оиерей] К. Владимиров.

 

17-го августа 1939 г.

 

 

 

№ 6

 

26 сентября 1940 г.Прошение протоиерея Короната Владимирова[12]

 

 

 

О[тец] Секретарь на основании настоящих данных напишет справку согласно просьбе Пр[отоиерея] Владимирова и пришлет мне для подписи. М[итрополит] Алек[сий].

 

Его Высокопреосвященству Высокопреосвященнейшему Алексию, Митрополиту Ленинградскому, прот[оиерея] Короната Владимирова

 

Прошение.

 

Находясь на службе первым назначением с 1936 года, к Иоанно-Предтеченской церкви, в 1936 году был перемещен к Семионовской[13] церкви, в конце года был переведен к Волкову кладбищу, в 1937 году был переведен к Иоанно-Предтеченской церкви, в 1937 году был перемещен в Обухово, в Преображенской ц[еркви], в 1937 году был переведен к Знаменской церкви, в 1938 году был переведен к Никольскому собору, в 1938 году был переведен к Холмскому подворью, в 1938 году был переведен обратно к Никольскому собору, из Никольского собора переведен к Волкову кладбищу в 1939 году. С 1939 года был назначен в Коломяги, в марте месяце 1940 г. и в настоящее время нахожусь при Никольской церкви Большеохтинского кладбища.

 

Находясь в крайне критическом положении, не имея определенного местожительства, мною подано заявление в Паспортный отдел Л[енинградского] о[бластного] у[правления] м[илиции]где требуется справка о том с какого года я нахожусь на службе в гор[оде] Ленинграде, а посему всепокорнейше прошу Ваше Высокопреосвященство не отказать в выдаче таковой.

 

Прот[оиерей] Владимиров.

 

26 сентября 1940 г.

 

 

 

№ 7

 

15 октября 1937 г.Распоряжение Митрополита Ленинградского Алексия о запечатании колоколен храмов Ленинграда[14]

 

 

 

О[тцу] Секретарю.

 

2. Предлагаю Вам объявить о[тцам] благочинным для соответствующего распоряжения по вверенным им церквам, чтобы все колокольни были заперты, запечатаны, и было бы всюду установлено строгое наблюдение за тем, чтобы никто не имел в них доступа. Настоятели ответственны за 15точное[15] исполнение этого распоряжения, а благочинные обязуются наблюдать за этим исполнением.

 

Допускать на колокольни можно исключительно лишь по особому каждый раз 16персональному[16] разрешению от административного отдела — 17за подписью гр. Татаринцевой[17].

 

15.Х.37.

 

 

 

№ 8

 

15 октября 1937 г.Распоряжение Митрополита Ленинградского Алексия о запрете совершения служб в храмах Ленинграда 6, 7 и 8 ноября и о переносе службы Димитриевской родительской субботы с 6 ноября на 30 октября[18]

 

 

 

О. Секретарю

 

3. Предлагаю Вам объявить о[тцам] благочинным для соответствующего распоряжения по вверенным им церквам, что в связи с тем, что по примеру прошлых лет 6-го, 7-го и 8-го ноября никаких служб в городских храмах производиться не будет, 19служба[19] родительской субботы переносится на субботу 30-го октября.

 

15.Х.37.

 

№ 9

 

13 декабря 1937 г.Заявление двадцатки Троицкой «Кулич и Пасха» церкви в президиум Володарского райсовета об отказе от здания культа[20]

 

 

 

В Президиум Володарского райсовета от двадцатки Св. Троицкой церкви «Кулич и Пасха» по пр. Обуховской обороны д. № 75а

 

Заявление.

 

Двадцатка выше означенной церкви «Кулич и Пасха» просит Президиум Волод[арского] райсовета взять от нас арендованное нами здание «Церковь», так как дальше существовать нам нет возможности за неимением средств к дальнейшему его содержанию. При сем просим Волод[арский] презид[иум] райсовета переключить нас нашу двадцатку в ближайший храм, т. е. церковь в Духовскую 21на[21] кладбище (бывш[ее] село Фарфоровое) теперь им. Володарского.

 

Подписи членов 20-ки.

 

13/XII-37 г.

 

 

 

№ 10

 

21 декабря 1937 г.Сообщение районного инспектора культа А. И. Леопольдовой в президиум Володарского райсовета об отказе

 

«двадцатки» от здания Троицкой церкви[22]

 

 

 

В Президиум Володарского райсовета от исполняющего обязанности инспектора культа Леопольдовой А. И.

 

Церковь Троицы (Кулич и Пасха) расположена против завода «Большевик» по Проспекту Обуховской обороны № 75, находится под гос[ударственной] охран[ой] по I-й категории, с отдельно стоящей колокольней (бывшей) площадью около 275 к[в]. м за зданием церкви расположен трампарк им. Володарского

 

В церкви служба не производится в течение ряда месяцев, за отсутствием служителей культа, что привело двадцатку отказаться от здания культа, т[ак] к[ак] с наступлением 1938 года начнутся новые расходы по оплате налога, земельной ренты, страховки, а поступлений нет, мною вывешивалось на здании культа объявление и на сегодня желающих взять здание нет, а срок, предусмотренный законом от 1929 года о религиозных обществах, истек.

 

И. о. инспектора культа (Леопольдова), подпись.

 

2I.XII-37 г.

 

 

 

№ 11

 

27 ноября 1938 г.Рапорт архиепископа Николая о требовании протоиереями Н. Решеткиным и К. Владимировым дополнительных нерабочих дней и резолюция на него митрополита Алексия[23]

 

 

 

Его Высокопреосвященству Высокопреосвященнейшему Алексию, Митрополиту Ленинградскому, настоятеля Никольского собора архиепископа Николая

 

Рапорт.

 

Соответственно данным мне Вашим Высокопреосвященством указаниям о сокращении нерабочих дней у причта Никольского собора (ввиду чрезмерности этих нерабочих дней) и согласно требованиям пастырской работы на предстоящую неделю, 26 ноября мною и прот[оиереем] о. Н. Ломакиным был составлен недельный план работы причта Никольского собора. По этому плану каждому священнику предоставлялось 2½ нерабочих дня на неделю, причем о. Н. Решеткину и о. К. Владимирову, соответственно их желаниям, это нерабочее время было предоставлено, как и в прежние недели, подряд, без разбивки на всю неделю.

 

Когда причту было объявлено это расписание работ, со стороны о. Н. Решеткина и о. К. Владимирова последовал крайне резкий протест с недопустимо оскорбительными выпадами по адресу моему и о. Н. Ломакина. О. Н. Решеткин в крайнем возбуждении заявил о. Н. И. Ломакину, что он «требует 3½ нерабочих дня в неделю и сверх остальных 3½ нерабочих дня на неделю он работать не будет. Прот[оиерей] К. Владимиров присоединился к нему. На будущей неделе, когда предстоят праздники 23, 24, 27 ноября, число нерабочих дней у причта Никольского собора снизится до 2-х или до 1½, и со стороны указанных дезорганизаторов пастырской работы надо ожидать еще более резких выпадов и нежелания работать честно и в мире.

 

И ввиду того, что все наши меры воздействия на указанных о[тцов] протоиереев исчерпаны, сыновне прошу указаний Вашего Высокопреосвященства, как поступать мне в этом деле в дальнейшем; покорнейше прошу у Вашего Высокопреосвященства Вашего архипастырского письменного разъяснения о. Н. Решеткину и о. К. Владимирову того, что 1½ или 2 свободных дня в неделю 24и даже 1 день[24] являются вполне достаточными для отдыха при наличии напряженной пастырской работы в остальные дни.

 

Вашего Высокопреосвященства нижайший послушник и богомолец Архиепископ Николай.

 

27 ноября 1938.

 

 

 

Имею сведения, что в причте Никольского собора возникают недоразумения по вопросу о днях отдыха, причем некоторыми членами причта предъявляются требования к предоставлению им трех и даже больше дней в неделю, свободных от явки в собор для служения или для помощи служащим. Нахожу эти требования не только чрезмерными, но и греховными для пастырей, которые у нас милостию Божиею поставлены в условия исключительно благоприятные, как в материальном, так и во всех прочих отношениях.

 

Отсутствие священника в храме при обилии треб вызывает нарекания со стороны прихожан, имеющих полное право требовать удовлетворения своих религиозных нужд[25] при достаточном количестве обслуживающих храм священнослужителей. Т[ак] что и перед Богом и перед паствой наш долг прежде всего заботиться о 26безукоризненном[26] выполнении своего пастырского долга из усердия… подавая пример стаду (1 Петр. 5 2-3), помня, что не паства для нас, а мы для паствы, – а затем уже думать об отдыхе.

 

Прошу Ваше Высокопреосвященство урегулировать вопрос об отдыхе членов причта Никольского собора в смысле предоставления каждому, как это делается в других храмах, не более 811½ – 2-х[27] дней в неделю свободных от службы, разъяснив им, что в некоторых случаях, когда на неделе случается какой-либо праздник и умножаются вследствие этого требы, приходится и вообще отдыхом пожертвовать ради подвига служения, на который силен Бог дать силу и крепость большие, чем может дать какой бы то ни было отдых.

 

 

 

№ 12

 

[4] декабря 1938 г.Рапорт архиепископа Николая об оскорблениях, нанесенных ему протоиерее Н. Решеткиным[28]

 

 

 

Его Высокопреосвященству Высокопреосвященнейшему Алексию, Митрополиту Ленинградскому, настоятеля Никольского собора архиепископа Николая

 

рапорт.

 

Считаю долгом спешно донести до сведения Вашего Высокопреосвященства о том, что произошло в пастырской среде Никольского собора за всенощной 3-го и за литургией 4-го декабря. Протоиереи Н. Решеткин и К. Владимиров (особенно первый) буквально бушевали вечером 3-го и утром 4-го по поводу последней резолюции Вашей о днях отдыха и объявленного у нас плана пастырской работы на предстоящую неделю (с двумя днями отдыха). Прот[оиерей] Решеткин перед литургией 4-го в крайне дерзком тоне требовал у меня предоставления ему Вашей резолюции для снятия копии, в чем я ему отказал, имея к тому основания (его угрозы). Он заявил мне, что если копии этой ему не дается, то он «категорически отказывается подчиниться объявленному расписанию и являться к богослужения не намерен». Во время этого разговора он держал себя со мною так, как бывает в трактире или пивной.

 

Прот[оиерей] Решеткин при полной поддержке о. К. Владимирова во время всенощной и особенно во время литургии 294-го[29], в своих разговорах с о.о. протоиереями обливал меня всякими оскорблениями: «лизать пятки он у меня не будет», «под благословение ко мне он подходить не станет», «содержать меня, бездельника и дармоеда, на свой заработок не намерен», «я потребовал себе полную кружку для безнравственных целей» (о моей «безнравственности» он кричал в алтаре в присутствии и посторонних мирян) и т. п. и т. п. Он заявил, что поминовение меня за богослужениями – это «нарушение правил». Он кричал о том, что «если я хочу оставаться в Никольском соборе, то обязан и крестить и исповедывать». Он заявил о. А. Петрову, чтобы тот не смел выдавать мне из исповедных и крестильных доходов. Не перечесть всех его выкриков и оскорблений. Одновременно он поносил и о. Н. Ломакина.

 

Добавлю еще: несколько дней тому назад он говорил в алтаре присутствовавшим там посторонним: «Николай (т. е. я) – идиот, а если Сергий такой же идиот, а есть к этому данные, то что будет с церковью от таких руководителей»? Уходя после обедни 4-го, о. Н. Решеткин заявил, что вечером 4-го он не придет (он назначен подочередным).

 

Ваше Высокопреосвященство! Я не представляю себе моральной возможности совместно молиться и трудиться в Никольском соборе с таким собратом, оскорбляющим мое архиерейское и личное достоинство. Считаю долгом добавить, что свои требования и оскорбления о. Н. Решеткин высказывал при о. К. Владимирове, который своими репликами и поддакиваниями во всем солидаризировался с ним.

 

Вашего Высокопреосвященства нижайший послушник и богомолец архиепископ Николай.

 

 

 

№ 13

 

24 сентября 1938 г.Ходатайство архиепископа Николая о переводе протоиерея К. Владимирова из Никольского собора[30]

 

 

 

Его Высокопреосвященству Высокопреосвященнейшему Алексию, Митрополиту Ленинградскому, архиепископа Николая

 

рапорт.

 

В виду полного несоответствия поведения прот. Короната Владимирова его пастырскому званию, о чем я имел честь лично докладывать Вашему Высокопреосвященству, его морального разложения, – сыновне ходатайствую перед Вашим Высокопреосвященством о переводе его, о. К. Владимирова, из Никольского собора и замене его другим священником.

 

Вашего Высокопреосвященства покорный послушник и богомолец архиепископ Николай, настоятель Никольского собора.

 

24 сент[ября] 1938 [г.]

 

 

 

№ 14

 

27 декабря 1938 г.Рапорт архиепископа Николая с причтом Никольского собора об утаивании протоиереем К. Владимировым братских денег[31]

 

 

 

321939 марта 4[32].

 

Его Высокопреосвященству Высокопреосвященнейшему Алексию, Митрополиту Ленинградскому, причта Никольского собора

 

прошение.

 

Имея в виду совершенно определенные факты утаивания и присвоения прот[оиереем] о. К. Владимировым братских денег, мы сыновне просим Ваше Высокопреосвященство перевести от нас о. К. Владимирова. Считаем морально трудным для себя открыто обличать в этом нашего собрата.

 

Вашего Высокопреосвященства богомольцы архиепископ Николай, помощник настоятеля Никольского собора протоиерей Николай Ломакин, протоиерей Александр Петров, протоиерей Н. Решеткин.

 

 

 

№ 15

 

3 марта 1939 г.Рапорт архиепископа Николая об отказе протоиерея К. Владимирова совершить отпевание на дому[33]

 

 

 

1939 [г.] марта 4.

 

NB пр[отоиерей] Коронат Владимиров запрещен в служении на 5 дней с обязательством являться к утренним и вечерним службам в соборе, без права на доходы за это время. М[итрополит] Алек[сий].

 

 

 

Его Высокопреосвященству Высокопреосвященнейшему Алексию, Митрополиту Ленинградскому архиепископа Николая

 

рапорт.

 

Вчера, 2 марта, я сделал прот[оиерею] о. К. Владимирову строгое внушение о безотказном совершении всех треб, как в храме, так и на дому. А сегодня, 3 марта, он отказался, по просьбе двух интеллигентных женщин, от совершения отпевания на дому. По словам П. Л. Смирнова, которому эти женщины принесли жалобу, он отказал им «в грубой форме». Вероятно, от огорчения, эти женщины к другим священникам уже не обратились со своей просьбой и вышли их храма.

 

Вашего Высокопреосвященства послушник архиеп[ископ] Николай.

 

3 марта 1939 [г.]

 

 

 

№ 16

 

17 мая 1939 г.Рапорт архиепископа Николая о смерти ребенка, которого протоиерей К. Владимиров уронил на пол во время крещения[34]

 

 

 

3519 V Вызвать ко мне пр[отоиерея] Владимирова. М[итрополит] А[лексий][35].

 

Его Высокопреосвященству Высокопреосвященнейшему Алексию, Митрополиту Ленинградскому настоятеля Никольского собора.

 

Долг имею сообщить Вашему, что 12 мая прот[оиерей] Коронат Владимиров при совершении таинства крещения нечаянно упустил младенца из рук, и тот, упав на пол, разбил головку. Мать отнеслась к этому факту спокойно, а крестный отец (брат матери) поднял шум. Мною прот[оиерей] К. Владимиров был тотчас же запрещен в священнослужении на три дня для очищения совести.

 

17 мая мать заявила, придя в собор, о смерти ребенка. В мед[ицинском] удостоверении смерть зарегистрирована «от воспаления мозга». Прот[оиерей] К. Владимиров выдал из своих сумм матери (пришедшей с братом, но не с крестным отцом) триста рублей «на похороны».

 

Вашего Высокопреосвященства нижайший послушник архиепископ Николай.

 

 

 

1939 [г.] мая 20.

 

Пр[отоиерей] Владимиров мною отчислен от штата Никольского собора. Но настоящий случай заставляет вновь обратить внимание на неправильное распределение обязанностей священнослужителей собора. Нельзя оставлять на одного священника крещение такого большого количества младенцев, как это было 12-го числа, как это постоянно бывает в выходные дни. При наличии стольких священников в соборе необходимо, чтобы, по кр[айней] мере, три лица были заняты выполнением в соборе треб, причем особенное внимание д[олжно] б[ыть] обращаемо на крещение, которое к сожалению совершается у нас поспешно, не только не давая должного назидания верующим, но часто вводя их в соблазн. Считаю нужным обратить на это внимание Вашего В[ысоко]преосвященства на предмет серьезного замечания тому лицу из состава причта, на коем лежит распределение обязанностей по службе между членами соборного духовенства.

 

М[итрополит] Алекс[ий].

 

 

 

№ 17

 

22 мая 1939 г.Объяснительная записка архиепископа Николая по поводу обвинения его «в неправильном распределении обязанностей по службе между членами соборного духовенства»[36]

 

 

 

Его Высокопреосвященству Высокопреосвященнейшему Алексию, Митрополиту Ленинградскому, архиепископа Николая.

 

Вашему Высокопреосвященству благоугодно было письменно выразить мне «серьезное замечание», переданное через прот[оиерея] П. Тарасова, за «неправильное распределение обязанностей по службе между членами соборного духовенства», выразившееся в том, что крещение большого количества младенцев в Никольском соборе в выходные дни якобы возлагалось на одного священника, как это якобы имело место и 12 мая.

 

Считаю сыновним долгом почтительнейше сообщить Вашему Высокопреосвященству, что по этому вопросу Вами была получена от кого-то не соответствующая действительности информация, повлекшая наложение Вами на меня тяжелое взыскание.

 

В действительности, в Никольском соборе не только в выходные дни, но и накануне их, а также по субботам и в прочие дни, когда можно было ожидать большого количества крещаемых, на совершение крещения назначались неопустительно двое священников. По первому требованию Вашего Высокопреосвященства, я могу представить подробные справки о моих назначениях духовенства на совершение таинства крещения за март, апрель, май с. г. В частности, на 12 мая для совершения крещений были назначены прот[оиерей] К. Владимиров и прот[оиерей] А. Петров. Кроме них, был направлен для этой же цели и третий священник (назначенный на этот день для совершения других треб) – прот[оиерей] Ф. Поляков.

 

Но прот[оиерей] Владимиров, как показало проведенное мною в тот же день расследование, самовольно «договорился» с прот[оиереем] Петровым о том, что он один совершит в этот день все крещения, и прот[оиерей] Петров допустил это, а прот[оиерею] Ф. Полякову прот[оиерей] Владимиров заявил, что он сам докончит начатые им крещения.

 

На прот[оиерея] Владимирова за совокупность совершенных им деяний – небрежность при крещении, повлекшую падение ребенка, и за преступную «договоренность» с прот[оиерем] Петровым – мною было наложено тотчас же запрещение в священнослужении на 3 дня, а прот[оиерею] Петрову я сделал выговор. Мною сразу же были приняты меры к недопущению к недопущению такого исключительного нарушения служебной дисциплины в дальнейшем.

 

Вашего Высокопреосвященства милостивого архипастыря и отца нижайший послушник и богомолец Николай, архиепископ Петергофский.

 

22 мая 1939 г.

 

 

 

№ 18

 

24 сентября 1938 г.Докладная записка и. о. районного инспектора культа А. И. Леопольдовой о ликвидации Свято-Духовской церкви на Фарфоровском кладбище Ленинграда[37]

 

 

 

На Президиум Володарского райсовета. Исп[олняющего] обязанности инспектора культа т. Леопольдовой А. И.

 

Докладная записка.

 

В Володарском районе на бывшем Спасо-Фарфоровском кладбище по Б[ольшой] Щемиловке расположено здание церкви «Духа», которое было передано группе верующих 20-ке Тихоновской ориентации в бесплатное бессрочное пользование по типовому договору 8/III-28 г.

 

Здание церкви кирпичное около 250 кв. метров, построено в 1911 году специально для обслуживания кладбища, на котором в течение ряда лет захоронение не производится, а следовательно, и церковь потеряла свое первоначальное назначение как кладбищенская в которой отпевали покойников. Архитектурной ценности здание не представляет, под гос[ударственной] охраной не состоит. О закрытии и ликвидации церкви имеются наказы избирателей XIV созыву ленсовета и райсовета, которые выносились рабочими заводов им. Ломоносова, Лензос, Вена, фабрики Гигровата и ряда других.

 

Церковь не функционирует с 30/III с. г., здание стоит закрытым, служба церковная не производится в течение 6 месяцев за отсутствием служителей религиозного культа в двадцатке состав не полный, всего 14 человек 6 человек выбыли в разное время в течение 6 месяцев, а почему принимая во внимание наказы избирателей XIV-го созыва и что 20-ка зданием не пользуется в течение 6 месяцев, которое стоит закрытым, от чего приходит в разрушение, просить Президиум Облисполкома и Ленсовета о расторжении договора с 20-кой церкви Духа, церковь ликвидировать и здание использовать под складское помещение, подвальное используется каждую зиму под хранение картофеля.

 

При сем прилагаю материал на…[38] листах.

 

Подпись: Леопольдова /Леопольдова.

 

24/IX-38 г.

 

 

 

№ 19

 

12 октября 1938 г.Представление Митрополита Ленинградского Алексия о награждении Митрой протоиерея Михаила Смирнова, утвержденное Патриаршим местоблюстителем Блаженнейшим Митрополитом Сергием (Страгородским)[39]

 

 

 

Удостоить.

 

М[итрополит] Сергий.

 

 

 

Его Блаженству Блаженнейшему Сергию, Митрополиту Московскому и Коломенскому, Патриаршему местоблюстителю, Алексия, Митрополита Ленинградского,

 

представление.

 

Прошу Ваше Блаженство удостоить награждения Митрой протоиерея Князь-Владимирского собора Михаила Смирнова, много лет уже несущего служение Церкви Божией с благоговением и усердием. Пр[отоиерей] Смирнов окончил С[анкт]-Петербургскую духовную академию в 1917 г. и состоит в сане с 1914 г. Последняя награда – крест с украшениями получена в 1935 г.

 

Вашего Блаженства покорнейший послушник Алексий,м[итрополит] Ленинградский.

 

1938 [г.], окт[ября] 12.

 

Управляющий делами Московской патриархии протод[иакон] Р. Назаров.

 

 

 

 


[1] Копия в архиве автора.

[2] Далее в документе зачеркнуто: церкви.

[3] АСПбЕ. Ф. 3. Оп. 3а. Д. 111. Ксерокопия. Машинопись, с автографом и печатью. Впервые опубликован (не полностью) по предоставленной нами копии: Сурков С. А. МитрополитНиколай (Ярушевич). М., 2012. С. 217–218. Епархиальный архив как самостоятельная единица, с штатной должностью заведующего, был создан митрополитом Ленинградским и Новгородским Алексием (Ридигером) в рамках празднования 1000-летия Крещения Руси. Тогда же он был пополнен ксерокопиями документов 1930-х гг. по истории Ленинградской епархии из архива Московской патриархии.

[4] АСПбЕ. Ф. 3. Оп. 3 а. Д. 112. Ксерокопия. Автограф митрополита Алексия.

[5]-5 В документе вписано над строкой.

[6]-6 В документе вписано над строкой.

[7] Далее в документе зачеркнуто: лишь.

[8] АСПбЕ. Ф. 3. Оп. 3 а. Д. 113. Ксерокопия.Автограф митрополита Алексия. Документ не датирован.

[9]-9 В документе вписано над строкой.

[10] 10 В документе вписано над строкой.

[11] АСПбЕ. Ф. 1. Оп. 3(2). Д. 49. Л. 7—7 об. Рукопись.

[12] АСПбЕ. Ф.1. Оп. 3 (2). Д. 49 Л. 21—21 об. Рукопись.

[13] Исправлено, в документе: Семионоской.

[14] АСПбЕ. Ф. 3. Оп. 3 а. Д. 115. Ксерокопия. Автограф митрополита Алексия.

[15]-15 В документе написано над строкой.

[16]-16 В документе написано над строкой.

[17]-17 В документе приписано более мелкими буквами.

[18] АСПбЕ. Ф. 3. Оп. 3 а. Д. 115. Ксерокопия. Автограф митрополита Алексия.Как видим, городские храмы оставались без служб на праздник иконы Божией Матери Всех скорбящих Радость (суббота, 6 ноября 1937 г.), на воскресный день 7 ноября и на праздник св. Димитрия Солунского (понедельник, 8 ноября; храмовый праздник Димитриевской Греческой и Димитриевской в Коломягах церквей). Для сравнения отмечу, что в Москве в 1942 г. («год XXV-летия Октября») Димитриевская родительская суббота не переносилась, а моления «юбилея Октябрьской революции» по храмам состоялись в воскресенье 8 ноября, после поздней обедни (Крестный путь патриарха Сергия: документы, письма, свидетельства современников (к 50-летию со дня кончины) / Публ. М. И. Одинцова// Отечественные архивы. 1994. № 2. С. 72—73).

[19]-19 В документе написано над строкой.

[20] ЦГА СПб. Ф. 7384. Оп. 33. Д. 98. Л. 8.

[21]-21 В документе написано над строкой.

[22] ЦГА СПб. Ф. 7384. Оп. 33. Д. 98. Л. 12.

[23] АСПбЕ. Ф. 1. Оп. 3 (2). Д. 49. Л. 13–13 об. Автограф архиепископа Николая

[24]-24 В документе написано над строкой.

[25] Далее зачеркнуто: во всякое время.

[26] В документе написано над строкой.

[27]-27 В документе написано над строкой. Далее зачеркнуто: а если случается праздник, то и одного.

[28] АСПбЕ. Ф. 1. Оп. 3(2). Д. 49. Л. 14–14 об. Автограф архиепископа Николая.

[29]-29 В документе написано над строкой.

[30] АСПбЕ. Ф. 1. Оп. 3(2). Д. 49. Л. 12. Автограф архиепископа Николая.

[31] Там же. Л. 15. Рапорт написан рукой архиепископа Николая.

[32]-32 В документе написано почерком митрополита Алексия.

[33] АСПбЕ. Ф. 1. Оп. 3(2). Д. 49. Л. 16. Автограф архиепископа Николая. Смирнов Петр Леонтьевич (1875 г. р.), председатель приходского совета Николо-Богоявленского собора. Арестован 27 декабря 1941 г. по обвинению в проведении «провокационных слухов пораженческого характера». 3 марта 1942 г. приговорен к 10 годам исправительно-трудовых лагерей.

[34] АСПбЕ. Ф. 1. Оп. 3(2). Д. 49. Л. 18.

[35]-35 В документе написано красным карандашом.

[36] АСПбЕ. Ф. 1. Оп. 3(2). Д. 49. Л. 19–19 об. Автограф архиепископа Николая.

[37] ЦГА СПб. Ф. 7384. Оп. 33. Д. 58.

[38] В документе количество листов не указано.

[39] АСПбЕ. Ф. 1. Оп. 3(2). Д. 296. Л. 20. Текст написан рукой митрополита Алексия. Автограф митрополита Сергия (Страгородского) — зеленый карандаш. Штампы: «Вх.», «Исх.», «Управляющий делами…». Протодиакон Рафаил Владимирович Назаров (род. 4 июня 1884 г.) впоследствии, с 1944 по 10 июля 1946 г., в сане протоиерея служил в церкви Косьмы и Дамиана подмосковного поселка Болшево (ныне г. Королев).

Приложение

 

 

Таблица 1

Сокращение штатов в храмах патриаршей Церкви в Ленинграде в марте 1935 г.

 

Викарные архиереи

Иереи

Диаконы

Псаломщики

было

выслан

было

выслано не менее

было

выслано

не менее

было

выслано

2

1

139

80 (57,5%)

67

45 (67%)

6

6 (100%)

 

Таблица 2

Клир патриарших храмов Ленинграда к 1 марта 1935 г.[1]

 

«Оставленные» клирики

«Сокращенные» клирики

Свято-Духовская церковь бывшей Александро-Невской лавры

(закрыта в середине января 1936 г.)

протоиерей Василий [Дмитриевич] Фомин[2]

протоиерей Иоанн [Лаврентьевич]Коляденко

протоиерей Семен Семенович Никиташин

архидиакон Серафим (Вавилов)

протоиерей Василий Иванович Павлов

протоиерей Константин Васильевич Васильев

священник Симеон Певцов

иеромонах Мартиниан (Баранцев)

Троице-Измайловский кафедральный собор

протоиерей Петр Васильевич Пеньковский

протоиерей Михаил Владимирович Славнитский[3]

протоиерей Арсений Несторович Росляков

протодиакон Василий Назарович Беликов

протоиерей Леонид Константинович Богоявленский

протоиерей Всеволод Николаевич Окунев

протоиерей Константин Васильевич Кедров

протодиакон Леонид Николаевич Спартанский

диакон Михаил Яковлевич Шелехов

диакон Александр Васильевич Кудрявцев

диакон Иван Иванович Чернышев

Князь-Владимирский собор

протоиерей Лев Александрович Муллер

вакансия

протоиерей Карп Карпович Эльб

протодиакон Иван Павлович Гонестов

протоиерей Павел Васильевич Пашский

протоиерей Николай Николаевич Успенский

протоиерей Федор Степанович Ильинский

протоиерей Кирилл Кириллович Зверев

протоиерей Николай Гермогенович Ладыгин

протоиерей Николай Васильевич Посунько

протодиакон Никита Федотович Саломатин

протодиакон Михаил Кузьмич Антонов

диакон Георгий Михайлович Кашников

диакон Александр Платонович Киселев

Николо-Богоявленский собор

протоиерей Михаил Арсениевич Смирнов

протоиерей Александр Викентьевич Пакляр

протоиерей Николай Кириллович Чуков

протодиакон Петр Адамович Симо

протоиерей Федор Михайлович Ласкеев

протоиерей Дмитрий Дмитриевич Целиков

протоиерей Петр Магистрианович Кремлевский

иеромонах Мартин (Васильев)

протодиакон Семен Сергеевич Дмитриев

протодиакон Иван Петрович Овечкин

протодиакон Павел Иванович Михайлов

диакон Леонид Александрович Боротинский

Сампсониевский собор

протоиерей Александр Николаевич Васильев

священник Николай Васильевич Боголюбов

диакон Павел Федорович Маслов

протоиерей Михаил Семенович Дубенский

священник Петр Алексеевич Владимирский

священник[4] Василий Александрович Петропавловский

священник Михаил Васильевич Громцов

священник Константин Васильевич Гайдуков (причисленный)

диакон Василий Яковлевич Барсов

диакон Захария Кузьмич Химич

Спасо-Преображенский собор (в марте 1936 г. передан обновленцам[5])

протоиерей Иван Васильевич Морев

протоиерей Николай Иванович Измайлов

протоиерей Вячеслав Петрович Исполатов

протодиакон Никифор Емельянович Кабанов

 

протоиерей Василий Васильевич Певцов

протоиерей Василий Александрович Ерин

протодиакон Николай Иванович Воскресенский

протодиакон Лев Кондратьевич Крысюк

диакон Александр Никитович Бабушкин

псаломщик Валерий Иванович Соколов

Афонская церковь бывшего Новодевичьего монастыря

протоиерейСтефан Михайлович Рожковский

протоиерей Федор Александров[ич] Быстряков

протоиерей Павел Григорьевич Карманов

архимандрит Серафим (Емельянов)

священник Владимир Антонович[6] Дубровицкий

диакон Владимир Агеевич Беляев

протоиерей Василий Петрович Сокольский

священник Федот Владимирович Андреев

Богоявленская Гутуевская церковь (закрыта 5 мая 1935 г.)

вакансия

протоиерей Георгий Иванович Эльтеков

Церковь Всех святых (Ушаковская) за Нарвской заставой (закрыта в мае 1936 г.)

протоиерей Матвей Иванович Федотов

протоиерей Иван Петрович Зимнев

диакон Василий Васильевич Сутокский

протоиерей Александр Васильевич Беляев

диакон Павел Васильевич Катков

Димитриевская (Греческая) церковь

архимандрит Иоасаф (Журманов)

протодиакон Валерий Николаевич Гиндыш

 

Димитриевская церковь в Коломягах

протоиерей Николай Смарагдович Тычинин

диакон[7]

Знаменская церковь

протоиерей Леонид Васильевич Дьяконов

протоиерей Федор Федорович Окунев

протоиерей Василий Алексеевич Федотов

протодиакон Василий Александрович Иллювиев

 

протоиерей Дмитрий Федорович Гидаспов

протоиерей Федор Павлович Устименко

протоиерей Николай Дмитриевич Удальцов

протоиерей Александр Павлович Боротинский (причисленный)

протодиакон Андрей Яковлевич Никольский

протодиакон Николай Алексеевич Верещагин

протодиакон Никита Григорьевич Алмазов

диакон Стефан Геннадьевич Наумов

псаломщик Василий Дмитриевич Красовский

псаломщик Василий Григорьевич Самсоненко

Церковь св. Иоанна Предтечи (Крестовоздвиженская) на Лиговском проспекте

протоиерей Иоанн Иоаннович Заборовский

вакансия

священник Иван Степанович Чистосердов

протодиакон Георгий Андреевич Верзилов

протоиерей Андрей Семенович Кононов

протоиерей Николай Михайлович Селезнев

протоиерей Вадим Васильевич Ястребов

протоиерей Павел Матвеевич Смирнов

протоиерей Александр Павлович Смирнов

иеродиакон Митрофан (Прокопишин)

диакон Иван Гаврилович Павлов

псаломщик Александр Михайлович Соколов

Церковь св. Иоанна Предтечи на Каменном острове

протоиерей Николай Иванович Ломакин

вакансия

протоиерей Василий Иванович Сыренский

протоиерей Павел Евгеньевич Троицкий (причисленный)

диакон Николай Иванович Реданский

Исидоровская (бывшая русско-эстонская) церковь (закрыта 25 февраля 1935 г.)[8]

 

протоиерей Василий Александрович Акимов

протоиерей Евгений Павлович Лукин

протоиерей Иван Иванович Лебедев (причисленный)

диакон Анатолий Владимирович Каменев

Казанская (Христорождественская) церковь бывшего Пекинского подворья

протоиерей Николай Иванович Близнецкий

протоиерей Николай Васильевич Соколов

протоиерей Вячеслав Васильевич Лебедев

протоиерей Иван Васильевич Титов

диакон Тимофей Иванович Евстигнеев

диакон Александр Сергеевич Орлов

Казанская церковь бывшего подворья Староладожского женского монастыря

(закрыта 7 октября 1935 г.)

протоиерейМихаил Алексеевич Долотов

протоиерей Яновский Александр Васильевич (причисленный)

диакон Федор Иванович Венедиктов

Казанская церковь на Большой Охте

протоиерей Евгений Иванович Заборовский

священник Владимир Алексеевич Богданов

диакон Иван Никандрович Кашкин

Церковь св. Марии Магдалины на Малой Охте

вакансия

протоиерей Федор Александрович Листов

священник

диакон[9]

Петропавловская церковь в Лесном (у Круглого пруда) (закрыта 9 августа 1935 г.)

протоиерей Степан Иванович Черняев

протоиерей Дмитрий Георгиевич Георгиевский

священник Гавриил Гаврилович Сидоров

Покровская церковь на Боровой улице (закрыта летом 1936 г.)

протоиерей Александр Семенович Сажин

протоиерей Николай Степанович Шенрок

протодиакон Иван Иванович Александров

протоиерей Михаил Евгеньевич Лебедев

протоиерей Осип Михайлович Чудович (причисленный)

псаломщик Николай Павлович Каюков

Преображенская церковь за Московской заставой (закрыта в марте 1936 г.[10])

протоиерей Сергей Петрович Богданов

протодиакон Николай Федорович Преображенский

протоиерей Владимир Константинович Воскресенский

диакон Иван Ефимович Максимов

Симеоновская церковь

протоиерей Иоанн Яковлевич Соколов

протоиерей Иван Николаевич Орнатский

архимандрит Владимир (Кобец)

диакон Николай Прохорович Вельтищев

протоиерей Павел Антонович Кедринский

протоиерей Николай Николаевич Вертоградский

протоиерей Петр Алексеевич Смирнов

диакон Александр Александрович Старопольский

диакон Алексей Иванович Великотный

диакон Герасим Фокиевич Лебедев

диакон Дмитрий Федорович Богомолов

Троицкая церковь на Черной речке бывшего подворья Леснинского женского монастыря[11]

протоиерей Михаил Васильевич Аннинский

протоиерей Степан Федорович Попов

диакон Иван Александрович Пиркин

диакон Николай Филиппович Семенов

Троицкая церковь бывшей Киновии Александро-Невской лавры

протоиерей Евгений Павлович Золкин

священник[12]

Троицкая «Кулич и Пасха» церковь в селе Александровском

вакансия

диакон Алексей Алексеевич Калистов

два священника[13]

диакон Иван Дмитриевич Тютяев

Троицкая церковь в Озерках

протоиерей Григорий Николаевич Божуков

 

Холмская церковь на Удельной бывшего подворья Радочницкого женского монастыря

вакансия

священник[14]

священник Иван Михайлович Тихомиров

Большеохтинское кладбище:

Георгиевская церковь (закрыта 21 октября1935 г.), Никольская церковь

протоиерей Федор Алексеевич Боголюбов

протоиерей Николай Иванович Ильинский

священник Александр Васильевич Преображенский

диакон Николай Иванович Красногородский

протоиерей Николай Викторович Коханович

протоиерей Александр Васильевич Васильевский

протоиерей Дмитрий Владимирович Разумов

протоиерей Николай Васильевич Розов

протоиерей Александр Васильевич Преображенский[15]

диакон Николай Павлович Карцев

Волково кладбище:

Церковь Спаса Нерукотворного (закрыта 25 мая 1936 г.), Церковь св. Иова

протоиерей Евгений Михайл[ович] Кондратьев

вакансия

протоиерей Константин Михайлович Тихомиров

диакон Семен Федорович Рождественский

протоиерей Иван Иванович Крылов

протоиерей Николай Михайлович Пашкевич

протоиерей Николай Васильевич Никольский

протоиерей Павел Васильевич Цветаев

протоиерей Алексей Кос[ьмич] Соколов

священник Федор Алексеевич Заозерский

священник Павел Матвеевич Семенов

диакон Василий Васильевич Садовников

диакон Гавриил Иванович Барабанов

диакон Иван Андреевич Афанасьев

диакон Анатолий Семенович Климов

псаломщик Антон Михайлович Семенов

Церковь св. Александра Невского на Преображенском (Жертв 9 января) кладбище

протоиерей Алексей Андреевич Чужбовский

протоиерей Иван Александрович Надежин

священник[16]

Казанская церковь на Красненьком кладбище (к 1935 г. была приписана к церкви св. митрополита Петра в Ульянке[17])

Свято-Духовская церковь на Фарфоровском кладбище

протоиерей Николай Федорович Положенский

священник

диакон[18]

Смоленское кладбище (без церкви)

протоиерей Николай Васильевич Триодин

протоиерей Серафим Александрович Архангелов

вакансия

протоиерей Алексей Кляровский

протоиерей Дмитрий Георгиевич Георгиевский

протоиерей Симеон Семенович Никиташин (отец)[19]

протоиерей Анатолий [Дмитриевич] Пенкин

    

 

Таблица 3

Клир патриарших храмов в окрестностях Ленинграда на 1 марта 1935 г.

 

«Оставленные» клирики

«Сокращенные» клирики

Преображенская церковь в г. Урицке (Лигово)

протоиерей Александр Михайлович Петров

диакон Михаил Васильевич Розов

 

Успенская церковь в поселке Стрельне

протоиерей Павел Петрович Тарасов

протоиерей Петр Петрович Силин

вакансия диакона

священник Евгений Николаевич Смирнов

диакон Арсений Гаврилович Павлов

Петропавловский собор в Петергофе

протоиерей Иоанн Федорович Горемыкин

вакансия священника

протодиакон Федор Иванович Юдин

протоиерей Иван Петрович Смирнов

Троицкая кладбищенская церковь в Петергофе

вакансия

священник Сергей Петрович Ивановский

диакон Михаил Павлович Иовлев

Воскресенская церковь в Петергофе

протоиерей Иустин Афанасьевич Каменев

диакон Михаил Герасимович Капустин

 

Церковь св. Серафима Саровского в Петергофе

священник Александр Николаевич Преображенский

 

Троицкий собор в Красном Селе

протоиерей Василий Григорьевич Крылов

протоиерей Анатолий Иванович Дмитриев

диакон Владимир Михайлович Беспалов

диакон Петр Михайлович Беспалов

псаломщик Михаил Михайлов[ич] Беспалов

Екатерининский собор в Детском Селе (Пушкин)

протоиерей Иаков Иосифович Червяковский

протоиерей Феодор Федорович Забелин

протодиакон Порфирий Петрович Рудаков

протоиерей Николай Иванович Смирнов

диакон Николай Федорович Орлов

диакон Александр Васильев[ич] Кубецкий

Знаменская церковь в Детском Селе

протоиерей Сергий Васильевич Сырнев

вакансия

протоиерей Андрей Трофимович Чуб

протоиерей Константин Васильевич Ивановский

диакон Владимир Николаевич Керский

Казанское кладбище (церковь иконы Богоматери «Утоли моя печали») в Детском Селе[20]

протоиерей Федор Иванович Мудролюбов

 

Кладбищенская церковь святых Иоакима и Анны в Слуцке (Павловск)

протоиерей Николай Владимирович [С]тихий

диакон Михаил Васильевич Иванов

диакон-псаломщик Николай Владимирович Петровский

протоиерей Михаил Михайлович Мансуров

Церковь св. царицы Александры (Александринская) в Слуцке

протоиерей Алексей Иванович Селезнев

протоиерей Александр Петрович Ласкарев (на вакансии псаломщика)

Благовещенская церковь в селе Кузьмино

протоиерей Василий Михайлович Соколов

диакон Сергей Васильевич Сапунов

Смоленская церковь в селе Пулково

протоиерей Александр Иванович Мошинский

протоиерей Александр Александрович Кузнецов

диакон Андрей Парменович Ушаков

диакон Александр Константинович Хутынский

Никольская кладбищенская церковь в Колпино

протоиерей Александр Иванович Цветков

протоиерей Александр Васильевич Малиновский

диакон Леонид Владимирович Анц

псаломщик Андрей Григорьевич Климук

псаломщик Петр Кондратьевич Кондратьев

 

Никольская кладбищенская церковь в Сестрорецке

протоиерей Иоанн Степанович Лесков

протоиерей Николай Иванович Наговский

[диакон?] Александр Петрович Мамаев

 

Благовещенский собор в Шлиссельбурге (закрыт в 1935 г.)[21]

протоиерей Владимир Александрович Талицкий

архимандрит Анастасий (Агафонов)

диакон Григорий Дмитриевич Богданов

Церковь св. Петра митрополита в Ульянке (Пригородный район)[22]

протоиерей Александр Иванович Виноградов

протоиерей Евгений Александрович Фроловский

вакансия диакона

протодиакон Павел Николаевич Покровский

диакон Петр Иванович Иванов

диакон Филипп Андреевич Денисов

Спасо-Парголовская церковь и Петропавловская церковь в Шуваловском парке (приписная, закрыта в 1935 г.[23]) в Парголово

протоиерей Михаил Константинович Беляев

протоиерей Михаил Аристархович Соколов

диакон Николай Александрович Сперанский

протоиерей Михаил Андреевич Дьяконов

псаломщик Николай Александрович Фроловский

церковь св. Иоасафа Белгородского в Михайловке

архимандрит Антоний (Коробейников)

 

Екатерининская церковь в селе Мурино

протоиерей Михаил [Александрович] Смирнов

 

Успенская церковь Успенского Выборгского (ныне Северное) кладбища (закрыта в 1935 г. [24])

вакансия протоиерея

 

Казанская кладбищенская церковь в селе Рыбацком

протоиерей Николай Петрович Кулигин

протоиерей Николай Михайлович Беляев

священник Федор Григорьевич Тюменев

диакон Дмитрий Константинович Рождественский

диакон Григорий Галактионович Александров

Князь-Владимирская кладбищенская церковь в селе Усть-Ижора

протоиерей Иоанн Попов

 
     

 

Таблица 4

Клир патриарших храмов Ленинграда к 1 мая 1937 г.[25]

 

Троице-Измайловский кафедральный собор (закрыт 22 апреля 1938 г.)

протоиерей Михаил Владимирович Славнитский

протоиерей Иоанн Петрович Зимнев

протоиерей Михаил Александрович Смирнов

протоиерей Василий Дмитриевич Фомин

протодиакон Василий Назарович Беликов

Князь-Владимирский собор

епископ Череповецкий Тихон (Рождественский)

архимандрит Владимир (Кобец)

протоиерей Михаил Алексеевич Долотов[26]

протоиерей Павел Васильевич Пашский

протоиерей Дмитрий Дмитриевич Целиков

протодиакон Иоанн Павлович Гонестов

Николо-Богоявленский собор

протоиерей Павел Петрович Тарасов

протоиерей Александр Иванович Виноградов

протоиерей Матфий Иванович Федотов

протоиерей Василий Александрович Кляровский (заштатный, причисленный)

протодиакон Никифор Емельянович Кабанов

протодиакон Федор Иванович Юдин

Сампсониевский собор (закрыт 27 июля 1938 г.)

протоиерей Алексей Николаевич Васильев

протоиерей Николай Васильевич Боголюбов [27]

протоиерей Александр Евгеньевич Советов

протодиакон Пашутихин Василий Николаевич

Афонская церковь бывшего Новодевичьего монастыря (закрыта 20 апреля 1938 г.)

протоиерей Лев Александрович Муллер

протоиерей Стефан Михайлович Рожковский

архимандрит Серафим (Емельянов)

протоиерей Владимир Антонович Дубровицкий

протоиерей Павел Евгеньевич Троицкий (служил на кладбище)

протодиакон Владимир Аггеевич Беляев

Димитриевская (греческая) церковь (закрыта 10 января 1939 г.[28])

архимандрит Иоасаф (Журманов)

протодиакон Василий ВасильевичСутокский

Димитриевская церковь в Коломягах

протоиерей Николай Иванович Близнецкий

Знаменская церковь (закрыта в марте 1938 г.)[29]

протоиерей Феодор Михайлович Ласкеев

протоиерей Филофей Петрович Поляков

протоиерей Владимир Александрович Румянцев

протоиерей Василий Алексеевич Федотов

протодиакон Петр Адамович Симо

протодиакон Захария Кузьмич Химич

Церковь св. Иоанна Предтечи (Крестовоздвиженская) на Лиговском проспекте (закрыта 15 июля 1938 г.)[30]

протоиерей Сергей Петрович Богданов

протоиерей Александр Викентьевич Пакляр

протоиерей Иоанн Стефанович Чистосердов

протоиерей Вадим Васильевич Ястребов

священник Коронат Владимирович Владимиров

протодиакон Георгий Андреевич Верзилов

Церковь св. Иоанна Предтечи на Каменном Острове (закрыта 28 декабря 1937 г.)[31]

протоиерей Николай Иванович Ломакин

Казанская (Христорождественская) церковь бывшего Пекинского подворья (закрыта 25 марта 1938 г.)

протоиерей Симеон Семенович Никиташин

протоиерей Павел Григорьевич Карманов

 

Казанская церковь на Большой Охте (закрыта 5 мая 1938 г.)

протоиерей Евгений Иванович Заборовский

Церковь св. Марии Магдалины на Малой Охте (закрыта 13 мая 1938 г.)

протоиерей Иоанн Стефанович Лесков

протоиерей Димитрий Георгиевич Георгиевский

протоиерей Феодор Александрович Листов

Симеоновская церковь (закрыта 25 декабря 1937 г.)

протоиерей Николай Иванович Измайлов

протоиерей Вячеслав Петрович Исполатов

протоиерей Федор Федорович Окунев

протоиерей Николай Степанович Шенрок

диакон Николай Прохорович Вельтищев

псаломщик Лев Николаевич Парийский

Троицкая церковь на Черной речке[32] бывшего подворья Леснинского женского монастыря (закрыта в июле 1938 г.)

протоиерей Михаил Васильевич Аннинский

 

Троицкая церковь бывшей Киновии Александро-Невской лавры (закрыта 23 июня 1937 г.)

протоиерей Николай Андреевич Петропавловский

Троицкая «Кулич и Пасха» церковь в селе Александровском (закрыта 2 февраля 1938 г.)

протоиерей Леонид Васильевич Дьяконов

протодиакон Иван Иванович Александров

псаломщик Иван Алексеевич Стефанов

Троицкая церковь в Озерках (закрыта 8 октября 1938 г.)

протоиерей Григорий Николаевич Божуков

Холмская церковь на Удельной бывшего подворья Радочницкого женского монастыря (закрыта 10 февраля 1939 г.)

протоиерей Василий Михайлович Троицкий

протоиерей Иоанн Яковлевич Соколов

 

Церковь св. Александра Невского на Преображенском (Жертв 9 января) кладбище (закрыта 25 мая 1938 г.)

протоиерей Алексей Андреевич Чужбовский

протоиерей Иоанн Александрович Надежин

Церковь св. Иова на Волковом кладбище

протоиерей Константин Михайлович Тихомиров

протоиерей Серафим Александрович Архангелов

протоиерей Евгений Михайлович Кондратьев

протоиерей Павел Николаевич Слухов

диакон Семен Федорович Рождественский

Казанская церковь на Красненьком кладбище (в феврале 1941 г. сгорела)[33]

протоиерей Евгений Александрович Фроловский

протоиерей Карп КарповичЭльб

диакон Герасим Фокич Лебедев

Никольская церковь на Большеохтинском кладбище

протоиерей Федор Александрович Боголюбов

протоиерей Николай Иванович Ильинский

протоиерей Иоанн Сергеевич Попов

диакон Николай Иванович Красногорский

Свято-Духовская церковь на Фарфоровском кладбище (закрыта в январе 1939 г.)

протоиерей Николай Федорович Положенский

диакон Алексей Алексеевич Калистов

 

Таблица 5

Клир патриарших храмов в окрестностях Ленинграда к 1 мая 1937 г.[34]

 

Преображенская церковь в Урицке (Лигово)

протоиерей Александр Михайлович Петров

диакон Иоанн Дмитриевич Тютяев[35]

Успенская церковь в Стрельне (закрыта в 1938 г.)

протоиерей Петр Петрович Силин

диакон Петр Иванович Корзинин

Петропавловский собор в Петергофе (закрыт в 1938 г.)

протоиерей Иоанн Федорович Горемыкин

протоиерей Антоний Павлович Шмыга

диакон Алексей Семенович Миролюбов

Троицкая кладбищенская церковь в Петергофе

протоиерей Александр Иванович Болонецкий

Воскресенская церковь в Петергофе (закрыта 23 августа 1938 г.[36])

протоиерей Иустин Афанасьевич Каменев

диакон Михаил Герасимович Капустин

церковь св. Серафима Саровского в Петергофе (закрыта в 1938 г.)

протоиерей ВасилийГригорьевич Спиридонов

Герасимовская церковь в Купчино (закрыта в марте 1938 г.[37])

протоиерей Иоанн Леонтьевич Слепнев

Тихвинская церковь в поселке имени Ленина (Сергиевская слобода)[38]

протоиерей Иоанн Иванович Лебедев

Церковь святых Адриана и Наталии в Паново

протоиерей Николай Петрович Зотиков

Никольская церковь в Шуваловке

протоиерей Николай Иванович Рукин

Троицкий собор в Красном Селе (закрыт в 1939 г.[39])

протоиерей Василий Григорьевич Крылов

диакон Петр Михайлович Беспалов

Казанская церковь в Красном Селе

протоиерей Василий Федорович Лебедев

Екатерининский собор в Детском Селе (Пушкин) (закрыт 11 июля 1938 г.)

протоиерей Феодор Федорович Забелин

протоиерей Иоанн Лаврентьевич Коляденко

протодиакон Порфирий Петрович Рудаков

Знаменская церковь в Детском Селе (Пушкин)

протоиерей Сергий Васильевич Сырнев

диакон Владимир Николаевич Керский

Церковь в честь иконы Богоматери «Утоли моя печали» в Детском Селе (Пушкин) (закрыта 2 февраля 1938 г.)

протоиерей Федор Иванович Мудролюбов

Кладбищенская церковь святых Иоакима и Анны в Слуцке (Павловск) (закрыта 29 сентября 1939 г.)

протоиерей Николай Владимирович Стихий

диакон Владимир Иванович Воробьев

Церковь св. царицы Александры (Александринская) в Слуцке (закрыта 4 августа 1939 г.)

протоиерей Алексей Иванович Селезнев

диакон Михаил Константинович Иванов [40]

 

Благовещенская церковь в селе Кузьмино (закрыта 14 августа 1939 г.)

протоиерей Анатолий Павлович Заклинский

Смоленская церковь в селе Пулково (закрыта в 1938 г.)

протоиерей Александр Иванович Мошинский

протоиерей Александр Александрович Кузнецов

протоиерей Илья Васильевич Попов

диакон Андрей Парменович Ушаков

Екатерининская церковь в Красной Славянке (закрыта 8 октября 1938 г.)

протоиерей Николай Евгеньевич Давыдов

диакон Аркадий Алексеевич Георгиевский

Преображенская церковь в Тярлево (закрыта 29 сентября 1939 г.)

протоиерей Сергей Александрович Червяковский

Вознесенская церковь в Федоровском Посаде (закрыта не ранее 1937 г.)

священник Константин Игнатьевич Иванов

псаломщик Феоктист Дмитриевич Жигулин

Никольская кладбищенская церковь в Колпино

протоиерей Александр Васильевич Малиновский

протоиерей Александр Иванович Цветков

диакон Леонид Владимирович Анц

Троицкая церковь в Петро-Славянке (закрыта в 1939 г.)

протоиерей Николай Васильевич Соколов

[Никольская кладбищенская] церковь в Сестрорецке (закрыта в 1938–1939 гг.)

протоиерей Николай Иванович Наговский

диакон Николай Васильевич Артемьев

Пантелеимоновская церковь в Тарховке (закрыта в 1938 г.)

протоиерей Леонид Михайлович Хазанович

Спасо-Парголовская церковь в Парголово

 

протоиерей Степан Иванович Черняев

протоиерей Сергий Иванович Бычков

протоиерей Евгений Павлович Золкин

протодиакон Павел Федорович Маслов

Церковь св. Иоасафа Белгородского в Михайловке (закрыта в 1941г.[41])

архимандрит Антоний (Коробейников)

Екатерининская церковь в селе Мурино (закрыта 22 июля 1941[42])

протоиерей Виктор Александрович Никольский

Казанская кладбищенская церковьв селе Рыбацком (закрыта в 1939 г.[43])

протоиерей Николай Петрович Кулигин

протоиерей Николай Андреевич Петропавловский [44]

Князь-Владимирская кладбищенская церковь в селе Усть-Ижора

протоиерей Николай Михайлович Селезнев

диакон Илья Николаевич Смирнов

Преображенская церковь в селе Московская Славянка (закрыта 11 июля 1938 г.)

протоиерей Иван Васильевич Витоль

Преображенская кладбищенская церковь в Шлиссельбурге (закрыта в 1938–1939 г.)

протоиерей Владимир Александрович Талицкий [45]

 

 

Таблица 6

Штатные клирики Ленинграда (на 1 мая 1937 г.), расстрелянные в 1937–1938 гг.[46]

 

Фамилия, имя, отчество, год рождения

Дата ареста

Место службы на время ареста

Дата расстрела

Герасим Фокиевич Лебедев[47],1893 г.

10 августа 1937 г.

Казанская церковь на Красненьком кладбище

29 августа 1937 г.

Павел Григорьевич Карманов, 1864 г.

19 августа 1937 г.

Казанская (Рождества Христова) церковь бывшего Пекинского подворья

31 августа 1937 г.

Иван Александрович Надежин (Надеждин), 1871 г.

20 августа 1937 г.

церковь св. Александра Невского на Преображенском (Жертв 9 января) кладбище

9 сентября 1937 г.

Василий Алексеевич Федотов, 1877 г.

22 августа 1937 г.

Знаменская церковь

 

24 сентября 1937 г.

Карп Карпович Эльб, 1869 г., сщмч.

25 августа 1937 г.

Казанская церковь на Красненьком кладбище

24 сентября 1937 г.

Стефан Михайлович Рожковский, 1864 г.

2 октября 1937 г.

Афонская церковь бывшего Новодевичьего монастыря

10 ноября 1937 г.

Александр Иванович Виноградов, 23 августа 1884 г.

5 октября 1937 г.

Николо Богоявленский собор

 

30 октября 1937 г.

Матвей Иванович Федотов, 1874 г.

5 октября 1937 г.

Николо Богоявленский собор

 

19 ноября 1937 г.

Иван Павлович Гонестов, 29 марта 1867 г.

9 октября 1937 г.

Князь-Владимирский собор

3 декабря 1937 г.

Михаил Алексеевич Долотов, 19 августа 1877 г.

10 октября 1937 г.

Князь-Владимирский собор

15 ноября 1937 г.

Леонид Васильевич Дьяконов, 1878 г.

10 октября 1937 г.

Троицкая «Кулич и пасха» церковь

5 декабря 1937 г.

Вадим Васильевич Ястребов, 1880 г.

10 октября 1937 г.

церковь св. Иова на Волковом кладбище

30 октября 1937 г.

Серафим Александрович Архангелов, 29 января 1868 г.

18 октября 1937 г.

церковь св. Иова на Волковом кладбище

14 декабря 1937 г.

Федор Александрович Боголюбов, 1864 г.

18 октября 1937 г.

Никольская церковь на Больше-Охтинском кладбище, перемещен кцеркви св. Иоанна Предтечи (Крестовоздвиженской), №114[48]

14 декабря 1937 г.

Николай Прохорович Вельтищев, 1865 г.

25 октября 1937 г.

Симеоновская церковь

11 января 1938 г.

Иван Степанович Чистосердов, 1864 г.

15 ноября 1937 г.

церковь св. Иоанна Предтечи (Крестовоздвиженская) вышел за штат,№ 1231

5 января 1938 г.

Петр Адамович Симо, 1883 г.

21 ноября 1937 г.

Знаменская церковь

 

20 декабря 1937 г.

Алексей Андреевич Чужбовский, 1864 г.

4 декабря 1937 г.

церковь св. Александра Невского на Преображенском (Жертв 9 января) кладбище

28 декабря 1937 г.

Евгений Иванович Заборовский, 1884 г.

8 декабря 1937 г.

Казанская церковь на Большой Охте, перемещен к церкви Марии Магдалины на Малой Охте,№ 381

15 января 1938 г.

Иван Иванович Александров, 1881 г.

9 декабря 1937 г.

Троицкая «Кулич и пасха» церковь

28 декабря 1937 г.

Михаил Васильевич Аннинский, 11 января 1878 г.

9 декабря 1937 г.

Троицкая церковь на Черной речке; перемещен к Никольской церкви на Больше-Охтинском кладбище,№ 40

28 декабря 1937 г.

Сергей Петрович Богданов, 1889 г.

9 декабря 1937 г.

церковь св. Иоанна Предтечи (Крестовоздвиженская), перемещен в Николо Богоявленский собор,№ 110

15 января 1938 г.

Алексей Николаевич Васильев, 1881 г.

9 декабря 1937 г.

Сампсониевский собор

 

28 декабря 1937 г.

Федор Федорович Окунев, 1872 г.

9 декабря 1937 г.

Симеоновская церковь, перемещен к Казанской (Рождества Христова) церкви бывшего Пекинского подворья и 6 ноября 1937 г. – к церквисв. Иова на Волковом кладбище,№ 771

15 января 1938 г.

Василий Дмитриевич Фомин, 1874 г.

9 декабря 1937 г.

Троице-Измайловский собор,перемещен к Димитриевской (греческой) церкви, к Симеоновской церкви, № 1199. Арестован как настоятель Симеоновской церкви.

15 января 1938 г.

Александр Викентьевич Пакляр, 1873 г.

11 декабря 1937 г.

церковь св. Иоанна Предтечи Крестовоздвиженская) на Лиговском проспекте

2 января 1938 г.

Алексей Алексеевич Калистов (Каллистов), 1878 г.

17 февраля 1938 г.

Свято-Духовская церковь на Фарфоровском кладбище. Арестован как диакон Казанской (Рождества Христова) церкви бывшего Пекинского подворья

6 марта 1938 г.

Евгений Михайлович Кондратьев, 20 января 1868 г.

22 февраля 1938 г.

церковь св. Иова на Волковом кладбище, вышел за штат в 1937 г., № 518

12 марта 1938 г.

Никифор Емельянович Кабанов, 1884 г.

23 февраля 1938 г.

Николо Богоявленский собор,перемещен к Троице-Измайловский собору, № 472

6 марта 1938 г.

Иван Петрович Зимнев, 1877 г.

26 февраля 1938 г.

Троице-Измайловский собор, перемещен кцеркви св. Иоанна Предтечи (Крестовоздвиженской), № 396. Арестован как священник Николо-Морского собора

12 марта 1938 г.

Василий Николаевич Пашутихин (Пошутихин),1890 г.

28 февраля 1938 г.

Сампсониевский собор

 

18 марта 1938 г.

Иоанн Сергеевич Попов, 1877 г.

28 февраля 1938 г.

Никольская церковь на Больше-Охтинском кладбище

18 марта 1938 г.

Павел Николаевич Слухов, 1881 г.

28 февраля 1938 г.

церковь св. Иова на Волковом кладбище, 6 ноября 1937 г. вышел за штат,№ 1113

26 марта 1938 г.

Константин Михайлович Тихомиров, 1871 г.

28 февраля 1938 г.

церковь св. Иова на Волковом кладбище

26 марта 1938 г.

Николай Андреевич Петропавловский, 14 марта 1877 г.

1 марта 1938 г.

 

Троицкая церковь в Киновии, летом 1937 г. перемещен в село Рыбацкое к Казанской церкви, № 853

26 марта 1938 г.

Василий Васильевич Сутокский, 1879 г.

1 марта 1938 г.

Димитриевская (греческая) церковь

18 марта 1938 г.

Иван Стефанович Лесков, 1872 г.

2 марта 1938 г.

церковь Марии Магдалины

12 марта 1938 г.

Георгий Андреевич Верзилов, 1883 г.

5 марта 1938 г.

церковь св. Иоанна Предтечи (Крестовоздвиженская) на Лиговском проспекте, перемещен к Князь-Владимирскому собору, № 187

18 марта 1938 г.

Владимир Аггеевич Беляев, 1872 г.

7 марта 1938 г.

Афонская церковь. Арестован как протодиакон церкви св. Иоанна Предтечи (Крестовоздвиженской) на Лиговском проспекте

18 марта 1938 г.

Федор Александрович Листов, 1879 г.

7 марта 1938 г.

церковь Марии Магдалины, 6 ноября 1937 г. вышел за штат,№ 598

18 марта 1938 г.

Павел Евгеньевич Троицкий, 1869 г.

7 марта 1938 г.

Афонская церковь, 6 ноября 1937 г. перемещен к церкви св. Иова на Волковом кладбище, № 1139

26 марта 1938 г.

Николай Васильевич Боголюбов, 1873 г.

8 марта 1938 г.

Сампсониевский собор, перемещен к кладбищенской церкви Иоакима и Анны в Слуцке (Павловске),№ 113

18 марта 1938 г.

Николай Иванович Ильинский, 1869 г.

8 марта 1938 г.

 

Никольская церковь на Больше-Охтинском кладбище, вышел за штат, № 444

18 марта 1938 г.

Вячеслав Петрович Исполатов, 1878 г.

8 марта 1938 г.

Симеоновская церковь, перемещался к Знаменской церкви, к Троице-Измайловскому собору, к Князь-Владимирскому собору, к церкви Пекинского подворья, № 470.Арестован как священник Холмской церкви

9 апреля 1938 г.

Николай Иванович Красногорский, 1884 г.

14 марта 1938 г.

Николо Богоявленский собор

 

9 апреля 1938 г.

Захарий Кузьмич Химич, 1885 г.

14 марта 1938 г.

Знаменская церковь

9 апреля 1938

 

Таблица 7

Штатные клирики храмов в окрестностях Ленинграда (к 1 мая 1937 г.), расстрелянные в 1937–1938 гг.[49]

 

Ф.И.О., год рождения

Дата аресте

Место службы на момент ареста

Дата расстрела

Николай Петрович Кулигин, 1871 г.

26 июня 1937 г.

Казанская кладбищенская церковь в Рыбацком

14 октября 1937 г.

Федор Иванович Мудролюбов, 1867 г.

15 августа 1937 г.

Церковь Богоматери «Утоли моя печали» в Пушкине

4 октября 1937 г.

Владимир Михайлович Беспалов, 1875 г.

17 августа 1937 г.

Троицкий собор в Красном Селе, № 99

21 октября 1937 г.

Николай Евгеньевич Давыдов, 1885 г.

27 августа 1937 г.

Екатерининская церковь в Красной Славянке

5 декабря 1937 г.

Сергей Александрович Червяковский, 1889 г.

31 августа 1937 г.

Преображенская церковь в Терляево

12 ноября 1937 г.

Василий Григорьевич Крылов, 1877 г.

7 сентября 1937 г.

Троицкий собор в Красном Селе

21 октября 1937 г.

Петр Михайлович Беспалов, 1880 г.

27 сентября 1937 г.

Троицкий собор в Красном Селе

21 октября 1937 г.

Александр Иванович Болонецкий, 1881 г.

3 октября 1937 г.

Троицкая кладбищенская церковь в Петергофе

19 ноября 1937 г.

Николай Васильевич Соколов, 1879 г.

5 октября 1937 г.

Троицкая церковь в Петро-Славянке

8 декабря 1937 г.

Стефан Иванович Черняев, 24 января 1886 г.

9 октября 1937 г.

Спасская церковь в селе Парголово

12 ноября 1937 г.

Александр Васильевич Малиновский, 20 сентября 1876 г.

16 октября 1937 г.

Никольская кладбищенская церковь в Колпино

14 декабря 1937 г.

Александр Иванович Цветков, 1 июня 1876 г.

16 октября 1937 г.

Никольская кладбищенская церковь в Колпино

14 декабря 1937 г.

Петр Петрович Силин, 1880 г.

6 ноября 1937 г.

Успенская кладбищенская церковь в Стрельне

3 декабря 1937 г.

Леонид Владимирович Анц, 1873 г.

17 ноября 1937 г.

Никольская кладбищенская церковь в Колпино

14 декабря 1937 г.

Петр Иванович Корзинин,1872 г.

17 ноября 1937 г.

Успенская кладбищенская церковь в Стрельне

3 декабря 1937 г.

Иван Васильевич Витоль, 1886 г.

4 декабря 1937 г.

Преображенская церковь в Московской Славянке

4 января 1938 г.

Феоктист Дмитриевич Жигулин, 1869 г.

6 декабря 1937 г.

Вознесенская церковь на Федоровском посаде

24 декабря 1937 г.

Николай Иванович Наговский, 1885 г.

15 декабря 1937 г.

Никольская кладбищенская церковь в Сестрорецке

2 января 1938 г.

Антоний Павлович Шмыга, 1880 г.

26 декабря 1937 г.

Петропавловский собор в Петергофе

22 января 1938 г.

Леонид Михайлович Хазановский, 1869 г.

30 декабря 1937 г.

Пантелеимоновская церковь в Тарховке

22 января 1938 г.

Николай Владимирович Стихий, 6 мая 1886 г.

1 января 1938 г.

церковь св. Иоакима и Анны на кладбище в Слуцке, в 1937 г. уволен за штат, № 1085

27 января 1938 г.

архимандрит Антоний (Коробейников), 1868 г.

25 февраля 1938 г.

Церковь св. Иоасафа Белгородского в Михайловке

12 марта 1938 г.

Николай Евгеньевич Давыдов, 1885 г.

27 февраля 1938 г.

Екатерининская церковь в Красной Славянке

12 марта 1938 г.

Иоанн Иванович Лебедев, 1866 г.

1 марта 1938 г.

Тихвинская церковь в поселке им. Ленина

12 марта 1938 г.

Василий Федорович Лебедев, 1878 г.

4 марта 1938 г.

Казанская церковь в Красном Селе

12 марта 1938 г.

Виктор Александрович Никольский, 18 ноября 1877 г.

8 марта 1938 г.

Екатерининская церковь в Мурино, перемещен к Сампсониевскому собору, № 740

26 марта 1938 г.

Владимир Александрович Талицкий

9 марта1938 г.

Преображенская церковь в Тярлево, на 1 мая 1937 г. служил в Шлиссельбурге, откуда был перемещен в Троице-Измайловский собор, № 1100

26 марта 1938 г.

Владимир Иванович Воробьев, 1894 г.

10 марта 1938 г.

церковь св. Иоакима и Анны на кладбище в Слуцке

26 марта 1938 г.

Михаил Константинович Иванов, 1888 г.

11 марта 1938 г.

церковь св. царицы Александры в Слуцке, перемещен к Казанской церкви Красненького кладбища, № 422

26 марта 1938 г.

 

Таблица 8

Штатные клирики патриарших храмов Ленинграда (к 1 мая 1937 г.), которых не затронул «большой террор

Ф. И. О.

судьба

протодиакон Василий Назарович Беликов

† ноябрь 1941 г., похоронен на Большеохтинском кладбище

протоиерей Николай Иванович Близнецкий

арестован 28 августа 1941 г.

протоиерей Григорий Николаевич Божуков

† 1937 г. (сентябрь?)

архимандрит Владимир (Кобец)

служил в осажденном Ленинграде

священник Коронат Владимирович Владимиров

служил в осажденном Ленинграде

протоиерей Димитрий Георгиевич Георгиевский

† 2 марта 1942 г., похоронен на Пискаревском кладбище

протоиерей Владимир Антонович Дубровицкий

служил в осажденном Ленинграде

протоиерей Николай Иванович Измайлов

† 3 мая 1942 г., похоронен на Большеохтинском кладбище

архимандрит Иоасаф (Журманов)

за штатом; эвакуирован из Ленинграда 14 августа 1942 г.

протоиерей Василий Александрович Кляровский

 

протоиерей Феодор Михайлович Ласкеев

 

протоиерей Николай Иванович Ломакин

служил в осажденном Ленинграде

протоиерей Лев Александрович Муллер

† в январе 1942 г., похоронен на Серафимовском кладбище

протоиерей Симеон Семенович Никиташин

 

псаломщик Лев Николаевич Парийский

служил в осажденном Ленинграде

протоиерей Павел Васильевич Пашский

29 апреля 1938 г., похоронен на Серафимовском кладбище

протоиерей Николай Федорович Положенский

† 18 октября 1941 г., похоронен на Большеохтинском кладбище

протоиерей Филофей Петрович Поляков

служил в осажденном Ленинграде

диакон Семен Федорович Рождественский

служил в осажденном Ленинграде

протоиерей Владимир Александрович Румянцев

служил в осажденном Ленинграде

архимандрит Серафим (Емельянов)

с августа 1941 г. в оккупации

протоиерей Михаил Владимирович Славнитский

служил в осажденном Ленинграде

протоиерей Михаил Александрович Смирнов

служил в осажденном Ленинграде

протоиерей Александр Евгеньевич Советов

за штатом, † в 1942 г. в эвакуации

протоиерей Иоанн Яковлевич Соколов

 

псаломщик Иван Алексеевич Стефанов

 

протоиерей Павел Петрович Тарасов

служил в осажденном Ленинграде

протоиерей Василий Михайлович Троицкий

 

протоиерей Евгений Александрович Фроловский

† 26 мая 1942 г.

протоиерей Дмитрий Дмитриевич Целиков

† 31 декабря 1937 г.

протоиерей Николай Степанович Шенрок

с сентября 1941 г. в оккупации

протодиакон Федор Иванович Юдин

с сентября 1941 г. в оккупации

 

Таблица 9

Клир патриарших храмов Ленинграда на декабрь 1938 г.[50]

Николо-Богоявленский кафедральный собор

 

архиепископ Петергофский Николай

протоиерей Николай Иванович Ломакин

протоиерей Александр Михайлович Петров

протоиерей Николай Валентинович Решеткин

протоиерей Коронат Владимирович Владимиров

протодиакон Федор Иванович Юдин

Князь-Владимирский собор

протоиерей Павел Петрович Тарасов

протоиерей Михаил Александрович Смирнов

священник Николай Николаевич Ильяшенко

(?) протодиакон Василий Назарович Беликов

Церковь св. Иова на Волковом кладбище

протоиерей Владимир Антонович Дубровицкий

протоиерей Филофей Петрович Поляков

Никольская церковь на Больше-охтинском кладбище

протоиерей Михаил Владимирович Славнитский

протоиерей Владимир Александрович Румянцев

приписнойпротоиерей Николай Федорович Положенский

псаломщик (запрещенный диакон) Николай Васильевич Артемьев

Казанская церковь на Красненьком кладбище

протоиерей Николай Стефанович Шенрок

?

Димитриевская Коломяжская церковь

протоиерей Николай Иванович Близнецкий

 

Таблица 10

Награды и повышения по службе священников в 1930–1941 гг.

Архимандрит Владимир (Кобец)

1932 г. – сан архимандрита

Священник Коронат Владимирович Владимиров[51]

1936 г. – наперсный крест

1937 г.– сан протоиерея

1938 г., сентябрь – палица

1939 г. – крест с украшениями

Протоиерей Иоанн Федорович Горемыкин

1928 г. – крест с украшениями

1933г. – палица

1934 г. – митра

Протоиерей Владимир Антонович Дубровицкий

1935 г. – сан протоиерея

1937 г.– палица к Рождеству Христову

1938 г. – крест с украшениями (к Пасхе?)

1939 г. – митра

Протоиерей Николай Николаевич Ильяшенко, перерукоположен во священника в 1938 г.

1939 г. – сан протоиерея

 

Протоиерей Николай Иванович Ломакин

1932 г. – палица

1935 г. – митра

1940 г. – отверстые царские врата

Протоиерей Александр Иванович Мошинский

 

1932 г. – палица

1935 г. – митра

протоиерей Илья Васильевич Попов

1932 г. – палица

1937 г.– митра

протоиерей Николай Валентинович Решеткин

1938 г. – митра

протоиерей Владимир Александрович Румянцев

1935 г. – крест с украшениями

1939 г.– митра

1939 г. – отверстые царские врата

протоиерей Михаил Владимирович Славнитский

1934 г. – палица

1936 г. – митра

1940 г. – отверстые царские врата

протоиерей Михаил Александрович Смирнов

 

1934 г. – палица

1938 г., октябрь – митра

протоиерей Павел Петрович Тарасов

 

 

 

 

1934 г. – сан протоиерея

1935 г. – крест с украшениями

1936 г. – палица

1937 г.– митра

1939 г. – отверстые царские врата

протоиерей Николай Степанович Шенрок, с сентября 1941 г. в оккупации

1940 (или 1939) г. – митра

 

Таблица 11

Клир патриарших храмов Ленинграда на май 1941 г.[52]

 

Николо-Богоявленский кафедральный собор

протоиерей Павел Петрович Тарасов

протоиерей Владимир Александрович Румянцев

протоиерей Филофей Петрович Поляков

протоиерей Владимир Антонович Дубровицкий

протодиакон Федор Иванович Юдин

Князь-Владимирский собор

протоиерей Михаил Владимирович Славнитский

протоиерей Александр Михайлович Петров

архимандрит Владимир (Кобец)

протоиерей Илия Васильевич Попов, причислен

протодиакон Симеон Андреевич Верзилов

церковь св. Иова на Волковом кладбище

протоиерей Николай Стефанович Шенрок

протоиерей Коронат Владимирович Владимиров

Никольская церковь на Большеохтинском кладбище

протоиерей Николай Иванович Ломакин

протоиерей Николай Николаевич Ильяшенко

Димитриевская Коломяжская церковь

протоиерей Иоанн Федорович Горемыкин

 

Таблица 12

Клир патриарших храмов окрестностей Ленинграда на январь 1941 г.[53]

 

Парголово, Спасская церковь

протоиерей Александр Иванович Мошинский

протоиерей Илия Васильевич Попов

протодиакон Павел Федорович Маслов

Пушкин, Знаменская церковь

протоиерей Феодор Федорович Забелин

протоиерей Иоанн Лаврентьевич Коляденко

протодиакон Владимир Николаевич Керский

Петергоф, Троицкая кладбищенская церковь

протоиерей Василий Григорьевич Спиридонов

диакон Алексий Семенович Миролюбов

Урицк (Лигово), Преображенская церковь

протоиерей Анатолий Павлович Заклинский

Паново, церковь святых Адриана и Наталии

вакансия ?

Шуваловка, Никольская церковь

протоиерей Николай Иванович Рукин[54]

Колпино, Никольская кладбищенская церковь

[протоиерей Александр Иванович Салтыков?][55]

Усть-Ижора,Князь-Владимирская кладбищенская церковь

протоиерей Николай Михайлович Селезнев

 

 

 


[1] Таблица составлена с уточнениями по: Репрессии православного духовенства Ленинградской области в 1930-е гг. / Публ. М. В. Шкаровского. СПб., 2010. С. 50–52, 64–89 (на с. 74 в списке клириков, «сокращенных по г. Ленинграду», 12 имен (№ 119–130) отсутствуют). Даты закрытия храмов в 1935–1936 гг. приведены, за оговоренными исключениями, по: Иллюстрированная энциклопедия христианских храмов Санкт-Петербурга. / Авт.-сост. В. В. Антонов, В. А. Кобак СПб., 2013. Храмы, для которых не указаны даты закрытия, действовали к началу 1937 г. Имена настоятелей приведены по записям в списке «оставленных», они выделены курсивом.

[2] В списке клириков, «оставленных при церквах г. Ленинграда и пригородов» указан как «и. д. настоятеля» (Репрессии православного духовенства… С. 79).

[3] В списке клириков, «оставленных при церквах г. Ленинграда и пригородов» указан как «Славницкий» (Там же. С. 80).

[4] Ошибка в списке «сокращенных» клириков (Репрессии православного духовенства… С. 72). Должно быть: протоиерей

[5] Черепенина Н. Ю., Шкаровский М. В.Справочник по истории православных монастырей и соборов г. Санкт-Петербурга 1917–1945 гг.: (По документам ЦГА СПб). СПб., 1996. С. 102, 104.

[6] В списке «оставленных» клириков отчество указано ошибочно – Анатольевич (Репрессии православного духовенства… С. 80).

[7] Имя в списке «сокращенных» клириков отсутствует. В послужном списке Николая Васильевича Артемьева значится, что он служил в Димитриевской Коломяжской церкви диаконом на вакансии псаломщика с 1932 г. по июль 1937 г. (АСПбЕ. Ф. 1. Оп. 3(2). Д. 14. Л. 32). Однако в списке клира на 1 мая 1937 г. митрополита Алексия Артемьев указан как диакон церкви в Сестрорецке — последним на букву А (Алексий (Симанский), митр. Алфавитный список клира Ленинградской области на 1 мая 1937 г. / Публ. А. А. Бовкало, А. К. Галкин. СПб., 2014. С. 23).

[8] В списке «оставленных» клириков нет имен священнослужителей Исидоровской церкви.

[9] В списке «сокращенных» клириков имена отсутствуют.

[10] Черепенина Н. Ю., Шкаровский М. В.Православные храмы Санкт-Петербурга, 1917–1945 гг.: Справочник. СПб., 1999. С. 74–75.

[11] В списках «служителей культа Сергиевской ориентации» названа «Лесновское подворье на Черной речке, б[ывшее] Леснинское подворье на Черной речке» (Репрессии православного духовенства… С. 74, 82).

[12] В списке «сокращенных» клириков имя отсутствует.

[13] В списке «сокращенных» клириков имена отсутствуют.

[14] В списке «сокращенных» клириков имя отсутствует.

[15] В клире этого кладбища указаны два полных тезки: один — как «священник», который оставлен, другой – как высланный «протоиерей».

[16] В списке «сокращенных» клириков имя отсутствует.

[17] См. таблица 3, № 18

[18] В списке «сокращенных» клириков имена отсутствуют.

[19] В клире города указаны два полных тезки: один при Свято-Духовской церкви бывш. Александро-Невской лавры, который оставлен, другой «(отец)» — выслан.

 

[20] В списке «оставленных» клириков указано название кладбища, а не храма (Репрессии православного духовенства… С. 86). Кладбищенский храм в честь Казанской иконы Богоматери был закрыт 31 октября 1930 г. (Мещанинов М. Ю.Храмы Царского Села, Павловска и их ближайших окрестностей: Краткий исторический справочник. СПб., 2007. С. 238). Верующим оставили малый деревянный храм Богоматери «Утоли моя печали» на Братском кладбище героев Первой мировой войны, устроенном у входа наКазанское кладбище в конце 1914 г.

[21] Земля Невская православная: Православные храмы пригородных районов Санкт-Петербурга и Ленинградской области: Краткий церковно-исторический справочник. СПб., 2000. С. 82. После закрытия собора община не была снята с регистрации, настоятель собора перешел служить в Преображенскую кладбищенскую церковь, которая до 1935 г., вероятно, оставалась приписной к собору.

[22] К этому храму к 1935 г. была приписана Казанская церковь на Красненьком кладбище.

[23] Там же. С. 22.

[24] С 1916 г. в церкви служил протоиерей Анатолий Кушников: 26 декабря 1934 г. его арестовали и в мае 1935 г. приговорили к 8 годам исправительно-трудовых лагерей (Санкт-Петербургский мартиролог. СПб., 2017. С. 255). Вскоре после его ареста церковь была закрыта (Берташ А. В. Северное кладбище (3-е Парголово) // Исторические кладбища Петербурга. СПб., 1993. С. 515).

[25] Курсивом выделены имена настоятелей, если они не вызывают сомнения.

[26] В «Алфавитном списке клира…» отчество ошибочно указано как «Александрович» (Алексий (Симанский), митр. Алфавитный список клира… С. 52).

[27] Перемещен в Слуцк к кладбищенской церкви, позднее расстрелян

[28] Шкаровский М. В.«Теперь так мало греков в Ленинграде, что мы сломали Греческую церковь…» // IX Анциферовские краеведческие чтения: 2016 года. СПб., 2017. С. 227.

[29] В исследовании Н. Ю. Черепениной и М. В. Шкаровского список настоятелей церкви доведен до марта 1936 г. (Черепенина Н. Ю., Шкаровский М. В.Православные храмы… С. 39).

[30] В списке настоятелей церкви имеется пробел за первую половину 1937 г. Протоиерей В. Ястребов указан как ее настоятель с мая 1936 г. по январь 1937 г. (Спаси, Господи, люди Твоя: к 300-летию основания… С. 138). Н. Ю. Черепенина и М. В.Шкаровский настоятелем церкви за первую половину 1937 г. указывают протоиерея Ф. Полякова (Черепенина Н. Ю., Шкаровский М. В.Православные храмы… С. 31), что противоречит «Алфавитному списку клира…» (Алексий (Симанский), митр. Алфавитный список клира…С. 109).

[31] Дата решения «о ликвидации церкви», принятого Приморским райсоветом. Постановление президиума Леноблисполкома датировано 2 марта 1938 г. (Черепенина Н. Ю., Шкаровский М. В.Православные храмы… С. 199).

[32] Митрополит Алексий называет церковь Казанской Черноречен[ской], очевидно, по одному из приделов (Алексий (Симанский), митр. Алфавитный список клира… С. 18).

[33] В исследовании Н. Ю. Черепениной и М. В. Шкаровского список настоятелей церкви в 1930-х гг. начинается с сентября 1938 г. (Черепенина Н. Ю., Шкаровский М. В.Православные храмы… С. 293).

[34] Даты закрытия храмов в городах Детское Село (Пушкин), Слуцк (Павловск) и их окрестностях даны по: Мещанинов М. Ю.Храмы Царского Села, Павловска и их ближайших окрестностей: Краткий исторический справочник. СПб., 2007. Курсивом выделены имена настоятелей, если они не вызывают сомнения.

[35] Вышел за штат 23 ноября 1937 г. (Алексий (Симанский), митр. Алфавитный список клира… С. 138).

[36] Сурков С. А. Судьбы храмов, духовенства и мирян Петергофа в годы испытаний (Забытый Петергоф). СПб., 2005. С. 38.

[37] Иллюстрированная энциклопедия христианских храмов Санкт-Петербурга. СПб., 2013. С. 94.

[38] Поселок примыкает с запада к Троице-Сергиевой Приморской пустыни.

[39] Мещанинов М. Ю.Храмы Красного Села и его окрестностей // Санкт-Петербургские епархиальные ведомости. 2002. Вып. 26/27. С. 158.

[40] Перемещен к церкви Красненького кладбища, позднее расстрелян.

[41] Земля Невская православная… С. 22.

[42] Серебрякова Н. Я.Мурино: Хроника трех столетий. СПб., 2012. С. 340.

[43] Иллюстрированная энциклопедия… С. 380.

[44] Перемещен из церкви Киновии после ареста протоиерея Николая Кулигина; впоследствии расстрелян.

[45] Перемещен к Преображенской церкви в Тярлево, впоследствии расстрелян.

[46] К началу «большого террора» в Ленинграде было 60 штатных иереев, из них расстреляны 33 человека (55%). Из 16 штатных диаконов расстреляны 13 человек (81%).

[47] Здесь и далее курсивом приведены имена диаконов и протодиаконов.

[48] Здесь и далее номер по «Алфавитному списку…» на 1 мая 1937 г.

[49] К началу «большого террора» в пригородах было 40 штатных иереев, из них расстрелян 21 человек (55%). Из 15 штатных диаконов расстреляны 5 человек (33%).

[50] Имя настоятеля выделено курсивом.

[51] В начале 1944 г. митрополит Алексий составлял картотеку ленинградского духовенства, указывая их последние награды. На карточке протоиерея К. Владимирова записано: «протоиерей 1937» (АСПбЕ. Ф. 1. Оп. 3(2). Д. 49. Л. 8). Сам протоиерей Владимиров в автобиографии 1949 г. последней своей наградой назвал палицу, полученную в 1938 г. (Там же. Л. 74).

[52] Имя настоятеля выделено курсивом.

[53] Имя настоятеля выделено курсивом.

[54] Вышел за штат по болезни, скончался в апреле 1941 г., перед Пасхой (воспоминания прихожанина церкви в Шуваловке И. П. Андреева, копия в архиве автора).

[55] Известно, что в обновленческом «малом приделе» колпинской кладбищенской церкви с мая 1939 г. служил протоиерей Николай Алексеев, в июле 1941 г. призванный в Красную армию (Шкаровский М. В.Церковь зовет… С. 583—584). В исследовании М. Ю. Мещанинова (Мещанинов М. Ю.Храмы и часовни города Колпино.СПб., 1998) он не упомянут. Автор полагает, что известный ему протоиерей Александр Салтыков — настоятель церкви на рубеже 1930-х — 1940-х гг. — был в тот период обновленцем (С. 288, 290). Очевидно, здесь он ошибается, поскольку считает обновленцем и преемника о. А. Салтыкова протоиерея Димитрия Осьминского, заведомого клирика Московской патриархии.

 

Форумы