М. И. Давыдов, С. М. Шамин. Новые известия о суздальском этапе биографии стольника Ивана Мироновича Кологривова (1701–1703 гг.): к вопросу о характере деятельности региональных агентов Монастырского приказа

 

 

Новые известия о суздальском этапе биографии стольника Ивана Мироновича Кологривова (1701–1703 гг.): к вопросу о характере деятельности региональных агентов Монастырского приказа

 

Хранящаяся в Государственном архиве Владимирской области (далее — ГА ВО) фондовая коллекция суздальского Покровского девичьего монастыря (Ф. 575) была сформирована в тяжелую для страны пору. Работники архива трудились над ее комплектованием непосредственно перед и в самые первые дни Великой Отечественной войны, в мае — начале июля 1941 г. В условиях военного времени значительная часть материалов тогда осталась неразобранной. Лишь недавно эти документы прошли археографическую обработку и были подготовлены для постановки на архивный учет[1]. В ближайшем будущем, как планируется, они составят опись № 2 Ф. 575.

В ходе описания вновь выявленных источников удалось установить, что целый ряд документов связан с деятельностью стольника Ивана Мироновича Кологривова, находившегося в Суздале в 1701–1703 гг. Эти материалы вызывают особый интерес сразу по нескольким причинам. Во-первых, пребывание Кологривова в Суздале напрямую связано с воплощением в жизнь одного из важнейших мероприятий церковной реформы Петра I: общероссийского описания церковного имущества, проводившегося в 1701–1703 гг. Во-вторых, после завершения переписи часть отправленных в разные регионы России стольников остались на местах, для того чтобы непосредственно контролировать церковные владения и управлять ими. Как конкретно работали присланные из Монастырского приказа региональные агенты, известно очень мало. Выявленные документы проливают свет на данный вопрос. В рамках настоящей работы в научный оборот вводятся наиболее информативные из этих источников (всего публикуются тексты 42 актов). Рассматриваетсятакже вопрос о том, как происходил процесс трансформации профессиональных обязанностей стольника Кологривова — от контроля за переписьюцерковных владений к управлению ими.

Начнем с обзора имеющихся в литературе данных о Кологривове. В новейшей работе А. В. Захарова в научный оборот введены сведения из принятой у стольника в январе 1697 г. сказки, в которой подробно освещены ранние этапы его карьеры[2]. По заявлению Кологривова он начал «полковую службу в стряпчих» в 1670/71 г., спустя 7 лет был пожалован в стольники; в 1670/71–1678/79 гг. «ездил за великими государи в походе», в 1678/79 г. — в полку боярина князя М. А. Черкасского «под Киевом, а служил за отца своего Мирона Лаврентьевича»; в 1682 г. — «в Троецком походе в полку князь Василья Голицына» (тем самым здесь подчеркнута лояльность Кологривова правительству во время стрелецкого бунта); в Крымских походах 1687 и 1689 гг. — в большом полку; в том же 1689 г. — в Троицком походе (здесь подчеркнута лояльность стольника Петру I во время противостояния последнего с сестрой Софьей)[3]. Таким образом, служить Кологривов начинал как военный.

В «Дворцовых разрядах» наш герой упоминается в чине стольника с 3 сентября 1678 г., когда сопровождал царя Федора Алексеевича в «Савинском отъезде» (т. е. в поездке в Саввино-Сторожевский монастырь). В 1696 г. он стоял у гроба царя Ивана Алексеевича[4]. К этому моменту Кологривов уже давно минул пору молодости — 28 мая следующего 1697 г. в возрасте 50 лет умерла его жена Фекла Петровна. Ее похоронили в столичном Никитском монастыре[5]. Выбор места погребения не был случайным — в Белом городе, в приходе церкви «Дмитрия Селунскаго, что в Никит[ском] м[онасты]ре», располагался двор, принадлежавший отцу Кологривова[6], а духовным отцом Феклы был священник все того же Никитского монастыря Иоанн[7]. К тому времени сын Ивана Мироновича Петр уже вырос — в 1697 г. он показан в стольниках при царице Евдокии Федоровне[8].

В опубликованных А. В. Захаровым боярских списках Кологривов упоминается с 1700 по 1721 г. Записи о характере службы имеются по нескольким годам: 1702 — «Из Монастырского для переписки монастыреи», 1703 — «Из Розряду для розбору. Июля 30-го числа умре», 1704 — «Ис Правианского в правиантах», 1706 — «На Вологде, в Кашине, в Володимер, на Кинешме, в Володимере», 1711 и 1712 — зафиксирован без поясняющих помет[9]. Очевидно, что запись 1703 г. о смерти стольника ошибочна.

Тучи сгустились над Кологривовым в период его службы под началом управлявшего Сибирью князя М. П. Гагарина: в 1717 г. губернатор Сибири отправил Кологривова проводить ревизию переписных книг Вятки, тогда же стольник описывал вятский Успенский Трифонов монастырь[10]. 23 февраля 1718 г. Петр I посылал в Сибирь капитан-поручика Л. В. Измайлова с указанием арестовать там Кологривова и выслать его «к нам, в Питербурх, немедленно»[11]. Как будет показано ниже, во время своего пребывания в Суздале в 1701–1703 гг. стольник являлся весьма видной фигурой в местных властных структурах, поэтому допустимо предположить, что интерес к нему мог возникнуть в рамках проведения в феврале–марте 1718 г. так называемого Суздальского розыска[12]. Впрочем, самого Кологривова гроза обошла стороной; учитывая скоротечность розыска, не исключено, что про него тогда просто «забыли». В 1720–1721 гг. нашего героя упоминает Соликамский летописец, перечисляя местных воевод: «На Воронцова место прибыл ландрат Иван Миронович Кологривов» (в 1720 г.); «На Кологривова место прибыл из Надворнаго суда Петр Сергеевич Быков» (в 1721 г.)[13]. Данных о более поздних его службах найти не удалось. В целом такую карьеру можно считать успешной, хотя не вся она проходила гладко[14].

Имущественное положение стольника было весьма прочным: за ним по переписным книгам 1678 г. числилось в Вологодском и Кашинском уездах по 32 двора, во Владимирском — 30 дворов. Существенно меньшими были владения в Луховском уезде (11 дворов) и Алексинском уезде (3 двора). Кологривов также принял участие в освоении «Поля» — после 1678 г. он вывез в Орловский уезд крестьян из трех дворов в Кашинском уезде и трех дворов в Вологодском уезде[15]. Таким образом, всего за ним по сказке 1697 г. числились 110 дворов. Это несколько больше, чем указано на 1700 г. в опубликованных А. В. Захаровым материалах из боярских списков (91 двор)[16]. Добавим, то что Кологривов сумел получить землю в одном из черноземных уездов и обзавестись там хозяйством, наглядно свидетельствует о его предприимчивости.

Имеются некоторые сведения, позволяющие представить отдельные аспекты жизни Кологривова вне службы и хозяйственных дел. Его иждивением в 1713–1715 гг. была построена церковь в честь Казанской иконы Божией Матери (с двумя приделами — во имя свт.Николая Чудотворца имучеников Флора и Лавра) в принадлежащем стольнику селе Завалине (Никольском) Владимирского уезда[17].

Ивана Кологривова можно смело отнести к числу «книжных» людей. Ему принадлежал датируемый концом XVII или началом XVIII столетия список Степенной книги, позднее перешедший его сыну Петру[18]. Крайне интересна история одного из экземпляров изданного в Киеве в 1678 г. «Синопсиса». А. Ю. Самарин выявил в нем две владельческие записи. Одна из них гласит: «Сия книга стольника Ивана Мироновича Кологривова»; вторая: «7189 [1681] г., августа в 22 д(ень), купил сию книгу Помесного приказу подьячий Семен Алекса(н)дров, быв на г(о)с(у)д(а)р(е)ве службе в полку боярина и воевод(ы) князя Михаила Алегуковича Черкасского с товарищи»[19].

Мы знаем, что Кологривов находился под Киевом в полку М. А. Черкасского в 1679 г., т.е. год спустя после выхода книги. Следующее известие о службе стольника датировано уже 1682 г. Где был Кологривов в 1681 г., когда это издание купил откомандированный в полк князя Черкасского приказной подьячий, пока остается неясным. Наиболее вероятным представляется, что «Синопсис» был приобретен Кологривовым в 1679 г., когда полк Черкасского квартировал в Киеве[20], после чего передавался между военнослужащими до тех пор, пока не попал в руки подьячего.

Любовь к книгам могла быть не индивидуальной особенностью характера стольника, а семейной традицией. Другие представители рода Кологривовых во второй половине XVII — начале XVIII столетия неоднократно привлекали внимание исследователей своим интересом к литературе. Так, стольник Иван Никифорович Кологривов был владельцем одного из списков «Космографии» Меркатора. Стольник Лукьян Никифорович Кологривов лично скопировал одну из рукописей «Зерцала Богословия»[21]. Отправленный Петром I для обучения за границу стольник Юрий Иванович Кологривов выучился в Италии на архитектора и перевел на русский язык начало трактата Витрувия[22].

В 1725 г. Кологривов совершил две сделки со своими владениями в Москве: в апреле он продал «место тяглой земли» в Кузнецкой слободе за Москвой рекой, а в августе — принадлежавшее еще отцу дворовое место в Белом городе[23]. Судя по всему, необходимость отчуждения имущества была обусловлена поиском средств на переделку его главной столичной резиденции: 13 февраля 1726 г. зодчий Д. К. Постников подрядился чинить своды старых палат и надстраивать новые в московской усадьбе Кологривовав приходе церкви в честь Зачатия святой Анны в Китай-городе[24]. После этой даты сведений о стольнике не встречается. Учитывая его, без сомнения, преклонный возраст, можем предположить, что вскоре он умер.

Появление Кологривова в Суздале связано с одной из крупнейших реформ Петра I — церковной. Царь стремился поставить Церковь на службу государству, в том числе перераспределив в пользу светской власти доходы от имуществ, принадлежавших духовным корпорациям[25]. После того как в октябре 1700 г. скончался глава Русской Православной Церкви Патриарх Адриан, царь не указал избирать его преемника. Вместо этого ведать духовные дела было поручено рязанскому митрополиту Стефану (Яворскому). Для управления церковными имуществами 24 января 1701 г. восстановили Монастырский приказ во главе с боярином И. А. Мусиным-Пушкиным. Сюда из приказа Большого дворца передали все связанные с Церковью дела. Новым указом от 31 января 1701 г. подробно регламентировалась деятельность ведомства Мусина-Пушкина, к которому переходили право управления церковными вотчинами вместе со всем комплексом финансово-хозяйственных и судебных полномочий. Этот же указ предписывал провести полную перепись церковного имущества. 11 марта 1701 г. последовал новый указ, в соответствии с которым запрещалось отчуждение церковных вотчин, посельские старцы из числа монашествующих заменялись светскими приказчиками, а при передаче имущества на откуп следовало проводить торги. В марте же 1701 г. для переписчиков подготовили типовую наказную память. Процесс отправки переписчиков затянулся на некоторое время. К примеру, документы, подготовленные для посылки стольника А. Б. Палицына, датированы 11 апреля 1701 г., а Л. Б. Каблукова — 3 мая[26]. В целом же перепись продолжалась до 1703 г.[27] Работа стольников, разосланных по стране для учета активов духовных корпораций, переписью не ограничивалась. Кроме полной картины церковного имущества, они получали исчерпывающие данные об организации всех хозяйственных процессов, ведущейся документации, управленческих кадрах. Это позволяло легко перейти от описания к управлению[28]. Одним из таких управленцев и был Кологривов.

Перейдем непосредственно к вопросу о деятельности стольника Кологривова в Суздальской епархии. Первоначально он приступил к переписи церковных владений в Суздале и Суздальском уезде: грамота царя Петра Алексеевича митрополиту Суздальскому Илариону о посылке Кологривова дана 8 апреля 1701 г.[29] Стольнику переподчинялись церковные служители, которые ранее находились под властью суздальского архиерея: «домовым приказным, и дьяку, и дворяном, и детем боярским, и певчим, и в вотчинах… приказным, и старостам, и крестьяном во всем ему велел быть послушным»[30]. Тем самым документ закладывал основу для дальнейшего перехода управления в руки Кологривова. Однако на практике стольник пользовался своими правами лишь настолько, насколько это было необходимо для проведения переписи. К примеру, 21 сентября 1701 г. он взял для помощи четырех слуг Покровского девичьего монастыря (см. документ № 2[31]).

Работа Кологривова растянулась более чем на год. 14 апреля 1701 г. стольник находился в патриарших владениях Суздальского уезда. Здесь он также описывал приписанный к нижегородскому Вознесенскому Печерскому Борисоглебский монастырь в селе Кидекше и владения суздальского Покровского девичьего монастыря[32]. К 29 апреля 1701 г. завершилась перепись Суздальского архиерейского дома[33]. Одним из этапов работы стольников был сбор сказок духовных властей о благосостоянии подведомственных им корпораций. Так, в датированном 23 мая 1701 г. отрывке сказки игуменьи суздальского Александровского девичьего монастыря[34] Домники сообщалось о наличии в обители каменной церкви в честь Вознесения Господня (с указанием источников средств, использованных на ее возведение) и отсутствии иных источников дохода кроме ружного жалованья[35]. От июня 1701 г. сохранилась запись об осмотре Кологривовым церковного имущества Спасо-Евфимиева монастыря, которая, предположительно, представляет собой начальную часть описи[36]. В ноябре 1701 г. при его непосредственном участии была подготовлена окладная книга вотчин суздальского Покровского девичьего монастыря[37]. Наконец, с 15 марта по 14 апреля 1702 г. он переписывал вотчины Крутицкого митрополичьего дома в Суздальском уезде[38]. В 1702 г. в том же уезде он описывал Космодамианскую[39] и Воробьевскую[40] пустыни[41]. Более точных данных о времени проведения им последних работ в источниках нет.

Приехав в Суздаль, Кологривов со ссылкой на именной государев указ запретил тратить собираемые церковные доходы куда-либо без санкции на то Монастырского приказа, однако сам в текущих делах управления не участвовал вплоть до начала 1702 г. В результате духовенство было вынуждено обращаться в Москву по поводу самых мелких трат. Так, уже 17 мая 1701 г. власти суздальского Покровского монастыря через своего московского стряпчего Михаила Стахеева готовились ходатайствовать перед Монастырским приказом о предоставлении старицам возможности самостоятельно распоряжаться наличными средствами для покрытия повседневных нужд обители. Одновременно монахини просили разрешить противоречие, возникшее в связи с новшествами управленческой практики: они предлагали установить порядок, при котором воеводы и сыщики не могли бы требовать непосредственно у монастыря, лишившегося имущественной самостоятельности, людей и подвод для посылок, а обращались бы за этим в Монастырский приказ (см. Приложение, документ № 37).

В то же время даже в новых реалиях вопросы регулирования взаимоотношений между лицами духовного звания, как и прежде, продолжали считаться входящими в сферу юрисдикции правящего архиерея. Поэтому, когда диакон Троицкого монастыря[42] пожаловался на его игуменью, за то, что она ругала царский указ о выдаче руги, писать об этом деле в столицу 23 июня 1701 г. пришлось суздальскому митрополиту Илариону. Лишь 24 июля 1702 г. глава Монастырского приказа Мусин-Пушкин повелел Кологривову разобраться в этом деле «с ведома Преосвященного Илариона митрополита»[43].

Монастырский приказ, в свою очередь, направлял указы епархиальным властям. К примеру, 2 июня 1701 г. митрополиту Илариону из Монастырского приказа пришло распоряжение о том, что с монастырей и архиерейских домов необходимо собрать пивные котлы, винокуренные кубы и иную посуду, сделанную из красной меди. За нее обещали заплатить колоколами, собранными с монастырей ранее, но оказавшимися непригодными для литья пушек. Об этом Иларион сообщил игуменам Спасо-Кукоцкого и Егорьевского монастырей[44]. 20 августа 1701 г. государев указ, запрещавший принимать в монастырскую казну деньги и товары «без отписей», был передан игуменье Покровского монастыря Параскеве также через канцелярию владыки Илариона[45].

В кругу обязанностей духовных властей оставался сбор налогов. В памяти 18 июня 1701 г. игуменья суздальского Покровского девичьего монастыря Параскева и келарь Анастасия писали в столицу монастырскому московскому стряпчему Михаилу Стахееву о посылке ему денег для передачи в приказ Адмиралтейских дел. Стряпчему же приказывалось отписать в монастырь, сколько денег нужно еще. Также Стахееву надлежало сообщить в Монастырский приказ об уклонении крестьян села Ярлыкова[46] от платежа доимочных денег. Стольник в этом документе упоминался, но только в качестве хронологического маркера, в том разделе памяти, который был посвящен отправке денег на стариц, «кои на Москве, как опять взяты из монастыря по приезде перепищика Ивана Мироновича Кологривова»[47]. Данная ситуация сохранялась и в начале 1702 г. (4 января), когда все тот же московский стряпчий сообщал монахиням о необходимости отправить покровских слуг для сбора доимочных денег. Попутно Стахеев информировал власти обители о том, что в Монастырском приказе собирают данные о духовных владениях: «в селех и деревнях крестьянских и бобыльских по переписным книгам дворов, и что сверх переписных книг прибыло или убыло, и сколько в котором селе и в деревнях порознь к селу и деревне четвертной пашни, и пустошей, и сенных покосов, и лесу десетин или мерою» (см. Приложение, документ № 38).

Судя по всему, хронологическая граница между описанием земель и началом непосредственного управления ими для И. М. Кологривова пришлась на март–апрель 1702 г.Когда в конце 1702 г. Разрядный приказ в связи с предстоящим военным смотром запросил у Монастырского приказа данные о переданных в его распоряжение стольниках, о нашем герое сообщалось: «Иван Миронов сын Кологривов. Был для переписки в Суздальском уезде и от той переписки свободился. А марта с 11 числа по указу великого государя велено ему, Ивану, в доме суздальского митрополита и ево епархии суздальские, юрьевские, шуйские да патриаршей епархии володимерские, луховские монастыри и вотчины со крестьяны всякими росправными делами и зборами»[48].

Новая управленческая практика формировалась в течение весны. И. Н. Шамина отметила, что в марте и мае 1702 г. стольнику Кологривову указывалось ведать в суздальском Покровском девичьем монастыре «денежными и хлебными зборами и всякими делами… и вотчины оброчить»[49]. 23 марта 1702 г. в памяти из Монастырского приказа к Кологривову требовалось разобрать жалобу крестьян вотчины Георгиевского монастыря Дубовые церкви[50] на игумена, который отнял у них часть пашни и сенные покосы, увеличил с них тягло на монастырь, а также взыскивал деньги «под подрядный стрелецкий хлеб», который крестьяне ранее уже уплатили в Монастырский приказ[51]. Сама жалоба должна была появиться несколько раньше этой даты. Данный случай интересен тем, что в нем отражен возникший в связи с изменением управленческой структуры «конфликт юрисдикций».

Хотя Кологривов фактически осуществлял управленческую деятельность в Юрьевском уезде уже в марте 1702 г., указ, определивший круг вновь полученных им полномочий и подведомственных территорий, появился лишь 1 мая того же года. Он приведен в расходной книге Монастырского приказа. Согласно документу Кологривову предстояло ведать всеми церковными делами, кроме духовных, а контролируемые им владения изымались из ведения городских воевод и приказных людей: «Того ж числа по указу великого государя и по выписке за пометою дьяка Ивана Иванова велено в дом Преосвященнаго Илариона, митрополита Суздалского и Юрьевского, домовых ево людей и вотчинных ево крестьян и ево епархии в Суздале, в Юрьеве Полском, в Шуе да патриарши епархии в Володимере, в Луху и тех городов в уездех все монастыри, и слуг, и служебников, и вотчины их со крестьяны денежными и хлебными зборы и всякими делами кроме духовных дел, и Троицы Сергиева и Новодевичья монастырей вотчинных крестьян ведать столнику Ивану Кологривову. А в тех вышеписаных городех воеводам и приказным людем никакими делами не ведать и в монастыри, и в вотчины никого ни по что без послушных грамот из Монастырского приказу не посылать. И о том к нему, Ивану, и в вышеписанные городы к воеводам грамоты»[52]. Практика изъятия из сферы ведения городских воевод владений, управляемых стольниками Монастырского приказа, стала общегосударственной к 24 июня 1702 г., когда из этого ведомства во все приказы было послано распоряжение, в соответствии с которым полагалось направлять грамоты о сборе налогов именно к стольникам[53]. То,что соответствующие распоряжения получили не только городовые воеводы, но и руководство московских приказов, стало очередным шагом в перечне распоряжений, в соответствии с которыми новая система управления реализовывалась на практике. Одна из памятей об этом из Монастырского приказа, выявленная Н. В. Соколовой, сопровождаласьособой росписью назначенных на места стольников: «Роспись в которых городех по указу великого государя для управления монастырей и архиерейских и монастырских вотчин стольником быть велено. Василью Романову сыну Воейкову в Ростове, в Ярославле, на Романове, в Пошехонье, на Углече. Лукьяну Никифорову сыну Кологривову на Вологде, на Беле озере, на Чаронде. Ивану Миронову сыну Кологривову в Суздале, в Юрьеве Польском, в Шуе, в Владимире, в Лухе. Ивану Васильеву сыну Кикину на Коломне, на Кошире, на Туле, в Серпухове, в Олексине, на Резани, в Ряску. Василью Дмитриеву сыну Сабурову на Костроме, в Галиче, на Кинешме. Петру Иванову сыну Травину в Бежецком верху, на Устюжне Железополской, в Кашине»[54]. Как видим, к моменту составления переписи процесс назначения стольников только начался, и находящийся в Суздале Кологривов стал одним из первых назначенцев.

Бросается в глаза, что с географической точки зрения территория, на которую весной 1702 г. распространялась юрисдикция Кологривова, была шире, чем та, где ранее он действовал как «перепищик». Так, церковные земли в Шуйском и Юрьевском уездах описывал стольник Петр Артемьевич Волынский, а во Владимирском — стольник князь Иван Васильевич Барятинский[55]. Кроме того, поскольку монастырское землевладение не совпадало с епархиальными и уездными границами, возникала почва для пересечения сфер деятельности с другими стольниками. Осенью 1702 г. возник конфликт в связи с попытками Кологривова взимать налоги с крестьян села Трофимова Курмышского уезда[56], принадлежавшего суздальскому Покровскому девичьему монастырю, а также с жильцов принадлежавшего той же обители двора в Нижнем Новгороде. Трофимовские крестьяне «учинились непослушны» присланному к ним Кологривовым слуге Покровского монастыря Дмитрию Росторгуеву и в письменной «сказке» сообщили ему, что в октябре 1702 г. в Нижний Новгород прислан стольник князь Иван Васильевич Барятинский[57], который велел здешним крестьянам платить налоги у себя в Нижнем Новгороде в приказе Монастырских дел (см. документы № 34, 35).

Пересечение служащего Кологривова со стольником Петром Артемьевичем Волынским, который по указу Монастырского приказа занимался описанием церковных владений в Балахнинском, Гороховецком, Шуйском и Юрьевском уездах[58], тоже оказалось конфликтным. Находившийся под началом Кологривова слуга суздальского Покровского девичьего монастыря Иван Коньков в мае 1702 г. должен был передать Волынскому грамоту о присылке списков с переписных книг. Судя по всему, действовал он в качестве почтальона — грамоту из Монастырского приказа для Волынского ему передал крестьянин деревни Добрынского[59] села Ярлыкова Шуйского уезда. В отсутствие почтовой связи на местах документы того времени могли путешествовать самыми разными маршрутами. Конькова долгое время продержали у ворот двора Волынского, сообщив в итоге, что тот не примет грамоту. После этого Конькова догнали на дороге и велели вернуться, однако Волынский так и не встретился с Коньковым лично, но грамоту у него все же велел взять своим людям (см. документ № 13). Похоже, что имевшие равный статус в иерархии Монастырского приказа стольники-переписчики старались не вступать в какие-либо «горизонтальные» рабочие отношения между собой. Особая сложность ситуации состояла в том, что описанные Волынским территории как раз в это время передавались под управление Кологривова.

Наблюдаемая нами ситуация, когда перепись проводили одни представители Монастырского приказа, а для управления присылались другие, не является уникальной. К примеру, в Кашинский уезд в июне 1701 г. переписывать церковные владения направили московского дворянина Михаила Федоровича Деревнина и стольника Якова Протасьевича Никифорова. Однако не позднее мая 1702 г. вместо них в Кашинский уезд приехал стольник Петр Иванович Травин, к которому и перешли управленческие функции[60].

К началу 1703 г. границы распространения юрисдикции разосланных по стране Монастырским приказом стольников, судя по всему, окончательно определились (по крайней мере, в рассматриваемом нами регионе — Восточном Замосковье). За основу был взят принцип разграничения не по духовным корпорациям или епархиям, а исключительно территориальный. 25 февраля 1703 г. Кологривов направил служек во Владимирский, Луховский, Суздальский, Шуйский и Юрьевский уезды (см. документ № 36) для сбора по отдельности в каждом из этих уездов налогов со всех имевшихся там церковных владений. Тем не менее до конца решенным вопрос о разграничении юрисдикций считать нельзя. Есть данные, которые выходят за рамки общих правил. Так, суздальский воевода стольник Алексей Васильевич Ощерин 4 марта 1703 г. принимал деньги на жалованье драгунам с вотчин, принадлежавших суздальской соборной церкви[61], хотя, теоретически, управлять всеми церковными владениями в Суздале в это время должен был Кологривов. Позднее, 24 марта 1704 г., тот же Ощерин по грамоте Семеновской канцелярии медового сбора принимал налог на ульи со Спасо-Кукоцкого монастыря[62].

Учитывая крайне широкий круг управленческих обязанностей отправляемых Монастырским приказом на места стольников, они должны были опираться на какой-то аппарат. К сожалению, данный вопрос до сих пор не изучен, хотя еще М. И. Горчаков в своей классической монографии о Монастырском приказе без ссылок на источники отмечал, что на местах «иногда являются повытья, как части управления стольника или другого управителя»[63].

Специальная бюрократическая структура, при помощи которой Кологривов начал управлять церковными владениями, формировалась в течение апреля–мая 1702 г. 14 и 16 апреля входящие документы стольник получал в Суздале на съезжем дворе (см. документы № 4, 5). В грамоте от 30 апреля составитель изначально дважды указал съезжий двор, но потом исправил это наименование на приказную избу (см. документ № 6). В черновике от 1 мая съезжий двор был исправлен на Монастырских дел приказную избу (см. документ № 3). И, наконец, 4 июня впервые зафиксировано наименование, которое позднее закрепилось в качестве основного, — приказ Монастырских дел (см. документ № 19). Впрочем, служащие Кологривова не сразу привыкли к этой формулировке. В черновом документе от 12 июня видим вычеркнутое «в Суздале, в приказе Монастырских дел, в приказной избе в Суздаль» (см. примечание 115 к документу № 18). Даже в ноябре 1702 г. в одном документе могли фигурировать формулировки «приказ Монастырьских дел» и «Монастыръских дел в приказной избе» (см. документ № 29). В итоге стандартом стало наименование «приказ Монастырских дел», тогда как приказная изба упоминалась лишь изредка. Из контекста документов очевидно, что съезжий двор, приказная изба и приказ Монастырских дел — одна и та же административная структура. Речь идет о смене названия на более статусное. Отмеченная выше чехарда в способе наименования нового ведомства характерна для этапа становления управленческих структур. Было ли данное нововведение санкционировано в центральном аппарате Монастырского приказа, или же с подобной инициативой выступил сам Кологривов, остается неясным. Изначально использовалось наименование «съезжий двор». Это следует из датированной 5 июля 1702 г. отписки слуги Покровского монастыря Киприяна Воронина Кологривову об отправке в Суздаль, в приказ Монастырских дел денег, собранных с крестьян на строение съезжего двора(см.документ № 10). На них должны были возвести новое здание для ведомства Кологривова.

Прямых данных о том, где именно в Суздале располагался приказ Монастырских дел, у нас нет. Очевидно, что помещение для него должны были выделить на домовой территории одной из крупных местных духовных корпораций. В этой связи нельзя обойти вниманием тот факт, что все публикуемые ниже источники отложились в архиве суздальского Покровского девичьего монастыря, в том числе формально не имеющие к нему прямого отношения материалы, касающиеся Воздвиженского Николаевского монастыря Тихоновой пустыни в Луховском уезде (см. документ № 10; Приложение, документы № 39, 40), а равно большой пласт черновой исходящей документации[64]; последняя могла оказаться в руках покровских стариц только в случае, если бы делопроизводство Суздальского «отделения» Монастырского приказа велось непосредственно в стенах обители[65]. И то и другое прямо указывает на местонахождение канцелярии Кологривова в Покровском монастыре.

В пользу подобного мнения свидетельствуют и иные аргументы. Выявленная исходящая документация Кологривова писана несколькими почерками; эти же почерки встречаются и в покровских актах, в том числе датированных временем еще до приезда стольника в Суздаль[66]. Также в одной из публикуемых ниже памятей присутствует почерненная подлинная скрепа слуги названной обители — «приказных дел» Данила (Афанасьева сына) Клепикова (см. Приложение, примечание 38 к документу № 42)[67]. Вообще, факт скрепления последним исходивших от имени Кологривова распоряжений уже сам по себе красноречиво свидетельствует о безусловно значимой роли Клепикова в повседневной деятельности регионального «приказа Монастырских дел». Наконец,приведенное выше сообщение о сборе 5 июля 1702 г. денег на строительство съезжего двора для канцелярии Кологривова коррелирует с данными, которые отображены на чертежах Покровского монастыря, составленных на рубеже XVII–XVIII столетий: на них в южной части западной стены встроенная в нее монастырская приказная изба еще не зафиксирована[68], хотя согласно натурным наблюдениям ее возводили как раз в указанное время[69].

Вообще, выбор именно Покровской обители для размещения в ней ведомства Кологривова представляется вполне логичным, поскольку ее властям и слугам прежде уже приходилось, причем неоднократно, иметь дело с так называемыми стройщиками — прикомандированными туда из Москвы администраторами, которые осуществляли внешнее управление монастырем и решали практически все насущные вопросы за исключением духовных дел. Примечательно, что «стройщики» и их канцелярии располагались опять-таки на монастырском съезжем дворе[70].

Более того, аналогичным образом, судя по документам, обстояли дела и в других регионах, куда в 1701 г. направили представителей Монастырского приказа. Так, в Белозерский уезд для осуществления переписи имущества духовных корпораций был послан стольник Лукьян Никифорович Кологривов, дальний сородич нашего героя. Он разместился в Кирилло-Белозерском монастыре «на съезжем дворе монастырских дел в приказной избе». Лиц, ответственных за имущество обители, он приглашал к себе в специальную «описную келью». Туда же, в приказную избу, из монастыря передали ряд вещей — медные рукомойник, лохань, кумган, — очевидно, для обустройства быта как самого стольника, так и сопровождавших его лиц[71]. Скорее всего, подобным образом действовал в Покровской обители и Иван Миронович Кологривов.

Больше трудностей возникает с ответом на вопрос, кто работал под началом Кологривова. На места он отправлял монастырских и архиерейских слуг[72], которые надзирали вотчины соответствующих духовных корпораций и до появления Монастырского приказа. И поскольку в суздальском Покровском девичьем монастыре по состоянию на 1700 г. слуг было более полусотни[73], а в Суздальском митрополичьем доме в 1701 г. — 80 человек[74], штат посыльных здесь формировать «с нуля» не требовалось. Подробнее работа покровских слуг под руководством Кологривова рассмотрена в других разделах данной публикации.

Очевидно, Кологривов выстраивал управление по всем подведомственным ему владениям через существовавшие ранее структуры. Благодаря материалам, освещающим разгоревшийся в декабре 1702 г. конфликт между приказным Воздвиженского Николаевского монастыря Тихоновой пустыни Михаилом Гаментовым и тамошним мирским старостой Агапитом Андреевым, а также отставным монастырским слугой Романом, мельничным приказчиком Яковом Фалиным и вотчинными крестьянами, исследователи могут представить общую картину работы административного аппарата в данном регионе (см. Приложение, документы № 39, 40). Отметим, что Тихонова пустынь находилась на расстоянии более 160 км от Суздаля, к тому же описывал ее не сам Кологривов, а стольник Волынский. К сказанному можно добавить, что один из участников конфликта — Михаил Гаментов, — кажется, был в обители человеком новым[75]. Все это наверняка мешало Кологривову полностью контролировать происходившие там события.

Из документов, освещающих этот конфликт, следует, что зафиксированные в них люди и учреждения, за одним исключением, существовали уже какое-то время до того, как были подчинены Кологривову. Во главе светской администрации Тихоновой пустыни стоял приказной Михаил Гаментов. Содержался он на мирские хлебные и денежные сборы. Ранее приказной некоторое время провел под караулом в Суздале по обвинению в разбое, но был отпущен как напрасно оговоренный пойманным разбойником. Если верить поданным на него жалобам, то, кроме положенных сборов, Гаментов «почасту» требовал «подносы», а также пил и спьяну избивал подчиненных. В сферу ответственности приказного входил сбор налогов. Также он имел достаточные полномочия для того, чтобы отдать распоряжение сторожам схватить и высечь крестьянского старосту.

Центром административной жизни в Тихоновой пустыни была мирская схожая изба, в которой сидел дьячок Иван Прокофьев и составлял различные документы, в том числе с помощью специального устройства — «счетов в досках» (счетной доски для выполнения основных арифметических действий), без которых в мирских делах «быть нельзя». Здесь же работал сельский староста Агапит Андреев. Гаментов писал Кологривову о своем недавнем распоряжении наказать старосту батогами, поскольку тот без достаточного усердия собирал «запросные запасы» для отправки в Новгород и Псков. Еще одну низовую управленческую должность (мельничного приказчика) по указу Кологривова занимал Яков Фалин. Гаментов характеризовал его как «плута» и доносил стольнику, что прежде, будучи местным старостой, Фалин утаил около 70 рублей мирских денег и вместе с другими подобными ему «плутами» прибрал к рукам выборные должности и довел до крайнего разорения и полного бесправия «малую соху» — рядовых крестьян.

Гаментов был ключевой фигурой, через которую Кологривов управлял владениями Тихоновой пустыни. Однако этот приказной, пользуясь удаленностью обители от Суздаля, стремился поставить дело так, чтобы, минуя Кологривова, вести дела непосредственно с Монастырским приказом. Агапит Андреев доносил Кологривову, что Гаментов прямо говорил: «Я-де в Суздале стольнику не судим, а судим-де я на Москве, в Монастырском приказе». Такое заявление прямо противоречило приведенным выше указам Монастырского приказа. Однако, судя по контексту документов, некоторые распоряжения поступали Гаментову напрямую из Москвы, что подрывало позиции Кологривова. Все это говорит о том, что стольник получил под свое руководство местный аппарат управления в Тихоновой пустыни, однако полностью контролировать его не мог.

Полагаем, наблюдаемая коллизия была обусловлена сразу несколькими причинами. Тихонова пустынь в рассматриваемый период (некоторое время начиная с 1681 г., а затем в 1698–1743 гг.) была приписана к Новоиерусалимскому Воскресенскому монастырю. Потеря самостоятельности, а равно жесткие методы администрирования со стороны новых, воскресенских властей стали для нее подлинным бедствием и выразились, в частности, в существенном сокращении числа братии и разорении ее вотчины[76]. Ломка традиционного уклада жизни в Тихоновой пустыни способствовала концентрации полномочий в руках Михаила Гаментова. О ведущей управленческой роли последнего наглядно свидетельствует тот факт, что местные крестьяне именовали его приказным, хотя для «штатного расписания» столь небольшого монастыря, каким являласьТихонова пустынь, должность приказного была совершенно излишней. Другое дело, если в таковом качестве Гаментова направили туда извне — в качестве своего рода соглядатая[77]. При этом сказать наверняка, благодаря чему (и кому) Гаментов оказался в Луховском уезде, пока не представляется возможным. Его могли командировать как из Новоиерусалимского монастыря, так и непосредственно из Монастырского приказа, тем более что в центральном аппарате этого ведомства, правда, в несколько более позднее время (1710-е гг.) видную роль играл его несомненный родственник дьяк Иван Михайлович Гаментов. Впрочем, даже несмотря на отдельные неясности, в рассматриваемом случае опять-таки уместно вести речь о смешении юрисдикций — двух или даже трех: И. М. Кологривова, руководства Монастырского приказа и властей Новоиерусалимского монастыря. Рискнем предположить, что проблема субординации между стольниками, их подчиненными нижнего звена и московскими «кураторами» касалась не только Суздаля. Горчаков, не приводя конкретных примеров, отмечал: «не известно, определены ли были точным образом отношения отдельных управителей отдельными вотчинами к стольникам»[78].

Нельзя с определенностью сказать, сколь значителен был штат канцелярии стольника непосредственно в суздальском приказе Монастырских дел, а равно включал ли он только слуг и подьячих-переписчиков Покровского монастыря, или помимо них также и привезенных им с собой из Москвы людей. В выявленных документах этот вопрос обойден стороной, а единственное содержащееся в них глухое сообщение на сей счет — косвенное упоминание о некоем подьячем по имени Алексей, сопровождавшем Кологривова во время поездки в Тихонову пустынь (см. Приложение, документ № 39), — слишком малоинформативно для того, чтобы на его основании делать какие-либо выводы.

О работе под руководством Кологривова целой группы переписчиков говорит «образцовая» наказная память-формуляр от 25 февраля 1703 г. о скорейшей доимке разных хлебных запасов с крестьян вотчин духовных корпораций. В ней вместо имени конкретного лица-исполнителя вставлялось слово «имярек» (см. документ № 36). Единственный служащий вряд ли стал бы делать формуляр для типовых документов самому себе. Подчиненные Кологривова вели традиционное столбцовое делопроизводство, что видно из помет на документах. Между тем центральные органы управления переходили на тетрадное делопроизводство с июня 1700 г. по март 1702 г.[79] Вероятнее всего, традиционный подход к ведению дел сохранялся в суздальской канцелярии как более привычный для имевшихся в распоряжении стольника кадров.

Для справок подчиненные Кологривова использовали документацию прежних лет; в частности, упоминаются записные и доимочные книги, а также переписные книги «186-го году» (см. документы № 4, 7, 8, 10, 16, 33). На местах, уже под руководством Кологривова, составлялись и отправлялись в Суздаль посевные и ужинные книги (см. документы № 16, 24). Заводились также новые записные книги. К примеру, в связи со строительством покровской мельницы на реке Нерли требовалось «учинить для ведома записную книгу; и учиня, все писать, и записную книгу прислать в Суздаль» (см. документ № 4). Куда в итоге направляли эти книги — в монастырский архив, в канцелярию Кологривова, или они пересылались в Москву — остается неясным. Начиная с апреля 1703 г. Монастырский приказ стал требовать от стольников ежемесячной присылки сметных списков и перечневых выписок из них о том, с каких вотчин сколько и каких налогов собрано. В письме от 26 июня 1703 г. Монастырский приказ запросил Кологривова направить эти документы в Москву «за своею рукою», а также «ис повытья по подьячему людей добрых и знающих для подлинной выправки»[80]. Данное требование предполагает наличие весьма обширного учреждения, разделенного на повытья, следов функционирования которого найти пока не удалось. В целом же вопрос о штатах и порядке работы канцелярии Кологривова нуждается в дальнейшем исследовании.

Документацию продолжали вести и сами монастыри. 28 февраля 1703 г. дьяк Монастырского приказа Иван Иванов затребовал у властей Покровского девичьего монастыря сметные списки прихода и расхода «всякому хлебу в вотчинах и в монастыре» за 1702 г. и «остаточному» хлебу 1701 г. В отправленных в Москву согласно этому распоряжению материалах приведены данные по имевшимся в обители запасам (с отсылкой к сметным книгам), а также о приходе и расходе хлеба. В частности, в расходе было учтено как зерно, высеянное на монастырской пашне, так и направленное на пропитание насельниц и солдатских жен (согласно положенным им нормам месячного хлебного жалования). Отдельно были расписаны продукты, которые полагались «про обиход государыни царицы» (Евдокии Федоровны Лопухиной). Кроме того, хлебные запасы давались монастырскому стряпчему и священно- и церковнослужителям — протопопу, священникам, дьяконам, дьячкам, пономарю и др. Кологривов этими делами не ведал, хотя в сметных списках упоминалось, что составлены они в монастыре в «бытности стольника Ивана Мироновича Кологривово»[81]. Характерно, что по данному вопросу из Монастырского приказа обращались именно к властям обители, а не к собственному региональному агенту. В связи с тем, что ведомство Кологривова размещалось в Покровском монастыре, возникает вопрос, разделялся ли штат тамошних подьячих и подьячих, которые служили под началом стольника? Или это были одни и те же люди?

При отсылке документов из Суздаля в вотчины роль курьеров обычно играли монастырские слуги. Обратная корреспонденция шла с теми же слугами или, что чаще, с крестьянами. Из Москвы корреспонденцию привозили случайные люди. В шести проанализированных случаях почтальонами выступали крестьянин, митрополичий конюх, патриарший дворянин, подьячий Монастырского приказа и два раза старицы. Какой-либо закономерности в том, кто из дьяков Монастырского приказа направлял указы Кологривову,найти также не удалось: четыре документа скреплены Иваном Ивановым, по одному — Ефимом Зотовым и Герасимом Потапиевым[82]. Таким образом, Кологривову писали трое из пяти дьяков, работавших в Монастырском приказе в 1701–1702 гг. (Ефим Зотов, Иван Шапкин, Герасим Потапиев, Иван Иванов и Гавриил Окуньков)[83].

Дела переходили к Кологривову постепенно. Власти суздальского Покровского девичьего монастыря по-прежнему обращались в Монастырский приказ через своего московского стряпчего Михаила Стахеева, однако грамоты с решениями по монастырским челобитьям шли из Москвы уже к Кологривову. Например, в августе 1701 г. Стахеев сообщал игуменье, что взял в Монастырском приказе грамоту о выдаче хлеба и денег монастырским насельникам и служителям. При этом сама грамота предназначалась именно для Кологривова, а для монастырских властей стряпчий сделал с нее копию. Подобным же образом был решен вопрос с документами по челобитью крестьян Покровского монастыря на самоуправство приказчика села Глумова, принадлежавшего боярину Тихону Никитичу Стрешневу[84]. Грамота от Стрешнева, судя по всему, ушла к Кологривову, а ее содержание Стахеев только пересказал в письме к монастырским властям, сославшись на то, что копию с нее снять не успел. В той же отписке говорится о присылке в Москву, в Стрелецкий приказ доимочных денег. Контекст отписки показывает, что сбором налоговых поступлений и их последующей отправкой в столицу тогда все еще занимались монастырские власти. Аналогичная ситуация наблюдается в отношении других поднятых в документе вопросов: присылки в Монастырский приказ плотников и возвращения обители перешедших на посад крестьян — Кологривов в решении названных проблем участия не принимал (см. документ № 1). Таким образом, мы видим дублирующийся документооборот и некоторую путаницу в порядке ведения дел. На наш взгляд, это объясняется тем, что стольник к началу августа все еще не полностью принял в свои руки непосредственное управление подведомственной ему территорией.

Перейдем непосредственно к анализу разных сторон деятельности Кологривова в качестве администратора церковных владений. Судя по доступным нам материалам, его основные усилия были направлены на своевременный и полный сбор налогов. Для этого из Суздаля отправляли в вотчины монастырских слуг. В грамотах, на основе которых действовали на местах слуги, часто фигурирует типовая формулировка «со крестьян собрать, а на ослушниках доправить» (отмечена десять раз), подразумевающая предельно жесткое отношение к нарушителям налоговой дисциплины. Слугам также предписывалось не брать «взятков» (пять случаев). Однако этот запрет не обязательно был связан со стремлением защитить крестьян: в трех из этих пяти случаев запрещение на взимание взяток связано с возможной «поноровкой» сборщиков крестьянам, т.е. с недостаточно решительными действиями по сбору налогов. Дважды в публикуемом нами комплексе документов упоминается о недопустимости избыточного «отягчения» крестьян.

Обязанность доставлять в Суздаль собранные на местах деньги возлагалась на самих крестьян. Очевидно, эта практика была направлена на защиту монастырских слуг от грабежа со стороны выплативших налоги крестьян, тем более что с них в итоге собирались весьма значительные суммы. По состоянию на 28 апреля 1703 г. у Кологривова было «в зборе» 1909 рублей 1 алтын 3 денги[85]. О том, как именно столь крупные платежи поступали в столицу, данных у нас нет. В указе от 26 августа 1702 г., предписывавшем собрать с монастырских, крестьянских и бобыльских дворов деньги для царевны инокини Маргариты Алексеевны в Успенский девичий монастырь в Александровской слободе, собранные средства без каких-либо указаний о способе доставки надлежало просто «объявить» в Монастырском приказе[86]. Скорее всего, обеспечение безопасности подобных перевозок находилось в сфере непосредственной ответственности Кологривова.

В отдельных случаях получателем налогов мог быть не только Монастырский приказ. Так, еще до появления Кологривова в Суздале стали накапливаться недоимки по уплате крестьянами суздальского Покровского девичьего монастыря корабельных денег по «кумпанствам» в Адмиралтейство[87]. Задача взыскать эти недоимки перешла к Кологривову (см. документ № 7). В ноябре 1702 г. для отправки во Псков собирали «запросные крупы», которые предстояло доставить туда специально подрядившимся крестьянам (см. документ № 29). Очевидно, что крупы предназначались для армии, поэтому отправлять их в Псков через Монастырский приказ было неразумно. Однако в подавляющем большинстве случаев, вне зависимости от конечного назначения налога, собранные средства передавали, как правило, в Монастырский приказ.

Один из документов свидетельствует о том, что Кологривову приходилось заниматься также перераспределением налоговой нагрузки. Связано это было с тем, что отдельные населенные пункты из-за сокращения числа жителей оказывались неспособны выплатить суммы, рассчитанные по переписным книгам 1678 г. Для них налог сокращался, а скопившиеся недоимки распределяли по другим владениям. Это сопровождалось переделом тягла и угодий. В частности, во все том же Покровском монастыре данный процесс власти начали еще 21 января 1702 г., когда Кологривов занимался только описанием, и по-прежнему продолжали в ноябре 1702 г.

Кологривов также контролировал выборы на низовые (внутривотчинные) управленческие должности. В памяти от 14 апреля 1702 г. он требовал, чтобы слуга суздальского Покровского девичьего монастыря Семен Воронин организовал в селе Обакумлево Суздальского уезда[88] выборы целовальника к монастырской мельнице на реке Нерли, а затем направил к нему в Суздаль как крестьянский приговор о том «за рукою отца их духовного», таки самого выбранного крестьянина (см. документ № 5). В июле 1702 г. другой покровский слуга Василий Ушаков сам обратился к Кологривову с просьбой о проведении выборов целовальника для контроля за сбором монастырского хлеба в селе Усолье Талецкой волости Владимирского уезда[89]; стольник эти выборы санкционировал (см. документ № 24). В сентябре того же года еще один покровский слуга Киприян Воронин сообщал Кологривову о том, что крестьяне села Бережок Суздальского уезда[90] выбрали старосту, и переслал ему соответствующий крестьянский приговор (см. документ № 26). Тогда же другой покровский слуга Михаил Молодой Воронин известил стольника о выборе старосты крестьянами села Новоселки Дубенской Юрьевского уезда (см. документ № 27)[91].

В ведение Кологривова перешли и судебно-административные полномочия. Уже в апреле 1702 г. он направлял слуг суздальского Покровского девичьего монастыря в принадлежавшее обители село Дубенку Юрьевского уезда[92] для разбирательства по челобитной вдовой крестьянки «об оцовском своем тягле» (см. документ № 11). В июне 1702 г. стольнику поступила жалоба целовальника Шиловского двора в селе БережокИвана Нестерова на крестьян тянувшей к селу Глумову деревни Грибановой[93] в потраве монастырских посевов и покосов. Кологривов велел бережковскомуприказчику Андрею Воронину съехаться с приказчиком села Глумова, обсудить проблему и отписаться о результатах (см. документы № 17, 18)[94]. В августе того же года стольнику пришлось разбирать крестьянскую жалобу по поводу чрезмерного подъема уровня воды на принадлежавшей той же Покровской обители мельнице на реке Молохте под деревней Четряково[95] в монастырском селе Ярлыкове Шуйского уезда (см. документ № 25).

В некоторых случаях подведомственные Кологривову люди продолжали жаловаться в Москву в «головной» Монастырский приказ. Осенью 1702 г. во владимирском Успенском женском монастыре произошел конфликт. Казначея обители старица Пелагея 7 октября подала туда жалобу на игуменью Неонилу, а на следующий день аналогичную челобитную в это же ведомство направили монастырские старицы, выступившие против казначеи и просившие ее челобитной не верить. В Монастырском приказе разбираться с этим делом не стали и поручили Кологривову провести соответствующий розыск[96]. В конце 1702 г. (не позднее декабря) в Москву в Монастырский приказ отправились бить челом крестьяне Тихоновой пустыни (см. Приложение, документ № 40). Крестьянин юрьевской вотчины Спасо-Евфимиева монастыря села Адамова[97] Елизар Григорьев сын Турлаев жаловался 17 марта 1703 г. в Москве в Монастырском приказе на приказчика принадлежавшего той же обители соседнего села Головина[98] Василия Варфоломеева сына Киндирева, который якобы брал взятки и мучил крестьян[99].

Имелись претензии и к самому Кологривову. Горчаков опубликовал челобитную архимандрита владимирского Рождественского монастыря Боголепа с жалобой на стольника государю: «Велено нам, богомольцам твоим, на нынешний 703 год денежной и хлебной оклад стольнику Ивану Миронову сыну Кологривову выдать весь сполна в генваре, и о той выдаче присланы к нему, стольнику, многия твои государевы грамоты. И он, стольник, в той выдаче чинится твоему, государеву, указу ослушен и денежного окладу нам, богомольцам твоим, сполна на нынешний 703 год не выдал, а которое и выдавал — с великим замедлением, по малому числу и со многою волокитою». Далее архимандрит жаловался, что необходимое приходилось брать в долг у купцов, которые уже потеряли терпение и угрожали судебными исками[100]. 26 июня 1703 г. Кологривову из Москвы направили строгое письмо с выражением недовольства его работой; в нем помимо прочего содержалось требование к стольнику представить «скаску» «против крестьянского челобитья в налогах и во взятках» присланному в Суздаль подьячему Монастырского приказа Пахому Петрову сыну Микулину[101].

Документация о ссылке провинившихся лиц в монастыри «под начал» теперь тоже проходила через Кологривова. К примеру, вдову Авдотью Данилову, которая была уличена в «прелюбодействе» в Москве на Каменном мосту, взяли в патриарший Духовный приказ, судили там и приговорили содержать «под началом» в суздальском Ризположенском монастыре. Саму женщину передали стряпчему суздальского митрополита, а документы через Монастырский приказ 5 ноября 1702 г. переслали Кологривову, который должен был принять ссыльную у стряпчего и направить ее в монастырь[102].

В апреле 1702 г. стольник активно занимался организацией работы мельниц суздальского Покровского девичьего монастыря. Вообще, стольник наверняка был сведущ в этом вопросе — в его владимирском владении тоже имелась мельница[103]. Две принадлежавшие Покровскому монастырю мельницы на реке Ирмесе в Юрьевском уезде, судя по всему, находились в хорошем состоянии. Кологривов, в соответствии с требованиями петровского указа, организовал торги, в ходе которых они были сданы на оброк крестьянам с 1 мая 1702 г. Торги проходили при самом Кологривове в Суздале «монастырских дел в приказной избе» (см. документ № 3). С 14 по 30 апреля Кологривов отправлял памяти об организации работы монастырской мельницы в селе Обакумлеве на реке Нерли, подряд на поставку бревен для ремонта которой был заключен еще в феврале. Распоряжения касались строительных работ, выборов мельничного целовальника, а также инструкций для выбранного в целовальники Мануила Дмитриева. Обслуживали мельницу наемные работники. Характер распоряжений и отсутствие более поздней документации на рассматриваемый объект позволяет предположить, что мельница вскоре заработала (см. документы № 4–6). Сохранился и крестьянский приговор о выборе целовальника к этой мельнице; он датирован 21 апреля (см. Приложение, документ № 41). Хуже обстояло дело с мельницей на реке Уводи в селе Усолье. 30 апреля датирована отписка с росписью необходимых материалов для ее ремонта. Как оказалось, возникла необходимость заменить мельничные жернова. Работы затянулись. Мельницу смогли починить только к 3 августа, когда Кологривов велел выбрать к мельнице целовальника и отдать ее на оброк[104]. Также при его участии на оброк стали сдавать угодья, принадлежавшие духовных корпорациям. В частности, 2 июля 1703 г. датирована память стольника приказчику покровского села Родников Суздальского уезда[105] Степану Стахееву об отдаче на оброк монастырских пустошей (см. Приложение, документ № 42).

Курировались стольником и работы на монастырской пашне. К примеру, в мае 1702 г. покровский слуга Василий Родионов, отправленный в вотчинное село Ярлыково Шуйского уезда, извещал о распашке земли и севе ярового хлеба — овса, пшеницы и ячменя. Количество высеянного зерна он зафиксировал «за руками» в посевных книгах, которые были отправлены Кологривову, а оставшиеся семена запечатал в монастырской житнице (см. документ № 16). Уборочные работы фигурируют в июльской того же года отписке покровского слуги Василия Ушакова, направленного в село Усолье Талецкой волости, где тот испрашивал у Кологривова разрешения о начале жатвы (см. документ № 24).

В ведении стольника оказались и вопросы животноводства. В мае 1702 г. покровский слуга Киприян Воронин извещал его о критической нехватке кормового овса в житнице села Хрипелева Суздальского уезда[106], откуда выдавался корм монастырским лошадям (см. документ № 14). Впрочем, Кологривов опекал не только последних. В рассматриваемый период действовала практика, в соответствии с которой одной из повинностей тяглого населения было содержание временно незадействованных казенных лошадей. Так, 16 ноября 1702 г. последовал указ Кологривова старосте и крестьянам села Сербилова[107] вотчины Спасо-Кукоцкого монастыря о сборе с них корма для содержания на монастырском дворе присланных пяти драгунских лошадей и выборе целовальника, «чтоб те лошади были сыты и к службе годились»[108].

Пожалуй, самый интересный документ за 1703 г. связан с участием Кологривова (пусть и весьма скромным) в «книгоиздательской» программе Петра I. В собрании П. И. Щукина, ныне хранящемся в Отделе письменных источников ГИМ, отложилась адресованная стольнику грамота, в которой сообщается, что 23 мая 1703 г. царь указал разыскать в ризницах и книгохранительницах Новгородского и Ростовского архиереев, а также Троице-Сергиева, владимирского Рождественского, Иосифо-Волоцкого, Кирилло-Белозерского и Соловецкого монастырей «книги летописные, Степенные и дарственные старинные писменные на хартиях и на бумаге». Их требовалось «взять… на время» и отправить с нарочным посыльным в Москву главе Монастырского приказа И. А. Мусину-Пушкину для «исправления на Печатном дворе нового летописца». Кологривову грамоту доставил 1 июня 1703 г. митрополичий конюх[109]. Как удалось выяснить А. В. Сиренову, стольник исполнил монаршее распоряжение: исследователь выявил три рукописи, доставленные в соответствии с этим указом 20 июня 1703 г. из Троице-Сергиева монастыря, а также Степенную книгу, в которой сохранилась следующая запись: «Из Володимира Рожествена монастыря принята на Печатной двор в книгохранительную палату июня в 19 день 1703 году»[110]. Планировал ли царь править «Введение краткое во всякую историю», изданное И. Ф. Копиевским в Амстердаме в 1699 г., как предполагает Сиренов[111], или же под словом «исправление» понималось создание некоего нового текста, для нашей темы не так важно. Главное, что Кологривов был признан достаточно квалифицированным человеком для выполнения «книжного» поручения и успешно с ним справился.

1703 г. оказалсяпоследним, когда Кологривов управлял церковными землями. Какие-то проблемы с его работой возникли уже весной. 6 мая стольник отправил в Москву документы, которые там ожидали. После этого Монастырский приказ потерял с ним связь. У Кологривова остались посланные к нему из Монастырского приказа подьячий и пристав. По состоянию на 26 июня в Москве о положении дел у Кологривова не знали и требовали тотчас связаться с руководством, угрожая опалой[112]. Упоминавшаяся выше запись в боярском списке 1703 г. о том, что Кологривов «июля 30-го числа умре», наводит на мысль о его тяжелой болезни; очевидно, сразу же после выздоровления стольник получил новое назначение.

В Суздале в августе 1703 г. его сменил стольник Гавриил Андреевич Суворов[113]. Являлось ли это решение чисто технической ротацией кадров, или же оно было продиктовано целенаправленной политикой Монастырского приказа, остается неясным. Для сравнения, в Кашинском уезде действовавший там с 1702 г. Травин в конце 1703 г. тоже был заменен на стольника Андрея Ивановича Чаплина, опять таки без каких-либо очевидных причин[114]. Горчаков без ссылок на источники отмечал: «уже в 1703 году все стольники, разосланные по разным частям ведомства Приказа в 1701 и 1702 годах, вызваны были в Москву»[115].

Можно констатировать, что нам удалось реконструировать общую картину работы Ивана Мироновича Кологривова в Суздале. Насколько такое положение дел было характерно для страны в целом, сказать сложно. Вопрос о том, как на практике реализовывалась церковная реформа Петра Великого, требует дальнейшего всестороннего изучения.

 

Подавляющее большинство публикуемых ниже актов (№ 1–36) представляют собой вновь выявленные документы архива суздальского Покровского девичьего монастыря, подготовленные к постановке на архивный учет и включению в состав описи 2 ф. 575 ГА ВО. Дела, в составе которых отложились данные источники, сохранили исходную внутреннюю структуру, и именно это обстоятельство, а не хронологический принцип был положен в основу публикации. Иными словами, названные материалы издаются в порядке возрастания архивных номеров, тем самым отражая, сколь это возможно, «делопроизводственные единицы» в канцелярии Ивана Кологривова. В исследовательском плане такой порядок позволяет получить представление о критериях комплектования дел в столбцы по тем или иным насущным вопросам повседневной жизни суздальского «филиала» приказа Монастырских дел.

Дополнительно в Приложении помещены наиболее примечательные документы (№ 37–42) из числа тех, что уже находятся в составе описи 1 ф. 575 ГА ВО. Поскольку соответствующие материалы происходят из дел-конволютов с нарушенной внутренней структурой, они публикуются по хронологическому принципу.

Тексты актов публикуются в соответствии с общепринятыми правилами издания исторических источников XVIII в.[116] В целях более точной передачи их содержания и смысла используется целый ряд перечисленных ниже дополнительных археографических установок. Так, присутствующие в документах общеупотребительные идеограммы[117] раскрываются по умолчанию за исключением одного из вариантов идеограммы «(п)» (вариант «(пол)», т. е. «полный титул»), который специально оговаривается в каждом конкретном случае во избежание грамматических несоответствий внутри фраз; также пояснениями сопровождаются разного рода специфические идеограммоподобные сокращения[118]. Утраты и произвольные пропуски внутри текста, восстанавливаемые в квадратных скобках, в примечаниях специально оговариваются только в самых необходимых случаях; при этом места, не поддающиеся прочтению или восстановлению и отмечаемые отточием, всегда специально поясняются в примечаниях. Присутствующие в тексте правки, не меняющие его смысловое наполнение (т. е. внесенные писцами различными способами чисто технические исправления допущенных ими описок) специально не отмечаются. Смена чернил и почерков всегда оговаривается в примечаниях, поскольку она прямо указывает на неодномоментность написания и/или редактирования текста; при этом в случаях, когда внесенные в текст источника правки выполнены двумя и более чернилами и почерками, фиксируется только их нетождественность чернилам и почерку основного текста, но не друг другу. Знаком «//» отмечаются границы листов при передаче скреп; во всех остальных случаях границы листов обозначаются их номерами, заключенными в круглые скобки. Особое внимание уделено вопросу передачи в текстах актов букв «ъ» и «ь»: паерки восстанавливаются только в тех случаях, когда это безусловно требуется правилами современной орфографии; простановка непосредственно в тексте отсутствующих, но предполагаемых правилами современной орфографии букв «ь» между согласными осуществляется только в случаях, когда соответствующее слово представлено в тексте аббревиатурой, либо когда первая из согласных является выносной буквой; при этом в виде исключения, обусловленного необходимостью избежать грамматических несоответствий внутри соответствующих фраз, осуществляется простановка в квадратных скобках отсутствующих в тексте, но предполагаемых правилами современной орфографии букв «ь» между строчными согласными в словах, представленных неопределенной формой глагола; присутствующие в тексте буквы «ъ» опускаются в публикации только в случаях, когда они являются конечными; при невозможности различения букв «ъ» или «ь» в тексте выбор делается в пользу той из них, которая является более предпочтительной с точки зрения норм современного произношения; случаи смешения конечных «ъ» и «ь» специально не оговариваются. Рубрикация текста и его разбивка на отдельные предложения внутри документов составительские, пунктуация приближена к современной.

 

 


© Давыдов М. И., Шамин С. М., 2024

 

[1] Подробнее см.: Давыдов М. И. Опыт описания комплекса материалов середины XV–XX вв., вновь выявленных в Государственном архиве Владимирской области // Библиография. Археография. Источниковедение: Сборник статей и материалов. Вып. 4. СПб.; М., 2019.

[2] Захаров А. В. Царедворцы при Петре Великом: государевы смотры и службы. СПб., 2024 (в печати).

[3] РГАДА. Ф. 210. Оп. 9. Д. 1031. Л. 209. Благодарим А. В. Захарова за любезно предоставленный нам документ.

[4] Дворцовые разряды, по Высочайшему Повелению изданные II-м Отделением Собственной Его Императорского Величества канцелярии. Т. 4. СПб., 1855. Стб. 98, 928.

[5] [Саитов В. И., Модзалевский Б. Л.] Московский некрополь. Т. 2. СПб., 1908. С. 68.

[6] Москва. Актовые книги XVIII столетия. Т. 3. М., 1895. С. 445, 448.

[7] В этом качестве «поп Иван» заверил вместо Феклы ее меновную запись с властями калязинского Троицкого Макарьева монастыря на владения в Кашинском уезде. Сама запись была зафиксирована в Поместном приказе в «прошлом» 1700 г., т. е. уже после смерти Феклы (РГАДА. Ф. 237. Оп. 1. Ч. 1. Д. 24. Л. 84). Благодарим И. Н. Шамину, любезно предоставившую нам информацию о данном документе.

[8] РГАДА. Ф. 210. Оп. 9. Д. 1031. Л. 209.

[9] Захаров А. В. Боярские списки XVIII века (Электронный ресурс:http://zaharov.csu.ru/bspisok.pl?action=people_id&id=577; дата обращения — 4 декабря 2023 г.).

[10] Токмаков И. Ф. Указатель материалов для изучения истории и статистики Вятской губернии. Вып. 1. Вятка, 1882. С. 13; Вятка: Материалы для истории города XVII и XVIII столетий. М., 1887. С. 95–115, 249–252.

[11] Биохроника Петра Великого (1672–1725 гг.) (Электронный ресурс: https://spb.hse.ru/humart/history/peter/biochronic/227992189; дата обращения — 4 декабря 2023 г.).

[12] Суздальский розыск стал важным эпизодом в рамках куда более крупного процесса — Кикинского розыска, получившего название по фамилии А. В. Кикина, одного из ближайших сподвижников царевича Алексея Петровича и непосредственного инициатора его бегства за границу. В числе прочих в тайных сношениях с наследником Петр I заподозрил его мать и свою первую супругу царицу Евдокию Федоровну, в иночестве Елену, уже давно заточенную в суздальском Покровском девичьем монастыре. 10 февраля в келье опальной царицы провели обыск, после чего было начато особое следствие. И хотя однозначно доказать непосредственную причастность Евдокии-Елены к авантюре сына не удалось, выяснилось, что бывшая супруга государя жила в обители как светское лицо и якобы даже состояла в интимной связи со стольником майором С. Б. Глебовым. Суздальский розыск завершился 14 марта вынесением решения по делу; на следующий день четверо обвиняемых, включая Глебова, были казнены, а еще 29 человек приговорены к различным наказаниям. Саму же царицу Евдокию 20 марта перевели на жительство в Свято-Успенский девичий монастырь в Старой Ладоге. Подробнее о Суздальском розыске см.: Устрялов Н. [Г.] История царствования Петра Великого. Т. 6. СПб., 1859. С. 204–226 (и далее соответствующие документы в разделе Приложения); Ефимов С. В. Евдокия Лопухина — последняя русская царица XVII века // Средневековая Русь: Сборник научных статей к 65-летию со дня рождения профессора Р. Г. Скрынникова. СПб., 1995. С. 145–161; Павленко Н. И. Царевич Алексей. М., 2008. С. 173, 177–196.

[13] Берх В.[Н.] Путешествие в города Чердынь и Соликамск: Для изъискания исторических древностей. СПб., 1821. С. 218.

[14] Не следует забывать, что с точки зрения политических связей карьеру Кологривову потенциально могли подпортить уже отмеченные нами выше его былая служба при В. В. Голицыне (противнике Нарышкиных), а также факт вхождения сына стольника — Петра в состав двора опальной царицы Евдокии Федоровны.

[15] РГАДА. Ф. 210. Оп. 9. Д. 1031. Л. 209.

[16] Захаров А. В. Боярские списки …

[17] Дубровина Н. А. Неизвестное об известном селе Завалино. Кольчугино, 2023. С. 4, 5.

[18] Сиренов А. В. О работах по «исправлению» печатного летописца в 1703 г. // Вестник Санкт-Петербургского университета. История. 2009. № 4. С. 8–9; см. также: ОР РГБ. Ф. 310. Д. 803 (скрепы по низу л. 3–8, 8 об., 8а первого счета, л. 1–6, 603–617 второго счета).

[19] Самарин А. Ю. Распространение и читатель первых печатных книг по истории России (конец XVII–XVIII в.). М., 1998. С. 26.

[20] Яфарова М. Р. Русско-османское противостояние в 1677–1681 гг. Дис. канд. ист. наук. М., 2017. С. 340, 357.

[21] Кошелева О. Е. Космография Меркатора и ее читатели в петровскую эпоху // Петр Великий: исследования и открытия: к 350-летию со дня рождения: материалы Международной научной конференции, Москва, 17–19 мая 2022 года. М., 2022. С. 337.

[22] Словарь архитекторов и мастеров строительного дела Москвы XV — середины XVIII века. М., 2008.С. 327.

[23] Москва. Актовые книги XVIII столетия. Т. 3. С. 422, 445, 448.

[24] Словарь архитекторов и мастеров строительного дела Москвы…С. 486.

[25] Новейший обзор данных о церковной реформе см.: Агеева О. Г. Петр I и реформа Русской Церкви // Российская история. 2022. № 2. С. 15–30.

[26] Шамина И. Н. Практическая реализация первого этапа церковной реформы Петра I // Российская история. 2021. № 4. С. 60–73.

[27] Шамина И. Н. Переписные книги 1701–1703 гг. как источник для изучения женских монастырей российского государства // Вестник Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета. Сер. 2. История. История Русской Православной Церкви. 2023. № 110. С. 42.

[28] Шамина И. Н. Проведение переписи 1701–1703 гг. в монастырях: от ревизии к управлению // Российская история. 2024. № 4 (в печати).

[29] Описание актов собрания графа А. С. Уварова: Акты исторические, описанные И. М. Катаевым и А. К. Кабановым (далее — ОАСГУ). М., 1905. Отд. 2. № 100. С. 148, 149.

[30] Морохин А. В. Иларион, митрополит Суздальский и Юрьевский: страницы биографии // Вестник церковной истории. 2022. № 1/2(65/66). С. 269.

[31] Здесь и далее имеется в виду документы, публикуемые в рамках настоящей работы.

[32] Соколова Н. В. Северная война и церковная реформа Петра I // Вестник МГИМО Университета. 2021. Т. 14. № 6. С. 159; Соколова Н. В. Описание владений Патриаршего дома начала XVIII века как источник по истории Русской православной церкви // Исторический курьер. 2022. № 2(22). С. 135.

[33] Давыдов М. И. Переписные книги Суздальской соборной церкви и архиерейского дома 1701 г. // Вестник церковной истории. 2022. № 1/2(65/66). С. 175, 178.

[34] В 1764 г. упразднен и обращен в приходскую Вознесенскую церковь города Суздаля; в 2006 г. возобновлен как мужской.

[35] ОАСГУ. Отд. 2. № 615. С. 388, 389.

[36] Там же. № 456. С. 302.

[37] Довнар-Запольский М. В. Материалы для истории вотчинного управления в России [продолжение] // Университетские известия. 1906. № 4. Прибавления. I. С. 169.

[38] Башнин Н. В., Устинова И. А., Шамина И. Н. Высшее духовенство в начале церковной реформы Петра I: правовой статус и имущественное положение. М.; СПб., 2022. С. 643, 644.

[39] Располагалась в Клокове стане, предположительно на месте, где в настоящее время находится деревня Мостечное Фурмановского района Ивановской области. Обстоятельства обращения Космодамиановой пустыни в бесприходскую Тихоновскую церковь (утрачена еще в XIX в.) не известны.

[40] Спасская Воробьевская мужская пустынь располагалась в Матницком стане близ села Дунилова (в настоящее время село входит в состав Шуйского района Ивановской области). В 1724–1727 гг. пустынь была приписана сначала к Николо-Шартомскому, затем к юрьевскому Архангельскому монастырю; в 1764 г. упразднена. С 1991 г. на этом же месте действует дуниловский Успенский женский монастырь.

[41] РГАДА. Ф. 237. Оп. 1. Ч. 2. Д. 369. Л. 2; Д. 371. Л. 2. Благодарим И. Н. Шамину, любезно предоставившую нам информацию о данных документах.

[42] Троицкий женский монастырь располагался в Суздале; в 1764 г. упразднен путем присоединения к соседнему Ризположенскому монастырю.

[43] Сборник старинных бумаг, хранящихся в музее П. И. Щукина. Ч. 2. М., 1897. С. 237–243.

[44] ОАСГУ. Отд. 2. № 529. С. 343, 344.

[45] Там же. № 408. С. 279.

[46] Село Ярлыково тогда входило в состав Шуйского уезда, в настоящее время — в Ивановский район Ивановской области.

[47] ОАСГУ. Отд. 2. № 407. С. 278, 279.

[48] РГАДА. Ф. 237. Оп. 1. Ч. 2. Д. 349. Л. 22 об. Благодарим И. Н. Шамину, любезно предоставившую нам информацию о данном документе.

[49] Шамина И. Н. Коломенская епархия на рубеже XVII–XVIII столетий: по материалам переписных книг 1701–1702 гг. М.; СПб., 2023. С. 58.

[50] Названный монастырь располагался в восточной части Юрьевского уезда, примерно в 4 км к северу от села Парши Юрьев-Польского района Владимирской области, близ современной границы последней с Гаврилово-Посадским районом Ивановской области; упразднен в 1764 г.

[51] ОАСГУ. Отд. 2. № 597. С. 382.

[52] Шамина И. Н. Деятельность Монастырского приказа в первые годы после его возрождения по расходной книге 1701–1702 гг. // Вестник церковной истории. 2022. № 3/4(67/68). С. 289, 290.

[53] ПСЗ- I. Т. 4. № 1914. С. 197.

[54] Цит. по: Соколова Н. В. Казус стольника Василия Сабурова, или О скрепах Петровской эпохи // Порядок и смута. Государство, общество, человек на востоке и западе Европы в Средние века и раннее Новое время: К 85-летию Владислава Дмитриевича Назарова. М., 2023. С. 427.

[55] Шамина И. Н. Коломенская епархия… С. 39.

[56] В настоящее время село Трофимово входит в состав Лысковского района Нижегородской области.

[57] Нижегородский уезд описывали стольники Иона и Петр Борисовичи Вельяминовы; см.: Соколова Н. В. Описание церковно-монастырских владений в процессе секуляризации начала XVIII в.: Опыт реконструкции (на материалах Нижегородского уезда) // Северо-Запад в аграрной истории России: Межвузовский тематический сборник научных трудов. Калининград, 2008. С. 44–60.

[58] Шамина И. Н. Коломенская епархия… С. 39.

[59] В настоящее время деревня Добрынское входит в состав Ивановского района Ивановской области.

[60] Шамина И. Н.О начальном периоде церковной реформы Петра I в Кашинском уезде: деятельность М. Ф. Деревнина, Я. П. Никифорова, П. И. Травина (в печати).

[61] ОАСГУ. Отд. 2. № 103. С. 149, 150.

[62] Там же. № 531. С. 344.

[63] Горчаков М. И. Монастырский приказ (1649–1725): Опыт историко-юридического исследования. СПб., 1868. С. 148.

[64] Всего 15 из 42 документов (почти треть от их общего числа) представлены черновиками и отпусками.

[65] В этой связи хотим обратить особое внимание читателей на внутреннюю структуру одного из публикуемых ниже дел-столбцов, в составе которого отложились три источника: два черновика исходящих памятей — от Кологривова и властей Покровского монастыря соответственно — и входящая отписка на имя Кологривова (см. документы № 7–9). Здесь показательным является не столько даже наблюдаемое смешение юрисдикций, сколько сам факт присутствия на одном и том же листе (л. 2, 2 об.) текстов, формально исходящих от различных институций (окончание первого и второй черновик целиком). Иными словами, на примере данного конкретного случая уместно говорить если не о полном объединении канцелярии Кологривова с монастырской канцелярией, то по крайней мере об их теснейшем взаимодействии по отдельным насущным вопросам.

[66] Так, сразу два таких почерка встречаются в материалах объемного (на 50 листах) дела, относящегося к 1699–1700 гг. (Предварительный архивный шифр: ГА ВО. Ф. 575. Оп. 2. № 1084).

[67] Сопровождающее в источнике имя Клепикова пояснение «приказных дел» является указанием на занятие им в рассматриваемое время поста монастырского приказного (руководителя светской администрации Покровской обители), тем более что в этом же качестве он фигурирует и в других документах — 1697 и 1711 гг.(ОАСГУ. Отд. 2. № 397. С. 274; ГА ВО. Ф. 575. Оп. 1. № 344. Л. 77, 77 об.).

[68] Яковлев В. О. Чертежи Суздальского Покровского монастыря рубежа XVII–XVIII вв. из фондов Государственного архива Владимирской области: к вопросу о технике составления // Вестник Екатеринбургской духовной семинарии. 2023. № 41. Ил. 1, 2 на ч/б вклейке; подробнее о времени составления чертежей см.: Там же. С. 103–105.

[69] Давыдов М. И., Тимофеева Т. П. Суздальский в честь Покрова Пресвятой Богородицы женский монастырь // Православная энциклопедия. Т. 67. М., 2022. С. 23.

[70] Подробнее о «стройщиках» в Покровском монастыре см.: Отчет Московского публичного и Румянцовского музеев за 1886–1888 г. М., 1889. С. 7, 10–17; Давыдов М. И., Тимофеева Т. П. Суздальский в честь Покрова Пресвятой Богородицы женский монастырь. С. 10.

[71] Успенский Н. П. О больших строителях Кирилло-Белозерского монастыря. М., 1896. С. 52.

[72] В подавляющем большинстве публикуемых ниже материалов корреспондентами Кологривова выступали слуги суздальского Покровского девичьего монастыря. На этом фоне особняком стоит наказная память-формуляр от 25 февраля 1703 г. (см. документ № 36). Имеющиеся на ее обороте пометы фиксируют имена 13 человек, 10 из которых служили суздальскому архиерею (ср.: Давыдов М. И. Переписные книги Суздальской соборной церкви… С. 224–228). О службе прочих трех лиц — Андрея Богданова, Гаврила Моисеева и Михаила Гаментова (последний также фигурирует еще в двух публикуемых источниках — см. Приложение, документы № 39, 40) — сведений нет.

[73] Давыдов М. И., Тимофеева Т. П. Суздальский в честь Покрова Пресвятой Богородицы женский монастырь. С. 28.

[74] Давыдов М. И. Высшие чины двора митрополита Илариона по переписным книгам Суздальской соборной церкви и архиерейского дома 1701 г. // Материалы исследований. Вып. 22. Владимир, 2017. С. 39.

[75] За полгода до описанных событий в Луховском уезде действовал другой эмиссар Кологривова — покровский слуга Киприян Воронин (см. документ № 10).

[76] Подробнее см.: Илинский П. [А.] Луховская Тихонова пустынь: Исторический очерк. Кострома, 1898. С. 57–61, 66–70.

[77] Кстати, сам Гаментов именовал себя более приземленно «прикащиком»; не исключено, что и свое назначение он воспринимал как отправку на службу в далекую вотчину.

[78] Горчаков М. И. Монастырский приказ… С. 148.

[79] Башнин Н. В. Становление культуры делопроизводства в России XIV — начала XVI века // Вестник Волгоградского государственного университета. Сер. 4. История. Регионоведение. Международные отношения. 2022. Т. 27. № 5. С. 58, 59.

[80] Сборник старинных бумаг, хранящихся в музее П. И. Щукина. Ч. 2. С. 277, 278.

[81]РГАДА. Ф. 237. Оп. 1. Ч. 2. Д. 447. Л. 1–12 об. Благодарим И. Н. Шамину, любезно предоставившую нам информацию о данных документах.

[82] Сборник старинных бумаг, хранящихся в музее П. И. Щукина. Ч. 2. С. 243, 246, 252, 274, 275, 278.

[83] Шамина И. Н. Деятельность Монастырского приказа… С. 255.

[84] В 1701 г. село Глумово входило в состав Суздальского уезда, в настоящее время относится к Гаврилово-Посадскому району Ивановской области.

[85] Сборник старинных бумаг, хранящихся в музее П. И. Щукина. Ч. 2. С. 277.

[86] Там же. С. 273.

[87] ОАСГУ. Отд. 2. № 407. С. 278, 279.

[88] В настоящее время это село Абакумлево Суздальского района Владимирской области.

[89] Обширная Талецкая волость занимала весь север Боголюбовского стана; последний в начале XVIII в. вместе с Опольским станом в административном плане считался частью Владимирского уезда, однако в фискальном был отнесен к Юрьевскому уезду (так называемая «Юрьевская припись»). Село Усолье в настоящее время входит в состав Камешковского района Владимирской области.

[90] В настоящее время село Бережок входит в состав Гаврилово-Посадского района Ивановской области.

[91] В настоящее время это село Рыковская Новоселка Гаврилово-Посадского района Ивановской области.

[92] В настоящее время это село Дубенки Гаврилово-Посадского района Ивановской области.

[93] Деревня Грибанова располагалась на расстоянии примерно 3 км к северу от села Глумова и 4 км к юго-востоку от села Бережка; в настоящее время не существует (исключена из учетных данных в 1997 г.).

[94] Начало конфликта крестьян сел Глумово и Бережок относится еще к 1700 г., см.: ОАСГУ. Отд. 2. № 406. С. 277, 278.

[95] В настоящее время деревня Четряково входит в состав Ивановского района Ивановской области.

[96] Сборник старинных бумаг, хранящихся в музее П. И. Щукина. Ч. 2. С. 274, 275.

[97] Село Адамово располагалось на расстоянии примерно 3 км к северо-востоку от села Сорогужина Юрьев-Польского района Владимирской области; в настоящее время не существует (исключено из учетных данных в 1971 г.).

[98] Село Головино располагалось на расстоянии примерно 3 км к юго-востоку от того же села Сорогужина; в настоящее время не существует (исключено из учетных данных в 1986 г.).

[99] Сборник старинных бумаг, хранящихся в музее П. И. Щукина. Ч. 2. С. 275, 276.

[100] Горчаков М. И. Монастырский приказ… С. 15 (второго счета). Судя по всему, проблемы с выплатой содержания монастырским насельникам в рассматриваемое время были повсеместными; см.: Шамина И. Н.О начальном периоде церковной реформы Петра I в Кашинском уезде…

[101] Сборник старинных бумаг, хранящихся в музее П. И. Щукина. Ч. 2. С. 278.

[102] Там же. Ч. 2. 245.

[103] РГАДА. Ф. 210. Оп. 9. Д. 1031. Л. 209.

[104] ОАСГУ. Отд. 2. № 410. С. 281–283; см. также документ № 24.

[105] В настоящее время это город Родники Ивановской области.

[106] В настоящее время село Хрипелево входит в состав Родниковского района Ивановской области.

[107] Тогда село Сербилово входило в состав Суздальского уезда, в настоящее время относится к Гаврилово-Посадскому району Ивановской области.

[108] ОАСГУ. Отд. 2. № 530. С. 344.

[109] Сборник старинных бумаг, хранящихся в музее П. И. Щукина. Ч. 2. С. 252.

[110] Сиренов А. В. О работах по «исправлению» печатного летописца в 1703 г. С. 8.

[111] Там же. С. 9.

[112] Сборник старинных бумаг, хранящихся в музее П. И. Щукина. Ч. 2. С. 277, 278.

[113] ОАСГУ. Отд. 2. № 411. С. 283.

[114] Шамина И. Н.О начальном периоде церковной реформы Петра I в Кашинском уезде…

[115] Горчаков М. И. Монастырский приказ… С. 149.

[116] Методические рекомендации по публикации архивных документов в печатном виде. М., 2022. С. 76–78.

[117] К ним относятся: (д) — «деревня», (к) — «крестьянин / крестьяне», (м) — «монастырь / монастырский», (п) — «Покровский» и их производные.

[118] Например, (п) — «платеж», (м) — «Миронович», (к) — «Кологривов» и т. п.

 

№ 1

Около 1701 г. августа 11 — Отписка московского стряпчегоПокровского монастыря М. Стахеева игуменье Параскеве и келарю Анастасии о текущих делах

 

(Л. 3) Государыням игуменье Параскевие, келарю Анастасие и всему собору Мишка Стахеев челом бьет. В нынешнем, государыни, 1701-м году, августа в 7 день, великого государя две грамоты в Монастырском приказе против вашие отписки о хлебной и о денежной даче вам, государыни, с сестрами, и протопопу з братьею, и слугам, и служебникам и на всякие монастырские росходы — одну к вам, государыни, а другую к стольнику к Ивану Мироновичю Кологривово[1] — взял; и с тое, государыни, великого государя грамоты, которая к Ивану Мироновичю, списав с нее список.

Да против вашего, государыни, челобитья от боярина Тихона Никитича Стрешнева в вотчину ево в село Глумово к приказщику к Михаилу Максимову о покошеных и о свозе монастырских ваших и крестьянских сенных покосех, которые он покосил насилно монастырские вашие вотчины села Бережку и деревень у крестьян, и в бою монастырских слуг и конюха, и о взятой пищали, и о съемных денгах с Федора Родионова, и о держанье в колодах грамоту ево боярскую взял. А по той, государыни, ево боярской грамоте велено ему, приказщику, покошеное сено, которое он покосил и свез, также и взятую пищаль, и снятые денги — велено все отдать. Да [в] той же, государыни, ево боярской грамоте написано: спорною землею, которая в споре, против прежних ево боярских указов по розделу владеть пополам, а до межеваной земли пустоши Шилова, и до хлеба, и до сенных покосов дела нет; а [2]что то2 все вышеобъявленное учинил без боярского указу собою, и за то, написано[3], учинено ему впредки будет жестокое наказание. А з грамоты, государыни, списка нет — списать было неколи, писано вскоре и без черной. А какова, государыни, подана боярину челобитная, и с той челобитной для ведома список. А про взятье, государыни, на боярской двор монастырских слуг, про бой и про держанье в колодах Василья Родионова с товарыщи сказал мне человек боярской, которой ведает вотчинные ево боярские дела: приказал-де боярин подлинно розыскать и познакомцов, которые будут с сыном ево боярским, с Ываном Тихоновичем, в том селе Глумове. А Иван Тихонович будет в село Глумово (Л. 4) скоро, прикажите, государыни, о сем ведать.

Да августа жь, государыни, в 11 день, присланы монастыря вашего соборные две старицы Анфиса Пенкина, Александра Ферлюдина для челобитья к боярину Тихону Никитичю на приказщика ево на Михаила Максимова, а с ними прислана вчерне челобитная да писем для[4] ведома два столпика. Да ко мне ж писано и прислано с монастырским вашим слугою с Васильем Шириным в платежь в Стрелецкой приказ доимочных денег за казенною печатью дватцать деветь рублев восмь алтын две денги на прошлые на сто восьмьдесят седьмой и на сто восмьдесят осмой годы рублевых, полтинных и полуполтинных; и те, государыни, денги у него, Василья, принял я в целости за казенною печатью. А старицам, государыни, боярину бит[ь] челом за тою ево боярскою грамотою неприлично; да и прежь сего, государыни, стариц с челобитьем к себе не любил приезжать. А что впредки, государыни, станет чинится, прикажите, государыни, ко мне писать. А как, государыни, челобитную боярину подавал, и в то число от него никаких немилостивых слов не бывало. А в Стрелецком, государыни, приказе доимки спрашивают не только что тритцати девети рублев с полтиною; спрашивают, государыни, доимки на прошлые вышеписанные годы двусот тритцати девети рублев с полтиною и для той доимки посылают подьячего. А какова, государыни, о доимке выписка, и какова подьячему о правеже тех денег грамота, и с того для ведома список.

А монастырские, государыни, ваши плотники Петрушка Суботин с товарыщи шесть человек к Москве пришли, и по указу в Монастырской приказ с отпискою приняты, и к делу отданы.

Августа в 11 день прислана, государыни, ко мне вашим властелинским именем челобитная на монастырских ваших крестьян, кои записались в посад — на Фролка Еговитина с товарыщи, — чтоб бит[ь] челом в Ратуше. И в Ратуше, государыни, скоро указом не промыслишь; изволте, государыни, против той челобитной писать к великому государю отписку в Монастырской приказ. А из Монастырского приказу, будет доведется послать, так пошлют в Ратушу для справки память.

На л. 3 об. адрес[5]:Государыням игумение Параскевие, келарю Анастасие и всему собору.

На л. 3 об. помета о получении:1701-го году, августа в 19 день, подали отписку соборные старицы Анфиса Пенкина, Александра Ферлюдина.

 

Предварительный архивный шифр: ГА ВО. Ф. 575. Оп. 2. № 1119. Л. 3, 4. Подлинник. Был сложен пакетом. Упоминаемые в источнике списки других документов в составе дела не отложились.

 

№ 2

1701 г. сентября 21 — Роспись слуг Покровского монастыря, назначенных в сопровождение «перепищику» стольнику И. М. Кологривову

 

1701-го, сентября з 21-го числа. Имяна Покровского девича монастыря слугам, коим ехать в уезд [с] стольником и перепищиком Иваном Мироновичем Кологривовым.

Кипреян Воронин.

Василей Андреев.

Федор Михайлов сын Окул.

Матвей Михайлов.

 

Предварительный архивный шифр: ГА ВО. Ф. 575. Оп. 2. № 1133. Подлинник (черновик). На обороте помещены черновики следующих документов: около 1701 г. сентября 21 — Память Покровского монастыря о сборе денег с монастырских вотчин (без начала); около 1701 г. сентября 21 — Память Покровского монастыря о раздаче денежного жалования женам монастырских слуг (без начала).

 

№ 3

Около 1702 г. мая 1 — Оброчная запись крестьянПокровского монастыря на две монастырские мельницы на реке Ирмес в Юрьевском уезде сроком на 3 года

 

Лета 1702-го, маия[6] в…[7] день, Юрьевского уезду Польского вотчины Покровского девича монастыря, что в Суздале, села Шипова крестьяня [8]Степан Петров, Тимофей Елизарьев8, села Дубенки крестьянин [9]Антон Иванов9, Суздальского уезду села Слоботки крестьянин [10]Тит Яковлев — взяли мы10 в Суздале, [11]Монастырских дел в приказной избе11, перед стольником Иваном Мироновичем Кологривовым с торгу вь Юрьевском же уезде Польского в вотчине Покровского ж девича монастыря под селом Шиповым да на Белом Камени на реке Ирмесе две мельницы, на них четверы жерновы, в оброк с вышеписанного [12]маия с 1-го числа12 впредь 1705-го[13] [14]маия по 1-е ж число на урочные на три годы14. А с тех мельниц в те урочные годы в Суздале великого государя в казну платить нам ежегод на год старого оброку по 46 рублев по 5 алтын, а[15] новой наддачи по 7[16] рублев [по] [17]28 алтын по 2 денги17; обоего старого и ново[го оброку по 54 рублев]…[18]

 

Предварительный архивный шифр: ГА ВО. Ф. 575. Оп. 2. № 1140. Подлинник (черновик); без конца.

 

№ 4

1702 г. апреля 16— Память Покровского монастыря в монастырскую вотчину село Обакумлево Суздальского уезда слуге С. Воронину об организации строительства мельницы на реке Нерли

 

(Л. 1) Лета 1702-го, апреля в 16 день, по указу великого государя — [19]полный титул19 — и по приказу стольника Ивана Мироновича Кологривова память Покровского девича монастыря в вотчину Суздальского уезду в село Обакумлево монастырскому слуге[20] Семену Воронину. В Покровском девиче монастыре в записной книге написано: нынешняго 1702-го году, февраля[21] в 27 день, Покровского ж монастыря вотчины Суздальского уезду села Новоселки Нерской крестьяне Иван Лосев, Антипа Иванов с товарыщи подряжены поставить в селе Обакумлеве к строению анбара на монастырьской мельнице в нынешнем апреле месяце сорок бревен сосновых, тритцать шесть бревен елевых длиною таковы ж, каковы бревна длиною в большом анбаре, а в отрубе в семь и в шесть вершков; да четыре бревна сосновых длиною семи сажен, в отрубе в восьмь и семь вершков.

И как к тебе ся память придет, и тебе б села Новоселки Нерской крестьяном Ивану Лосеву с товарыщи по ряде бревна в селе Обакумлеве велеть поставить без мешкоты, и те бревна принять тебе у них имянно длиною и в отрубе все против вышеписанного[22], и под селом Обакумлевым на реке Нерли монастырскую мельницу велеть против прежнего того ж монастыря вотчин [23]Суздальского уезду23 села Обакумлева, села Новоселки Нерской, села Сельца, села Вышеславского и деревень, села Гавриловского, села Романова, Медвецких деревень, Володимерского уезду Михеевского и Семаковского приказов крестьяном построить все по настоящему, без мешкоты; також де велеть[24] на той мельнице и анбары в вышеписанных и в анбарных, что выберется, в бревнах срубить и построить в твердости; а во всяком мельничном уставе велеть быть тоя мельницы мельником. А к плотинному (Л. 2) делу ржаную солому, что будет надобно, имать в том же селе Обакумлеве монастырьскую; а хворост большой и мелкой[25], и подводы, и плотники, и работники имать[26] с вышеписанных вотчин по розвытке, смотря по делу; а лишнего ничего не спрашивать, и крестьяном тягости никакой напрасно не чинить, и взятков с них никаких не имать — управлять все правдою со всяким радением. А соломе, и большему и мелкому хворосту, и подводам, и плотником, и работником учинить для ведома записную книгу[27]; и учиня, все писать, и записную книгу прислать в Суздаль, и велеть подать на съезжем дворе стольнику Ивану Мироновичу Кологривову.

 

Предварительный архивный шифр: ГА ВО. Ф. 575. Оп. 2. № 1142. Л. 1, 2. Подлинник (отпуск).

 

№ 5

1702 г. апреля 14— Память Покровского монастыря в монастырскую вотчину село Обакумлево Суздальского уезда слуге С. Воронину об организации выборов мельничного целовальника

 

Лета 1702-го, апреля в 14 день, по указу великого государя — [28]полный титул28 — и по приказу стольника Ивана Мироновича Кологривова память Покровского девича монастыря в вотчину Суздальского уезду в село Обакумлево[29] монастырскому слуге [30]Семену Воронину30. Как к тебе ся память придет, и тебе б велеть того села Обакумлева старосте и всем крестьянам на сходе выбрать у себя крестьянина доброго, и знающаго, [31]и не пьяницу31 того села Обакумлева на монастырскую мельницу в целовальники [32]к збору с помольщиков великого государя денежной казны32 с нынешняго апреля месяца впредь по полую воду 1703-го году; и кто будет выбран, и на того крестьянина взять у них, [33]старосты и всех крестьян33, выбор [34]в место их за рукою отца их духовного34, и того выборного крестьянина и выбор привесть в Суздаль[35], и объявить ево[36], и выбор подать на съезжем дворе стольнику Ивану Мироновичю Кологривову, не замотчав. Да и самому тебе впредь перед стольником Иваном Мироновичем Кологривовым явиться почасту.

Ниже пометы[37]:Апреля в…[38] день, выбор подан села Обакумлева на крестьянина на Мануила Дмитреева.

У Ивана Мироновича выбор.

 

Предварительный архивный шифр: ГА ВО. Ф. 575. Оп. 2. № 1142. Л. 3. Подлинник (отпуск).

 

№ 6

1702 г. апреля 30— Память стольника И. М. Кологривова в вотчину Покровского монастыря село Обакумлево Суздальского уезда выборному целовальнику М. Дмитриеву с инструкциями по управлению монастырской мельницей

 

Лета 1702-го, апреля в 30 день, по указу великого государя — [39]полный титул39 — и по приказу стольника Ивана Мироновича Кологривова память Суздальского уезду Покровского девича монастыря вотчины села Обакумлева выборному крестьянину Маноилу Дмитрееву. По указу великого государя быть тебе в том селе Обакумлеве на монастырьской мельнице в целовальниках, збирать[40] великого государя в казну с помольщиков помольные деньги со всякого хлеба по договору правдою вь ящик, каков тебе [41]дан за печатью в Суздале, Монастырских дел из приказной избы41, с нынешняго апреля месяца, [42]как мельница станет молоть42, впредь по полую воду 1703-го году; и те зборные деньги вь ящике за печатью приносить в Суздаль помесечно [43]и отдавать Монастырских дел в приказную избу43 перед[44] стольником[45] [46]Иваном Мироновичем Кологривовым46. Також де с помольщиков по договору, с кого доведется, лопаточное муку[47] имать тебе ж[48], и обмол велеть обметать[49] и копить; а что будет лопаточной муки в зборе и обмолу в скопе, и о том объявлять стольнику Ивану Мироновичю Кологривову[50] подлинно; [51]а мельником лопаточного имать не велеть для того, что им дается великого государя жалованье по окладу. И будучи у того збору51, помольными деньгами и зборным лопаточным хлебом и обмолом самому тебе[52] не корыстоваться и ни с кем не ссужаться — чинить все правдою со всяким радением неоплочно; и над мельниками смотрить и наряжать ими неоплочно ж, чтоб[53] мельничной устав держали и жерновы ковали по-настоящему, как водится; чтоб за тем государеве казне недобору, а помольщиком в молоть[б]е простоев не было. А что на тое мельницу будет надобно [54]железа и54 сала, и дегтю, о том докладывать стольнику Ивану Мироновичю Кологривово[55].

 

Предварительный архивный шифр: ГА ВО. Ф. 575. Оп. 2. № 1142. Л. 4. Подлинник (отпуск).

 

№ 7

1702 г. октября 27— Память стольника И. М. Кологривова слуге Покровского монастыря Ф. Родионову о сборе «корабельных денег» с крестьян монастырской вотчины села Ухтомы и полусела Ильинского Белозерского уезда, с приложением росписи крестьянских недоимок

 

(Л. 1) Лета 1702-го, октября в 27 день, по указу великого государя — [56]полный титул56 — и по приказу стольника Ивана Мироновича Кологривова память Покровского девича монастыря слуге Федору Родионову. Ехать ему в Белозерской уезд Покровского ж монастыря в вотчину в село Ухтому [57]и в половину села Ильинского57 з деревнями для того. Писал к стольнику Ивану Мироновичю Кологривову Покровского ж монастыря московских дел стряпчей Михайло Стахеев во многих отписках, по указу де великого государя в приказ Адмиралтейских дел спрашивают на нем карабельных денег, и в том де ево волочат и убытчат непрестанно; и чтоб те денги, собрав, прислать к нему к Москве, не замотчав. А по справке з доимочными книгами [58]прежних[59] розвыток58 денги той вотчины на крестьянах[60], [61]а что61 денег, и тому под сею паметью роспись.

И ему, Федору[62], приехав, велеть той вотчины старосте со крестьян собрать, а на ослушниках доправить по росписи[63] карабельные и всякие деньги, не замотчав; и доправя, те деньги привесть[64] с собою вместе в Суздаль той вотчины с крестьянином все сполна, а от правежа тех денег со крестьян взятков никаких не имать и для того им поноровки и замедления в зборе тех денег не чинить — чинить о всем неоплочно, правдою. А буде ты тех денег на них не доправишь и с собою вместе в Суздаль сполна не привезешь, и те деньги доправлены будут на тебе[65] безо всякой пощады[66]; а в Суздале, приехав, доезду своего память подать и деньги объявить в приказе Монастырских дел стольнику Ивану Мироновичю Кологривову[67].

(Л. 2) Роспись, что взять села Ухтомы [68]и половины села Ильинского68 на крестьянех.

207-го году за железные пушки в платеж подрядчику и на подводы розвытки з двора по 5 алтын; и того 8 рублев 13 алтын 2 денги платежа[69].

В строение медных пушек и на порох розвытки по 8 алтын по 2 денги с двора; и того 14 рублев платежа[70].

В строение мазжера, и якорей, и за медь розвытки з двора по 13 алтын по 2 денги; и того 22 рубли 13 алтын 2 денги.

За две тысячи бонбов розвытки з двора по 18 алтын по 5 денег; и того 31 рубль 21 алтын 2 денги.

И[н]оземцом в дачи по трем[71] розвыткам по 9[72] алтын[73] з двора; и того 15[74] рублев[75] 4 алтына платежа[76].

1700-го году на салдацкую одежду розвытки з двора по 8 алтын по 2 денги; и того 14 рублев платежа[77].

Всего по сей росписи 105 рублев 18 алтын 4 денги.

 

Предварительный архивный шифр: ГА ВО. Ф. 575. Оп. 2. № 1146. Л. 1, 2. Подлинник (черновик).

 

№ 8

Около 1702 г. октября 27 — Память Покровского монастыря приказчику монастырской вотчины села Ухтомы и полусела Ильинского Белозерского уезда А. Дитятеву о сборе с крестьян оброчных денег

 

(Л. 2) Память Покровского девича монастыря в вотчину в Белозерской уезд в село Ухтому и в половину села Ильинского з деревнями приказщику Андрею Дитятеву. По справке Покровского ж монастыря з доимочными книгами довелось той вотчины на крестьянах взять прошлого 1701-го сентября[78] с 1-го числа да нынешняго 1702-го генваря по 1 число на треть года оброку 13 рублев 11 алтын з денгою да на нынешней 1702-й год оброку сорок рублев.

И как к тебе ся память придет, и ты б велел той вотчины со крестьян (Л. 2 об.) собрать, а на ослушниках доправить вышеписанные оброчные деньги тотчас, да на обротчиках по тамочней отдаче, кому отданы[79], доправить за монастырский невод за тагос да за мельницы оброк тотчас же, и доправя, те оброчные деньги прислать в Суздаль безо всякой мешкоты все сполна; и о том писал, а отписку велел подать и деньги объявить в приказе Монастырских дел стольнику Ивану Мироновичу[80] Кологривову[81]; а от правежу тех денег со крестьян взятков никаких не имать и никакого отягчения напрасно не чинить — чинить о всем неоплочно, правдою.

 

Предварительный архивный шифр: ГА ВО. Ф. 575. Оп. 2. № 1146. Л. 2, 2 об. Подлинник (черновик). Датируется приблизительно временем создания документа № 7, окончание которого помещено на этом же листе.

 

№ 9

Около 1702 г. декабря 30 — Отписка слуги Покровского монастыря Ф. Родионова стольнику И. М. Кологривову об отправке в Суздаль, в приказ Монастырских дел, доимочных денег, собранных с крестьян монастырской вотчины села Ухтомы и полусела Ильинского Белозерского уезда

 

(Л. 3) Господину Ивану Мироновичю Покровского девича монастыря слуга Федор Родионов чело[м] бьет. В нынешнем, господине, 1702-м году, октября в…[82] день, по указу великого государя и по наказной, господине, твоей памяти велено мне ехать Покровского ж девича монастыря в вотчину Белозерского уезду в село Ухтому и половину села Ильинъского з деревънями, а приехав, велено того села Ухтомы старосте со крестьян собрать, а на ослушниках мне доправить доимки карабельных денег на прошлые на 202-й да на 1700-й годы и на салдацкую одежъду прежние розвытки по осми алтын по две денги з двора. И тех, господине, карабельных и на салдацкую одежду денег доправил я шестьдесят рублев, [83]на нынешней 1702 год оброчьных денег дватцать рублев83 и послал в Суздаль того ж села Ухтомы с крестьяны з Гаврилом Федоровым, с Васильем Констянтиновым; а велел я им отписку подать и деньги объявить в приказе Монастыръских дел тебе, господину Ивану Миронови[ч]ю.

На л. 3 об. адрес[84]:Господину Ивану Мироновичю.

На л. 3 об. на верхнем поле помета о получении:1702-го, декобря [в] 30 день. В столп.

 

Предварительный архивный шифр: ГА ВО. Ф. 575. Оп. 2. № 1146. Л. 3. Подлинник. Был сложен пакетом.

 

№ 10

1702 г. июля 5— Отписка слуги Покровского монастыря К. Воронина стольнику И. М. Кологривову об отправке в Суздаль, в приказ Монастырских дел, денег на строительство съезжего двора, собранных с крестьян вотчины Воздвиженского Николаевского монастыря Тихоновой пустыни села Сокольского с деревнями Луховского уезда

 

Государю Ивану Мироновичю По[к]р[овского] девича монастыря слуга Киприян Воро[нин] челом бьет. По указу великого государ[я] и по памети велено мне ехат[ь] в Луховской уезд во все станы в архи[е]рейские и в монастырьские вотчины кро[ме] вотчин Святейшаго Патриарх[а и Тро]ицы-Сергиева и Новодевичья м[онастырей], а приехав [в] вышеписанные в[о]т[чины], [85]велеть старостам85 со крес[тьян по раз]вытке собрать в плат[еж]…[86] пошлин великого государ[я]…[87] которые посланы из Монастырь[ского приказа] в городы в Суздаль, в Юрьев…[88] в Володимерь, в Лух к воевод[ам], …ние[89] домовых архиерейских людей и все[х] монастырей слуг, и служебников, и вотчинных крестьян — от грамоты по четыре рубли с полтиною; да от записки за работу подьячим и за воск сторожам по два алтына; и на строение съезжаго двора с крестьянских и бобыльских дворов по переписным книгам 186-го году взять по четыре денги з двора.

И я, государь, приехав в Луховской уезд Воздвиженского Николаевского монастыря Тихановы пустыни в вотчину в село Сокольское з деревнями, старосте велел со крестьян собрать по четыре денги з двора и, собрав, послал, государь, вышеписанны[е] денг[и] того села Сокольского деревни Подвигалов[а] с выборным крестьянином з Дмитреем Тарасовым. А денег, государь, послал восмь рублев дватцать девять алтын две денги. Да мне ж, государь, велено у старосты и у выборных крестьян взять на писме ведомость, что за тем вышеписанным монастырем по переписным книгам 186-го году крестьянских и бобыльских дворов. И я, государь, села Сокольского у старосты и у выборных крестьян взял скаску; а отписку, государь, и в крестьянских, и в бобыльских дворах[90] скаску послал в Суздаль и велел подать и деньги объявить в приказе Монастырьских дел тебе, Ивану Мироновичю.

На обороте адрес[91]:Государю Ивану Мироновичю. Июля в 5 день.

На обороте помета о получении: 1702-го, июля в 9[92] день, подал отписку деревни Подвегалова крестьянин Дмитрей Тарасов.

 

Предварительный архивный шифр: ГА ВО. Ф. 575. Оп. 2. № 1148. Подлинник. Был сложен пакетом. Поврежден влагой и плесенью, оборван по верхнему полю и частично по правой стороне.

 

№ 11

1702 г. апреля — Отписка слуг Покровского монастыря В. Клепикова и В. Молодого Родионова стольнику И. М. Кологривову об отправке в Суздаль, в приказ Монастырских дел, материалов сыска по тяжбе крестьян монастырской вотчины села Дубенки Юрьевского уезда о спорном тягле

 

Государю Ивану Мироновичю Покровского девича монастыря слуги Василей Клепиков да Василе[й] Молодой Родионов челом бьют. [93]В нынешнем, государь, 1702-го93, апреля в…[94] день, прислан к нам в село Шипо[во][95] указ, велено нам Юрьевъского уезду манастырские ж вотчины села Дубенки по челоби[ть]ю того села крестьянки вдовы Елены Федотовы дочери Алексеевские жены Аксеновы, что она била челом на деверя своего того ж села на Якима Аксенова, что он, Яким, бил челом об оцовском своем тягле, велено нам сыскать того села старостою и всеми крестьяны.

И мы, государь, приехав в то село Дубенку, старостою и всеми кресьяны сыскивали. И что в сыску староста и все кресьяня сказали, и мы, написав все имено, за своими руками, и за старостиною, и за кресьянскими руками послали к тебе, государь, и велели подать отписку и сыск на съежем дворе имено.

На обороте адрес[96]:Государю Ивану Мироновичю.

 

Предварительный архивный шифр: ГА ВО. Ф. 575. Оп. 2. № 1149. Л. 1. Подлинник. Был сложен пакетом.

 

№ 12

Около 1702 г. апреля 28 — Отписка слуги Покровского монастыря А. Воронина стольнику И. М. Кологривову об отправке в Суздаль, в приказ Монастырских дел, четвертных денег, собранных с крестьян монастырской вотчины сел Бережок и Лобцово с деревнями Суздальского уезда

 

Государю Ивану Мироновичю Андрей Воронин челом бьет. В нынешнем, государь, 1702-м году, апреля в…[97] день, по указу великого государя и по наказной памяти велено мне ехать в село Бережек да в село Лопцово з деревнями, а приехав, велеть тех вотчин старостам со крестьян собрать, а на [о]слушниках доправить по росписи, какова пот памятью, четвертные деньги прежней розвытки, что розведено было по властелинъским памятем.

И я, приехав в село Бережек, велел старосте нынешнего 1702-го году села Бережку и деревень с трех чети с осминою семь рублев собрать; и те, государь, вышепомянутые четвертные деньги семь рублев, собрав, послал в Суздаль деревни Свозной[98] с крестьянином Степаном Васильевым, а отписку, государь, велел подать и деньги объявить на съежем дворе перет тобою, Иваном Мироновичем.

На обороте адрес:Государю Ивану Мироновичю.

На обороте помета о получении: 1702-го, апреля в 28 день, подал отписку села Бережку деревни Свозной крестьянин Степан Васильев.

 

Предварительный архивный шифр: ГА ВО. Ф. 575. Оп. 2. № 1149. Л. 2. Подлинник. Был сложен пакетом.

 

№ 13

Около 1702 г. мая 22 — Отписка слугиПокровского монастыря И. Конькова стольнику И. М. Кологривову с отчетом о передаче царской грамоты стольнику П. А. Волынскому

 

Государю Ивану Мироновичю Покровскаго девича монастыря слуга Иван Коньков челом бьет. В нынешнем, государь, 1702 году, мая в…[99] день, прислана ко мне великого государя грамота из Монастырского приказу Шуйского уезду села Ярьлыкова деревни Добрынскаго с крестьянином Федором Ильиным, а велено мне вышеписанную великого государя грамоту подать стольнику Петру Арьтемъевичю Волынскому.

И я, государь, в сельцо Батыево великого государя з грамотою ездил. И в сельце, государь, Батыеве у двора ево, Петра Артемь[е]вича, сидит приказщик ево Алексей Александров, и я ему стал говорить, чтобы он доложил Петру Артемъевичю, [100]что я100 привез великого государя грамоту. И человек ево Алексей Алекъсандров на двор ходил, и докладывал, и пришед ко мне, к воротам, сказывал: «Петр-де Артемъевич опочивает»; и велел мне подождать. И после того долгое въремя спустя вышел человек ево жь, Петъра Артемьевича, Семен Иванов и спрашивал: «Хто-де приехал з грамотою?» И я ему сказался из Суздаля Покровского девича монастыря слуга. И, зпрашав, пошел опять на [д]вор. И вышел он же, Семен, въдругоредь к воротем и сказывал мне: «Велел-де тебе Петр Артемъевич сказать: поедь-де назад и з грамотою». И я и поехал, и отъехал от сельца Батыева с версту, и за мною выбежал крестьянин ево: «Выслал-де Петр Артемъевич и велел-де тебе назад воротитца». И я воротился и приехал ко двору, и у двора стоит Семен же Иванов и говорит мне: «Приказал-де[101] у тебя Петр Артемъевич грамоту възять». И я ему отдал и, възяв, понес на дъвор. И вышел ко мне человек ево Семен Иванов и сказал мъне: «Петр-де Артемъевич велел тебе ехать домой; а в грамоте-де написано: велено прислать с переписных книг списки». А больши того ничего не сказал.

На обороте адрес[102]: Государю Ивану Мироновичю.

На обороте помета о получении:1702-го, маия [в] 22 день[103]. Взять в столп.

 

Предварительный архивный шифр: ГА ВО. Ф. 575. Оп. 2. № 1149. Л. 3. Подлинник. Был сложен пакетом.

 

№ 14

1702 г. мая [19–22] — Отписка слугиПокровского монастыря К. Воронина стольнику И. М. Кологривову с извещением о нехватке кормового овса и ветхости монастырского двора в монастырской вотчине селе Хрипелеве Суздальского уезда

 

Государю Ивану Мироновичю Покровского девича монастыря слуга Кипреян Воронин челом бьет. В нынешнем, государь, 1702-м году, маия в 19 день, прислана ко мне в село Хрипилево память, велено мне выдать того села Хрипилева из монастырской житницы монастырским жеребцам и кобылицам пять четвертей овса. И в селе, государь, Хрипиле[ве] в монастырской житнице за семены овса ничего не осталось, а осталось, государь, только одна четверть, и тое стровили ж монастырскими лошадьми.

Да в селе ж, государь, Хрепилеве монастырской двор, заборы и денни[к] — все обалилось, изба худа, жить зиму будет невозможно; а я, государь, без указу великого государя и без твоего приказу, которое доведетъся, вновь построить и старое перечинить не смею.

На обороте адрес[104]: Государю Ивану Мироновичю.

На обороте помета о получении: 1702-го, маия 22-го. Взять в столп.

 

Предварительный архивный шифр: ГА ВО. Ф. 575. Оп. 2. № 1149. Л. 4. Подлинник. Был сложен пакетом; в месте крепления несохранившейся печати надорван с обеих сторон.

 

№ 15

1702 г. мая [19–24] — Отписка слуги Покровского монастыря К. Воронина стольнику И. М. Кологривову об отправке в Суздаль, в приказ Монастырских дел, денег подводчикам, собранных с крестьян монастырской вотчины села Родники Суздальского уезда

 

Государю Ивану Мироновичю Покровского девича монастыря слуга Кипреян Воронин челом бьет. В нынешнем, государь, 1702-м году, маия в 19 день, прислана ко мне в село Хрепилево память, а велено мне села Хрепилева и села Родников старостам со крестьян собрать, а на ослушъниках доправить на месяц апрель в дачю подмонастыръных сел крестьяном подвочиком, которые по указу великого государя за них, хрепилевских и родниковских крестьян, высланы в Ростов ради шествия великого государя к городу Архангельскому[105], по ряде подманастырных сел вотчинных старост и крестьян за подводу по три рубли.

И я, государь, села Родников и деревень на старосте и на всех крестьянех на месяц апрель в дачю подводчиком денег двацеть три[106] рубли[107] доправил и послал того села Родников с крестьяны с Митреем Гавриловым, с Петром Ивановым, а велел, государь, отписку подать и деньги обьявить в Суздале Манастырских дел в приказе тебе, Ивану Мироновичю.

На нижнем поле помета[108]: Принято 19 рублев.

На обороте адрес: Государю Ивану Мироновичю.

На обороте помета о получении: 1000[109], маия [в] 24 день. Взять в столп.

 

Предварительный архивный шифр: ГА ВО. Ф. 575. Оп. 2. № 1149. Л. 5. Подлинник. Был сложен пакетом.

 

№ 16

1702 г. мая [18–29]— Отписка слугиПокровского монастыря В. Родионова стольнику И. М. Кологривову о ходе посевных работ в монастырской вотчине селе Ярлыкове Шуйского уезда и об отправке в Суздаль, в приказ Монастырских дел, части собранной с крестьян доимки в полуполтинных деньгах

 

Государю Ивану Мироновичю Сузждаля[110] Покровского девича монастыря слуга Василей Родионов челом бьет. В нынешнем, государь, 1702-м[111] году по указу великого государя и по твоему наказу послан я в Шуйской уезд Суздаля Покровского девича монастыря в вотчину в село Ярлыково к посеву ярового хлеба монастырьской пашни.

И я по твоему, государь, указу в селе Ярлыкове монастырьскую яровую пашню овес запахал маия в 11 день; а высеяно овьса на пятьдесят на пять десетин двести дватцеть четвертей. Да пшеницы и ячмени высеяно маия в 18 день: пшеницы высеяно на две десетины четыре четверт[и], ячмени высеяно на три десетины шесть четвертей и три полуосмины. Да в монастырьской житнице за семены осталось монастырьского овса дватцеть деветь четвертей, и тот овес запечатан в монастырьской житнице. А что высеяно овса, и пшеницы, и ячмени, и тому я послал тебе, государь, в Суздоль посевные книги за руками.

Да мне ж, государь, по твоему указу прислана в село Ярлыково память, и велено мне старосте села Ярлыкова и деревень со крестьян собрать, а на ослушниках даправить на нынешней 1702-й год по доимочной книге вотчинного выборного села Вышеславского крестьянина Михаила Тиханова по указу великого государя в платеж в Золотую полату полуполтин[ны]х (Л. 7) денег со ста с семидесят с пяти дворов недоплаты дватцеть деветь рублев дватцеть пять алтын пять денег да на отдачю тех денег от московских отписей дватцеть деветь алтын одна денга; и доправя, те деньги выслать в Суздоль тотчас.

И я по твоему, государь, указу те вышеписанные деньги села Ярлыкова старосте велел розвести, и староста села Ярлыкова и целовальник те деньги розвели и собрали тех денег села Ярлыкова и деревень со крестьян деветь рублев. И те деньги послал я в Суздоль. А кои крестьяня тех вышеписанных денег во збор не давали, и села Ярлыкова староста и целовальник подали роспись, и я ту роспись под сею отпискою послал к тебе, государь, в Суздоль и велел подать в приказной избе.

На л. 6 об. адрес: Государю Ивану Мироновичю.

На л. 6 об. помета о получении: 1702-го, маия в 29 день, подал отписку…[112]

 

Предварительный архивный шифр: ГА ВО. Ф. 575. Оп. 2. № 1149. Л. 6, 7. Подлинник. Был сложен пакетом; на л. 6 в месте крепления несохранившейся печати бумага с одной стороны оборвана. Приложенная к отписке роспись крестьян-должников села Ярлыкова (в деле занимает л. 8, 9) в публикации не воспроизводится.

 

№ 17

Около 1702 г. июня 7 — Отписка целовальника вотчины Покровского монастыря села Бережка Суздальского уезда И. Нестерова о потраве монастырских посевов крестьянами вотчины боярина Т. Н. Стрешнева села Глумова деревни Грибановой того же уезда

 

Государю Ивану Мироновичю Покровского девича монастыря вотчины Суздальского уезду села Бережку Шиловъского двора целовальник Иван Нестеров челом бьет. В нынешнем, государь, 1702-м году вотчины боярина Тихона Никитича Стрешнева села Глумова деревни Грибановы крестьяня ганяются через монастырское напаханое яровое поле хлебом с конским и скотским с своими стадами, и пасут на монастырском паровом поле, и травят они теми своими стадами хлеб и сенные покосы. И о том, что ты, государь, укажешь.

На обороте адрес :Государю Ивану Мироновичю.

На обороте помета о получении :1702-го, июня в 7 день, подал отписку…[113]

 

Предварительный архивный шифр: ГА ВО. Ф. 575. Оп. 2. № 1149. Л. 10. Подлинник. Был сложен пакетом.

 

№ 18

1702 г. июня 12— Память Покровского монастыря приказчику монастырской вотчины села Бережок Суздальского уезда А. Воронину о защите посевов от потравы крестьянами боярина Т. Н. Стрешнева

 

Лета 1702-го, июня в 12 день, по указу великого государя царя и великого князя Петра Алексеевича, всеа Великия и Малыя и Белыя Росии самодержца, и по приказу стольника Ивана Мироновича Кологривово[114] память Покровского девича монастыря в вотчину Суздальского уезду в село Бережек приказщику Андрею Воронину. Ныняшняго ж июня в 7 день писал [115]в Суздаль стольнику Ивану Мироновичу Кологривову115 того ж [116]села Бережку монастырского116 Шиловского двора целовальник Иван Нестеров[117]: в нынешнем-де 1702-м году вотчины боярина Тихона Никитича Стрешнева села Глумова деревни Грибановы крестьяня ганяются через монастырское напаханое яровое поле с конским и скотскими своими стадами, и пасут на монастырском паровом поле, и травят-де они теми своими стадами монастырский хлеб и сенные покосы.

И как к тебе ся память придет, и ты б вотчины боярина Тихона Никитича Стрешнева села Глумова с приказщиком, где доведется, сьехался и о том говорил[118], чтоб он [119]деревни Грибановы крестьянам ганаться через монастырское напаханое119 яровое[120] поле с конскими и скотскими своими стадами, и травить монастырской хлеб и сенные покосы, и пасти на монастырском паровом поле, и никаких обид [121]монастырской нашей121 вотчине чинить не велел. И что в том станет чиниться, о том писать[122].

На обороте помета об отправке:Такова память послана июня в…[123] день.

 

Предварительный архивный шифр: ГА ВО. Ф. 575. Оп. 2. № 1149. Л. 11. Подлинник (отпуск).

 

№ 19

1702 г. июня 4— Отписка слуг Покровского монастыря В. Ушакова и Д.Расторгуева стольнику И. М. Кологривову об отправке в Суздаль, в приказ Монастырских дел, денег в дачу солдатским женам и за пользование монастырским лесом, собранных с крестьян монастырской вотчины села Усолья в Талецкой волости Владимирского уезда

 

Государю Ивану Мироновичю Покровского девича монастыря слуги Василей Ушаков, Дмитрей Росторгуев челом бьют. В нынешнем, государь, 1702-м году по указу великого государя царя и великого князя Петра Алексеевича, всеа Великия и Малыя и Белыя Росии самодержца,и по твоему, государь, наказу велено нам Володимерского уезду вотчины Покровского девича монастыря, что в Суздале, Талецкой волости на селе Усолье з деревнями старосте со крестьян собрать, а на ослушниках доправить в дачю салдатским женам з двора по четыре денги да за монастырской годовой лес нынешняго 1702-го году за тес, и за бревна, и за доски, что они напредь сего платили лесом.

И тех, государь, денег собрано: в дачю салдатским женам з двора по четыре денги, и того — четыре рубли шеснатцать алтын; да за годовой монастырской лес — десеть рублев дватцать три алтына три денги. И с теми деньгами из села Усолья послали мы деревни Ямок крестьянина Сергея Иванова в Суздаль и велели ему, Сергею, с теми деньгами явиться перед тобою, государь, в приказе Монастырских дел.

На обороте адрес[124]: Государю Ивану Мироновичю. Июня в 4 день.

На обороте помета о получении: 1702-го, ииюня[125] [в] 18 день.

 

Предварительный архивный шифр: ГА ВО. Ф. 575. Оп. 2. № 1149. Л. 12. Подлинник. Был сложен пакетом.

 

№ 20

1702 г. июня 15 — Отписка слуги Покровского монастыря Д. Расторгуева стольнику И. М. Кологривову об отправке в Суздаль, в приказ Монастырских дел, полуполтинных денег за запустевшие дворы в разных монастырских вотчинах, сенных денег, денег на ремонтные работы и проч., собранных с крестьян монастырской вотчины сельца Княжа Суздальского уезда

 

Государю Ивану Мироновичю Покровского девича монастыря слушка Дмитрей Росторгуев челом бьет. В нынешнем, государь, 1702-м году по указу великого государя царя и великого князя Петра Алексеевича, всеа Великия и Малыя и Белыя Росии самодержца, и по твоему, государь, наказу Суздальского уезду вотчины Покровского девича монастыря сельца Княжа по моей высылке староста, со крестьян собрав за пустые ярлыковские, и хрепилевские, и медвецкие крестьянские дворы, которые запустали после переписных книг 186-го году, в платежь в Золотую полату полуполтинных, в приказ Большого дворца сенных денег по розвытке з двора по дъве денги, да на покупку тесу, и скал, и бревен, и гвоздей к починке крышек в Покровском девиче монастыре на трапезе и на колокольнице, и к строению в Суздале градских мостов на бревна, и от тех дел плотником в дачи з двора по осьми денег, послали[126] в Суздаль того сельца Княжа с крестьянином с Емельяном Олексеевым июня в 15 день и велел ему с теми деньгами явиться Монастырских дел в приказе перед тобою, государь.

На обороте адрес: Государю Ивану Мироновичю.

На обороте помета о получении: 1702-го, июня в 24 день, подал отписку сельца Княжа крестьянин Григорей Михайлов.

 

Предварительный архивный шифр: ГА ВО. Ф. 575. Оп. 2. № 1149. Л. 13. Подлинник. Был сложен пакетом.

 

№ 21

1702 г. июня («июля») 21 — Отписка слугиПокровского монастыря Д. Расторгуева стольнику И. М. Кологривову об отправке в Суздаль, в приказ Монастырских дел, четвертных денег «Великоденского збору», денег в дачу солдатским женам и проч., собранных с крестьян монастырской вотчины Микшинского приказа в Талецкой волости Владимирского уезда

 

Государю Ивану Мироновичю Покровского девича монастыря слушка Дмитрей Росторгуев челом бьет. В нынешнем, государь, 1702-м году по указу великого государя царя и великого князя Петра Алексеевича, всеа Великия и Малыя и Белыя Росии самодержца, и по твоему, государь, наказу[127] велено мне Володимерского уезду вотчины Покровского девича монастыря, что в Суздале, Талецкие волости Микшинского приказу старосте со крестьян собрать, а на ослушниках доправить четвертных денег Великоденского збору четыре рубли четыре алтына пять денег, да салдатским женам в дачю, да за пустые ярлыковские, и хрепилевские, и медвецкие за пустые крестьянские дворы, которые запустали после переписных книг 186-го году в платеж в Золотую полату полуполтинных, в приказ Большого дворца сенных денег по розвытъке з двора по две денги, да в поделку и на покупку тесу, и бревен, и скал, и гвоздей, и на строение в Суздале градских мостов на бревна, и от тех дел плотником в дачи по осьми денег з двора.

И те деньги староста, со крестьян собрав, послал в Суздаль [с] зборщиками деревни Микшина с Яковом Васильевым, деревни Ивешенья с Федосеем Федоровым, деревни Вохромеева с Семеном Яковлевым, деревни Колосовы с Ондреем Васильевым и велели[128] им явиться в Суздале, Монастырских дел в приказе, перед тобою, государь.

Дата отправки[129]: Июля[130] в 21 день.

На обороте адрес: Государю Ивану Мироновичю.

На обороте помета о получении: 1702-го, июня в 25 день, подал отписку деревни Вахромеева крестьянин…[131]

 

Предварительный архивный шифр: ГА ВО. Ф. 575. Оп. 2. № 1149. Л. 14. Подлинник. Был сложен пакетом.

 

№ 22

Около 1702 г. июля 8 — Отписка слуги Покровского монастыря В. Родионова стольнику И. М. Кологривову об отправке в Суздаль, в приказ Монастырских дел, половинной суммы денег «в збор мажжера», собранных с крестьян монастырской вотчины села Родники Суздальского уезда

 

Государю Ивану Мироновичу Покровского девича монастыря слуга Василей Родионов челом бьет. В нынешнем, государь, 1702-м году, июня в 12 день, по указу великого государя и по наказной памети стольника Ивана Мироновича Кологривова велено мне ехать в Суздальской уезд в село Родники, а приехав, велено тое вотчины собрать старосте со крестьян, а на ослушниках велено доправить розных зборов деньги прежней розвытки, что розвычено по [132]властелинском паметям132; а собрав, те деньги прислать в Суздаль, не замотчав[133].

И я по твоему, государь, указу [велел собрать] в селе Родниках в збор мажжера половину шестьнатцеть рублев дватцеть алтын две денги, и те деньги, собрав, послал в Суздаль того села Родников с крестьяны с ходоками сь Васильем Мартыновым, сь Григорьем Никифоровым, и те деньги велел явить и отписку подать Монастырских дел в приказной избе тебе, государю Ивану Мироновичу.

На обороте адрес: Государю Ивану Мироновичу.

На обороте помета о получении: 1702-го,июля в 8 день, подал отписку села Родников староста Иван Семенов.

 

Предварительный архивный шифр: ГА ВО. Ф. 575. Оп. 2. № 1149. Л. 15. Подлинник. Был сложен пакетом.

 

№ 23

Около 1702 г. июля 8 — Отписка слуги Покровского монастыря К. Воронина стольнику И. М. Кологривову об отправке в Суздаль, в приказ Монастырских дел, денег на ремонтные работы в Покровском монастыре, на строительные работы в городе Суздале и проч., собранных с крестьян монастырской вотчины села Родники Суздальского уезда

 

Государю Ивану Мироновичу Покровского девича монастыря слуга Кипреян Воронин челом бьет. По указу великого государя и по памети велено мне Суздальского уезду Покровского девича монастыря села Родников старосте со крестьян собрать, а на ослушниках доправить на покупку тесу, и скал, и бревен, и гвозде[й] к починке крышек в Покровском монастыре на трапезе, и на колокольнице, и монастырской[134] поварне, и на сушиле, и [на] строение в Суздале градцких мостов на бревна, [135]и от дел135 плотником в дачи з двора по осми денег; да мне ж велено того ж села Родников на старосте и на всех крестьянях доправить по две денги з двора в платеж [в] Золотую полату да в приказ Большаго дворца сенных денег за пустые ярлыковские, и хрепилевъские, и медвецкие пустые дворы.

И я, государь, вышеписенного села Родников и деревень на старосте и на всех крестьянях вышеписанные деньги доправил и послал того села Родников с крестьянином Петром Ивановым; а денег, государь, послал три рубли тритцеть один алтын четыре денги, а отписку, государь, велел подать и деньги обьявить в Суздале, в приказе Монастырских дел тебе, Ивану Мироновичу.

На обороте адрес[136]: Государю Ивану Мироновичю.

На обороте помета о получении: 1702-го, июля в 8 день, подал отписку села Родников староста Иван Семенов.

 

Предварительный архивный шифр: ГА ВО. Ф. 575. Оп. 2. № 1149. Л. 16. Подлинник. Был сложен пакетом.

 

№ 24

Около 1702 г. июля 21 — Отписка слуги Покровского монастыря В. Ушакова стольнику И. М. Кологривову с просьбой о проведении выборов целовальника и закупке жерновов для мельницы на реке Уводи в монастырской вотчине селе Усолье Талецкой волости Владимирского уезда

 

Государю Ивану Мироновичу Василе[й] Ушаков челом бьет. В нынешнем, государь, 1702-м году по указу великого государя и по твоему, государь, приказу велено мне в монастырьской вотчине в селе Усолье монастыръской оржаной и яровой хлеб построить вовреме. И ныне, государь, оржаное жнитво поспело, а без твоего, государь, указу для оброчьные оддачи крестьяном того оржаного хлеба жать не смею. Да у меня ж, государь, написано в твоем, государь, указе: велено мне тот хлеб строить [с] сьтаростою и с целовальником въместе. А в селе, государь, Усолъе целовальников преж сего не бывало и ныне нет[137]; изволишь ли, государь, ис крестъян в це[ло]вальники человека добра выбрать?

Да ныне[ш]него ж, государь, 1702-м[138] году по твоему, государь, указу велено мне на реке Увоти монастыръская мельница строить. И я на той реке Увоти новой аньбар зъделал, и ныне тот анбар в одделке, а [с]тарое, которое обетьшало, починивают. А мельничьного уставу крестъянина Михаила Наумова по скаске, что-де на ту мелъницу надобно четыре камени жерновныих[139], а по великой нужьде два камени, а без того-де быть нельзя; а ез-де в селе Въсегодичах жерновные каменье, пригьнато судами. И о покупъке того каменья на монастыръскую мельницу что ты, государь, укажешь.

На обороте адрес[140]: Государю Ивану Мироновичю.

На обороте помета о получении[141]: 1702-го, июля в 21 день, подал отписку села Усолья крестьянин Сергей Дмитреев.

На обороте на верхнем поле помета[142]: 1702-го, июля [в] 21 день, послать указу великого государя, велеть старосту и выборнова выбърать о жерновах, а це[н]у отписать; и у правления о жатве быть во всяком ро…[143]

На лицевой стороне на нижнем поле помета: Июля в 22 день против сей отписки послана память: велено ему, Василью, монастырский хлеб ржаной и яровой, как поспеет, зжать при себе временно. И[144] [145]что в145 ужине хлеба будет, велено прислать книги. А жерновы [146]два камни146 велено купить, а деньги — взять доимку[147] на селе Усолье, на Микшинском приказе, на Медвежье углу из четвертных денег розных розвытков; а достаточные книги велено прислать в Суздаль. И монастырского хлеба давать никому не велено.

 

Предварительный архивный шифр: ГА ВО. Ф. 575. Оп. 2. № 1149. Л. 17. Подлинник. Был сложен пакетом; в месте крепления несохранившейся печати оборван с обеих сторон в шести местах.

 

№ 25

Около 1702 г. августа 3 — Отписка слугиПокровского монастыря В. Родионова стольнику И. М. Кологривову о непричастности монастырских людей к потоплению государевых сенных покосов в Шуйском уезде

 

Государю Ивану Мироновичю Покровского девича монастыря слуга Василей Родионов челом бьет. В нынешнем, государь, 1702-м году, июля в 14 день, в указе великого государя и по приказу Монастырских дел стольника Ивана Мироновича писано ко мне: в [148]нынешнем-де июля148 в 5 день Семену Щукоцкому извещал на меня Николаевского Шартомъского монастыря вотчины села Калачева староста Иван Яковлев с крестьяны, Покъровского-де девича монастыря села Ярлыкова под деревнею Четряковым мельнишную вспрудную воду бутто я велел поднять не в меру против старого выше полуаршина и потопил многие государевы сенные покосы, которые преж сего косили на монастырь Николы Чюдотворца и села Калачева крестьянъские; да тою ж будто я подъемною своею водою государеву мельницу потопил и остоновил.

И тех, государь, сенных покосов, про которые [149]писал Семен Щукоцкой149, я не потапливал. А под деревнею Четряковым половина мельницы по указу великого государя отдана в оброк вотчины Покровского девича монастыря села Ярлыкова крестьяням Ивану Никифорову с товарыщи, а другую половину той мельницы владеют своим берегом помещика Семена Ошанина крестьяня Федор Савельев с товарищи. И тое мельницу монастырские кр[ес]тьяня делали[150] с помещиковыми крестьяны[151], а мне на той мельнице у строения быть не указано.

И на ту мельницу я, взяв с собою старосту[152] и крестьяны, ездил и монастыръским крестьяном Ивану Микифорову и помещиковым Семене[153] Ошанина крестьяням, которые тою мельницею владеют — Федор Савельев с товарыщи, — говорили, чтоб они воду спустили и поставили, как на прочих мельницах. И Федор Савельев мне сказал: «Воды-де спускать не станем для того. Под деревнею Четряковым мельница на реке Молохте (Л. 19) ниже всех мельниц, и вода-де введена по-прежънему, как и преж сего было; и калачевъской-де мельнице от четряковской мельницы потопу нет, лишной воды ничего при прежнем не прибавлено».

На л. 18 об. адрес: Государю Ивану Мироновичю.

На л. 18 об. на верхнем поле помета о получении: 1702-го, августа [в] 3 день. Взять в столп.

 

Предварительный архивный шифр: ГА ВО. Ф. 575. Оп. 2. № 1149. Л. 18, 19. Подлинник. Был сложен пакетом.

 

№ 26

Около 1702 г. сентября 21 — Отписка слугиПокровского монастыря К. Воронина стольнику И. М. Кологривову об отправке в Суздаль, в приказ Монастырских дел,доимков в разные денежные сборы с крестьян монастырской вотчины сел Бережок и Лобцово Суздальского уезда, а также с извещением о выборе старосты в селе Бережок

 

Государю Ивану Мироновичю Михайло Воронин челом бьет. В нынешнем, государь, 1702-м году, сентября в…[154] день, по указу великого государя и по памяти велено мне ехать в Суздальской уезд в вотчины Покровского девича монастыря в село Бережек да в село Лопцово, а приехав, велено тех сел на старостах и на всех крестьянех доправить в платеж вь Ямской приказ на нынешней 211[155] год ямских и полоняничных денег з двора по гривне; да за ярлыковские и хрепелевские пустые дворы з двора по полуденге; да на провожатое и на отписи з двора по денге; да против росписи, какова мне дана под памятью.

И я, приехав в те вотчины, в село Бережек и в село Лопцово, в платеж вь Ямской приказ по гривне з двора, и за пустые ярлыковские и хрепилевские дворы, и на отписи, и против росписи оброчьные и четвертные, и в Золотую полату, и в приказ Большаго дворца недоплату деньги все доправил тех[156] сел на крестьянех[157], и послал тех сел с крестьяны села Бережку деревни Холодовы Петром Игнатьевым с товарыщи, и велел им те вышеписанные деньги объявить[158] и отписку подать тебе, Ивану Мироновичю.

Да села ж, государь, Берешку крестьяня выбрали того села Берешку крестьянина в старосты и на того выборного крестьянина дали за рукою[159] выбор; и я тот выбор послал к тебе, государю, с сею отпискою.

[160]… рублев … алтын160.

На обороте адрес[161]: Государю Ивану Мироновичю.

На обороте помета о получении: Сентебря [в] 21 день.

 

Предварительный архивный шифр: ГА ВО. Ф. 575. Оп. 2. № 1149. Л. 20. Подлинник. Был сложен пакетом. Упоминаемый в источнике крестьянский приговор о выборе старосты в селе Бережку в составе дела не отложился.

 

№ 27

Около 1702 г. сентября — Отписка слугиПокровского монастыря М. Молодого Воронина стольнику И. М. Кологривову с извещением о выборе старосты в монастырской вотчине селе Новоселке Дубенской Юрьевского уезда

 

Государю Ивану Мироновичю Михайло Молодой Воронин челом бьет. В нынешнем, государь, 1702-м го[ду], сентября в…[162] день, Суздальского Покровского девича монастыря Юръевского уезду села Новоселки Дубенской крестьяня выбрали того ж села крестьянина в [ста]росты к государевым денежным зборам и хлебному строению; и на того выборного кресть[янина]…[163]

На обороте адрес[164]: Государю Ивану [Мироновичу].

 

Предварительный архивный шифр: ГА ВО. Ф. 575. Оп. 2. № 1149. Л. 21. Подлинник. Был сложен пакетом. Оборван посередине и частично по правой стороне.

 

№ 28

Около 1702 г. октября 21 — Отписка приказчика вотчины Покровского монастыря села Хрипелева Суздальского уездаС. Стахеева стольнику И. М.Кологривову об отправке в Суздаль, в приказ Монастырских дел,доимков в разные денежные сборы и оброки с монастырских крестьян

 

(Л. 22) Господину Ивану Мироновичю Суздалского Покровского девича монастыря вотчины села Хрепилева прикащик Степан Стахеев челом бьет. В нынешнем, господине, 1702-м году, сентября в 12 день, по указу великого государя, и по приказу, господине, твоему, и по памяти велено мне монастырских вотчин села Хрепилева, и села Родников, и деревень на старостах и на всех крестьянях доправить на нынешней 1702-й год в платежь на починку караблей, и на дачю мастеровым людям з двора по четыре алтына з денгою; да за ерлыковские, и хрепилевские, и медвецкие пустые дворы з двора по полуденге; да на провожатое и от отписей тех денег з двора по денге; да на нынешней же 1702-й год в платежь вь Ямской приказ ямских и полоняничных денег з двора по гривне[165].

И в нынешнем, господине, 1702-м году, октября в…[166] день, тех сел и деревень на старостах и на всех крестьянях в те вышеписанные платежи доправил и, доправя, послал в Суздаль все сполна тех сел с крестьяны: села Хрепилева с крестьянином [167]Федором Васильевым167, села Родников с крестьяны [168]Митреем Гавриловым, Микитою Логиновым168. Да села жь Хрепилева на обротчиках за монастырские пустоши по росписи оброку доправил[169]: села Хрепилева на крестьянях на Офонасье Семенове с товарыщи за пустошь, что была деревня Немытиха, два рубли, за Хмелниковъскую росчи[с]тную землю пятнатцать алтын; деревни Бердюкова на крестьянях на Игнатье Яковлеве с товарыщи за пустошь Векьтышево два рубли дватцать алтын; деревни Кобелихи на крестьянине на Никите Нестерове за пустошь Трофимиху три рубли; деревни Лыкосово на крестьянях на Федоре Афонасьеве с товарыщи за пустошь Кузнечиху четыре рубли (Л. 23) восмь алтын две денги; деревни Зименок на крестьянях на Савине Матвееве с товарыщи за пустошь Андреевку три рубли з гривною; деревни Липовки на крестьянине на Матвее Сидорове заповедной рощи за землю да за сенной покос двенатьцать алтын четыре денги; деревни Зименок на крестьянях на Тимофее Вавилове с товарыщи за пустошь, что была деревня Погорелка, четыре рубли восмь алтын две денги; и доправя, те вышеписанные оброчные деньги послал к тебе, господине, в Суздаль села Хрепилева с крестьянином [170]Афонасьем Семеновым170, а отъписку велел подать и деньги объявить в Суздале, в приказе Монастырских дел, тебе, господине.

На л. 22 об. адрес: Господину Ивану Мироновичю.

На л. 22 об. на верхнем поле помета о получении: 1702-го, октебря [в] 21 день. В столп.

 

Предварительный архивный шифр: ГА ВО. Ф. 575. Оп. 2. № 1149. Л. 22, 23. Подлинник. Был сложен пакетом.

 

№ 29

1702 г. ноября 8— Отписка слуги Покровского монастыря В. Ушакова стольнику И. М. Кологривову с извещением о скором прибытии в Суздаль ходоков из монастырской вотчины Талецкой волости Владимирского уезда и об отправке в Суздаль, в приказ Монастырских дел, «новонакладного достального оброка»

 

Государю Ивану Мироновичю Василей Ушаков челом бьет. В нынешнем, государь, 1702-м году прислан ко мне указ, велено Талецкой волости старостам и крестьяном сказать, чтоб они готовили запросные крупы з двора по три четверика в платеж во Псков и чтоб под тот платеж спрашивали в подряд охотников; и буде охотники подрятчики будут, велено тех подрятчиков той Талецкой волости с старостами выслать в Суздаль в приказ Монастырьских дел.

И я, государь, той Талецкой волости старостам и крестьяном о запросной крупе и о подряде подрятчиков великого государя указ сказывал, и той Талецкой волости старосты со крестьяны, выслушав указ, ноября в 8 день нынешняго 1702-го году пошли в Суздаль к твоей милости про тое запросную крупу и о подряде подрятчиков осведомит[ь]ся доподлинна.

Да Михеевъского, государь, приказу со всех деревень новонакладной достальной оброк по их, крестьянской, розвытке с выти по тритцети рублев выслал я в Суздаль того приказу с старостою с Родионом Ивановым и зборщиками сего ж вышеписанного числа и велел им с теми деньгами явит[ь]ся перед тобою Монастыръских дел в приказной избе.

На обороте адрес: Господину Ивану Мироновичю.

На обороте помета о получении: 1702-го, ноября в 10 день, подал отписку…[171]

 

Предварительный архивный шифр: ГА ВО. Ф. 575. Оп. 2. № 1149. Л. 24. Подлинник. Был сложен пакетом.

 

№ 30

Около 1702 г. ноября 10 — Отписка подьячегоПокровского монастыря (?) Ф. Григорьева стольнику И. М. Кологривову об отправке в Суздаль, в приказ Монастырских дел, денег за пользование лесом, собранных с крестьян монастырской вотчины Семаковского приказа [Талецкой волости Владимирского уезда], и с извещением о скором завершении сбора «новонакладного достального оброка»

 

Государю Ивану Мироновичю подьячей Федор Григорьев челом бьет. По твоему, государь, указу велено мне Семаковского приказу на старосте и на крестьянях на нынешней 1702-й год доправить за годовую леснину денег пять рублев тритцеть два алтына.

И те, государь, деньги со крестьян собрал[172] и выслал я в Суздаль того Семаковского приказу с старостою з Гаврилом Григорьевым и зборщиками. А новонакладной достальной оброк збирают, и как, государь, зберут, вышлю вскоре.

На обороте адрес: Государю Ивану Мироновичю.

На обороте помета о получении: 1702-го, ноября в 10 день, подал отписку староста Гаврило Григорьев.

 

Предварительный архивный шифр: ГА ВО. Ф. 575. Оп. 2. № 1149. Л. 25. Подлинник. Был сложен пакетом.

 

№ 31

1702 г. ноября 22 — Отписка приказчика вотчины Покровского монастыря села Хрипелева Суздальского уезда С. Стахеева стольнику И. М.Кологривову об отправке в Суздаль, в приказ Монастырских дел, оброчных денег за пустоши и сенный покос в монастырской вотчине селе Ярлыкове Шуйского уезда

 

Господину Ивану Мироновичю Суздалского Покровского девича монастыря вотчины села Хрепилева прикащик Степан Стахеев челом бьет. В нынешнем, господине, 1702-м году, октября в 20 день, по указу великого государя, и по приказу, господине, твоему, и по памяти велено мне Покровского жь девича монастыря Шуйского уезду вотчины села Ярлыкова доправить за монастырские пустоши того жь села Ярлыкова: деревни Ошурихи на крестьянях на Игнатье Самойлове да на Карпе Федорове с товарыщи за пустошь Онтониху пять рублев шеснатьцать алтын четыре денги; да деревни Исаева на крестьянях на Иване Игнатьеве, деревни Отляева на Петре Иванове, деревни Петровского на Иване Еремееве с товарыщи за пустошь Безсониху да за пустошь Осиновик Болшей шесть рублев десеть алтын; да деревни Петровского жь на крестьянине Федоре Еремееве за сенной покос за Кочеватик дватцать алтын.

И в нынешнем же, господине, 1702-м году, ноября в 22 день, на тех вышеписанных обротчиках те вышеписанные оброчные деньги за вышеписанные монастырские пустоши и за сенной покос доправил все сполна и, доправя, те деньги послал в Суздаль все сполна того жь села Ярлыкова деревни Исаева с крестьянином Иваном Игнатьевым; а отписку велел подать и денги объявить в Суздале, в приказе Монастырских дел тебе, господине.

На нижнем поле помета[173]: 12 рублев 13 алтын 2 денги.

На обороте адрес[174]: Господину Ивану Мироновичю.

На обороте на верхнем поле помета о получении: 1702-го, ноебря [в] 25 день. В столп.

 

Предварительный архивный шифр: ГА ВО. Ф. 575. Оп. 2. № 1149. Л. 26. Подлинник. Был сложен пакетом.

 

№ 32

1702 г. ноября 7 — Наказная с прочетом память («указ») И. М. Кологривова приказчику вотчины Покровского монастыря села Хрипелева Суздальского уезда С. Стахееву о порядке расчета и сбора недоимок и переверстке жилого и пустого тягла у местных крестьян

 

(Л. 2) Лета 1702-го году, ноября в 7 день, по указу великого государя царя и великого князя Петра Алексеевича, всеа Великия и Малыя и Белыя Росии самодержца, и по приказу столника Ивана Мироновича Кологривова память Покровского девича монастыря в вотчину Суздалского уезду в село Хрепилево з деревнями прикащику Степану Стахееву. Нынешняго 1702-го году по указу великого государя и по паметям, каковы к тебе посланы, велено той вотчины старосте со крестьян собрать, а на ослушьниках доправить прошлых годов доимочные карабелные, и иноземцом, и на строение салдацко[й] одежды двести восьмьдесят восьмь рублев дватцать один алтын две денги; да на прошлые жь и на нынешней 1702-й годы за стрелецкой и за запросной хлеб девяносто деветь рублев пять алтын три денги, — обоего двести[175] восьмьдесят семь рублев дватцать шесть алтын пять денег; и собрав, те деньги прислать в Суздаль, в приказ Монастырских дел.

И в нынешнем 1702-м году, октября в 29 день, били челом великому государю, а в Суздале, в приказе Монастырских дел, столнику Ивану Мироновичю Кологривову того села Хрепилева и деревень староста Микита Нестеров и все крестьяня подали челобитную, а в ней написано: по указу-де великого государя вышеписанной доимки ты на них спрашиваешь, а те-де доимочные деньги не на них — на пустых дворах: на беглых, и на выморных, и на вывозных крестьянях, которые запустали в том селе и в деревнях после переписных книг 186-го году.

И в нынешнем же 1702-м году, генваря в 21 день, Покровского девича монастыря власти против их челобитья приказали их вь вышеписанных доимках жило с пустом росчеть по тяглу с прошлого 206-го году, как с них пустые выти сняты, по ныняшней 1702-й год; и о том-де им дана властелинская память. А рощету-де в тех зборах по се число не учинено. И великий государь пожаловал их, велел прежнее их челобитье и все подлинное дело ис Покровского монастыря взять в приказ Монастырских дел, и по тому делу вь вышеписанных зборах жило с пустом росчеть, и по рощету, что тех денег на пусто достанется, велел бы те деньги собрать Покровского жь монастыря со всех вотчин и с них по розвытке.

А по выписке ис того их дела явилося по приговорам властелинским против их челобитья. Для скудости их снято с них в прошлом в 206-м году тягла четыре выти пустых, а им велено быть в десяти вытях, а по деревням пустыми тяглами велено владеть по тяглом крестьяном; а на монастырь вместо тех пустых тягол взята тяглая их пустошь Кузнечиха, а вытным окладом полвыти с осьмухою. Да в нынешнем 1702-м году снято дватьцать три двора пустых же, деветь дворов нищецких, пять избенок нищеских, — (Л. 3) всего тритцать семь дворов, а им велено быть во сте в трех дворах. А в вышеписанной доимке велено их жило с пустом росчеть по тяглу с 206-го году, как выти сняты, по нынешней 1702-й год: на жило з рощету класть на десеть вытей, а на пусто класть на съемные на четыре выти, сметя, что в коем году каких поданей[176] с выти сошло; и о тех поданях[177] у них и у крестьян взята скаска да роспись за руками. А прошлого 1701-го году по указу великого государя и по грамоте из Монастырского приказу за приписью дьяка Ефима Зотова, какова в Покровской девич монастырь к игуменье Параскеве с сестрами против челобитья Володимерского уезду Покровского ж монастыря вотчины Талецкой волости села Усолья и деревень старосты Луки Яковлева и всех крестьян, велено того Володимерского уезду монастырских вотчинных крестьян Суздалского, Юрьевского, Шуйского уездов в платежах хлеба, и в подводах, и в ыных всяких поборах верстать; а по росчету за пустые за четыре выти того села и деревень з жилых з десети вытей с прошлого 206-го году по нынешней 1702-й год во взятье во всякие платежи денег четыреста три рубли один алтын четыре денги. И по тому их платежю сверх вышеписанной доимки трехъсот осьмидесять семи рублев дватцати алтын пяти денег в переплате явилось пятнатцать рублев восьмь алтын одна денга. И для того та доимка довелась собрать Суздалского, Володимерского, Юрьевского, Шуйского уездов с монастырских вотчин, кроме того села Хрепилева[178] и деревень, по розвытке з двора по семи алтын с полполденгою, а с них в тое розвытку в дополнку к вышеписанно[й] переплате довелось донять шесть рублев семнатцать алтын одна денга; а сверх того всякие доимки, что на том селе и на деревнях явится, то все по рощету ялось брать з жилых вытей. Да во властелинском же приговоре нынешняго 1702-го году написано: велено на съемные на четыре выти в наверстке к пустоши Кузнечихе к полувыти с осьмухою вместо пустых тягол взять у них, хрепилевских крестьян, на монастырь пашни, и сенных покосов, и всяких угодей дъля съему тех вытей и дворов на полчетверты выти без осмухи, сметя против жилой выти в одном месте, и отдавать в оброк крестьяном, а по деревням пустом владеть крестьяном по тяглом.

И в нынешнем 1702-м году, ноября в…[179] день, по указу великого государя царя и великого князя Петра Алексеевича, всеа Великия и Малыя и Белыя Росии самодержца, и по приговору стольника Ивана Мироновича Кологривова велено о съеме вытей и дворов и по рощете быть по властелинским приговорам; и по вышеписанному рощету доимочных денег трехъсот осьмидесят семи рублев дватцати шти алтын пяти денег, которые ялись на пусто, имать на них, хрепилевских крестьянях, не велено, а велено тое доимку собрать Покровского монастыря с вотчин Суздалского, Володимерского, (Л. 4) Юрьевского, Шуйского уездов, кроме села Хрепилева и деревень, по розвытке з двора по семи алтын с полполденгою дъля того, что по указу великого государя и по грамоте[180] из Монастырского приказу за приписью дъяка Ефима Зотова, какова прислан[а][181] в Покровской монастырь ко властям против челобитья Талецкой волости старосты и всех крестьян, велено монастырских водчинных[182] крестьян во всяких поданях[183] верстать, а Белозерского и Курмышского уездов с монастырских вотчин в тое розвытку денег не имать, потому что в грамоте великого государя про те монастырские вотчины не написано, и Курмышского уезду монастырская вотчина и в карабелную складку не положена — делают слюзное дело; да в тое ж розвытку зачесть им, хрепилевским крестьяном, вышеписанную переплату их пятнатцать рублев восьмь алтын одну денгу, а к тому зачету взять с них в тот збор против розвытки в дополнку шесть рублев семнатцать алтын [184]одна денга184 без полполденги, а сверх того всякие доимки, что явится, все по рощету с них имать сполна, чтоб в том они были с протчими монастырскими вотчинами равны, а во отягчени[и] и в ызбылу не были; да у них же, хрепилевских у старосты и у крестьян, взять скаску, что пашни, и сенных покосов, и всяких угодей на жилую выть они владеют, и по той скаске в наверстку к пустоши Кузнечихе к полувыти с осьмухою, сметя на полчетверты выти без осьмухи, пашни, и сенных покосов, и всяких угодей, где пристойно, взять у них на монастырь и отдавать охотником в оброк, а по деревням пустыми тяглами владеть по-прежнему крестьяном.

И как к тебе ся память придет, и ты б того села Хрепилева и деревень на старосте и на всех крестьянях вышеписанно[й] доимки править не велел; а что на них довелось к зачетным деньгам донять шесть рублев семнатцать алтын [185]две денги185 без полполденги, и те деньги, також-де и иные всякие доимки, что на них есть сверх вышеписанного, велел старосте со крестьян собрать, а на ослушниках, доправя[186], прислать в Суздаль, в приказ Монастырских дел; и у старосты и у крестьян о вышеписанном взял сказку, и по скаске на полчетверты выти без осьмухи, сметя против жилых такова ж числа вытей, пашни, и сенных покосов, и всяких угодей, где пристойно, у них отмерял на монастырь в отдачю в оброк, и тое скаску прислал; и где земля и сколько десятин отмеряно будет, о том писал в Суздаль, в приказ Монастырских дел, а пустом по деревням велел владеть крестьяном по-прежнему; а прочет, сей указ отдал[187] им, старосте и крестьянам, впредь для оправдания, а у себя для управления того дела оставил список за рукою.

А у подлинного указу пишет: Столник Иван Кологривов.

На обороте по сставам и на л. 4 сразу после воспроизведения подписи скрепа[188]: К сему списку села Хрепилева николаевской поп Максим вместо старосты Никиты Нестерова и всех крестьян по их // веленью руку прило//жил.

 

Предварительный архивный шифр: ГА ВО. Ф. 575. Оп. 2. № 1151. Л. 2–4. Современная копия. Был сложен пакетом. В тексте документа во многих местах буквы «а» и «о» трудноразличимы.

 

№ 33

1702 г. ноября 18 — Память стольника И. М. Кологривова слугеПокровского монастыря Д. Расторгуеву о сборе недоимок с крестьян монастырской вотчины села Трофимова Курмышского уезда

 

Лета 1702-го, ноября в 18 день, по указу великого государя — [189]полный титул189 — и по приказу стольника Ивана Мироновича Кологривова память Покровского девича монастыря слуге Дмитрею Росторгуеву. Ехать ему в Курмышской уезд Покровского жь монастыря в вотчину в село Трофимово для того[190]. По указу великого государя в платежь вь Ямской приказ довелась взять той вотчины со крестьян на нынешней от Сотворения мира 7211-й год: ямских и полоняничных денег з двора по гривне, да за пустые дворы з двора по полуденги, на провожатое[191] и от отписи [192]в дачю192 з двора по денге[193]; да по доимочным книгам довелись [194]на них же и на обротчиках194 взять оброчные и иных зборов деньги; а что каких денег, и тому под сею памятью роспись.

И ему, Дмитрею, приехав, велеть той вотчины старосте со крестьян[195] собрать, а на ослушниках доправить ямские, и полоняничные, и за пустые дворы, и на провожатое, и на отпись деньги; да по росписи [196]с них же196 [197]и с обротчиков197 оброчные и иных зборов деньги ж; и собрав те деньги, а на ослушниках доправя, принять тебе на щет [198]все сполна198 и, запечатав, сь их мирскими проводниками привесть в Суздаль тотчас, безо всякой мешкоты; а от правежу тех денег взятков [199]со крестьян199 никаких не имать, и для того крестьянам поноровки[200] и мотчания не чинить, [201]а у приказщика у Никиты Белина взят[ь] скаску, для чего он оброчных денег ис той вотчины по се число к платежу в Суздаль не присылывал. А покамест ты в той вотчине будешь, и тебе пить, и есть их, мирское, и лошадь кормить мирским кормом201; а в Суздале[202], приехав, доезду своего память подать и деньги объявить в приказе Монастырских дел стольнику Ивану Мироновичю Кологривову.

 

Предварительный архивный шифр: ГА ВО. Ф. 575. Оп. 2. № 1155. Л. 1. Подлинник (черновик). Приложенная к памяти роспись недоимок крестьян села Трофимова (в деле занимает верхнюю часть л. 2) в публикации не воспроизводится.

 

№ 34

Около 1702 г. ноября — Память стольника И. М. Кологривова приказчикувотчины Покровского монастыря села Трофимова Курмышского уезда Н. Белину об отправке к нему слуги К. Суханова и о скорейшем сборе и присылке в Суздаль, в приказ Монастырских дел, оброчных денег с жильцов монастырского двора в Нижнем Новгороде

 

(Л. 2) Память Покровского девича монастыря в вотчину Курмышского уезду в село Трофимово приказщику Никите Белину. Нынешняго 1702-го, ноября в…[203] день, по указу великого государя и по памяти послан в то село Трофимово Покровского девича монастыря слуга Кузьма Суханов для збору со крестьян на нынешней от Сотворения мира 7211-й год ямских и полоняничных денег, и за пустые дворы, и на отпись, и для оброчных и иных зборов денег, и для взятья у тебя скаски о невысылке по се число денег.

И как к тебе ся память придет, а он, Кузьма, в то село приедет, и ты б того села Трофи (Л. 3) мова крестьянам в зборе денег и во всем по наказной памяти велел ему, Кузьме, быть послушным и деньги збирать неоплочно, безо всякой мешкоты; також-де и тебе о даче скаски ему быть послушну жь.

Да тебе жь в Нижнем Новегороде с монастырского двора з жильцов[204] оброку взять на прошлые на 209-й, на 210-й годы на год по полтора рубли, и того — три рубли; и взяв, те деньги прислать в Суздаль, в приказ Монастырских дел, тотчас; и о том писать.

 

Предварительный архивный шифр: ГА ВО. Ф. 575. Оп. 2. № 1155. Л. 2, 3. Подлинник (черновик).

 

№ 35

Около 1703 г. января 30 — Отписка слугиПокровского монастыря Д. Расторгуева стольнику И. М. Кологривову с объяснением причин невыполнения наказа о сборе недоимок с крестьян монастырской вотчины села Трофимова Курмышского уезда

 

(Л. 4) Государю Ивану Мироновичю Покровского девича монастыря слуга Дмитрей Росторгуев челом бьет. В прошлом, государь, 1702-м году по указу великого государя и по твоей наказной памети велено мне того ж Покровского девича монастыря вотчины, что в Курмышском уезде, села Трофимова на старосте и на всех крестьянех оброчныя и [и]ныя всякия доимъки по росписи деньги доправить и выслать с теми деньгами в Суздаль, в приказ Монастырских дел. И в том, государь, того села Трофимова соцкой Семен Зиновьев, и десяцкие Иван Федоров, Софон Вохромеев, и все крестьяня учинились непослушны, и со всходу они, соцкой и десяцкие, меня с подводчиком с Никитою Ивановым послали в Нижной Новгород и явили в приказе Монастыръских дел стольнику князю Ивану Васильевичю Борятинскому. И стольник князь Иван Васильевичь Борятинской в тех деньгах во всем отказал, спрашивать с них ничего не велел, а велел им, крестьяном, все против наказно[й] памяти и росписи деньги збирать и платить в Нижном у себя в приказе Монастырских дел. А с указу и росписи у меня в приказе Монастырских дел възят список за рукою, [205]а у прикащика того села Трофимова у Никиты Белина взята скаска и под сею отпискою послана х тебе, государь205.

На обороте адрес: Государю Ивану Мироновичю.

На обороте на верхнем поле помета о получении: 1703-го, генваря в 30 день. Взять к отпуску.

 

К отписке приложен текст следующего документа:

1702 г. декабря 24 — Сказка приказчика вотчины Покровского монастыря села Трофимова Курмышского уезда Н. Белина о причинах несбора оброчных денег с местных крестьян

 

(Л. 5) 1702-го, декабря в 24 день, по указу великого государя царя и великого князя Петра Алексеевича, всеа Великия и Малыя и Белыя Росии самодержца, и по наказной памяти ис Суждаля, ис приказу Монастырских дел, стольника Ивана Мироновича Кологривово[206] Курмышского уезду вотчины Покровского девича монастыря села Трофимова прикащик Никита Белин того ж монастыря слуге Дмитрею Росторгуеву сказал: «в Суждаль, в приказ Монастырских дел, с села Трофимова с крестъян оброчных денег я не высылывал для того. По указу великого государя посланы с Курмышского уезду в Алатырской уезд на Княжей Бор работники ис того села Трофимова шеснатъцать человек пеших да два человека с подводы ради дубоваго и сосноваго лесу на морския суды, зовомыя шмаки; да в Казань взято плотников одиннатцать человек к тому ж шмаковому делу. Да в нынешнем же 1702-м году, в октябре месяце, по указу великого государя прислан в Нижней Новъгород стольник князь Иван Василъевич Борятинской, и велено ему ведать судом и росправою в девети городех архиерейские и монастырские вотчины; и всякие денежные зборы оброчных статей деньги, и всякие доимъки велел платить в Нижнем Новегороде у себя в приказе Монастырских дел».

На обороте и на лицевой стороне сразу после основного текста скрепа[207]: К сей скаске села Трофимова приказщик Никита Белин руку приложи//л.

 

Предварительный архивный шифр: ГА ВО. Ф. 575. Оп. 2. № 1155. Л. 4, 5. Подлинники. Были сложены пакетом.

 

№ 36

1703 г. февраля 25 — Наказная память стольника И. М.Кологривова неназванным адресатам («имярекам») о скорейшей доимке хлебных запасов с крестьян вотчин духовных корпораций во Владимирском, Луховском, Суздальском, Шуйском и Юрьевском уездах

 

(Л. 1) Лета 1703-го, февраля в 25 день, по указу великого государя — [208]полный титул208 — и по приказу [209]стольника Ивана Мироновича Кологривова209 память имяреком. Ехать им в Володимерской уезд, кроме Юрьевской приписи[210] Боголюбова и Опольского станов[211], в Святейшаго Патриарха, и в архиерейские, и в монастыръские, и в церковные вотчины для того. По указу великого государя — [212]полный титул212 — и по грамотам ис Провиантского приказу велено стольнику Ивану Мироновичю Кологривову Святейшаго Патриарха, и архиерейских, и монастыръских вотчин, и церковных крестьян и бобылей Володимера и иных уездов[213] с хлебными запасы: Володимерского уезду окладной стрелецкой за рожь за осьмину бес полчетверика мукою с примолом по осмине с получетвериком без малого четверика з двора, овса по осмине ж бес полчетверика и житничные деньги по окладу выслать на Воронеж, а запросные осминной и полуосминной и трехчетвериковую крупу[214] — во Псков; [215]Юрьева Польского и Володимерского уезду Юрьевской приписи Боголюбова и Опольского[216] станов доимочной — в Путивль, а за окладной стрелецкой мукою по семи четвериков муки ржаной з двора и житничные деньги — на Коротояк, запросной осминной, и полуосминной, и трехчетвериковая мука — во Псков; Суздальского уезду за окладной стрелецкой за рожь мукою[217] по осмине с получетвериком[218] без малого четверика з двора муки ржаной — на Воронеж[219], а овес и житничные деньги по прежнему окладу — к Москве215;[220]Шуйского уезду доимочной рожь и овес — к Москве, а запросной осминной, и полуосминной, и трехчетвериковая мука — во Псков; Луховского уезду окладной стрелецкой хлеб — к Москве, а запросные осьминной и полуосминной мука и по осмине с получетвериком сухарей — во Псков220. А которых вотчин крестьяня те хлебные запасы платили, велено явить отписи, [221]а в Провиантской приказ велено писать понедельно[222] и з записных книг присылать росписи[223]; а ослушников в тех запасех держать в тюрьме и бить на правеже до тех мест, покаместо отписи положат221. И в прошлом 1702-м году для той хлебной[224] высылки посыланы были нарочно посыльщики, и февраля по 24 число того Володимерского уезду архиерейских, и монастырских, и церковных вотчин крестьяня отписей[225] не явят.

И им, имяреком, приехав в архиерейские, и в монастырские, [226]и в церковные226 вотчины, и ис тех вотчин старост и выборных крестьян в платеже вышеписанных запасов с отписьми[227] высылать в Суздаль при себе тотчас в приказ Монастырских дел. А буде ис которых вотчин с теми запасы крестьяне огурством своим[228] в указ (Л. 2) ные места не поехали, и тех вотчин старост и выборных крестьян за огурство бить батоги нещадно, а те хлебные запасы по указу великого государя с ними ж, крестьяны, выслать безсрочно в указные места при себе безо всякой отложности; и поноровки в том никому ни для чего не чинить[229], чтоб одноконечно те хлебные запасы — окладной, стрелецкой[230] и запросной — в указных местах заплачены были в нынешнем же феврале месяце, [231]и[232] в доимке б ничего ни малого не осталось, чтоб от непоставки тех хлебных запасов великого государя ратным людям в даче великого государя хлебного жалованья в указных городех в годовых и в месечных дачах недодачи, и нужд, и от того в людех какова упадку не учинилось. А которого числа высланы будут, записывать в книги имянно и к тем скаскам приказщиком, и старостам, и выборным крестьянам велеть прикладывать руки231. Да ис тех же вотчин ослушников[233] — выборных старост и крестьян, [234]сколько человек пригож234, — присылать в Суздаль, в приказ Монастырских дел, за провожатыми[235], и о том писать. И о той хлебной высылке радеть вам неоплочно, с великим поспешением и радением. А буде вы своим нерадением и к уездным людем изо взятков поноровкою с теми хлебными запасы сполна в нынешнем феврале месяце не вышлете, и за то вам от великого государя быть в жестоком наказании и в разорении.

На л. 1 об. пометы: 8 рублев без полполденги.

 

Посланы

В Володимерской уезд: Андрей Богданов, Гаврило Моисеев.

 

Написать наказы[236]

Володимерского уезду Юрьевской приписи в Боголюбов и в Опольской станы: [237]Степан Салманов, Яким Оборин237. Написана[238].

В Юрьевской уезд Польского: Денис Третьяков, Павел[239] Салманов.

В Шуйской уезд: [240]Логин Сытин240. Написана[241].

В Суздальской уезд в Опольской стан: Лука Черкасов да Иван Шилов Меньшой. Напи[сана][242].

В Стародуборяполовской, в Фантырев, в Горенов[243], Суходы и Кондырева станов: [244]Алексей Ширяев244 да Василей Смятьев[245]. Написана[246].

В Матницкой, в Талицкой[247], в Тейковъской и в Шахтошской[248] станы: [249]Тимофей Баландин249. Написана[250].

[251]А как в которые уезды писать, смотреть под наказом ниже251.

На обороте по сставу скрепа: [252]Февраля в 26 день таков великого государя указ в Луховской уезд о высылке хлебных запасов Михайло Гаментов взял, и по тому указу высылать и росписался252.

 

Предварительный архивный шифр: ГА ВО. Ф. 575. Оп. 2. № 1156. Подлинник (черновой формуляр).

 

 


[1] Так в рукописи.

[2] 2 В рукописи исправлено из частично смытого: что о том.

[3] Слово написано над строкой.

[4] В рукописи слово исправлено из: два.

[5] Адрес написан другими чернилами и почерком.

[6] Слово написано над строкой; в строке зачеркнуто: апреля.

[7] В рукописи оставлено свободное место для простановки числа месяца.

[8] 8 Фраза написана над строкой; в строке зачеркнуто: прежние обротчики им[я]реки.

[9] 9 Фраза написана над строкой; в строке зачеркнуто: новой обротчик им[я]рек.

[10] 10 Фраза написана над строкой; в строке зачеркнуто: прежней обротчик им[я]рек.

[11] 11 Фраза написана над строкой; в строке зачеркнуто: на съезжем дворе.

[12] 12 Фраза написана над строкой; в строке зачеркнуто: апреля з 25-го (в рукописи исправлено из: 24-го) числа.

[13] В рукописи исправлено из: 1707-го.

[14] 14 Фраза написана над строкой; в строке зачеркнуто: апреля по 25-е ж число на пять лет.

[15] Слово написано под строкой; в строке зачеркнуто: да.

[16] Цифра написана по смытому; перед ней замазано и смыто: 30 (?).

[17] 17 Фраза написана над строкой; текст в строке утрачен, сохранились только выносные буквы: а(лтын)… де(нги).

[18] Окончание утрачено; текст, заключенный в квадратные скобки, восстановлен по смыслу. На левом поле перпендикулярно основному тексту помещена краткая роспись мельничного оборудования: Заводу: четыре веретена, 4 порхлицы, 4 коробки, 4 шестерни во… (окончание последнего слова, очевидно, находилось в утраченной части документа).

[19] 19 В рукописи идеограмма: (п).

[20] В рукописи исправлено из: слугам.

[21] Слово написано после зачеркнутого: марта в день.

[22] В рукописи далее зачеркнуто: и в тех бревнах.

[23] 23 Написано другими чернилами убористо над строкой.

[24] Слово написано над строкой.

[25] В рукописи далее зачеркнуто: имать с вышеписанных вотчин по розвытке, смотря по делу.

[26] В рукописи далее зачеркнуто: с них же по розвытке.

[27] В рукописи далее зачеркнуто: а что к тому делу.

[28] 28 В рукописи идеограмма: (п).

[29] В рукописи далее зачеркнуто: приказщику.

[30] 30 Имя и фамилия вписаны убористо другими чернилами.

[31] 31 Фраза написана убористо над строкой; в строке и над строкой зачеркнуто: к збору с помольщиков великого государя денежной казны, что збирается с помольщиков.

[32] 32 Фраза написана другими чернилами на обороте под крыжом; на лицевой стороне над крыжом зачеркнуто: к збору.

[33] 33 Фраза написана убористо другими чернилами над строкой.

[34] 34 Фраза написана убористо другими чернилами над строкой; в строке и над строкой зачеркнуто: в место и за рукою вме.

[35] В рукописи далее в строке и над строкой зачеркнуто: и того выборного крестьянина.

[36] Слово написано другими чернилами над строкой.

[37] Пометы написаны разными чернилами и почерками, отличными от чернил и почерка основного текста.

[38] В рукописи оставлено свободное место для простановки числа месяца.

[39] 39 В рукописи идеограмма: (п).

[40] В рукописи далее зачеркнуто: с помольщиков.

[41] 41 Фраза написана убористо другими чернилами над строкой; в строке и над строкой зачеркнуто: дан на Монастырских дел съезжем дворе.

[42] 42 Фраза написана убористо над строкой.

[43] 43 Фраза написана другими чернилами на обороте под крыжом; на лицевой стороне далее в строке и над строкой зачеркнуто писанное разными чернилами: и объявлять, и отдавать, и великого государя в казну отдавать на съезжем дворе перед.

[44] Слово написано другими чернилами над строкой.

[45] В рукописи слово исправлено другими чернилами из: стольнику; последнее, в свою очередь, в рукописи исправлено из: стольником.

[46] 46 В рукописи имя, отчество и фамилия исправлены другими чернилами из: Ивану Мироновичю Кологривову.

[47] Слово написано убористо над строкой.

[48] В рукописи далее зачеркнуто: а мельником.

[49] В рукописи далее зачеркнуто: и все.

[50] Слово написано убористо другими чернилами над строкой.

[51] 51 Фраза написана разными чернилами на обороте под крыжом; на лицевой стороне далее замазано: а (написана по: и).

[52] Слово написано над строкой.

[53] В рукописи далее зачеркнуто: жерно.

[54] 54 Фраза написана другими чернилами, в том числе первое слово над строкой.

[55] Так в рукописи.

[56] 56 В рукописи идеограмма: (п).

[57] 57 Фраза написана убористо над строкой.

[58] 58 Фраза написана другими чернилами над строкой; в строке зачеркнуто: те карабельные.

[59] Исправлено; в рукописи ошибочно: прежхних.

[60] В рукописи далее зачеркнуто: да на них же довелись и иных всяких зборов денги взять, а что.

[61] 61 Фраза написана над строкой.

[62] Имя написано размашисто — для лучшего заполнения оставленного ранее в рукописи свободного места.

[63] В рукописи далее зачеркнуто: деньги.

[64] В рукописи далее зачеркнуто: в Суздаль.

[65] В рукописи далее зачеркнуто: а буде с них возьмешь какой взяток, и за то ты (?), и за то тебе.

[66] В рукописи далее зачеркнуто: а приехав.

[67] В рукописи фамилия сокращена до идеограммы: (к).

[68] 68 Фраза написана другими чернилами над строкой.

[69] В рукописи идеограмма: (п).

[70] В рукописи идеограмма: (п).

[71] Слово написано убористо над строкой; в строке зачеркнуто: дву.

[72] В рукописи цифра исправлена из: 6.

[73] В рукописи далее зачеркнуто: по 4 денги.

[74] Перед цифрой разряда единиц почернена цифра 4.

[75] В рукописи далее зачеркнуто: 17 алтын 2 денги.

[76] В рукописи идеограмма: (п); далее зачеркнуто: иноземцом же в дачю розвытки по 3 алтына по 2 денги з двора; и того 5 рублев 20 алтын.

[77] В рукописи идеограмма: (п).

[78] В рукописи далее зачеркнуто: в… (для числа месяца оставлено свободное место) день.

[79] В рукописи далее зачеркнуто: оброку.

[80] В рукописи отчество сокращено до идеограммы: (м).

[81] В рукописи фамилия сокращена до идеограммы: (к).

[82] В рукописи оставлено свободное место для простановки числа месяца.

[83] 83 Фраза написана убористо над строкой.

[84] Адрес написан другими чернилами и почерком.

[85] 85 Исправлено; в рукописи ошибочно: велел старосте.

[86] В рукописи утрачено 10–12 букв.

[87] В рукописи утрачено 12–14 букв.

[88] В рукописи утрачено 8–10 букв.

[89] В рукописи утрачено начало слова (5–6 букв).

[90] Исправлено; в рукописи ошибочно: дворов.

[91] Адрес написан другими чернилами и почерком.

[92] Число месяца написано по: 8.

[93] 93 Так в рукописи.

[94] В рукописи оставлено свободное место для простановки числа месяца.

[95] Текст, заключенный в квадратные скобки, в рукописи затерт, возможно с последующей попыткой написания в этом месте идеограммы «(м)».

[96] Адрес написан другими чернилами и почерком.

[97] В рукописи оставлено свободное место для простановки числа месяца.

[98] Название деревни вписано убористо над строкой.

[99] В рукописи оставлено свободное место для простановки числа месяца.

[100] 100 Фраза вписана убористо между слов.

[101] В слове частица «де» вписана убористо.

[102] Адрес написан другими чернилами и почерком.

[103] В рукописи далее зачеркнуто: в.

[104] Адрес написан другими чернилами.

[105] В названии города «гел» вписано убористо.

[106] Слово вписано убористо над строкой.

[107] В рукописи слово исправлено из: рублев.

[108] Помета написана чернилами и почерком, отличными от чернил и почерка основного текста и помет на обороте.

[109] Так в рукописи.

[110] То же.

[111] Исправлено; в рукописи ошибочно: 1702-го.

[112] Лицо, подавшее отписку, в тексте пометы не обозначено.

[113] Лицо, подавшее отписку, в тексте пометы не обозначено.

[114] Так в рукописи.

[115] 115 Фраза написана над строкой; в строке зачеркнуто: великому государю, а в Суздале в приказе Монастырских дел, в приказной избе в Суздаль.

[116] 116 Фраза написана над строкой; в строке зачеркнуто: монастыря.

[117] В рукописи далее зачеркнуто: а в отписке ево написано.

[118] В рукописи слово исправлено из: говорить.

[119] 119 Фраза написана убористо над строкой.

[120] С этого места и до конца основного текста документа фраза написана на обороте под крыжом; на лицевой стороне далее в строке зачеркнуто: того чинить боярским крестьяном не велел.

[121] 121 В рукописи идеограмма: (мн).

[122] В рукописи слово исправлено из: отписать.

[123] В рукописи оставлено свободное место для простановки числа месяца.

[124] Имя адресата и дата отправки написаны на разных сторонах пакета.

[125] Так в рукописи.

[126] Так в рукописи; очевидно, следовало бы: послал.

[127] Слово вписано убористо.

[128] Так в рукописи; очевидно, следовало бы: велел.

[129] Дата отправки проставлена непосредственно по окончании основного текста.

[130] В рукописи слово исправлено из: июня.

[131] Лицо, подавшее отписку, в тексте пометы не обозначено.

[132] 132 Так в рукописи — частично исправлено из: властелинскому указу.

[133] Исправлено; в рукописи ошибочно: замочтав.

[134] В слове «ской» написано убористо над строкой.

[135] 135 В рукописи фраза исправлена из частично смытого: и на отдел.

[136] Адрес написан другими чернилами и почерком.

[137] Слово вписано убористо на поле рукописи.

[138] Так в рукописи; следовало бы: 1702-го.

[139] Так в рукописи.

[140] Адрес написан другими чернилами и почерком.

[141] Пометы на нижнем поле лицевой стороны и на обороте выполнены разными чернилами и почерками.

[142] Помета написана грубым, местами неразборчивым почерком; ряд чтений носит предположительный характер.

[143] Окончание слова (4–5 букв) прочтению не поддается.

[144] Слово написано на поле рукописи.

[145] 145 Слова исправлены из: по чему он.

[146] 146 Фраза написана убористо над строкой.

[147] В рукописи слово исправлено из: доимки.

[148] 148 Так в рукописи.

[149] 149 Так в рукописи; следовало бы: писали Семену Щукоцкому.

[150] Слово написано по смытому.

[151] В рукописи далее смыто: а мне.

[152] Исправлено; в рукописи ошибочно: старостую.

[153] Так в рукописи — «сем» исправлено из частично смытого «крест».

[154] В рукописи оставлено свободное место для простановки числа месяца.

[155] Так в рукописи.

[156] В рукописи слово исправлено другими чернилами из: того.

[157] В рукописи далее текст написан другими чернилами и почерком.

[158] Слово вписано убористо.

[159] Исправлено; в рукописи ошибочно: рукую.

[160] 160 Написано по обрезу нижнего поля; утраченный текст отмечен отточиями. Незначительная величина сохранившегося фрагмента текста не позволяет с уверенностью охарактеризовать почерк и чернила.

[161] Адрес написан чернилами и почерком, отличными от чернил и почерков основного текста.

[162] В рукописи оставлено свободное место для простановки числа месяца.

[163] Окончание документа утрачено.

[164] Адрес написан другими чернилами и почерком.

[165] Далее в рукописи ошибочно повторено: да за ярлыковские, и хрепилевские, и медвецкие пустые дворы з двора по полуденге; да на провожатое и на отписи з двора по денге.

[166] В рукописи оставлено свободное место для простановки числа месяца.

[167] 167 Имя и отчество вписаны другими чернилами на оставленное в рукописи свободное место.

[168] 168 Имена и отчества вписаны убористо другими чернилами на оставленное в рукописи свободное место.

[169] Исправлено; в рукописи ошибочно: доправин.

[170] 170 Имя и отчество вписаны другими чернилами на оставленное в рукописи свободное место.

[171] Лицо, подавшее отписку, в тексте пометы не обозначено.

[172] Исправлено; в рукописи ошибочно: собрали.

[173] Помета написана чернилами и почерком, отличными от чернил и почерка основного текста; при этом чернила схожи с чернилами, которыми на обороте написана помета о получении.

[174] Адрес написан другими чернилами почерком, тождественным (?) почерку, которым написан основной текст документа.

[175] Так в рукописи; следовало бы: триста.

[176] Так в рукописи; следовало бы: податей.

[177] То же.

[178] Название села написано убористо над строкой.

[179] В рукописи оставлено свободное место для простановки числа месяца.

[180] Исправлено по контексту; в рукописи ошибочно: грамотам.

[181] Последняя буква в слове замазана; восстановлено по смыслу.

[182] Так в рукописи.

[183] Так в рукописи; следовало бы: податях.

[184] 184 Так в рукописи; ср. ниже в соответствующем месте (примеч. 185): две денги.

[185] 185 Так в рукописи; ср. выше в соответствующем месте (примеч. 184): одна денга.

[186] В рукописи слово исправлено из: доправил.

[187] В рукописи слово исправлено из: отдать.

[188] Скрепа написана другим почерком.

[189] 189 В рукописи идеограмма: (п).

[190] В рукописи далее зачеркнуто: по доимочны.

[191] В рукописи далее зачеркнуто: и на от.

[192] 192 Фраза написана убористо над строкой; в строке зачеркнуто правленое: в дачю.

[193] В рукописи далее зачеркнуто: да Покровского жь (м) в.

[194] 194 Фраза написана убористо над строкой.

[195] В рукописи далее зачеркнуто написанное более светлыми чернилами убористо над строкой: и обротчиков.

[196] 196 Фраза написана более светлыми чернилами убористо над строкой.

[197] 197 Фраза написана более темными чернилами убористо над строкой.

[198] 198 Фраза написана убористо над строкой.

[199] 199 Фраза написана над строкой.

[200] В рукописи далее зачеркнуто: не чи.

[201] 201 Фраза написана на обороте под крыжом.

[202] В рукописи далее зачеркнуто: доезду.

[203] В рукописи оставлено свободное место для простановки числа месяца.

[204] В рукописи далее зачеркнуто: что их есть.

[205] 205 Фраза написана другими чернилами.

[206] Так в рукописи.

[207] Скрепа написана другим почерком.

[208] 208 В рукописи идеограмма: (п).

[209] 209 В рукописи аббревиатура: сима.

[210] В рукописи далее зачеркнуто: и.

[211] В рукописи далее зачеркнуто: в ар.

[212] 212 В рукописи идеограмма: (п).

[213] В рукописи далее зачеркнуто: котор.

[214] Так в рукописи; ниже по тексту в соответствующих местах вместо чтения «крупу» везде (всего трижды) присутствует чтение «мука».

[215] 215 В рукописи фраза написана на свободном месте на л. 2 под знаком вставки в виде открывающей квадратной скобки и поясняющей пометы «писать»; при этом в основном тексте начальная часть этой же фразы, где определена номенклатура хлебных запасов, собираемых на территории Владимирского уезда, заключена в квадратные скобки.

[216] Исправлено; в рукописи ошибочно: Опольного.

[217] В рукописи далее ошибочно написано: на Воронеж.

[218] В рукописи далее зачеркнуто: з двора.

[219] В рукописи далее зачеркнуто: а Суздальск.

[220] 220 В рукописи фраза написана на л. 2 об.

[221] 221 Фраза написана на л. 1 об. под крыжом.

[222] Слово написано убористо над строкой.

[223] Так, в рукописи; очевидно, следовало бы: отписи.

[224] Слово написано убористо над строкой.

[225] Слово вписано убористо на поле рукописи.

[226] 226 Фраза написана убористо над строкой.

[227] В рукописи далее зачеркнуто: выслать.

[228] В рукописи далее зачеркнуто: не пое.

[229] Далее зачеркнуто: и которого числа с теми запасы.

[230] Слово написано убористо над строкой.

[231] 231 Фраза написана на л. 2 об. под крыжом.

[232] Над строкой зачеркнуто написанное убористо: а которого числа высланы будут, записывать имянно в книги, и к тем скаскам приказщиком, и старостам, и выборным велеть прикладывать руки.

[233] Слово написано убористо над строкой.

[234] 234 Фраза написана убористо над строкой.

[235] В рукописи далее зачеркнуто: сколько человек пригож.

[236] Исправлено; в рукописи ошибочно: наказазы.

[237] 237 Имена и фамилии написаны другими чернилами и почерком.

[238] Слово вписано убористо на поле рукописи.

[239] Имя написано убористо другими чернилами и почерком над строкой; в строке зачеркнуто: Осип.

[240] 240 Имя и фамилия написаны другими чернилами и почерком.

[241] Слово вписано убористо на поле рукописи.

[242] Начало слова вписано убористо на поле рукописи, окончание слова отсутствует; восстановлено по смыслу.

[243] В рукописи далее зачеркнуто: станы.

[244] 244 Имя и фамилия написаны убористо над строкой; в строке зачеркнуто: Василей Черкасов.

[245] В рукописи далее зачеркнуто написанное другими чернилами и почерком: Родивон Рожков.

[246] Слово вписано убористо на поле рукописи.

[247] В рукописи далее зачеркнуто: станы.

[248] Так в рукописи; следовало бы: Сахтышской.

[249] 249 Имя и фамилия написаны другими чернилами и почерком.

[250] Слово вписано убористо на поле рукописи.

[251] 251 Фраза написана другими чернилами и почерком.

[252] 252 То же.

Приложение

 

№ 37

1701 г. мая 17 — Память властей Покровского монастыря игуменьи Параскевы и келаря Александры монастырскому московскому стряпчему М. Стахееву с инструкциями по работе и с извещением о текущих делах

 

Пречестные и великие обители Пречистые Богородицы честнаго и славнаго Ея Покрова от игуменьи Параскевы да келаря Анастасии с сестрами монастырьских наших московских дел стряпчему Михаилу Стахееву. В нынешнем 1701-м году по имянному великого государя царя — [1]полный титул1 — указу и по приказу стольника Ивана Мироновича Кологривова с монастырьских вотчин оброчные деньги велено в монастырьскую казну збирать; а на[м] те деньги — в церкви на воск, и на ладон, и на вино церьковное, и на деревянное масло, и нам, игуменье и келарю с сестрами, государева окладного жалованья, [2]и протопопу з братьею заздравные и заупокойные милостины, и молебных, и понахидных2, и домовым людям, и ни на какие росходы — без указу великого государя из Монастырьского приказу[3] с того числа, как приехал в Суздаль, [4]денег и хлеба4 держать[5] не велел.

И тебе б написать челобитную нашим именем и бить челом [6]великому государю6 в Монастырьском приказе[7], покаместо перепищик по указу великого государя опишет, чтоб в церкви на всякую церьковную потребу купить, и нам, игуменье с сестрами, [8]и протопопу з братьею8, и домовым людям по окладу указал [9]великий государь9 выдавать [10]деньги и хлеб10; и о том, буде государев указ будет из Монастырьского приказу, взять указ великого государя к стольнику к Ивану Мироновичю Кологривову [11]с прочетом11. Да тебе ж бить челом в Монастырьском приказе о указе великого государя, чтоб в Суздале и в ыные городы воеводам и сыщиком в посылки монастырьских людей [12]и подвод без указу из Монастырского приказу12 не давать. А о доимке карабельных денег, на которых вотчинах есть, править послано подьячей с выборным крестьянином.

[13]Писано 1701-го, маия в 17 день13.

 

ГА ВО. Ф. 575. Оп. 1. № 344. Л. 66. Подлинник (отпуск).

 

№ 38

1702 г. января 4 — Отписка московского стряпчего Покровского монастыря М. Стахеева игуменье Параскеве и келарю Анастасии о текущих делах

 

(Л. 30) Государыням игумение Параскевие, келарю Анастасие и всему собору Михайло Стахеев челом бьет. В прошлом, государыни, 1701-м году, декабря в 31 день, прислано, государыни, ко мне с монастырским вашим слугою[14] с Афонасьем Матвеевым в почесть Монастырского приказу и иных, в которых бывают монастырские дела, приказным людем дватцать туш, сорок гусей, дватцать ососов. И та вышеписанная присылка у него, Афонасья, — туши, и гуси, и ососы — приняты, и с той присылки приказным людем почесть чиню.

Писано, государыни, ко мне, и прислан с указу, каков дан Монастырского приказу подьячему Якову Никифорову, список. И против того указу в Монастырском приказе ведомости спрашивают непрестанно, сколко за которым архиереем или за монастыри в селех и деревнях крестьянских и бобыльских по переписным книгам дворов, и что сверх переписных книг прибыло или убыло, и сколько в котором селе и в деревнях порознь к селу и деревне четвертной пашни, и пустошей, и сенных покосов, и лесу десетин или мерою. И той ведомости[15], как был монастырской ваш подьячей Филип Крюковской, и на нем Иван Баутин спрашивал да отпущен за словами, что, учиня, ему то все прислать, не мотчав,— за тем и отпущен, — прикажите, государыни, зделать и прислать, не помотчав;не только что с вашего монастыря таких ведомостей спрашивают: Ростовского дому, и Савина монастыря, и московские монастыри ведомости зделали и в Монастырской приказ подали. А подьячему Якову Никифорову в указе в повороте написано: и дела до нас немного, велено ему питатьца из дому архиерейскаго; а что чего[16] спрашивают, в том прикажите, государыни, отповедь зделать.

(Л. 29) Да ко мне жь, государыни, писано, что в прежних указех, каковы присланы к Преосвященному митрополиту и к перепищику, чтоб иных статей, чего ныне спрашивает подьячей Яков Никифоров, не спрашивали. И то делается не от нас, и на подьячих в том пенять не для чего — что прикажет зделать боярин, то и делают, а такова указу, чтоб дворов не переписывать, не дадут. И о том я бил челом дьяком, да отказали; да и докучать, государыни, гараздо неприлично, потому что мы сами слышим боярской приказ о всех вышеписанных статьях.

Да ко мне жь, государыни, писано: что писал я в прежних отписках по приказу боярина Ивана Алексеевича Мусина Пушкина о зборе против указу великого государя и грамоты доимочных денег, чтоб вы, государыни, приказали послать монастырских слуг; и приказали збирать, а себе от того взятков никаких никому имать[17] не приказали. А кто имяны и куды кто для зборов послан будет, и о том бы приказали вы писать в Монастырской приказ имянно; а того-де, чтоб вам в Монастырской приказ писать, в грамоте не написано. И то, государыни, мне мнитца, что бутто моя какая затейка. А мне то делать, забыв свою голову, и затевать на милость боярскую, чего б мне не приказал писать, собою затевать не для чего; прикажите писать против отписки моей имянно — боярин в словах своих, что изволил мне приказать, не отопрется, — потом изволите усмотреть моей неправды, лише б чего милости вашей не принеслось. А я в правости своей надежен, да и слова мои о сем слышал Филип Крюковской, как я говорил при нам с Ываном Баутиным. А которые монастырские ваши слуги для…[18]

На л. 30 об. против адреса, на другой стороне пакета, приписка[19]: Письмо от Ивана Баутина к Якову Микифорову послал с Офонасьем Матъвеевым. Прикажите, государыни, управлять немедленно и присылать в Монастырской приказ. Генваря в 4 день.

На л. 30 об. адрес: Государыням игумение Параскевие, келарю Анастасие и всему собору.

На л. 30 об. на верхнем поле помета о получении: 1702-го, генваря в 6 день, подал отписку монастырьской слуга Афонасей Матвеев.

 

ГА ВО. Ф. 575. Оп. 1. № 18. Л. 30, 29. Подлинник (без конца). Был сложен пакетом.

 

№ 39

Около 1702 г. декабря 22 — Отписка мирского старосты вотчины Воздвиженского Николаевского монастыря Тихоновой пустыни А. Андреева стольнику И. М.Кологривову о самоуправстве приказного М. Гаментова и с просьбой о возврате счетной доски

 

(Л. 36 об.) Государю Иоанну Мироновичю послушник ваш вотчины Луховского уезду Воздвиженского Николаевского монастыря Тихановы пустыни мирской староста Агапит Андреев челом бъет.

В нынешнем, государь, 1702-м году, декабря в 22 день, напившися пъян, приказной Михайло Гаментов пришол к нам, сиротам, в мирскую схожую избу, и заманил меня, сироту, одного, без мирских людей, и напал на меня, сироту, безвинно, приказал бить батоги сторожам до полусмерти, рнясь тому, что я, сирота, по ево приказу в нынешней торговой день посуды деревянной и горшков к нему в дом не купил, и подносов ему почасту — вина и харчевого всякого — не подношу, и детям ево на питье и на калачи денег не даю, и ево доходов хлебных и денежных из миру сверх указного числа не збираю, о правде ему говорю; и бутто я, сирота, о государском хлебном зборе о сухарях не радею. А я, сирота, безпрестанно по деревням ездил и тот запросной хлеб выслал. А он, приказной, только лишо на кого напал, за решетку сажает и мучит, вином и деньгами с них берет, пъет и бражничает, ни о каких делах не радеет, лишо свои доходы с лишком выбирает, и почасту на меня, сироту, нападает, и от избы схожей отбил, и всякие дела остановил, и крестьяня многие на сход ходить не смеют. И о том я, сирота, являл иеромонахом з братьею, и явочную челобитную им подал, и против того к тебе, государю, послал заручную челобитную.

(Л. 37) Пожалуй, государь, Иван Миронович, не дай меня, сироту, разорить и напрасно изогнать. А он, приказной, поноситца словами: «я-де в Суздале стольнику не судим, а судим де-я на Москве в Монастырском приказе». И ныне он в Суздаль по твоей памяти не едет, хочет вскоре ехать к Москве. И ты, государь, Иван Миронович, пожалуй, по него вскоре пришли, чтоб ево дома застать; и против моего челобитья прикажи, государь, братьею розыскать. А мы, государь, беззаступные, окроме Бога, и великого государя, и тебя, государь, Иван Миронович, к себе помошника никого не имеем. [20]А что с кого вымучил, и тому роспись послана20.

Да милости у тебя, государя, просим. Как ты изволил быть у нас в дому чюдотворцове, и в то время к тебе, государю, взял у нашего мирского дъячка Ивана Прокофьева подьячей твой Алексей счеты в досках; и тех счетов он не отдал, увез с собою. Пожалуй, государь, прикажи ему отдать нашему ходоку крестьянину; а нам, сиротам, без них быть нельзя, а иных купить у нас негде.

На л. 37 об. адрес: Государю Иоанну Мироновичю.

 

ГА ВО. Ф. 575. Оп. 1. № 297. Л. 36 об., 37. Подлинник на двойном листе бумаги. Был сложен пакетом.

 

№ 40

1702 г. декабря [22–24] — Отписка приказного Воздвиженского Николаевского монастыря Тихоновой пустыни М. Гаментова стольнику И. М.Кологривову о неповиновении, злоупотреблениях и «плутовстве» отставного слуги Романа, мельничного приказчика Я. Фалина и вотчинных крестьян

 

(Л. 34 об.) Государю моему милостивому Иоанну Мироновичю подаждь Христе Боже многолетное и благополучное здравие.

В нынешнем, государь, 1702-м году, в декабре месяце, прислан от тебя, государь, ко мне, убогому, указ, чтоб мне быть в Суздаль. И ныне мне ехать никоторыми делы невозможно для того, что по указу великого государя ныне высылаем запросные запасы, что указано с которых городов в Новегороде и во Пскове. А по указу великого государя с Луховского уезду указано брать сухарями з двора по полуосмине с получетвериком и поставить на срок во Пскове: первой срок — декабря 25 число, а последнее — генваря 1-е число. А у нас крестьяне и по се число того не управляют, — бьюся, и мочи моея с ними нет, и старосту за то и батожьем стегал, чтоб он то управлял безсрочно, — а сроки подходят; живучи они в буйстве своем, и так на себя накопили: что было им платить в Воскресенской[21] монастырь на год оброку по триста рублев, и они того за четыре года не платили; а те деньги ныне довелось платить в Монастырской приказ.

Да они ж, крестьяне, соглашаючись Николы Шартомского монастыря со крестьяны, — а никольские-де крестьяня пошли к Москве бить челом великому государю, что-де ты, государь, изволишь на них оброк класть большой, не против мочи, — а и наши крестьяня, на то ж смотря, пошли три человека — Ларион с товарыщи — также бить челом к Москве; а у твоего благородия явились ли, или нет, про то я не знаю. Да что им, дуракам, о том и бить челом! — сего году, в ноябре месяце, перепищик стольник Петр Артемьевичь Волынской у нас в Тиханове пустыне был, и книги описи своей, что их налицо, написано; и к тем книгам руку я прикладывал, и к скаске, что у них пустых деревень запустело, руку приложил же. А те книги и скаска ныне от стольника к Москве в Монастырской приказ посланы, или (Л. 35) нет, про то не знаю. А как в Монастырском приказе книг не будет, о чем бы им и бить челом? — без ведомости им никакова указу не будет, — все лише плутают и на себя еще копят доимки; а и так много. А станешь им говорить, чтоб они вышепомянутые деньги платили в Монастырской приказ, и они лише з досадою устремляются, и крамолят, и затевают ложное челобитье. И в том, буди воля великого государя, буду милости просить о розыску у боярина Иоанна Алексеевича Мусина Пушкина. А как к Москве поволокуся, к твоей милости поклонитися заеду, потому что писано ко мне велено быть к Москве. А что ты, государь, изволил указ прислать, чтоб мне быть в Суздаль, а по чьему челобитью, про то я не знаю, а благородие твое судит праведно.

А наперед сего доносил я твоей милости на письме на отставного слугу Рамана в ево нерадение и плутовстве, и чтоб ево переменить. И в том, как твоя воля волит, прошу у тебя, государя, милости и праведного розсуду. Пожалуй, государь, не презри моего прошения! Не всяким челобитьчиком, кои не в правде коварничают, веру ими; истинно много и не в правде коварничают — сам усмотрить изволишь после.

А что ты, государь, изволил приказать на мельнице смотрить Якову Фалину, истинно все худо, — чаю против прошлых годов не собрать; а ныне по указу великого государя в Монастырском приказе спрашивают прибыли. А Яков Фалин — истинно плут: доносил я твоему благородию, как ты, государь, изволил быть у Чюдотворца Тихона, что в Луховском уезде, что воровски украткою утаил, будучи в старостах, рублев сь семьдесят мирских денег.

Еще ж, государь, два плута: Семен, прозвище Белоглаз, да Прокофей, прозвище Кисель, тако ж-де воровски заели мирских денег со сто с семьдесят рублев. А в мире малой сохе лише убытки (Л. 35 об.) и разорение, — а они, бедные, и слова не смеют молвить, потому что от них заганены, — и все выбираются своим изволом в старосты, и в выборные, и ко всяким збором, а мелкие сохи не выбирают. И о том преж сего на них, плутов, от мелкие сохи в Воскресенской монастырь ко властем в их плутовстве было и челобитье; и по указу властей и по розыску не указано им быть ни в старостах, ни в выборных, ни у какова приему, ни у мирских дел у стола. Истинно, государь, все погибают от таких плутов: собрав дань, а где девают, сыскать невозможно; Бог знает, как с ними и быть. А все буи, самовольны, многие пошли в разбои, — не знамо, с ними как и быть, — и живут в хоронках. И твоему благородию известно, на Ландехе поиман такой же буй Ивашко Сухой, приведен в Суздаль, и пытан в застенке, и тако ж оговорил четырех человек в разбоях. И тут я терпел три недели в приказе, а крестьянин Ларион в ысподней тюрьме в одном кафтанишке терпел глад, и стужу, и мраз. Да уже от таких безделников не знамо,как и быть.

[22]При сем писавый прикащик Михайло Гаментов до лица земли челом бью22.

На л. 34 адрес: Государю Иоанну Мироновичю да вручится честне.

 

ГА ВО. Ф. 575. Оп. 1. № 297. Л. 34 об. — 35 об. Подлинник на двойном листе бумаги. Был сложен пакетом, на л. 34 в пяти местах следы от приложения красного сургуча.

Обоснование датировки: нижняя дата определяется по упоминанию в документе наказания крестьянского старосты батогами (согласно документу № 39 оно состоялось 22 декабря 1702 г.); верхняя дата уточнена на основании информации документа о ненаступлении первого срока поставки сухарей — 25 декабря 1702 г.

 

№ 41

1703 г. апреля 21 — Выборная память крестьян вотчины Покровского монастыря села Новоселки Нерльской Суздальского уездакрестьянина Ивана Ларионова в целовальники монастырской мельницы на реке Нерли

 

Лета 1703-го, апреля в 21 день, по указу великого государя царя и великого князя Петра Алексеевича, всеа Великия и Малыя и Белыя Росии самодержца, и по приказу столника Ивана Мироновича Кологривова вотчины Покровского девича монастыря Суздалского уезду села Новоселки Нерской староста Ерофей Никифоров, соцкой Игнатей Григорьев, крестьяня Илья Григорьев, Михайло Борисов, Емельян Иванов[23], Данило Борисов, Федор Давыдов, Кузьма Семенов, Антипа Иванов, Марко Афонасьев, Гаврило Якимов, Иван Федоров, Яков Васильев, Степан Макаров, деревни Турыгина Тарас Тимофеев, Федор Карпов, Спиридон Карпов, Федор Парфенов, Данило Парфенов, Иван Еремеев, Лукьян Володимеров и все крестьяня выбрали мы того ж села Новоселки Нерской крестьянина Ивана Ларионова на монастырсукю мелницу, что под селом Обакумлевым на реке Нерли, в целовалники к збору с помолщиков великого государя денежной казны с вышеписанного апреля с 21-го числа впредь по полую воду 1704-го году. А збирать ему, Ивану, те деньги и о всем чинить правдою по наказу, каков ему будет дан. А он, Иван, человек доброй, и знающей, и не пъяница, и с такое ево дело будет. И мы, староста и все крестьяня, в том во всем ему верим. А буде он, Иван, у того вышеписанного збору учинит над казною какую хитрость, и на нас, на старосте и на крестьянях, великого государя царя и великого князя Петра Алексеевича, всеа Великия и Малыя и Белыя Росии самодержца, пеня, а пени, что великий государь укажет; и тое денежную казну, буде что он исхитрит, взять на нас же сполна.

А выбор писал по их, старосты и крестьян, веленъю Покровского девича монастыря подьяческой сын Федор Крюковской.

На обороте рукоприкладство[24]: К сему выбору села Новоселъки воскресенской поп Михайло в место старосты Ерофея Никифорова, и соцъкого, и всех крестъян по их велению руку приложил.

 

ГА ВО. Ф. 575. Оп. 1. № 102. Л. 50. Подлинник на гербовой бумаге.

 

№ 42

1703 г. июля 2 — Память стольника И. М. Кологривова приказчикувотчины Покровского монастыря села Родников Суздальского уезда С. Стахееву об отдаче на оброк монастырских пустошей

 

Лета 1703-го,июля[25] в 2[26] день, по указу великого государя царя и великого князя Петра Алексеевича, всеа Великия и Малыя и Белыя Росии самодержца, и по приказу столника Ивана Мироновича Кологривова память[27] Суздалского уезду [28]Покровского девича в вотчину28 в село Родники [29]з деревнями29 приказщику Степану Стахееву.

Как к тебе ся память придет, и ты б[30] на монастырские пустоши, [31]что под селом Родниками з деревнями31, — на пустошь Чулково, на пустошь Саулиху, на пустошь Ульяниху, на росчисную рощу, на пустошь Руниху, на пустошь Шихан, на пустошь Высокое, на пустошь Вороново, [32]на пустошь Воробьиху32 — спросил охотников в оброк ис прибыли. [33]А с тех пустошей33 старого оброку с обротчиков по дватцати по шти рублев по дватцати по пяти алтын. И буде на вышеписанные пустоши будут[34] охотники [35]ис прибыли35 сверх старого оброку, и тех охотников, и что хто [36]на те пустоши36 чинит наддачи, записывать в роспись именно, и[37] к той записке велеть охотником прикладывать руки, и тое роспись прислать в Суздаль, в приказ Монастырских дел, тотчас, безо всякого мотчания, и о том писать[38]; [39]а отписку и роспись велел подать в Суздале, в приказе [40]Монастырских дел40, стольнику Ивану Мироновичю Кологривову.

К сей памяти столник Иван Мироновичь Кологривов печать свою приложил39.

 

ГА ВО. Ф. 575. Оп. 1. № 65. Л. 21. Подлинник (отпуск).

 


[1] 1 В рукописи идеограмма: (пол).

[2] 2 Фраза написана другими чернилами и почерком на обороте под крыжом.

[3] В рукописи далее зачеркнуто: держать не велел.

[4] 4 Фраза написана другими чернилами и почерком убористо над строкой.

[5] Так в рукописи; очевидно, следовало бы: давать.

[6] 6 Фраза написана другими чернилами и почерком убористо над строкой.

[7] В рукописи далее зачеркнуто: чтоб.

[8] 8 Фраза написана другими чернилами и почерком убористо над строкой.

[9] 9 То же.

[10] 10 То же.

[11] 11 То же.

[12] 12 То же.

[13] 13 Фраза написана другими чернилами и почерком.

[14] Исправлено; в рукописи ошибочно: слугое.

[15] В слове «ведом» написано по смытому: земли (?).

[16] В рукописи слово написано дважды.

[17] Слово написано по смытому: не имать (?).

[18] Окончание документа утрачено.

[19] Приписка написана другими чернилами и почерком.

[20] 20 Фраза написана другими чернилами и почерком.

[21] Здесь и далее имеется в виду Новоиерусалимский Воскресенский монастырь, к которому в то время была приписана Тихонова пустынь.

[22] 22 Фраза написана другими чернилами и почерком.

[23] Отчество написано по соскобленному.

[24] Рукоприкладство выполнено другими чернилами и почерком.

[25] В рукописи слово исправлено из: июня.

[26] Число месяца написано другими чернилами по: 1.

[27] В рукописи далее зачеркнуто: Покровского девича монастыря в вотчину.

[28] 28 Фраза написана другими чернилами убористо над строкой, в том числе название монастыря представлено идеограммой: (п д м).

[29] 29 Фраза написана другими чернилами убористо над строкой.

[30] В рукописи далее зачеркнуто: того села Родников.

[31] 31 Фраза написана другими чернилами убористо над строкой.

[32] 32 То же.

[33] 33 То же.

[34] В рукописи далее зачеркнуто: ис прибыли.

[35] 35 Фраза написана другими чернилами убористо над строкой.

[36] 36 То же.

[37] Слово написано другими чернилами по: а.

[38] В рукописи далее зачеркнута писанная другим почерком скрепа: Приказных дел Данило Клепиков.

[39] 39 Фраза написана другими чернилами.

[40] 40 В рукописи идеограмма: (м д).

Форумы