Башнин Н. В. «Часа ради смертнаго»: последние дни жизни архиепископа Вологодского и Белозерского Маркелла в документах Вологодского дома Св. Софии

 

 

Биография архиепископа Вологодского и Белозерского Маркелла (на кафедре с 16 января 1645 г. до смерти 22 марта 1663 г.[1]) была освещена в научной литературе[2]. И. А. Устинова и О. А. Зверева в энциклопедической статье суммировали сведения об этом иерархе[3]. Казалось бы, данную тему можно считать в целом изученной. Однако в Государственном архиве Вологодской области в ф. 1260 (Коллекция столбцов) и ф. 883 (Н. И. и И. Н. Суворовы) выявлены документы, содержащие последние распоряжения архиепископа, сведения о его вещах, имуществе московского архиерейского подворья, а также о хлопотах архиерейских людей после преставления иерарха. Частично они были введены в научный оборот Н. И. Суворовым[4]. Источники такого вида о Вологодских владыках Симоне и Гаврииле (Кичигине) опубликованы, И. Н. Шамина подготовила к публикации опись келейного имущества архиепископа Коломенского и Каширского Никиты (Тотемкого)[5].

Незадолго до своей смерти, архиепископ Маркелл 15 марта 1663 г. «Божия ради посещения для своей немощи и старости часа ради смертнаго» призвал к себе архимандрита Спасо-Прилуцкого монастыря Иону, келаря старца Селивестра, приказного Василия Григорьевича Данилова-Домнина, казначея Софийского дома старца Исайю, дьяков Данила Столбицкого, Артемия Озерова, Лукьяна Аленина и приказал им переписать свои вещи. После смерти владыки «рухлядь» передали в казну Вологодского архиерейского дома. По «изусному» приказу иерарха, его келейные деньги – серебряных 100 рублей и медных 260 рублей 22 алтына 2 денги – былирозданы «на выносе в соборную церковь тела его священиком и нищим в милостыню»[6]. Вскоре после составления описи иерарху стало хуже.

На небольшом листе бумаги, который вклеен между другими в столбце с черновиками домовых документов, находим описание последних дней жизни архиепископа Маркелла: «Государь архиепископ Маркел заскорбел февраля с 15 числа, а первую неделю Великого поста постился и тое же недели в суботу Федорову в соборной и апостолской церкви Софеи Премудрости слова Божия святую Божественную литургию служил и Божественных страшных Христовых Тайн причастился и в Неделю Православия на выходе был. А марта в 16 день маслом соборовался. А посхимился марта в 19 день. А преставись в 22 день в третью неделю Великаго поста в третьем часу дни. И того же числа с отпискою к великому государю к Москве послан сын боярский Козма Борзунов о его архиепископле погребении»[7].

Согласно черновику подорожной, с известием о тяжелом состоянии архиепископа Маркелла к Москве в приказ Большого дворца «наскоро» был отправлен сын боярский Стефан Наумов. Он выехал 17 марта во вторник «ввечеру»[8]. Из черновика другой подорожной узнаем, что 29 марта с отпиской о том, что архиепископ Маркел «преставился», направился в Москву сын боярский Степан Володимеров; ехать следовало «на наемных подводах наспех днем и ночью»[9]. В столице он вместе со стряпчим должен был подать в приказ Большого дворца и бить челом царю об «архиепископле погребении о указе»[10]. Степан Володимеров – это уже второй гонец, поскольку из документа явствует, что 22 марта (в день смерти владыки) уже выехал в Москву сын боярский Козьма Борзунов, от которого не было известий. Из пометы на черновике видно, что Степан «не доехал до Ростова», встретил Козьму Борзунова и вернулся в Вологду с сообщением о том, что тот еще в пути[11].

Обратимся к событиям, связанным с посылкой архиерейского человека в столицу в день смерти иерарха. Итак, сохранилась отписка сына боярского Козьмы Борзунова к приказному В. Г. Данилову-Домнину, в которой он сообщает, что подвод на Ухорском яме ему не дали, из Ярославля до Москвы тоже не дают подвод. И теперь он находится в Ярославле, после оплаты 4 рублей за подводу от Ухорского яма до Ярославля денег не осталось «город незнамой, денег занять не у ково», «а просят на подводу до Москвы семидесят рублев»[12]. При этом с Вологды он получил на дорогу всего 10 рублей, поэтому «нанять нечем, а песу итти не смею».[13] В доказательство своих слов Борзунов сослался на то, что ехал до Ярославля со слугой Соловецкого монастыря (имя не названо) и Васильем Сыдашиным. Далее Козьма попросил отписать ему скорее, что делать, и датировал свое письмо 24 марта. После этой даты находим postscriptum: «А Василей Сыдашин ко мне хотел милость показать и свести до Москвы и у нево же лошади пристали, из Ярославля пеши поволоклись»[14]. На обороте конверта значится, что отписка была получена в Вологде 28 марта «с вечеру» от слуги Спасо-Прилуцкого монастыря, принес ее Иван Столбицкий.[15]

Сохранилась еще одна челобитная «сынчека боярского» Козьмы Борзунова к В. Г. Данилову-Домнину, в которой гонец сообщает о том, что он бил челом ярославскому воеводе В. Я. Утковскому и дьяку Илье Обрамовичю, они не помогли, но его прибытие было зафиксировано. Подвод он по-прежнему не смог найти, извозчики просили 60 рублей, вероятно потому, что «путь последней» (в Москве им, очевидно, пришлось бы дожидаться окончания весенней распутицы). Пешком идти Козьма также не решался, просил написать, что делать и опасался, чтобы в Ярославле «не завесноватца». Из следующего сообщения Козьмы становится ясно, что не только его послали в Москву с известием о смерти владыки: «Сказывают, наши дити боярские до Москвы не доехали никоторой», при этом И. Б. Милославскому также подвод никто не дал, а ямщики разбежались[16]. Дата отправки грамоты – 27 марта, в Вологде ее получили от служки Дионисиево-Глушицкого монастыря Авдюнки 1 апреля[17].

Из отписки московского стряпчего Акинфея Горяинова от 27 марта становится известно, что сын боярский Спиридон Столбицкий приехал в столицу 22 марта с отпиской и святительской грамотой. Согласно указанию архиепископа Маркела, стряпчий подал ее в приказ Большого дворца окольничему Ф. М. Ртищеву. Ртищев бил челом к государю и тот пожаловал и разрешил иерарху «посхимитца, на обещанье в Соловецкой монастырь отпустил», ответственным за этот вопрос был назначен крутицкий митрополит[18]. Однако, со следующей грамотой в Москву приехал сын боярский Иван Симанов 25 марта, который, очевидно, сообщил о принятии схимы Маркеллом 19 марта. В результате прежнюю грамоту выдавать отказались. Судя по пересказу Акинфея Горяинова, если вскоре придет смерть, архиепископ Маркелл просил похоронить его в Прилуцком монастыре, но для этого требовался новый царский указ: «А ныне, государь, дело помечено на твоей отписке, государь пожаловал в Соловецкой монастырь на обещанье отпустил. А буде смертный час постигнет вскоре, и погресть бы в Прилуцком монастыре. И о том великого государя указу нет, как-де Бог по душу пошлет и в то-де число быть-де великого государя указу. А домовую казну указал великий государь переписать воеводе до государева указу»[19]. Этот документ был отослан из Москвы с Иваном Ефремовым 27 марта, а получен в Вологде 2 апреля[20]. Другим почерком на нижнем поле этой отписки сообщается, что 4 апреля некий Спиридон «подал» грамоту «великого государя», согласно которой, архиепископу Маркеллу следовало «ехать на обещание в Соловецкой монастырь».[21]

Таким образом, после смерти иерарха по решению представителей светской власти на Вологде – воеводы Никиты Константиновича Стрешнева и дьяка Аникея Чистого, а также должностных лиц Софийского дома – приказного Василия Григорьевича Данилова-Домнина, казначея старца Исайи, дьяков Данила Столбицкого, Артемия Озерова и Лукьяна Аленина – «к великому государю к Москве» был послан с отпиской сын боярской Козьма Борзунов. Как зафиксировано в приходо-расходной книге 1662–1663 г., в его задачу входило получение указа от государя «о погребении архиепископле»[22].

После всех злоключений в Ярославле Козьма Борзунов прибыл в Москву 3 апреля и вместе со стряпчим Акинфеем Горяиновым отдал отписку с сообщением о том, что «схимник Маркел преставися» митрополиту Сарскому и Подонскому Питириму. Об этом говорится в грамоте московского стряпчего на Вологду к В. Г. Данилову-Домину и другим архиерейским людям[23]. Согласно источнику, в Москву первым приехал соловецкий слуга Фадей и про Козьму Борзунова «ведома не учинил», поэтому царские грамоты митрополиту Ростовскому и Ярославскому Ионе и вологодскому воеводе передали с Фадеем[24]. Московский стряпчий Акинфей Горяинов получил указ об описании московского «домового двора», что было сделано[25]. Отписку со всеми приведенными сведениями и опись подворья он послал в Вологду, куда их привез 17 апреля Козьма Борзунов[26].

Согласно церковным нормам того времени, отпевать архиерея мог только другой иерарх[27]. Так, в 1671 г. архиепископ Вологодский и Белозерский Симон, обращаясь к патриарху Иоасафу следующим образом сформулировал свой вопрос и упомянул архиепископа Маркелла: «А по нашему, государь, обыкновенному чину преселившагося архиерея от жизни сея труп его не предан бывает земли многое время, покамест послан будет для погребения с Москвы или ис которово граду архиерей, и, будучи поверх земли, осмердеет. И ведая той чин многие архиереи, оставя превысочайший чин архиерейства, снисходят в монашество, еже и Вологодский преже бывший преосвященный архиепископ Маркел того ради сотворил. И о сем аз грубый зело смущаюся и душею скорблю, ожидая от частых своих недуг незамедленно смерти»[28]. Однако несмотря на то что архиепископ Маркелл принял схиму, его не похоронили в ближайшие дни. Сложно сказать, почему этого не произошло. Дело было в желании святителя упокоится на Соловках или отсутствовало царское разрешение на погребение в Спасо-Прилуцком монастыре, в то время как в Соловецкую обитель он был «отпущен»? Или же из-за того, что ростовский владыка Иона не смог приехать в Вологду по весенней распутице?

Итак, после преставления иерарха на Вологде ждали ростовского владыку. 29 апреля 1663 г. «к приезду» митрополита Ростовского и Ярославского Ионы купили свежую рыбу, а 1 мая состоялось аналогичная покупка уже «к столу», это говорит о том, что иерарх прибыл в Вологду[29]. Отпевание архиепископа Маркелла состоялось 2 мая, а 3 мая митрополит Иона отправился в Ростов, «на дорогу» ему отнесли рыбы[30]. Похоронен вологодский владыка был на Соловках, куда доставили его тело 5 июня 1663 г. Соловецкий архимандрит Варфоломей отписал царю Алексею Михайловичу о том, что «в твое государево богомолье в Соловецкий монастырь привезли тело твоего государева богомольца бывшего преосвященнаго Маркелла архиепископа Вологодскаго и Белоозерскаго. И я, богомолец твой, со священницы и диаконы, и с братиею, со кресты вышед, встретили на морской пристани, и принесли в соборную церковь, и надгробная над ним совершили, и погребли в часовне, где опочивает чудотворец Герман. А от преставления его до того времени, как ныне привезен к нам в монастырь, одиннацать недель. А тело его ничим же рушимо и лице светло, дух же исходит от тела его добровонен».[31]

Итак, незадолго до смерти Вологодского владыки и после нее возник уникальный комплект документов: 1) 15 марта была составлена опись келейного имущества (по распоряжению самого архиепископа); 2) 5 апреля – опись московского подворья (по распоряжению приказного В. Г. Данилова-Домнина); 3) 28 апреля – опись строений и имущества, а также вотчины Вологодского архиерейского дома Св. Софии (по царскому указу; опубликована[32]). Аналогичного комплекса источников для Вологодского дома Св. Софии за XVII в. не выявлено. Опись келейного имущества и опись московского подворья публикуются ниже.

 

1.Опись имущества архиепископа Вологодского и Белозерского Маркела 1663 г. Подлинник. ГА ВО. Ф. 883. Оп. 1. Ед. хр. 37. Л. 1–11. Рукопись в 40 (160х210 мм), скоропись одной руки. Переплета нет. Скрепы на нижнем поле: 1) «К сем книге архимарит Иона руку приложил»; 2) «К сей книгам прилуцкой келарь Селивестр руку приложил»; 3) «К сей книге Василей Данилов-Домнин руку приложил»; 4) «К сей книге казначей старец Исаия руку приложил»; 5) «К сей книге Данило Столбицкой руку приложил»; 6) «К сей книге Артемей Озеров руку приложил»; 7) «К сей книге Лукеян Аленин руку приложил»; 8) «К сей книге черной дьякон Лаврентей руку приложил». Рукопись ветхая, следы воздействия влаги на всех листах, левый нижний и верхний углы осыпаются, л. 8 выпадает. Часть листов 4 и 4 об. чистые, на л. 4 об. помета «Страница порожжая».

Записи. На верхней половине л. 1 чернилами второй половины XIX–начала XX в.: «№ 3», рядом зачеркнуто: «№ 12», красным карандашом: «№ 3», графитным карандашом: «65», рядом наклейка из бумаги XIX–XX вв. на которой графитным карандашом: «65». Заголовок посередине листа чернилами почерком второй половины XIX в. (Н. И. Суворов?): «1663. А. Маркелл, часа ради смертнаго велел переписать все свое имущество». Рядом карандашом: «Марта 15, за неделю до смерти». На верхнем поле л. 1а чернилами второй половины XIX – начала XX в.: «1663», графитным карандашом: «Марта 15». Слова на л. 1а «Божия ради посещения для своей немощи и старости часа ради смертнаго» подчеркнуты чернилами второй половины XIX – начала XX в. В рукописи некоторые слова подчеркнуты графитным карандашом и продублированы на полях рукописи (Н. И. Суворов?): на л. 2 на правом поле графитным карандашом «деньги, книги, платье и рухлядь»; на л. 3 об. на левом поле графитным карандашом: «100 рублев», «260 рублев 22 а. 2 д.»; на л. 5 на правом поле чернилами «Деисус», «Деисус», «Одигитрия»; на л. 5 об. на левом поле чернилами: «Деисус», «Ковер»; на л. 9 об. на левом поле графитным карандашом «посох»; на л. 10 на правом поле графитным карандашом «марта 22»; на л. 10 об. на левом поле графитным карандашом: «100 руб. 260 руб. 22 а. 9 д.»; на л. 11 после текста чернилами второй половины XIX – начала XX в. «11 листов».

2.Опись строений и имущества московского подворья Вологодского архиерейского дома Св. Софии 1663 г.ГА ВО. Ф. 1260. Оп. 1. Ед. хр. 2121. Сст. 5–11. Подлинник. Столбец, скоропись двух рук. На обороте по склейкам сст. 5–10 другим почерком скрепа без конца: К сей росписи стефановской черной поп Иона руку... На документе следы воздействия воды, пятна, сст. 11 ветхий, оборван. Конец рукописи утрачен.

 

Тексты источников публикуются в соответствии с «Правилами издания исторических документов в СССР» (М., 1990) и сложившейся традицией публикации хозяйственных документов XVII в. Текст разделен на слова и предложения, разбит на абзацы в соответствии с содержанием. Гаплография (пропуск согласных при их удвоении) отмечен в круглых скобках ().

 


© Башнин Н. В., 2023

Работа выполнена при финансовой поддержке гранта РНФ № 20–78–10060-П. https://rscf.ru/project/20-78-10060/

 

[1] Строев П. М. Списки иерархов и настоятелей монастырей Российской церкви. СПб., 1877. Стб. 731.

[2] Суворов Н. И. К биографии архиепископа Маркелла // Вологодские епархиальные ведомости. 1865. № 22. Часть неофиц. С. 853–883; Биланчук Р. П. Святитель Маркелл // Вологда в минувшем тысячелетии: человек в истории города. Вологда, 2007. С. 38–39; Андрущенко Н. А., Андрущенко Е. Н. Жизнеописание святителя Маркелла, архиепископа Вологодского и Белоезерского , игумена Соловецкого // Духовное и историко -культурное наследие Соловецкого монастыря. Сборник научных статей и докладов международной научной конференции . Архангельск, 2011. С. 58–68 .

[3] Устинова И. А., Зверева О. А. Маркелл, архиепископ Вологодский и Белозерский // Православная энциклопедия. Т. 43. М., 2016. С. 722–725. О Вологодской епархии см.: Кузьмин А. В., Шамина И. Н. Вологодская и Великоустюжская епархия // Православная энциклопедия. Т. 9. М., 2005. С. 240–245.

[4] Суворов Н. И. О болезни, посхимлении и смерти вологодского архиепископа Маркелла в 1663 году // Вологодские губернские ведомости. Часть неофиц. 1860. № 26. С. 185–188.

[5] Башнин Н. В. Опись келейного имущества архиепископов Вологодских и Белозерских 1683 г. // Вестник церковной истории. 2016. № 1/2(41/42). С. 8–17; Башнин Н. В., Пушкина Л. В. Хозяйственные документы Вологодского архиерейского дома Св. Софии в последние месяцы жизни архиепископа Гавриила (Кичигина) // Вестник церковной истории. 2022. № 3/4(67/68). С. 303–340; Шамина И. Н.Архиепископ Коломенский и Каширский Никита (Тотемский), его переписка и опись келейного имущества // Источники по истории русского Средневековья и Нового времени. Вып. 2. М., 2023 (в печати).

[6] Государственный архив Вологодской области (далее – ГА ВО). Ф. 883. Оп. 1. Ед. хр. 37. Л. 1

[7] Там же. Сст. 3.

[8] Там же. Ф. 1260. Оп. 1. Ед. хр. 2119. Сст. 1.

[9] Там же. Сст. 2 об.

[10] Там же. Сст. 2 об.

[11] Там же. Сст. 2.

[12] Там же. Сст. 4.

[13] Там же. Сст. 4.

[14] Там же. Сст. 4.

[15] Там же. Сст. 4 об.

[16] Там же. Сст. 5.

[17] Там же. Сст. 5 об.

[18] Там же. Сст. 6.

[19] Там же. Сст. 7.

[20] Там же. Сст. 7, 7 об.

[21] Там же. Сст. 7.

[22] Хозяйственные книги Вологодского архиерейского дома Святой Софии XVII – начала XVIII в. / Сост. Н. В. Башнин. М.; СПб., 2018. С. 180.

[23] ГА ВО. Ф. 1260. Оп. 1. Ед. хр. 2121. Сст. 3.

[24] Там же.

[25] Там же. Сст. 3–4.

[26] Там же. Сст. 3 об.

[27] Чин погребения архиерея опубликован по июньской Минее XVI в. (Чин погребения скончавшегося святителя // Макарий (Веретенников), архим. Из истории русской иерархии XVI века. М., 2006. С. 158–160). В «Изъявлении о начале Пермской епископии, иже быша на Усть-Выми епископи», переписанном в 1775 г., находим следующее описание смерти епископа Питирима: «По Герасиме епископе на Усть-Выми бысть епископ Питирим чудотворец. О кончине его некими достоверно обретоша, что восприя кончину от иноверных некрещеных вогулич вятчан, умучен святый Питирим за Христа пострадав, и скончася месяца августа в 19 день, будучи в шествии святому со своими служители и домочадцы на лузе, зововом Мыс, что промежду двема реками Вычегдою и Вымью. От Усть-Вымска городка отстоит за едино поприще. По убиении же на том месте, идеже святый Питирим умучен бысть, тело его святое лежаще 40 дней ничим вредимо, цело и никакову тлению прикоснувшуся. В августе и сентябре месяце хранимо во обрубе, дондеже о нем писание в царствующий град Москву послася и паки возвратися. И положено его тело святаго отца цело и невредимо с надгробными псалмы и песнми честне спрятавше в его епископию на Усть-Выми близ телесе отца Герасима епископа Усть-Вымскаго чудотворца по левую страну мощей святаго Герасима идеже и до ныне в церкви лежат…» (ОР РНБ. Ф. 550. Q. I. 1260. Л. 9 об. – 10). Подробнее о порядке подготовки мирян и священнослужителей к погребению и поминании умерших см.: Булгаков С. В. Настольная книга для священно-церковнослужителей (сборник сведений, касающихся преимущественно практической деятельности отечественного духовенства). Киев, 1913. С. 1289–1372. Вот некоторые отличия подготовки тела умершего архиерея для погребения от мирского чина: «Тела умерших архиереев и священников не омываются водою, а обтираются губкой, пропитанною деревянным маслом, — и это делается не простыми мирянами, а лицами священными) (иереями и диаконами)... В правую руку умершего архиерея и священника влагается крест, а на груди полагается Евангелие), в возвещении людям которого состояло и самое служение их; диакону влагают в руку кадило. Лицо умершего архиерея и священника покрывается воздухом (который не снимается и во время погребения)» ( Булгаков С. В. Настольная книга для священно-церковнослужителей... С. 1289–1291).

[28] Архив СПбИИ РАН. Кол. 117. Оп. 1. Д. 970. Сст. 1-2.

[29] Хозяйственные книги... С. 183.

[30] Там же. С. 184. Согласно описи архиерейского дома 1663 г., митрополит Иона должен был получить шубу по завещанию архиепископа Маркелла: «Шуба архиепископля соболья пупчатая под лазоревым отласом да манатья отласная же вишневая. По духовной грамоте отдать та шуба и манатья митрополиту, кой будет на отпеванье» (Описи Вологодского архиерейского дома Св. Софии второй половины XVII – начала XVIII в. / Сост. Н. В. Башнин. М.; СПб., 2020. С. 96).

[31] Досифей, архим.Географическое, историческое и статистическое описание ставропигиального первоклассного Соловецкого монастыря… М., 1853. С. 135–136.

[32] Описи Вологодского архиерейского дома... С. 45–117.

№ 1

1663 г., марта 15 – Опись имущества архиепископа Вологодского и Белозерского Маркела[1]

 

(Л. 1а) Лета 7171-го марта в 15 день великий господин Преосвященный Маркел, архиепископ Вологодцкий и Белозерский, Божия ради посещения для своей немощи и старости часа ради смертнаго призвал к себе Спаского Прилуцкого монастыря архимарита Иону, да келаря старца Селивестра, да приказново своего Василья Григорьивича Данилова-Домнина, да Софейского дому казначея старца Исайю, и диаков Данила Столбитцкого да Артемья Озерова, да Лукяна Аленина и приказал им в своих архиепископлих кельях, пересмотря (Л. 1а об.) все налицо, Божие милосердие образы строение домовое Софейское, своего строения, и платье, и всякую келейную рухлядь, пересмотря при себе налицо, что есть переписать в записную книгу.

И Прилутцкого монастыря архимарит Иона, да келарь старец Селивестр, да приказной Василей Григорьевич Данилов-Домнин, да казначей старец Исайя и дьяки Данило Столбитцкой, да Артемей Озеров, да Лукян Аленин при нем, Преосвященном архиепископе Маркеле в ево архиепископлих кельях Божие милосердие образы и платье и всякую келейную рухлядь, что (Л. 2) куплено на казенные софейские домовые денги пересмотря все налицо переписали. А свои келейные денги, и книги, и платье и всякую свою келейную рухлядь Преосвященный архиепископ Маркел сам пересмотря по своей заручной келейной росписи денги свои келейные положил в свой же келейной ящик. А что денег и иной рухляди в том ящике, то все написано в ево архиепископле келейной заручной росписи. А рухлядь келейную всю по иво архиепископлю приказу ризничей иво черной дьякон Лаврентий при нем, Преосвященном архиепископе Маркеле да Соловетцкого (Л. 2 об.) монастыря вологодцкой службы при старце Тихоне, положил все в келейной иво сундук, да в две коробьи, да в монатейной ящик, а что иво архиепископли рухляди келейной и где что отдать, то все написано в келейной же архиепископли росписи. И тот ящик з денгами, и сундук, и коробьи запечатав, Преосвященный архиепископ Маркел своей печатью отослал к нему, старцу Тихону, на соловетцкой двор, при себе же свез сундук и коробьи с рухлядью на соловецкой двор иво же архиепископль извощик Василей Никитин да конюхи (Л. 3) Баженко Иванов да Игнашка за старцем Тихоном.

Да от себя же Преосвященный архиепископ Маркел отослал в софейскую домовую казну, что у него было для береженья поставлено по челобитью Пречистинской пустыни из Заоникиива лесу строителя старца Феодосья их монастырских серебряных денег триста восмьдесят три рубли да медных двести дватцать пять рублев. А те денги в их монастырском ларце за иво архиепископлей печатью указал Преосвященный архиепископ Маркел в софейскую казну (Л. 3 об.) тот ларец поставить для береженья же Софейского дому и своему казначею старцу Исайе да диаку Лукъяну Аленину. И по архиепископлю указу казначей старец Исайя и диак Лукъян Аленин тот ларец з денгами в Софейскую казну принял, поставил.

Да он же, Преосвященный архиепископ Маркел Вологодцкий и Белозерский, приказал словесно взять по смерти своей свой же келейной подголовок, а в подголовкесвоем сказал серебряных денег келейных сто рублев да медных двести (Л. 4) шестьдесят рублев дватцать два алтына две денги. А те денги приказал по своей смерти на выносе в помин по своей душе священником и нищим роздать в милостыню.

 

(Л. 5) В келье Преосвященного архиепископа Маркела в крестовой с приходу Божия милосердия образов

Деисус с празниками на тринатцати цках.

Другой деисус с празниками же на левой стене с приходу на одиннатцати цках.

Оба деисусы в киотех писаны на золоте. У обоих деисусов перед Спасовым образом по подсвещнику по медному.

Да у деисуса же, кой с приходу у окна, образ Пречистой Богородицы Одигитрия.

Образ Видение преподобнаго Сергия Радонежского чюдотвороца.

(Л. 5 об.) Обе иконы пядницы писаны на золоте.

 

Да в крестовой же келье от дверей против архиепископля места деисус на трех цках, цки пядницы, в киоте, писан на золоте.

Да в келье же на архиепископле месте ковер кизылбашской цветной неболшой.

Да подушка отласная травчатая светло-вишневая.

Да войлок обшит сукном лазоревым, подножной маловетх.

На другой лавке с правой и (Л. 6) с левой руки две попоны волоских, ветхи.

Да килим полосатой ветх.

Да налой деревянной, на чем правило говорят, а в него кладут книги. Наверху на налое положено сукно лазоревое, ветхо.

В келье же кадило медное старое да шандан железной о четырех ручках веслак.

В келье же в болших в дву окнах две окончины в ставнях. Да летних тех же окон две окончины болшие.

(Л. 6 об.) Да в малых в трех окнах три окончины.

В передних архиепископлих сенях деисус на девяти цках в киотех, писан на золоте.

В сенях же в шести окнах шесть окончин слудяных болших.

Фонарь слудяной болшой, зделан з белым железом.

Другой фонарь шатровой же менши того.

 

В архиепископлих же середних сенех Божия милосердия образов

Образ Всемилостиваго Спаса (Л. 7) Вседержителя да образ Пречистой Богородицы Одигитрия. Оба образа писаны на золоте, цки пядницы.

Да образ Николы Чюдотворца, писан на краске.

В тех же сенех в чюлане архиепископль образ Происхожения Честнаго Креста Господня, писан на золоте.

В чюланех же в двух окнах две окончины болшие косясчатые.

Да в сенях три окончины такие же.

 

В середней архиепископле келье образ Пречистой Богородицы моление Корнилия чюдотворца, писан на золоте.

(Л. 7 об.) Образ Николы Чюдотворца, писан на краске.

Да четыре окончины малых окон.

Рукомой медной с покрышкой.

Лохань медная же гладкая.

 

В задних архиепископлих малых сенях Божия милосердия образов

Образ Пречистыя Троицы.

Образ Происхожение Честнаго Креста Господня.

Образ Пречистой Богородицы Одигитрия.

Образ Дионисия Глушитцкого.

В сенех же окончина в окне болшая.

 

В задней малой келье образ Преображения Господня да образ Моление Корнилия Комелского, писан на золоте.

(Л. 8) В келье же в красном окне вставень зимней с окончиной.

Да в малом окне зимней же вставень с окончиной.

Да летняя окончина красново же окна.

Да три окончины малых окон летние же.

В келье же тюфяк, обшит войлок кожей боранью.

Рукомой медной.

Два заслона печных, железные.

 

В кельях же архиепископлих платья иво, архиепископля, кое делано на домовые казенные денги

(Л. 8 об.) Шуба песцовая черевья соборная под вишневой камкой.

Шуба песцовая же хребтовая под лазоревой камкой.

Шуба песцовая же, испод черевей ветх, покрыта отласом темно-синим.

Шуба испод соболей, пупчатой, под киндяком темно-лимонным.

Монатья большая отласная вишневая, подпушена тафтой двоеличной.

Монатья сукно черное байберек, подложено объярью.

Ряска отлас вишневой гладкой, (Л. 9) ношена, подложена киндяком лимонным.

Ряска отласная травчатая светло-вишневая новая подложена таким же киндяком.

Ряска камчатая зеленая подложена киндяком зеленым же.

Монатья объяринная вишневая, ветха.

Монатья отласная темно-синяя, ветха.

 

Панагия золотая с мощми, на ней образ Николы Чюдотворца резной, навожено чернью, на ней же девять камешков розных да четыре бурминских зерна, кругом сорок жемчюжков.

Другая понагея серебряная, в средине хрусталь, под хрусталем Спасов образ, на той понагеи чепь серебряная.

(Л. 9 об.) Панагия, на ней образ Николы Чюдотворца резная по сердолику камени, обложена серебром золочена, навожена финифты, на ней же шесть камешков, гойтан ткан шелк зеленой з золотом.

Панагия резная по дереву, греческая резь, обложена серебром резным. [2]Та панагея положена на архиепископа2.

Два мятеля суконные, один новой светло-вишневой, а другой ношен вишневой, оба с пашунками шелковыми.

Архиепископль посох обложен серебром резным, на нем четыре яблока чеканные золочены.

(Л. 10) Посох синолойной, на нем четыре яблока серебряные резные золочены.

Кружка серебряная весом фунт двенатцать золотников.

 

Марта в 22 день Преосвященный архиепископ Маркел Вологодцкий и Белозерский волею Божиею преставися и по преставлении его по изустному архиепископлю приказу приказной архиепископль Василей Григорьевич Данилов-Домнин, и казначей старец Исайя, и диаки Данило Столбитцкой и Артемей Озеров (Л. 10 об.) да Лукян Аленин в келье Преосвященного архиепископа Маркела келейной архиепископль подголовок взяли, а денег в нем келейных серебряных числом против ево архиепископля словесново приказу серебряных денег сто рублев да медных двести шестьдесят рублев дватцать два алтына две денги. И те денги по ево архиепископлю приказу на выносе в соборную церковь тела его священиком и нищим в милостыню и отдаваны, а коиво числа сколко числом коих денег роздано, то написано в записной же книге в отдаточной архиепископлих (Л. 11) келейных денег, кои в ящике и с келейной иво рухлядью.

А та вся архиепископля келейная рухлядь, опричь Божия милосердия образов, отнесена в архиепископлю домовую казну и отдана казначею старцу Исайе и дьяку Лукъяну Аленину.

 

 

№ 2

 

1663 г. апреля 5 – Опись строений и имущества московского подворья Вологодского архиерейского дома Св. Софии[3]

 

 

 

Лета 7171-го апреля в 5 день Софейского дому по указу приказного Василья Григорьевича Данилова-Домнина да дьяков Данила Столбицкого, да Ортемья Озерова, да Лукияна Аленина московской стряпчей Акинфей Горяинов с черным попом Ионой да сыном боярским Козмою Борзуновым на московском Софейском дворе переписал все налицо: в церкви Божия милосердия образы, и книги, и ризы, и колокола, и всякую церковную утварь, и в архиепископлих каменных полатех образы и всякую церковную[4] посуду, и в запасной полате всякой хлебной запас, переписав все налицо.

 

 

 

Церковь святаго Стефана епископа, Пермьскаго чюдотворца, каменая, а в ней Божия милосердия образов

 

По правую сторону царских дверей местной[5] образ Живоначалные Троицы на красках. Да образ святаго Стефана епископа, Пермьскаго чюдотворца, с житием[6] на красках же. Около риз басмяным окладом, венцы и гривна резные позолочены. В одном киоте. Пелена у обоих образов выбойчатая цветная с однове[7] средины камки чешуйчатой[8] по чертаной[9] земле, кресты миткалинные.

 

Да перед теми же образами по свече месной, обе свечи тощие дереванные, навожены красками, а насвешники (Cст. 6) белого железа.

 

На левой стороне от царских дверей образ Пречистые Богородицы Страсные писан на краске, пелена срединая дороги черчатые, обложены выбойкой цветною, подложены крашениной.

 

Свеча местъная тощая, навожена красками, насвечник белово железа.

 

На левой стороне образ Засимы и Саватия, Соловецких чудотворцев, писан на краске. Пелена дароги зеленые, средина дороги черчатые, подложены крашениной.

 

Подсвечник деревянной крашеной, о трех шандалах.

 

Двери царские, и столбы, и сень –все писано на красках.

 

Да в тябле образов:[10] Спасов да Пречистые Богородицы, да Иванна Предотечи, всех одиннатцать образов.

 

 

 

Да в церкве же образов пядниц

 

Образ Стефана, Пермьскаго чюдотворца, да образ Зосимы и Саватея, Соловецких чюдотворцев, обложены канфареным окладом, у Стефана венцы резные золочены.

 

Образ Живоночалные Троицы писан на краске.

 

Образ Видение Сергия чюдотворца Радонежскаго, образ Аврамия чюдотворца Чюхломского, образ Моление Иосифа Волоцкого. Все писаны на золоте.

 

 

 

Да в олтаре на престоле индития крашенинная с лица, спереди престола сторона выбойчатая, крест нашит киндачной зеленой.

 

Да за престолом образ выносной Пречистые Богородицы, писан на золоте, да на престоле Евангелие печатное в десть, подето бархатом зеленым (Cст. 7) с евангелисты и с Распятием серебряное, да крест осенялной обложен канфареным окладом с Распятием и святыми черканые[11] золочены.

 

На престоле же покров дороги черчатые, обложены дорогами зелеными, (Cст. 8) крест миткалинной.

 

Перед образом Пречистыя Богородицы, что за престолом, подсвешник железной въвертьной.

 

Над жертвенником образ преподобнаго Сергия, Радунежского чюдотворца.

 

Над царскими дверми образ Зосимы и Саватии, Соловецких чюдотворцев, писан на краске.

 

Да на жертвеннике сосуды церковные: потир, диин[12] дискос, да два блюдъца, да лжица оловянные, копье в сосудех железное, черен рупчатой, наконешник серебряной незолочен.

 

Да на сосудех три покровца камчатые, обложены дорогами желтыми.

 

Да кадило медное.

 

Да чаша водосвятъная (с) скобам.

 

Блюдо медное под святую воду.

 

Четыре подсвешника медных водосвятъных.

 

Да фата бумажная полосатая.

 

Две чарки медных.

 

Укропник медной.

 

Ковшик деревянной.

 

Кропило плетено медью.

 

Блюдо деревянное под просвиры.

 

Ладаница белово железа.

 

В горну клещи двои железные.

 

В олтаре ризы поповские полотняные.

 

Другие ризы отласные лазоревые, оплечье золотное, опушены дорогами желтыми, подклатка[13] крашенинная.

 

Третие ризы камчатые белые ветхие, оплечье бархатное травчатое, цветное по желтой земле, подризник оплечье отлас черчатой, поручи бархат вишневой, подложены крашениной.

 

Патрахиль бархат вишневой, обложены дорогами зелеными, кисти спусканы розных шелков.

 

Патрахель сатынная цветная по белой земле обложена киндяком зеленым, пугвицы оловянные, подложены крашениной.

 

Два пояса нитяные тканых.

 

Да у царских дверей завеса крашенная[14].

 

Да на пономарских дверях писан Благоразумный разбойник Рах.

 

Да у них же, что затворяют, решетка железная.

 

В церкви паникадило медное о двенацати ручках, цепь железная, (Cст. 9) кисть шолковая, варворка обживошная золотная.

 

Два потсвечника литейных древяных крашеных.

 

Да потсвечник малой древяной.

 

Две пелены налойных под образы и под Евангелие кладут, у обоих дороги травчатые, кресты нашитые миткалинные кругом обложены выбойкой цветной по белой же земле, а другая киндяком зеленым, подложена крашениною.

 

 

 

Да в церкви же книг

 

Евангелие толковое учителное воскресное.

 

Две Триоди, посная, цветная в десть.

 

Две книги Прологи во весь год.

 

Да Часослов.

 

Два Октая, все печатные, переплетены в десть.

 

Служебник да Псалтырь в полдесть.

 

Да Часовник переплетен в четверть, печатной.

 

Да Сенодик переплетен в четверть же.

 

Да Чиновник печатной, в десть.

 

 

 

Да два налоя.

 

Да стол, воду светят.

 

Пять окончин болших.

 

Да в олтаре две окончины в окнах.

 

Да в тех же окнах семь ставней деревянных для зимнего времени.

 

Пять ставней с окончинами малыми, а две хлухие[15].

 

Пять ставенков, что к ночи вставливают в болшие ставки, четыре обиты лазоревым сукном.

 

У церковных дверей замок нутряной болшой.

 

Другие двери железные да у них два засова.

 

У церковных окон семь затворов железных.

 

Да над церковными дверми с приходу образ Антония Римлянина, писан на краске.

 

 

 

Да вново прибыли

 

Поедучи к Вологде, оставил государь архиепископ Маркел книгу повсядевное Евангелие писмяное.

 

 

 

Да в архиепископлих каменых полатах в крестовой Дисус[16] образ Всемилостиваго[17] Спаса да Пречистые Богородицы да Иванна Предотечи, (Cст. 10) писаны на золоте в киоте.

 

В задней келье дисус окладной золочен.

 

В архиепископле каменом чюлане три образа Умиление Пречистыя Богородицы менших[18] окладов.

 

Да в чюлане же восмь окончин полатных болших, а две град[19] попортил.

 

Да фонарь.

 

Да скляница болшая.

 

Да подножие.

 

Да в кельях шесть ставней и те ставни град[20] попортил сукна.

 

Орел с малыми окончинами.

 

Да в засенье болшая окончина.

 

Да у архиепископля чюлана да в засенье по окончине в окнах два заслона железные болшие, третей заслон железной в нижней полате.

 

Да три окончины в окнах.

 

Да маленкой заслонец трубной железной.

 

Да в полатах, и по избам, и на поварне одиннатцать образов на золоте пядниц.

 

Да шесть образов писаны на вохре.

 

Три замка целых, четвертой розбил сын боярской Павел Юрьев.

 

Да чепь людская (с) стулом.

 

Да в запасной же полате и на погребе четырнатцать бочек пивных.

 

Да пять бочек малых дв…[21] на.

 

Да мерник медовой.

 

Две чарки бочечных.

 

Да казеная осмина.

 

Да в онбаре архиепископли сани с щитом.

 

Да на поварне квасной котел железной.

 

Да тчанов заторник.

 

Да квасник.

 

Да уполник.

 

Да корыто руилное[22].

 

Да ковш ветляной.

 

Да две бочечки малых по ведру.

 

Да логунчик.

 

Да семь столов болших и малых.

 

Два сита.

 

Два решета ветхие и продраны.

 

Семь чаш.

 

Две квашни.

 

Да пять кадиц.

 

Две клюки железные.

 

В белой келье трубной заслонец железной.

 

Да на погребе четыре братинки деревяных.

 

Да горшок железной.

 

Да в белой же избе окончина красново окна болшая, углы изломаны.

 

Да три окончины ветхих.

 

Да вновь прибыли ризы дорогилные двоеличные, оплечье бархат рытой по серебряной земле, опушены вишневыми пестрерыми[23] дорогами, подложены крашениной.

 

Да топор.

 

Да белово железа немецкого пятдесят листов.

 

Две кади.

 

Два ведра.

 

Пять скамей.

 

Восмь пядниц Пречистыя Богородицы Умиление, оклад по полям серебряной басмяной позолочены, а подложены те иконы (Cст. 11) дорогами.

 

Да икона поболши тех Софеи Премудрости Божия.

 

Две иконы писаны на золоте.

 

Мех соли.

 

Одиннатцать пуд меду.

 

Дватцать пять четвертей овса.

 

Старые крупы 4 четверти и три полуосмины.

 

Старово толокна восмь четвертей.

 

16 четвертей братцкие муки.

 

За отмером Ивана Суровцова пшеничные муки кадь не полна.

 

Да принято у приказщика у Трофима одиннатцать четвертей солоду, три полуосмины толокна, пять четвертей три полуосмины крупы, четыре четверти.

 

 

 

Да принято у крестьянина Богдашка Трефилова марта в 2 день в поднос великому государю икон

 

17 икон Софеи Премудрости Божия, обложены канфареным окладом, венцы и подписи резные.

 

Да дватцать икон Умиления Пресвятыя Богородицы, обложены басмянным окладом.

 

Да пятнатцать икон на золоте.

 

 

 

Бочка капусты[24] сеченой.

 

Бочечка церковного вина, ведра два, полна.

 

Рыбы семги соленой пятнатцать пуд, числом пятдесят пять рыб.

 

Масла коровья кадь, весом 9 пуд.

 

Да масла же ушатик четыре пуда.

 

Да рыжиков ушат[25] же.

 

Да мяс свиных 40 полтей, весом дватцать пять пуд.

 

Куль гороху.

 

Куль муки пшеничной.

 

Куль грибов.

 

Бочка сельдей.

 

Четвертинка солоду ячного.

 

Одиннатцать кулей…[26]

 

 

 

 


[1] ГА ВО. Ф. 883. Оп. 1. Ед. хр. 37. Л. 1–11. Подлинник.

[2]–2 В рукописи дописано другим почерком.

[3] ГАВО. Ф. 1260. Оп. 1. Ед. хр. 2121. Сст. 5–11. Подлинник.

[4] В рукописи чернильная клякса, чтение предположительное.

[5] Исправлено, в рукописи: местой.

[6] Исправлено, в рукописи: житем.

[7] Так в рукописи, чтение предположительное.

[8] Исправлено, в рукописи: чешуйчачетой.

[9] Так в рукописи.

[10] В рукописи исправлено из: образ.

[11] Так в рукописи.

[12] Так в рукописи.

[13] В рукописи: подлатка. Исправлено по смыслу.

[14] Так в рукописи.

[15] Так в рукописи.

[16] Так в рукописи.

[17] Исправлено, в рукописи: Семилостиваго.

[18] Исправлено, в рукописи: менменших.

[19] Исправлено, в рукописи: гад.

[20] То же.

[21] В рукописи далее 3–5 знаков залиты чернилами.

[22] Так в рукописи.

[23] Так в рукописи.

[24] Исправлено, в рукописи: кабусты.

[25] Исправлено, в рукописи: ужат.

[26] Конец рукописи утрачен.

 

Последние публикации раздела
Форумы