И. Н. Шамина. Люди «московских чинов» на службе в Монастырском приказе (1701–1702 гг.)

 

Люди «московских чинов» на службе в Монастырском приказе (1701–1702 гг.)

 

Начальный этап церковной реформы Петра I (1701–1703 гг.) был тесно связан с деятельностью Монастырского приказа – государственного учреждения для управления Церковью во главе с боярином Иваном Алексеевичем Мусиным-Пушкиным. Монастырский приказ был воссоздан 24 января 1701 г. именным указом Петра I[1]. Первым и наиболее масштабным мероприятием, организованным им в рамках церковной реформы, стала государственная перепись архиерейских домов, монастырей и приходских церквей[2].

Деятельность Монастырского приказа уже не раз привлекала внимание исследователей. Она традиционно рассматривалась в рамках изучения реформ Петра I[3], однако некоторые стороны работы этого учреждения до настоящего времени остаются неисследованными. Одна из них – состав и численность служащих, привлеченных Монастырским приказом для выполнения разного рода поручений, в частности для осуществления переписных мероприятий 1701–1703 гг., и др. Анализ материалов переписи – переписных книг архиерейских домов, монастырей и приходских церквей по разным регионам государства – показывает, что их составителями являлись в первую очередь направленные Монастырским приказом в уезды стольники, а также стряпчие, московские дворяне и др.

Первым вопрос о численности и составе переписчиков в 1701–1703 гг. поставил М. Горчаков, отметивший, что «из приказа разосланы были по архиерейским домам и монастырям стольники, дворяне, приказные; назначены для этого и стряпчие монастырские». По его подсчетам, только стольников «было отправлено до 40»[4]. Вслед за Горчаковым этой цифрой стали оперировать практически все исследователи, занимающиеся изучением церковной реформы Петра I и организацией переписи. Указывая численность стольников-переписчиков, Горчаков ссылался на документ, содержащий их перечень. В отличие от многих исследователей XIX в., он четко указал архивный шифр, на который можно ориентироваться при поиске источника (хотя сейчас действующей является новая нумерация). Тем не менее ученые обычно повторяли сведения Горчакова, не обращаясь непосредственно к источнику. Последний же в настоящее время хранится в ф. 237 (Монастырский приказ) РГАДА в сборнике документов под названием «О переписке монастырских имений»[5]. Знакомство с делом позволяет уточнить сделанные Горчаковым наблюдения.

Интересующие нас документы появились в декабре 1702 г. в связи с объявлением Петром I смотра «стольником, и стряпчим, и дворяном московским, и жильцом полковые службы», который был назначен на январь 1703 г. Перечисленным категориям служащих следовало в указанное время находиться в Москве (см. публикацию, документ 1, л. 19). Данный указ получил и глава Разрядного приказа Т. Н. Стрешнев. Из его ведомства, очевидно, еще в 1701 г. были направлены в Монастырский приказ для разных дел стольники, московские дворяне и стряпчие, о местонахождении которых на момент получения царского указа о смотре Стрешнев не знал. Чтобы получить информацию об этом, глава Разряда 10 декабря 1702 г. направил в Монастырский приказ на имя боярина А. И. Мусина-Пушкина распоряжение о предоставлении сведений, «кто у какова дела, и в посылках, и с посылок приехали и в Монастырском приказе явились, и дела отдали» – их следовало прислать в Разряд для смотра. Об остальных, «которые от дел не свободились», также сообщить (см. публикацию, документ №1, л. 19). К документу прилагался поименный список людей. Всего в нем указаны 46 стольников, трое стряпчих и двое московских дворян (см. публикацию, документ 1, л. 19 об. – 20). Видим, что число стольников отличается от того, что привел в своем исследовании М. Горчаков.

Второй документ представляет собой составленную уже в Монастырском приказе 14 декабря 1702 г. ведомость. В ней стольников, стряпчих и дворян переписали в той же последовательности, что и в присланном из Разряда списке, по четыре фамилии на листе, оставив рядом с фамилиями место для записей. Заполняли образовавшиеся лакуны старые подьячие Монастырского приказа, возглавлявшие повытья[6]. Перед руководителями повытий была поставлена задача «подписать своими руками московского чину люди, которые присланы в Монастырской приказ из Розряду, и писаны ниже сего. От ково ис повытья и для каких дел в посылке на Москве и в городех, и кто по вышеписанное число по наказом все зделали и в Монастырском приказе явились, и которые от дел не свободились» (см. публикацию, документ №2, л. 21). Старые подьячие внесли данные о 44 стольниках, одном стряпчем и двоих московских дворянах. Не заполненными остались места рядом с фамилиями стольника П. Я. Новосильцова, а также стряпчих Л. Б. Каблукова и С. Н. Мельницкого. О стольнике П. Д. Киреевском подьячие (14 человек) сообщили, что в их повытьях таковой не числится. Двое подьячих указали, что в их повытьях нет никого из перечисленных выше лиц.

Наконец, 21 декабря 1702 г. из Монастырского приказа в Разряд направили итоговый документ – память с данными о людях «московских чинов», о которых запрашивалась информация (см. публикацию, документ № 3). Документ составлен дьяком Монастырского приказа Иваном Ивановым и подьячим Исаем Ремезовым на основе ведомости от 14 декабря. В ряде случаев сведения старых подьячих были дополнены. Так, об отмеченных выше стольниках П. Я. Новосильцове и П. Д. Киреевском стало известно, что они «от дел свободились», С. Н. Мельницкий находится в Костроме, а Л. Б. Каблуков «на Москве ведает монастыри: Чудов, Новоспасской, Симанов; в Московском уезде Николаевской Угрешской» (см. публикацию, документ № 3, л. 30).

Стольники, стряпчие и московские дворяне привлекались Монастырским приказом не только для переписи. В памяти 21 декабря они сгруппированы по разделам в соответствии с поручениями, которые получили. Так, в первом разделе под названием «У дел для управления архиерейских домов и монастырей и вотчин» помимо уже упомянутого стряпчего Каблукова перечислены девять стольников – В. Д. Сабуров, управлявший церковным имуществом на Костроме, в Галиче и Кинешме; И. В. Кикин, находившийся в Коломне и управлявший монастырями Коломенской епархии; В. Р. Воейков – в Ростовской епархии; И. М. Кологривов – в Суздальской[7]; Л. Н. Кологривов – в Вологодской; И. В. Борятинский – в Нижегородской, И. С. Засекин – в Рязанской; П. И. Травин управлял монастырями Кашина, Бежецкого Верха и Устюжны Железопольской, И. Л. Нелидов находился в Смоленске.

Новая система управления церковными имуществами на местах во главе с направленными из Монастырского приказа стольниками начала складываться весной 1702 г. Очевидно, одним из первых получил свое назначение И. М. Кологривов: 11 марта 1702 г. (см. публикацию, документ № 2, л. 22 об.). 12 мая начал управленческую деятельность в Вологде, Белоозере и на Чаронде Л. Н. Кологривов[8]. Не позднее 30 мая в Кашин, Бежецкий Верх и Устюжну Железопольскую прибыл П. И. Травин[9]. К 24 июня 1702 г. на места были направлены в общей сложности шесть управителей[10]. Из памяти же 21 декабря следует, что в течение июля–декабря 1702 г. получили назначение в уезды еще трое стольников – И. В. Борятинский, И. С. Засекин и И. Л. Нелидов, а также стряпчий Л. Б. Каблуков.

Во втором разделе памяти перечислены стольники, направленные для переписи церковных владений и еще не вернувшиеся в Москву. Этот список содержит имена 12 человек и интересен в первую очередь тем, что существенно дополняет и уточняет информацию об участниках переписных мероприятий 1701–1703 гг. Кроме того, становятся известны некоторые подробности их работы. В частности, трое переписчиков попались на взятках. Стольник С. И. Толстой, работавший «в Синбирску, на Олаторе, на Пензе, в Кадоме, в Керенске, в Саранску, на Курмыше, в Темникове» на момент составления памяти находился розыске: «И велено про него розыскать в Казане стольнику и воеводе Никите Алферьевичю Кудрявцову против отписки казанского архиерея в обидах и налогах приписнаго ево Кашпирского Вознесенского монастыря» (см. публикацию, документ № 2, л. 23). Отстранен от дел «по изветным челобитными и писмам во взятках» был и переписчик вятских монастырей Илья Патрикеев (Суворов, Сумороков) сын Назарьев. Для его «взятья» еще 10 ноября 1702 г. направился подьячий Монастырского приказа.

В. Б. Плохой (Плохов) был направлен для переписи в Вологодский уезд, где заменил стольника В. И. Кошелева, работавшего здесь в 1701–1702 гг. Как следует из памяти архиепископа Вологодского и Белозерского Гавриила, его назначение последовало в сентябре 1702 г.[11] Плохой уже имел опыт работы в Вологодском уезде. В 1701 г. он описывал здесь монастырские колокола, о чем есть неоднократные упоминания в источниках[12]. Во второй раз Плохой пробыл в Вологодском уезде недолго. Судя по ссылке на отписку стольника В. Р. Воейкова, управлявшего монастырями Ростовской митрополии, его уличили во взятке, и уже 14 декабря 1702 г. за ним направили подьячего Монастырского приказа (см. публикацию, документ № 3, л. 30 об.). Похоже, свою работу В. Б. Плохой закончить не успел. Возможно, этим можно объяснить тот факт, что переписных книг части вологодских монастырей, в частности Корнилиева Комельского и Арсениева Комельского и др., до сих пор обнаружить не удалось.

В разделе «Посланы для переписки ж монастырей и вотчин вновь» указаны стольники Н. К. Озеров и князь В. А. Мещерский, а также стряпчий С. Н. Мельницкий, вслед за стольником В. Д. Воробиным продолживший описывать костромские монастыри. О Н. К. Озерове из ведомости, составленной подьячими Монастырского приказа, также известно, что изначально он был направлен для переписи во Ржеву Володимерову, Старицу и Зубцов, но к моменту составления ведомости в Москву не вернулся. Тем не менее еще в ноябре 1702 г. он получил новое назначение –вместо князя Д. С. Юсупова ехать на Холмогоры (см. публикацию, документ № 2, л. 24, 24 об.). Князя В. А. Мещерского велели направить в Олонец и Каргополь. К сожалению, информации о том, выехали ли Озеров и Мещерский к местам своего назначения пока не обнаружено. Однако известно, что Холмогорский архиерейский дом, соборную церковь и располагавшийся на реке Пинеге, в 88 км от Холмогор, Красногорский монастырь в августе 1703 г. по специальному распоряжению из Монастырского приказа прибыл описывать стольник А. М. Вешняков[13]. Последний в 1701–1702 гг. работал в Устюжском, Тотемском и Сольвычегодском уездах[14].

В отдельный раздел в памяти вынесена информация о дворянине С. С. Короваеве, который выехал в вотчины Чернеева монастыря «для розыску», «и в тех вотчинах велено быть ему на приказе» (см. публикацию, документ № 3, л. 31 об.). Судя по всему, речь здесь идет о Николаевском Чернеевском монастыре, находившемся на реке Цне в 18 км от Шацка. В связи с чем Короваева отправили в вотчину этого монастыря, установить не удалось.

Раздел памяти «От дел свободились» содержит имена 21 стольника и дворянина А. Б. Палицына. Уточнений, от каких дел «свободились» эти люди, в перечне нет. Выяснить же, какие поручения они выполнили, позволяет сопоставление этого списка с перечнем из ведомости от 14 декабря, составленной подьячими Монастырского приказа. Так, 12 человек выезжали в уезды для переписи, и к декабрю 1702 г. вернулись, подав в Монастырском приказе переписные книги. В ведомости отмечено также, куда именно выезжали стольники, например: «Иван Артемьев сын Боборыкин... был по наказу для переписки в Смоленску и в ыных городех», «Василей Андреев сын Долгово Сабуров был для переписки в Бежецком верху, на Устюжне Железопольской», «князь Михайло княж Иванов сын Вадбалской был для переписки в Великом Нове городе и в Старой Русе» (см. публикацию, документ № 2, л. 21 об., 22) и т. д. Стольник М. А. Челищев в течение 1701–1702 гг. успел выполнить два поручения Монастырского приказа: «Был перепищиком в Серпухове, в Калуге и в ыных городех… Он же, Матвей, был посылан… для переписки вотчин в Торопце и в ыных городех, и на Москве явился же и книги подал» (см. публикацию, документ № 2, л. 25). Изучая переписные книги 1701–1703 гг. по разным регионам Российского государства, мне удалось установить, что за два года М. А. Челищев переписал церковные владения не менее чем в 11 уездах – Алексинском, Воротынском, Зубцовском, Калужском, Малоярославецком, Мосальском, Серпейском, Серпуховском, Старицком, Тарусском, и Торопецком[15].

Еще одним делом, для которого Монастырский приказ направлял стольников, стала заготовка кормов для драгунских лошадей. В перечне освободившихся стольников, которые получили связанное с этим задание, как позволяет установить ведомость 14 декабря, оказалось семь человек. Однако реально выезжали «для готовности сен» лишь четверо, причем один из них – стольник Марко Иванов сын Хвостов – «послан в Ладогу для сенакосу и ныне на Москве не явился» (см. публикацию, документ № 2, л. 25), но тем не менее в памяти 21 декабря он числится как «свободившийся». Еще трое стольников, получив подобное назначение, в итоге никуда не уехали. И если в двух случаях решение изменили в Монастырском приказе, то стольник П. С. Вельяминов Зернов не поехал в Торжок, поскольку «в Монастырском приказе не явился» (см. публикацию, документ № 2, л. 24). В отдельную группу выделены служащие, еще не приехавшие из городов, куда отправились «ради готовности сен». Это стольник К. Г. Карпов и стряпчий П. И. Бешенцов.

О задачах, поставленных четверым стольникам – князю Д. С. Юсупову, С. Г. Калединскому, П. Я. Новосильцову и П. Д. Кириевскому (числились среди освободившиеся от дел), сведений нет. Лишь о князе Юсупове, как уже упоминалось выше, известно, что он получал назначение в Холмогоры, но отъезд его не состоялся. Еще один стольник – И. Г. Волков – скончался, так и не успев выполнить поручение Монастырского приказа: «отпущен был в Белегород для управления архиерейского дому и монастырей и не ездя с Москвы умре» (см. публикацию, № 3, л. 32).

Несмотря на информативность, нельзя сказать, что в списке стольников, стряпчих и дворян московских, о которых запросил сведения в Монастырском приказе глава Разрядного приказа, перечислены все без исключения служащие, участвовавшие в переписных мероприятиях, управлении церковным имуществом и проч. В частности, в списке, присланном из Разряда, отсутствует имя стольника В. И. Кошелева, который в 1701–1702 гг. описывал Вологодский архиерейский дом и монастыри Вологодского уезда. Он упоминается лишь в связи с назначением на его место стольника В. Б. Плохого. Нет в списке и М. Ф. Деревнина, вместе со стольником Я. П. Никифоровым переписывавшего монастыри в Кашинском уезде[16], а также стольников И. А. Вельяминова Зернова и И. А. Дашкова, описывавших московские обители[17], не указан стольник Ю. Р. Селиванов, работавший в Ярославском уезде[18], и др.

Сведения о стольниках, приведенные подьячими Монастырского приказа в ведомости от 14 декабря 1702 г., в большинстве своем содержат данные лишь на текущий момент и не рассказывают о предыдущей их деятельности в Монастырском приказе. К примеру, И. Л. Нелидов, который по итоговой памяти из Монастырского приказа управлял монастырями и их вотчинами в Смоленске, до своего назначения переписывал монастыри в Галичском уезде[19], а И. В. Кикин составлял переписных книги Коломенского архиерейского дома и монастырей Коломенского, Каширского и Тульского уездов[20], и т. д. В то же время о стольниках И. М. и Л. Н. Кологривовых, которые по состоянию на декабрь 1702 г. управляли церковными имениями в Суздале и Вологде, данные о их работе как переписчиков есть.

Таким образом, вывод М. Горчакова о 40 стольниках, участвовавших в составлении переписных книг 1701–1703 гг., неточен. Исследователь не учел того, что далеко не все перечисленные в списке из Разряда лица принимали участие именно в переписных мероприятиях, с другой стороны, далеко не все переписчики в этом списке указаны. Полагаясь только на эти документы, можно с уверенностью говорить лишь о 24 стольниках, направленных для переписи. На настоящий момент мне удалось выявить 36 таких стольников, однако этот вопрос требует дальнейшего изучения. Документы же, на которые сослался Горчаков, весьма интересны с точки зрения взаимодействия двух государственных структур начала XVIII столетия – Разрядного и Монастырского приказов. Безусловно, представленный в них список «людей московских чинов» позволяет во многом дополнить и уточнить имеющиеся в нашем распоряжении данные о численности и составе переписчиков, в то же время окончательно этот вопрос отнюдь не закрывает.

 

Проанализированные выше документы – Распоряжение главы Разрядного приказа Т. Н. Стрешнева в Монастырский приказ о предоставлении сведений о стольниках, стряпчих и московских дворянах, присланных из Разряда в Монастырский приказ для разных дел, 10 декабря 1702 г.; Ведомость, составленная подьячими Монастырского приказа, с информацией о то, где находится тот или иной стольник, 14 декабря 1702 г.; Память из Монастырского приказа в Разрядный приказ с росписью стольников и других «московских чинов» людей о том, кто куда и для чего послан, 21 декабря 1702 г., – публикуются ниже. Они написаны разными почерками на 15 листах, вшитых в тетрадь с другими документами Монастырского приказа, находятся на л. 19–33. На правом поле л. 19–20 скрепа служащего Разрядного приказа: «дьяк Евтифей». На л. 20 на нижнем поле помета: «Справил Иван Топильской». На л. 21–33 скрепа: «[регистрато]р Федор Васильев докрепил». На л. 20 в нижнем правом углу помета: «Фомин». Названия документов даны публикатором.

Документы публикуются в соответствии с правилами издания источников XVIII в.[21]

 

 

 


© Шамина И. Н., 2024

 

[1] ПСЗ-I. Т. 4. № 1829. С. 133.

[2] Подробнее об этом см.: Булыгин И. А. Монастырские крестьяне России в первой четверти XVIII века. М., 1977; Соколова Н. В. Описание церковно-монастырских владений в процессе секуляризации начала XVIII века: опыт реконструкции (на материалах Нижегородского уезда) // Северо-Запад в аграрной истории России. Межвузовский тематический сборник научных трудов. Калининград, 2008. С. 44–60; Соколова Н. В. Описание владений Патриаршего дома начала XVIII века как источник по истории Русской православной церкви // Исторический курьер. 2022. № 2(22). С. 127–140; Шамина И. Н. Коломенская епархия на рубеже XVII–XVIII столетий: по материалам переписных книг 1701–1702 гг. М.; СПб., 2023; и др.

[3] Горчаков М., свящ. Монастырский приказ (1649–1725 гг.). Опыт историко-юридического исследования. СПб., 1868; Дмитрев А. Петр I и церковь. М., 1930; Смолич И. К Русское монашество. М., 1997. С. 269–270; Булыгин И. А . Церковная реформа Петра I // Вопросы истории. 1974. № 5. С. 79–95; Булыгин И. А. Монастырские крестьяне…; Амосова И. В. Центральное государственное управление России во второй половине XVII – первой четверти XVIII века: Монастырский приказ. Дис. … канд. ист. наук. М., 2008; Устинова И. А. Монастырский приказ // Православная энциклопедия. Т. 46. М., 2017. С. 545–546; Шамина И. Н. Структура и механизмы функционирования Монастырского приказа в период его формирования (1701–1703) // Российская история. 2022. № 6. С. 115–127; Шамин С. М. Перепись церковных владений 1701–1703 гг. в дореволюционных и современных публикациях: к вопросу о закономерностях развития исторических исследований // Социальные и гуманитарные науки. Отечественная и зарубежная литература. Серия 5: История. 2023. № 4. С. 17–36.

[4] Горчаков М., свящ. Монастырский приказ (1649–1725 гг.)… С. 136.

[5] РГАДА. Ф. 237. Оп. 1. Ч. 2. Д. 349.

[6] Повытья Монастырского приказа – это структурные подразделения, в основе которых лежало количество крестьянских дворов, находящихся под их управлением. В 1701–1702 гг. работали 16 повытий. Об их составе и подьячих, которые их возглавляли, см.: Горчаков М., свящ.Монастырский приказ (1649–1725 гг.)… С. 131–132.

[7] См. о нем подробнее: Давыдов М. И., Шамин С. М. Новые известия о суздальском этапе биографии стольника Ивана Мироновича Кологривова (1701–1703 гг.): к вопросу о характере деятельности региональных агентов Монастырского приказа // Вестник церковной истории. 2024. № 1/2(73/74). С.???

[8] Черкасова М. С. Вологда и Устюг в эпоху Петра I (краеведческие очерки). Вологда, 2021. С. 89.

[9] Шамина И. Н. Деятельность Монастырского приказа в первые годы после его возрождения по расходной книге 1701–1702 гг. // Вестник церковной истории. 2022. № 3/4(67/68). С. 258.

[10] В «Росписи, в которых городех по указу великого государя для управления монастырей и архиерейских и монастырских вотчин стольником быть велено» от 24 июня 1702 г. перечислены В. Р. Воейков, Л. Н. и И. М. Кологривовы, И. В. Кикин, В. Д. Сабуров и П. И. Травин (Соколова Н. В. Казус стольника Василия Сабурова, или О скрепах Петровской эпохи // Порядок и смута. Государство, общество, человек на востоке и западе Европы в Средние века и раннее Новое время: К 85-летию Владислава Дмитриевича Назарова. М., 2023. С. 427).

[11] Государственный архив Вологодской области. Ф. 1260 (Коллекция столбцов). Д. 12435. Сст. 1.

[12] См., например, переписную книгу Григориева Пельшемского (Лопотова) монастыря 1701 г.: «По скаске того монастыря игумена Иосифа, келаря монаха Арсения, казначея монаха Иоасафа, весу де тем колоколам сказать не упомнят. А написан де тот вес в переписных книгах столника Василия Плохово, как он был по указу великого государя для переписки колокольной нынешняго 1701-го году» (Шамина И. Н. Документы по истории Григориева Пельшемского монастыря XVII – начала XVIII века // Вестник церковной истории. 2011. № 3/4(23/24). С. 45) и др.

[13] Макарий (Миролюбов), еп. Историческое описание Красногорского монастыря. М., 1880. С. 104–105.

[14] РГАДА. Ф. 237. Оп. 1. Ч. 1. Д. 44.

[15] Шамина И. Н. Коломенская епархия… С. 41.

[16] См., например: РГАДА. Ф. 237. Оп. 1. Ч. 1. Д. 21, 46, 57.

[17] РГАДА. Ф. 237. Оп. 1. Ч. 1. Д. 17; История московского Ивановского девичьего монастыря в документах XVII – начала XIX века / Сост. Д. Г. Давиденко. М., 2015. С. 350.

[18] РГАДА. Ф. 237. Оп. 1. Ч. 3. Д. 6344. Л. 115–142.

[19] РГАДА. Ф. 237. Оп. 1. Ч. 1. Д. 23.

[20] См. об этом: Шамина И. Н. Коломенская епархия… С. 131–142 и др.

[21] Методические рекомендации по публикации архивных документов в печатном виде. М., 2022. С. 76–78.

 

 

№ 1

1702 г., декабря 10 – Распоряжение главы Разрядного приказа Т. Н. Стрешнева в Монастырский приказ о предоставлении сведений о стольниках, стряпчих и московских дворянах, присланных из Разряда в Монастырский приказ для разных дел[1]

 

(Л. 19) Лета 1702-го декабря в 10 де[нь] по указу великого государя царя и великого князя Петра Алексеевича, всеа Великия и Малыя и Белыя Росии самодержца, боярину Ивану Алексеевичю Мусину-Пушкину с товарыщи декабря в 7 де[нь] нынешнего 1702-го году.

Великий государь царь и великий князь Петр Алексеевич, всеа Великия и Малыя и Белыя Росии самодержец, указал по имянному своему, великого государя, указу стольником, и стряпчим, и дворяном московским, и жильцом полковые службы всем по списком быть к Москве для своего государского смотру. И стать им на Москве на срок генваря 10 до 15 число 1703-го году. А которые московских чинов люди в Монастырском приказе по отсылке из Розряду, кто у какова дела, и в посылках, и с посылок приехали и в Монастырском приказе явились и дела отдали, тех для вышеписанного своего государского смотру указал великий государь прислать. А которые от дел не свободились, о тех для ведома, кто у какова дела, отписать в Розряд к боярину к Тихану Никитичю Стрешневу с товарыщи. А каких чинов и хто имяны из Розряду в тот приказ наперед сего отосланы, имянная их роспись под сим великого государя указом.

И по указу великого государя царя и великого князя Петра Алексеевича, всеа Великия и Малыя и Белыя Росии самодержца, боярину Ивану Алексеевичу Мусину Пушкину с товарыщи учинить о том по указу великого государя.

 

(Л. 19 об.) Роспись московских чинов людем, которые отосланы к делам и для посылок в Монастырской приказ

 

Стольники

Василей Дмитреев сын Сабуров.

Алексей Александров сын Юшков.

Иван Артемьев сын Боборыкин.

Иван Васильев сын Кикин.

Семен Микифоров сын Коробьин.

Василей Андреев сын Долгово Сабуров.

Володимер Данилов сын Воробин.

Гаврило Павлов сын Савелов.

Петр Артемьев сын Волынской.

Андрей Михайлов сын Вешняков.

Василей Романов сын Воейков.

Иван Миронов сын Кологривов.

Князь Михайло княж Иванов сын Вадбальской.

Иван Григорьев сын Волков.

Иван Леонтьев сын Нелидов.

Поликарп Артемьев сын Колюбакин.

Лукьян Микифоров сын Кологривов.

Семен Иванов сын Толстой.

Князь Иван княж Васильев сын Барятинской.

Тимофей Кузьмин сын Хвощинской.

Василей меншой Богданов сын Плохой.

Семен Григорьев сын Колединской.

Михайло Федоров сын Пушкин.

Князь Дмитрей Сеюш-мурзин сын Юсупов.

Степан Иванов сын Чемесов.

Петр Степанов сын Вельяминов Зернов.

(Л. 20) Микифор Кондратьев сын Озеров.

Михайло Терентьев сын Толубеев.

Князь Алексей княж Юрьев сын Мещерской.

Петр Борисов сын Вельяминов.

Матвей Анфиногенов сын Челищев.

Дмитрей Протасьев сын Микифоров.

Иона Борисов сын Вельяминов.

Князь Иван княж Степанов сын Засекин.

Яков Протасьев сын Микифоров.

Петр Иванов сын Епишков.

Семен Прокофьев сын Змеев.

Иван Иванов сын Дуров.

Илья Суворов. Сын Назарьев.

Петр Иванов сын Травин.

Степан Юрьев сын Митусов.

Марко Иванов сын Хвостов.

Петр Яковлев сын Новосильцов.

Кирило Григорьев сын Карпов.

Князь Василей княж Алексеев сын Мещерской.

Петр Дмитреев сын Киреевской.

 

Стряпчие

Лука Богданов сын Каблуков.

Семен Назарьев сын Мелницкой.

Павел Иванов сын Бешенцов.

 

Из дворян

Алексей Богданов сын Палицын.

Степан Савин сын Короваев.

 

(Л. 20 об.) 1702-го декабря в 13 де учинить по тому великого государя. И справя, о том отписать в Розряд.

 

№ 2

1702 г., декабря 14 – Ведомость, составленная подьячими Монастырского приказа, с информацией о том, где находятся стольники, стряпчие и московские дворяне[2]

 

(Л. 21) 1702-го декабря в 14 де[нь] Монастырского приказу старым подьячим подписать своими руками московского чину люди, которые 3присланы в Монастырской приказ из Розряду[3], и писаны ниже сего. От ково ис повытья и для каких дел в посылке на Москве и в городех, и кто по вышеписанное число по наказом все зделали и в Монастырском приказе явились, 4и которые от дел не свободились[4], написать все имянно.

 

Стольники

Василей Дмитриев сын Сабуров. Послан на Кострому, в Галич, на Кинешму. И тех городов в уездех велено ведать монастыри и вотчины.

Алексей Александров сын Юшков. Ис повытья Ивана Григорьева. У переписки московских монастырей, и переписных книг по вышеписанное число не подал.

(Л. 21 об.) Иван Артемьев сын Боборыкин. Ис повытья Василья Дружинина. Был по наказу для переписки в Смоленску и в ыных городех и от того дела свободился.

Иван Васильев сын Кикин. Ис повытья Дмитрея Мельнова. Велено быть на Коломне и Коломенской епархии для управления архиерейского дому, и монастырей, и вотчин.

Семен Микифоров сын Коробьин. Ис повытья Григорья Ачакова. Послан в Переславль Залеской для переписки и по вышеписанное число на Москве не явился и достольных переписных книг не подал.

Василей Андреев сын Долгово Сабуров. Был для переписки в Бежецком верху, на Устюжне Железопольской и переписные книги подал, и от той посылки свободился.

(Л. 22) Володимер Данилов сын Воробин. Велено на ево место послать[5] Семена Назарьива сына Мелницкого. А он, Володимер, от того дела свобожден.

Гаврило Павлов сын Савелов. Был для переписки в Юрьеве Полском и от той переписки свободился. После того велено ему быть для переписки на Волоку Ламском в Рузе, и от дела не свободился.

Петр Артемьев сын Волынской. Был для переписки в Шуе и в ыных городех, и от той переписки не свободился и к Москве не явливался.

Андрей Михайлов сын Вешняков. На Устюге Великом и в ыных городех, от дел не свободился.

(Л. 22 об.) Василей Романов сын Воейков. Ныне для управления в Ростовской епархии.

Иван Миронов сын Кологривов. Был для переписки в Суздальском уезде и от той переписки свободился. А марта с 11 числа по указу великого государя велено ему, Ивану, ведать[6] в доме Суздальского митрополита и ево епархии суздальские, юрьевские, шуйские да патриаршей епархии володимерские, луховские монастыри и вотчины со крестьяны всякими росправными делами и зборами.

Князь Михайло княж Иванов сын Вадбалской. Был для переписки в Великом Нове городе и в Старой Русе для переписки, и книги подал, и от той посылки свободился.

Иван Григорьев сын Волков. Был отпущен в Белгород и, не ездя, на Москве умре.

(Л. 23) Иван Леонтьев сын Нелидов. Ис повытья Василья Дружинина. Отпущен в Смоленск для управления архиерейского дому и монастырей.

Поликарп Артемьев сын Колюбакин. Был послан во Псков для готовности сен и от той посылки свободился.

Лукьян Микифоров сын Кологривов. Ис повытья Федора Иванова. Отпущен для переписки на Белоозеро, на Чаронду. Да ему велено ведать Вологоцкого архиерея епархия вся.

Семен Иванов сын Толстой. Отпущен из повытья Якова Корницкого в Свияжск и в ыные городы. А от того дела он не свободился. И велено про него розыскать в Казане стольнику и воеводе Никите Алферьевичю Кудрявцову против отписки казанского архиерея в обидах и налогах приписнаго ево Кашпирского Вознесенского монастыря. А грамота послана ноября в 10 де[нь] 702-го году. А ныне ему, Семену, послушная грамота послана, велено у того розыску быть послушну[7].

(Л. 23 об.) Князь Иван княж Васильев сын Борятинской. Отпущен для росправы в Нижегородцкую епархию.

Тимофей Кузьмин сын Хвощинской. Был наряд в Новгород для готовности сен, и для того сена с Москвы не ездил, для того что им 8у сена[8] быть не велено, а велено плотить уездным[9] з двору по два воза.

Василей меншой Богданов сын Плохой. Ис повытья Федора Иванова. Отпущен для переписки на Вологду, чего не дописал стольник[10] Василей Кошелев. А ис повытья Ивана Баутина велено иво, Василья, взять к Москве, и для того послан нарочно подьячей декабря в 14 де[нь] по отписке стольника Василья Воейкова во взятках.

Семен Григорьев сын Колединской. От дела свободился.

(Л. 24) Михайло Федоров сын Пушкин. Послан для переписки в Клин и в ыные городы, и переписные книги от него не в присылке по вышеписанное число.

Князь Дмитрей Сеюшь-мурзин сын Юсупов. Нарежен был на Холмогоры для переписки, и ноября по 16 число не послан, а на ево место велено быть Микифору Озерову.

Степан Иванов сын Чемесов. Велено было быть для готовности сен во Ржеве пустой, и за полезную не посылан.

Петр Степанов сын Вельяминов Зернов. Был наряд для посылки для готовности сен в Торжок, и для той посылки был не послан для того, что в Монастырском приказе не явился.

(Л. 24 об.) Микифор Кондратьев сын Озеров. Послан ис повытья Алексея Куртова во Ржеву Володимерову, в Старицу, в Зубцов для переписи быть и по вышеписанное число в Монастырском приказе не явился.

Михайло Терентьев сын Толубеев. Был перепищиком в Белегороде, на Воронеже и в ыных городех. На Москве явился и книги подал.

Князь Алексей княж Юрьев сын Мещерской. Ис повытья Луки Колошина. Был для переписки в Танбовской епархии, и ис той посылки приехал и переписные книги подал.

Петр Борисов сын Вельяминов. Был перепищиком в Нижнем Новегороде, на Москве явился и книги подал.

(Л. 25) Матвей Анфиногенов сын Челищев. Был перепищиком в Серпухове, в Калуге и в ыных городех. На Москве явился и книги подал. Он же, Матвей[11], был посылан ис повытья Ивана Суморокова для переписки вотчин в Торопце и в ыных городех, и на Москве явился же и книги подал.

Дмитрей Протасьев сын Микифоров. Послан для переписки на Романов, а по вышеписанное число в Монастырском приказе не явился.

Иона Борисов сын Вельяминов. Был перепищиком в Нижнем Новегороде, на Москве явился и книги подал.

Князь Иван княж Степанов сын Засекин. Ис повытья Луки Колошина. Послан в Резанскую епархию в городы для управления монастырей и вотчин.

(Л. 25 об.) Яков Протасьев сын Микифоров. Послан для переписки в Кашин и по вышеписанное число на Москве не явился и переписные книги были не в присылке.

Петр Иванов сын Епишков. Был для готовности сен[12] во Псковских пригородках и от той посылки свободился.

Семен Прокофьев сын Змеев. Ис повытья Луки Колошина. Был для переписки в Резанской епархии, и ис той посылки приехал и переписные книги подал.

Иван Иванов сын Дуров. Послан был для закосу сен во Тверь и от того дела свободился.

(Л. 26) Илья Суворов сын Назарьев. Ис повытья подьячего Алексея Куртова. Послан для переписки на Вятку и в ыные городы и по вышеписанное число в Монастырском приказе не явился. Ноября в 10 де[нь] послан подьячей для взятья ево, Ильи Назарьева, по изветным челобитными и писмам во взятках ево к розыску.

Петр Иванов сын Травин. Послан в Кашин, в Бежецкой Верх, на Устюжну Железопольскую для управления архиерейских и монастырских вотчин.

Степан Юрьев сын Митусов. Отпущен перепищиком в Нижегородцкой уезд в Свияжск. По вышеписанное число на Москве не явился и книг не подал.

Марко Иванов сын Хвостов. Был послан в Ладогу для сенакосу и ныне на Москве не явился.

(Л. 26 об.) Петр Яковлев сын Новосильцов[13].

Кирило Григорьев сын Карпов. Послан в Торопец для сенокосу. Грамота послана[14], велено быть к Москве, а на Москве декабря по 16 число в Монастырском приказе не явился.

Князь Василей княж Алексеев сын Мещерской. Велено послать в Каргаполь и на Олонец для переписки архиерейских и монастырских вотчин.

Петр Дмитреев сын Киреевской. У Григорья Ачакова нет. У Луки Колошина нет. У Дмитрея Мельнова нет. У Федора Ратманова нет. У Ивана Сумарокова нет. У Ивана Баутина нет. У Василья Кармышева нет. У Федора Иванова нет. У Савы Калинина нет. В повытье Василья Дружинина нет. В повытье Якова Корницкого в отпуску нет. У Алексея Куртова нет. У Степана Шипилова нет. В повытье Ивана Григорьева нет.

 

Стряпчие

Лука Богданов сын Каблуков[15].

Семен Назарьев сын Мельницкой[16].

Павел Иванов сын Бешенцов. Послан в Новгород для сену. Грамота послана, велено быть к Москве.

 

(Л. 27 об.) Из дворян

Алексей Богданов сын Палицын. Был перепищиком в Боровску и в ыных городех. На Москве явился, книги подал.

Степан Савин сын Короваев. Ис повытья Луки Колошина. Велено послать[17] в вотчины Чернеева монастыря, что в Шацком уезде, для розыску, и в тех вотчинах быть на приказе. Наказ и грамота готовы.

 

У Самойла Гололобова таких вышеписанных дворян в отпуску декабря по 15 число никого нет.

У Семена Иванова в отпуску никово нет.

 

№ 3

1702 г., декабря 21 – Память из Монастырского приказа в Разрядный приказ с росписью стольников и других «московских чинов» людей о том, кто куда и для чего послан[18]

 

(Л. 29)[19] Лета 1702-го декабря в 21 де[нь] по указу великого государя царя и великого князя Петра Алексеевича, всеа Великия и Малыя и Белыя Росии самодержца, боярину Тихону Никитичю Стрешневу с товарыщи. Сего декабря в 13 де[нь] в указе великого государя царя и великого князя Петра Алексеевича, всеа Великия и Малыя и Белыя Росии самодержца, в Монастырской приказ к боярину Ивану Алексеевичю Мусину Пушкину с товарыщи из Розряду за приписью дьяка Евсигнея Фомина написано.

Московских чинов люди, которые в Монастырском приказе по отсылке из Розряду, кто у какова дела и в посылках, и ис посылок приехали и в Монастырском приказе явились и дела отдали, и тех для ево государского смотру прислать. И которые от дел не свободились, о тех для ведома кто у какова дела в Розряде к тебе, боярину к Тихону Никитичю с товарыщи, отписать. И кто имяны в Монастырской приказ из Розряду отосланы, и имян их под вышеписанным ево, великого государя, указом прислана роспись, и против той росписи московского чину люди по отпуску из Монастырского приказу кто где ныне у какова дела и в посылках, и кто ис посылок к Москве не бывали[20] и в Монастырском приказе не явились, и кто вновь для какова дела куда посланы, и кто от дел свободились, и тому всему роспись ниже сего.

 

У дел для управления архиерейских домов и монастырей и вотчин

 

(Л. 29 об.) Стольники

Василей Дмитреев сын Сабуров на Костроме, в Галиче, на Кинешме.

Иван Васильев сын Кикин на Коломне и Коломенской епархии в городех.

Василей Романов сын Воейков в Ростове и Ростовской епархии в городех.

Иван Миронов сын Кологривов в Суздале и Суздальской епархии в городех.

Иван Леонтьев сын Нелидов в Смоленску.

Лукьян Никифоров сын Кологривов на Вологде и Вологоцкой епархии в городех.

Князь Иван княж Васильев сын Борятинской в Нижнем Новегороде и Нижегородской епархии в городех.

Князь Иван княж Степанов сын Засекин [в] Резанской епархии в городех.

Петр Иванов сын Травин в Кашине, в Бежецком Верху, на Устюжне Железопольской.

 

(Л. 30) Стряпчей Лука Богданов сын Каблуков на Москве ведает монастыри: Чудов, Новоспасской, Симанов; в Московском уезде Николаевской Угрешской.

 

На Москве и в городех для переписки монастырей и вотчин и от того дела не свободились[21]

 

Стольники

Алексей Александров сын Юшков на Москве.

Семен Никифоров сын Коробьин в Переславле Залеском.

Гаврила Павлов сын Савелов на Волоку Ламском, в Рузе.

Петр Артемьев сын Волынской на Кинешме, в Шуе, в Луху, в Гороховце, в Юрьевце, под Волоком, на Болохне.

Андрей Михайлов сын Вешняков на Устюге Великом, у Соли Вычегоцкой, на Тотьме, в Еренску для переписки и от посацких и уездных церквей для взятья и правежу по переписным книгам наличной и долговой денежной казны и хлеба.

(Л. 30 об.) Семен Иванов сын Толстой в Синбирску, на Олаторе, на Пензе, в Кадоме, в Керенске, в Саранску, на Курмыше, в Темникове. А ноября в 10 де[нь] нынешняго 1702-го году по отписке Преосвященного Тихона, митрополита Казанского и Свияжского, про обиды ево, Семеновы, и налоги велено про него казанскому воеводе стольнику Никите Кудрявцову розыскать. И о том послана к нему великого государя грамота.

Василей меньшой Богданов сын Плохой на Вологде. Декабря в 14 де[нь] нынешняго 1702-го году по отписке стольника Василья Воейкова во взятках велено ево, Василья, взять к Москве. И послан про него из Монастырского приказу нарочно подьячей.

Михайла Федоров сын Пушкин в Клине, в Звенигороде, в Можайску, во Ржеве Володимерове, в Верее, во Твери, в Торшку.

Дмитрей Протасьев сын Никифоров на Раманове.

(Л. 31) Яков Протасьев сын Никифоров в Кашине.

Илья Суворов сын Назарьев на Вятке, на Кунгуре, у Соли Камской. А ноября в 10 де[нь] нынешняго 1702-го году велено ево, Илью, по изветным челобитным и писмам розных чинов людей во взятках взять к Москве к розыску, и послан по него из Монастырского приказу подьячей нарочно.

Степан Юрьев сын Митусов в Нижегородском да в Свияжском уездех.

 

Посланы для переписки ж монастырей и вотчин вновь

 

Стольники

Никифор Кондратьев сын Озеров на Холмогоры.

Князь Василей княж Алексеев сын Мещерской в Каргаполь.

(Л. 31 об.) Стряпчей Семен Назарьев Мельницкой на Кострому.

 

Из дворян

Степан Савин сын Короваев в Шацкой уезд в вотчины Чернеева монастыря для розыску, и в тех вотчинах велено быть ему на приказе.

 

От дел свободились

 

Стольники

Иван Артемьев сын Бобарыкин.

Василей Андреев сын Долгово Сабуров.

Князь Михайла княж Иванов сын Вадбальской.

Володимер Данилов сын Воробин.

Поликарп Артемьев сын Колюбакин.

(Л. 32) Семен Григорьев сын Калединской.

Михайла Терентьев сын Толубеев.

Князь Алексей княж Юрьев сын Мещерской.

Петр Борисов сын Вельяминов.

Матвей Анфиногенов сын Челищев.

Иона Борисов сын Вельяминов.

Петр Иванов сын Епишков.

Семен Прокофьев сын Змеов.

Иван Иванов сын Дуров.

Марко Иванов сын Хвостов.

Князь Дмитрей Сеюш-мурзин сын Юсупов.

Степан Иванов сын Чемесов.

Петр Степанов сын Вельяминов Зернов.

Петр Яковлев сын Новосильцов.

Петр Дмитреев сын Киреевской.

(Л. 32) Тимофей Кузьмин сын Хвощинской.

 

Из дворян

Алексей Богданов сын Палицын.

 

Стольник Иван Григорьев сын Волков отпущен был в Белегород для управления архиерейского дому и монастырей и не ездя с Москвы умре.

 

Посланы в городы для готовности сен, и по указу великого государя велено им быть к Москве, и посланы к ним о том ево, великого государя, грамоты, 22и оне к Москве не бывали[22], в Монастырском приказе не явились.

 

Стольник Кирило Григорьев сын Карпов.

(Л. 33) Стряпчей Павел Иванов сын Бешенцов.

 

Такова память послана в Розряд с вышеписанною росписью за приписью дьяка Ивана Иванова с подьячим Исаем Ремезовым.

 

 


[1] РГАДА. Ф. 237. Оп. 1. Ч. 2. Д. 349. Л. 19–20 об.

[2] Там же. Л. 21–27 об.

[3]-3 В рукописи написано над строкой.

[4]-4 В рукописи написано над строкой.

[5] Далее в рукописи зачеркнуто: иного (над строкой: князь Михайлова Бальшаго), а он, Володимер, от того дела свобожден.

[6] В рукописи слово написано над строкой.

[7] Исправлено, в рукописи ошибочно: Повлушну.

[8]-8 В рукописи написано над строкой.

[9] В рукописи слово написано над строкой.

[10] В рукописи слово написано над строкой.

[11] В рукописи слово написано над строкой.

[12] В рукописи слово написано над строкой.

[13] Сведений о нем подьячие не написали.

[14] Исправлено, в рукописи: посла.

[15] Сведений о нем подьячие не написали.

[16] То же.

[17] В рукописи слово написано над строкой.

[18] РГАДА. Ф. 237. Оп. 1. Ч. 2. Д. 349. Л. 29–33.

[19] В рукописи листы 28 и 28 об. чистые, без записей.

[20] Далее в рукописи зачеркнуто: и по вышеписанное число.

[21] Далее в рукописи зачеркнуто: и по вышеписанное число в Монастырском приказе не явились.

[22]-22 Написано над строкой вместо зачеркнутого: и по вышеписанное число.



Форумы