Д. А. Пшеницын, М. С. Черкасова. О раннем этапе исповедного учета в России (конец ХVII – первая треть ХVIII в.)

 

 

В России в XVII–XVIII вв. существовали три независимые системы учета населения – государственная, церковная и вотчинная. От функционирования каждой из них сохранилась соответствующая документация. Большой Московский церковный собор 1666–1667 гг. возложил на приходских священников обязанность вести записи венчаний, скоропостижных смертей, незаконной рождаемости и покаянной практики. Это были обязательные для «людей всех чинов, хто ни буди» явки на исповедь в периоды основных постов – Великого, Петровского, Успенского и Рождественского. Наиболее глубокий идейно-религиозный смысл прилагался к покаянию в период Великого поста. О нем можно говорить как о самом многочисленном по составу участников, систематическая фиксация которых и может рассматриваться как источник по исторической демографии.

Практика учета исповедей в ряде епархий была известна еще до собора 1666–1667 гг., например, в северных уездах Ростовской митрополии (Белозерском, Устюжском, Сольвычегодском, части Двинского). В окружном послании митрополита Ионы (Сысоевича) на Белоозеро 1652 г., по времени почти совпавшим с началом церковной реформы, приходским священникам вменялось в обязанность следить, чтобы «никто не был б без отца духовного и без покаяния» (наряду с единогласным пением и трехперстным знамением)[1]. В его же указной грамоте в Устюжский и Усольский уезды в феврале 1661 г. говорилось, чтобы «в нынешний 169-го года Великий пост православные христиане с женами, и с чады, и с домочадцы приходили к своим отцам духовным каяться грехов своих»[2]. Как видим, акцент делается на семье – супруги–дети–домашние слуги (либо еще какие-то родственники). Противящихся этому «бесчинников» следовало приводить на архиерейские дворы и смирять, «смотря по вине».

Если по государственному и вотчинному учету населения разновидности источников в научной литературе в целом разработаны (писцовые и переписные книги, вотчинные описания, а с петровского времени и далее, в XVIII–ХIХ вв. – материалы ревизий), то источниковедение церковной документации требует специального изучения: записные венечные книги, венечные разделы в архиерейских приходных книгах, метрические книги, исповедные росписи/тетради/ведомости, клировые ведомости. Значительный интерес в этой связи представляет и весьма разнообразная терминология данных источников, их «самоназвания»: великопостные сказки, именные реэстры, духовные росписи и проч. Известный историк-демограф В. М. Кабузан заметил, что церковные документы являются ценным дополнением к государственному и административно-полицейскому учету православного населения, так как порой только они содержат сведения о женской половине семей, да и к тому же там учитываются неподатные категории населения[3].

В настоящей статье речь пойдет о раннем этапе внедрения в России исповедного учета, а рассматривать ее можно как продолжение нескольких предшествующих публикаций соавторов, посвященных главным образом предыстории метрического учета в России[4]. Здесь же мы обратимся к ранним образцам исповедных тетрадей/ведомостей из фондов Государственного архива Вологодской области (ГА ВО) за 1718–1737 гг. В настоящее время заметно возрос интерес исследователей как раз к этому виду церковного учета[5]. Укажем также и уже имеющийся опыт изучения исповедной документации одного из соавторов[6].

Прежде чем анализировать собственно исповедный учет по отразившей его документации 1718–1737 гг., следует хотя бы кратко напомнить предшествовавшую ему покаянную практику в севернорусских епархиях во второй половине XVII в. и отразившие ее виды документов. Она (покаянная практика) уверенно фиксируется в рамках самой церковной организации – как белого, так и черного духовенства. Например, в челобитных священников и диаконов к вологодским архиереям о получении ставленых грамот на обороте постоянно встречается запись: «По исповеди иеромонаха такого-то достоин священства»[7]. Когда собирались допросные речи с монахов малых сельских обителей об одном из их собратьев, они обычно говорили, что такой-то «молитвы творит по новоисправному уставу, крестится тремя персты, Св. Таин причащается и ни в чем св. церкви не противен»[8]. Не случайно во множестве челобитных от крестьян и посадских людей приходские священники определяются как «наши отцы духовные». Они пользовались особым доверием и ставили подписи на документах за своих неграмотных в массе своей односельчан. Их право принимать исповедь было важно не только для крестьян и горожан, но и для внутренней жизни местных монастырей. В упомянутом послании митрополита Ионы 1652 г. архимандритам и игуменам предписывалось «учить в своих паствах по трижды к покаянию и к причастию». О том, что в монастырях принимали на исповедь и мирян, указала М. В. Корогодина[9].

В грамотах ростовского митрополита Ионы 1660–1661 гг., направленных духовенству Устюжского и Усольского уездов, мотивы церковного дисциплинирования нарастают. В указной грамоте февраля 1661 г. говорилось, чтобы «в нынешний 169-го года Великий пост православные христиане с женами, и с чады, и с домочадцы приходили к своим отцам духовным на покаяние и каяться грехов своих»[10]. «Бесчинников», противящихся этому предписанию, следовало приводить на домовые дворы – центры духовного суда Ростовской митрополии в Устюге и Сольвычегодске, и смирять, «смотря по вине».

Правильное и добросовестное осуществление священниками покаянной практики было связано с таким демографическим явлением крестьянской повседневности, как высокая смертность и ее церковный учет. В Усольском уезде со священника взималась пеня 2 рубля 13 копеек за погребение человека, умершего без исповеди и отпущения грехов[11]. Сложнее обстояло дело со случаями «скорой смерти» (несчастные случаи, уголовная преступность, внезапные недомогания, бытовые травмы и проч.). В челобитных родственников о погребениях умерших в результате нее обычно приводится фраза о том, что погибший человек до случившего с ним несчастья в данном году имел отца духовного, регулярно являлся на исповедь и причащался Св. Таин[12]. Вероятно, такие случаи подразумеваются в указной грамоте архиепископа Устюжского и Тотемского Геласия духовенству Усольского уезда 1683 г. В ней говорится о бесплатной выдаче священниками похоронных памятей для погребения скоропостижно умерших[13].

По Устюжскому уезду сохранилась большая подборка таких памятей за 1692–1693 г., а наряду с ними – поданные в Казенный приказ архиерея «сказки» попов о приходе к ним (с указанием годов) на исповедь и причастие в Великий пост тех (впоследствии скоропостижно умерших), которых следовало похоронить «с розыском»[14]. По его результатам определялся характер погребения: с пением и около церкви или «без пения у убогих дому». В инструкцию патриарха Адриана поповским старостам 1697 г. было внесено важное уточнение: приходским попам следовало записывать похоронные памяти в «книги для ведома, кто какой смертью умре»[15]. С этим можно связать предположение об учете смертности такого рода (непредумышленной). Если же человек регулярно не исповедовался у приходского священника, тот в случае скоропостижной смерти мог отказаться его отпевать и погребать на сельском погосте[16].

Строгое соблюдение постов, исповеди и причастия требовалось от вступающих в брак, согласно наказу архиепископа Холмогорского и Важского Афанасия духовному судье старцу Тихону от 25 декабря 1682 г.[17] В окружном послании Афанасия от 17 марта 1696 г. витиеватым языком книжника-проповедника говорилось о «покаянии каждого до своей совести», чтобы избежать «всяких богопротивных душепагубных дел и учения всех расколников и еретиков»[18]. Упоминание последних связано с неприятием Афанасием латинских и «луторских» книг. Этот архиерей был автором известной «Книги о православном исповедании» (1688 г.), активно участвовал в церковно-богословской полемике конца ХVII в. между грекофилами и латинствующими. Он заботился об укомплектовании приходских церквей в своей епархии новоисправленными Служебниками и Требниками, по которым производилась исповедь[19].

В его текстах о покаянной практике характерно обращение к конкретному человеку и семье. В поучительной грамоте Афанасия в Важский уезд и Устьянские сохи от 19 июня 1697 г. говорилось о соблюдении «мужами, женами и детьми в возрасте» четырех постов в году, прежде всего Великого, а еще двух постных дней в неделю – среды и пятницы. Ни один человек не должен был оставаться без исповедания[20]. Последовательное включение детей в официальные документы церковных иерархов отражало присущее раннему Новому времени возросшее осознание самой категории детства как значимого этапа в жизни человека, детей как особой группы социума. Уже в Домострое заметно эмоционально окрашенное отношение к детям, возраст которых обычно ограничивался семью годами[21].

В Вологодско-Белозерской епархии регулярный исповедный учет начал формироваться еще в допетровское время, в 1680-х гг. В 1688 г. архиепископ Гавриил разослал несколько десятков памятей в уезды (Белоозеро, Вологду) и Чарондскую округу поповским старостам и монастырским настоятелям, чтобы те регулярно сообщали о людях «всякого чина и возраста, забывших страх Божий и час смерти своей в нынешний Великий и святый пост и преже сего по многие годы к покаянию не приходящих и отцев духовных у себя не имеющих»[22]. Дополнительным основанием для подобных распоряжений стало противодействие церковных властей отклонению в старую веру и социальному протесту, «чтобы в троеперстном сложении, и в молитве, и в божественных церковных догматех никакого раскола и супротивления не чинили». За ненадлежащий надзор вводились высокие денежные штрафы для священно- и церковнослужителей: поповским старостам – 30 рублей, попам – 20, дьяконам – 10, дьячкам – 5, пономарям – 3 рубля. Ряд из отмеченных принципов позднее был удержан и развит при внедрении более систематического исповедного учета в России в Петровскую эпоху. Соблюдение таинств и отчетности в их проведении, борьба с религиозным отступничеством и еретиками – все это стало частью более широкой церковно-государственной программы конфессионализации, характерной для России, как и других европейских государств Раннего нового времени[23].

В памятях новгородского митрополита Корнилия 1681, 1683 и 1686 гг. акцент делался на учете исповедующихся, контроле со стороны епархиальных властей над покаянной практикой и дисциплиной в народе. Все прихожане – мужчины, женщины и дети (отроки и отроковицы «возрастом лет в 12») – обязаны были поститься и исповедываться[24]. Игнорирующих это требование приходским священникам следовало заносить в «имянные росписи за поповыми руками» и присылать их в судный митрополичий приказ в Новгород Великий[25]. В «великопостные сказки»требовалось записывать и тех, кто исполнял пост-исповедь-причастие, и тех, кто от них уклонялся[26].

В 1690 г. митрополит Корнилий вновь потребовал от приходских священников предоставить ему «сказки и именные исповедные росписи»«о прихожанах, бывших и не бывших у исповеди и святого причастия в Великий пост»[27]. В преамбуле поданных ему «сказок» за 1690 и 1693 гг. говорилось, что они составлены по митрополичьему указу. Наряду с ним, в 1693 г. в преамбуле появляется имя царя: «По указу великого государя Петра Алексеевича». Вероятно, в это время опыт Новгородской митрополии поддержал Петр I. Тогда же начал употребляться термин «ведомости», вообще весьма показательный для массовой документации XVIII в.: «ведомости о людях православного исповедания, бывших и не бывших у исповеди и святого причастия».

Реализуемые Корнилием в своей епархии принципы сыграли определенную роль в более широком распространении исповедных ведомостей, что отразилось в известной инструкции патриарха Московского Адриана поповским старостам от 26 декабря 1697 г. В нее было внесено весьма характерное уточнение, имеющее отношение к нерадивым прихожанам, манкирующим обязанностью поститься-исповедываться-причащаться – «изветные именные росписи»[28]. Изветный, т. е., по сути, доносительный акцент в поручаемом приходским попам и поповским старостам учете исповедующихся также в дальнейшем развивался и был усилен в нормативных документах в 2030-х гг. ХVIII в. Одновременно областным архиереям отводилась более просветительская роль для паствы, разъясняющая людям суть таинства исповеди-покаяния.

Формирование исповедного учета в России продолжилось в ходе петровских реформ и приобрело более широкий масштаб. Именными указами от 8 февраля и 17 марта 1716 г. и 17 февраля 1718 г. приходским священникам и поповским старостам поручалось ежегодно составлять полный список («имянные росписи», «погодные книги») исповедовавшихся, не исповедавшихся и раскольников. Копию же со списка следовало представлять в духовные правления архиереям, а также в присутственные места губернаторам или ландратам для сбора штрафных денег (с разночинцев и посадских – по 1–3 рубля, с крестьян – 5–15 копеек, в зависимости от того, в течение скольких лет пропускалась исповедь)[29]. За укрывательство уклоняющихся от исповеди самим священникам грозили штрафы вплоть до лишения сана. Указом же от 8 февраля 1716 г. предусматривалось также переписывание приходскими священниками в своих приходах раскольников, а также их двойное подушное обложение («по чему купечество в посадах платит, а крестьяне со своих тяглых жеребьев»). Не делалось исключения и для женщин-раскольниц («вдов и девок») – их обложение определялось «вполы». Так, двойной подушный оклад для староверов был соотнесен, по сути, с размером штрафа за их отказ от исповеди в рамках официального православия.

Исповедные ведомости в ГА ВО сконцентрированы в нескольких фондах. Более всего их хранится в ф. 496 (Вологодская духовная консистория). Укажем также ф. 528 (Вологодский кафедральный Софийский собор), ф. 821 (Христорождественский Грязовецкий собор), ф. 1010 (Череповецкий Воскресенский собор); объединенные архивные фонды – ф. 1057 («Церкви Олонецкой епархии»), ф. 1063 («Церкви Вологодской епархии»), ф. 1067 («Церкви Новгородской епархии»), а также фонды духовных правлений – ф. 985, 986, 1147 и др. Отдельные выписи из исповедных книг за 1721 г. имеются в уникальном ф. 1260 (Коллекция столбцов)[30].

В ранних образцах исповедных тетрадей Вологодской епархии 1718–1724 гг. по каждому селению были выделены две группы «именных реэстров»: пришедших на исповедь и не явившихся (из-за отлучки по торговым делам, ухода «в мир покормиться» от хлебной скудости или взятия в работники в Петербург, Воронеж, Таганрог). Их самоназвание – «книги записные детемдуховным» такого-то уезда/волости/прихода «хрестьяном, кои исповедывались и Святых Таин причащались». В росписях подчеркивалась приверженность исповедующихся к официальному церковному обряду: «А о сложении перстов по свидетелству крест изображают по преданию святых апостол и святых отец во имя Святые Троицы, а не по раскольничью преданию»[31].

В исповедных книгах/тетрадях удерживался дворовый принцип учета населения и одновременно оттенялся индивидуальный аспект: деревня такая-то, во дворе крестьянин такой-то, у него жена, дети и далее следовал полный именной список всех домочадцев мужского и женского пола с указанием: «кои ныне в Великий пост исповедывались и расколу никакого не чинили»[32]. Исполнительность приходских священников фиксировалась в подаваемых ими архиереям ежегодных сказках о том, что в «приходе его раскольников и двоеперстного сложения никого нет». Таким же был порядок фиксации исповеданий и для самих священников с их семьями, и для живущих в кельях на церковных погостах нищих, и для помещиков и вотчинников с семьями и дворовыми людьми в сельских усадьбах, и для монашествующих епархии. Так, религиозное дисциплинирование воедино охватывало все социальные слои приходского сообщества – и низшего духовенства, и мирян.

В Духовном регламенте от 25 января 1721 г. акцент делался на глубоко религиозном содержании таинства исповеди: всякий христианин должен «хотя бы единожды в год причащатися Св. Евхаристии». Вкушение Тела и Крови Спасителя есть залог спасения самого человека[33]. Указ Синода от 7 марта 1722 г. обязывал всех прихожан «быть на исповеди и причастии, начиная с 7 лет, у своего священника»[34]. В указе говорилось о регулярном ведении «священнических именных росписей»: явившихся на исповедь, не явившихся, раскольников (сколько их, каких чинов) и собранных штрафных денег с уклонившихся и с раскольников. Деньги эти следовало отсылать в Святейший Синод. Окончательную форму исповедных росписей, в дальнейшем практически неизменную, определил указ от 16 апреля 1737 г.[35] Преимущественным временем исповеди был Великий пост (Четыредесятница), а тем, кто не успевал исповедоваться во время Великого поста, разрешалось это сделать в любое другое время – Петров (15 июня–11 июля), Успенский (14–27 августа) и Рождественский (Филиппов) (28 ноября–6 января) посты.

Новый (с 1737 г.) формуляр исповедных росписей был следующим: в первой графе обозначался порядковый номер домов или дворов, во второй – число людей в них, раздельно мужчин и женщин, причем всех прихожан обоего пола, от «престарелых до сущего младенца». Если семья была полной, то фамилия чаще всего записывалась один раз для всех членов; для супругов указывалось имя и отчество, а для детей – только имя. Если один из супругов уже умер, то в отношении оставшегося в живых показывалось вдовство (это позволяло проверять факт смерти при отсутствии записи в метрической книге), далее на каждого члена семьи, отдельно для мужчин и женщин, указывался возраст.

В росписи вносили имена детей старше года, но при этом в графе об исповеди священник ставил прочерк. Одной из задач составления исповедных росписей являлось выявление доли раскольников в том или ином приходе, которые указывались в конце документа. Известны несколько причин, по которым прихожанин мог отсутствовать на исповеди: 1) по нерачению, нерадению, «лености» (нежелание, небрежное, пренебрежительное отношение); 2) за малолетством, т. е. не достигший 7-летнего возраста; 3) по совету у духовника, т. е. по какой-то причине священник советовал воздержаться от исповеди и причастия; 4) за отлучкою, т. е. прихожане отсутствовали по причине отхода в другие города по торговым делам или же находились на военной службе.

Какие наблюдения об изменении самого формуляра исповедных росписей позволяют сделать конкретные документы из фондов ГА ВО? В наиболее ранней сохранившейся росписи Вологодского уезда за 1718 г. в преамбуле зафиксированы следующие важные сведения: 1) время составления («1718 году марта в день»); 2) по чьему указу («По указу великого государя царя и великого князя Петра Алексеевича всеа Великия и Малыя и Белыя Росии самодержца и по приказу Преосвященного Павла, епископа Вологодского и Белозерского»); 3) самоназвание («Книга записная детем духовным»); 4) территория – уезд, волость и название храма («Вологодцкого уезду Тошенской волости храма Пресвятыя Богородицы»); 5) составитель («поп Василей»); 6) отметка о таинствах («на исповеди были и святых таин по достоинству причастились»); 7) владельческая принадлежность селения («поместье князь Петра Александрова сына Юсупова»; «вотчины Преосвященного Павла, епископа Вологодского»)[36].

Затем перечислены исповедующиеся прихожане, а в конце приведена приписка об отсутствии в данном приходе утаенных душ («а больше того у меня утаенных душ нет, опричь малолетних, которыя осми лет»). В росписи 1722 г. в связи со сделанным тогда Прибавлением к «Духовному регламенту» видим приписку: «а больши того у меня, попа (имярек), детей духовных исповедавшихся и не исповедовавшихся, кроме малолетних, нет; также же и раскольников, которые б слагали ручныя персты, первый перст с четвертым и пятым, нет же» (или: «также и двоеперстного сложения нет»)[37].

В одной из росписей за 1724 г. в преамбуле находим добавление о том, что «сего 724 году в святые великие и протчие посты исповедывались и святых таин причащались, а о сложении перстов по свидетельству крест изображают по преданию святых апостол и святых отец во имя святыя Троицы, а не по раскольническому преданию»[38]. В росписи 1725 г. уточняется: «По указу ея величества государыни императрицы и самодержицы всероссийской», указан возраст исповедавшихся: «Святых таин причащались мужеска и женска полу, кроме малолетних, которые до десяти лет»[39]. Однако до середины 1720-х гг. в исповедных книгах не подводились общие итоги численности пришедшего на исповедь населения по приходам.

В ГА ВО удалось выявить книги и исповедные ведомости за 1726 г., однако более полное их содержание имеется в росписи за 1727 г. В ней уже имеет место характерная для массовой документации XVIII в. табличная (графическая) форма: 1) валовая нумерация бывших на исповеди прихожан; 2) нумерация не исповедовавшихся; 3) звание обывателей; 4) исповедывались и причащались с указанием месяца и числа («причащались февраля 17 дня», «причащались марта 4 дня» и т. д.); 5) исповедывались, а не причащались с указанием месяца и числа. Новым моментом в росписи 1727 г. является подведение общих итогов численности православного населения в приходе, причём с распределением по социальным категориям (монастырских слуг, крестьян, бобылей, дворовых людей, шляхетства, попов и церковных причетников и т. д.), с градацией количества исповедовавшихся и причастившихся, а также исповедовавшихся, но не причастившихся.

В дальнейшем этот формуляр, судя по изученной нами документации Вологодского архива, практически не менялся до 1737 г., когда во время правления императрицы Анны Иоанновны последовал указ Сената от 16 апреля 1737 г., установивший новую форму, неизменно просуществовавшую до начала XX в. В ней имелись следующие разделы: общий заголовок примерного содержания (роспись такого-то города, уезда, села или слободы, такой-то церкви священник (имярек), «обретающимся при оной церкви в приходе нижеявленных чинов людям, со изъявлением против коегождо имени о бытии их во Святую Четыредесятницу у исповеди и Святых Таин причастия, и кто ж исповедался токмо, а не причастился, и кто ж не исповедался»). Затем шло деление на 9 граф/столбцов. В первых трех указано число: домов или дворов, людей мужского пола в валовом порядке, людей женского пола в валовом порядке. В четвертом столбце дано указание на сословную принадлежность (духовные, дворяне, военные, приказные, разночинцы, посадские, мещане, купцы, крестьяне, дворовые и их домашние и т.д.), в пятом и шестом приведен возраст мужчин и женщин по отдельности в валовом порядке; в седьмом, восьмом и девятом – показания действа: кто был у исповеди и святого причастия, кто только исповедовался, но не причастился, «а за каким винословием, и которые у исповеди не были».

Таким образом, исповедные ведомости (духовные росписи/записные книги детям духовным) являются весьма информативными источниками по исторической демографии православного населения в XVIII – начале XX вв., в которых представлена фактически погодная перепись горожан и сельских жителей с указанием их возраста и показания действа. Если с 1718 по 1725 гг. священники переписывали прихожан сплошь, на одном листе, то с 1726–1727 гг. появилась графическая форма записи. Спустя же 10 лет, с 1737 г., согласно указу Сената, была введена новая (табличная) форма, подразделяющая исповедную ведомость (роспись) на 9 столбцов, которая просуществовала без существенных изменений до начала XX в.

Ниже в Приложении 1 в сводных таблицах 1–3 представлено хронологическое и количественное распределение ранних исповедных книг по церковным приходам Вологодской епархии за 1718–1737 гг. Информация об этом обобщена на основании ф. 496 (Вологодская духовная консистория) в ГА ВО. Это церкви Вологды, Белозерска и Чаронды с уездами. Количество самих приходов в них сильно различалось. Если в Чаронде была лишь одна Иоанно-Златоустовская церковь, то в Белозерске – 13 храмов, хотя исповедные книги по ним за разное время сохранились также неравномерно: от 2-х до 13-ти. Это объясняется тем, что не всегда приходские священники своевременно сдавали в епархиальный центр исповедную документацию (росписи, ведомости, книги). Возможно, часть ее оказалась утрачена. Значительное количество церквей находилось Вологде: здесь степень сохранности исповедных росписей за разные годы варьирует от 8 до 42–45 и даже до 90 (включая консисторские экземпляры) в 1737 г. Внушительный объем информации в таблицах показывает, что мы находимся лишь на начальном этапе систематической разработки исповедной практики в конкретной епархии за ХVIII в. К настоящему времени Д. А. Пшеницыным составлен полный список церквей епархии по трем городам и уездам, в котором отражены все выявленные архивные номера дел с исповедной документацией раннего периода. Этот список в дальнейшем может стать документальной основой для более системного изучения исповедной практики в 1718–1737 гг.

В Приложении 2 приведены образцы ранних исповедных ведомостей (росписей) церквей Вологодского и Чарондского уездов – всего 14. В заголовках помещено их самоназвание: Книги записные детям духовным. В ведомостях № 13–14 передана табличная форма 1737 г. По ряду номеров (2–5, 9, 11, 13–14) в угловых скобках отмечены отточия, поскольку в полностью в рамках статьи их тексты привести невозможно в силу большого объема по приходам, сами же архивные дела скомпонованы в отдельные тома по церквям всей епархии и включают от 9–100 до 300–500 листов, а с 1721 г. – до 700–1500 листов (консисторские экземпляры). Это свидетельствует о все более широком внедрении покаянной практики в Вологодской епархии в соответствии с указами 1716 и 1718 гг. и Прибавлениями к Духовному регламенту 1722 г. Следует учитывать и отразившей демографический рост многочисленности населения самих приходов – от нескольких десятков до многих сотен человек обоего пола.

По конкретным образцам ранних исповедных записей мы убеждаемся во всесословном охвате населения приходов: здесь и поместно-вотчинные владельцы со своими семьями (князья П. А. Юсупов и С. А. Приимков-Ростовский, а также Н. М. Азарьев, В. М. Иездинов, А. С. Лазарев, С. А. Колычев), их дворовые люди и крестьяне. В отношении последних отражены и другие владельческие категории – дворцовые, архиерейские, даже «сокольи помытчики» Сямженской волости. Постоянно отмечались и представители приходского духовенства, включая младших причетников (дьячков, просвирниц, есть даже одна пономарица). Интересно подведение итогов в конце некоторых росписей – сколько явилось на исповедь (мужского пола, женского пола; обоих полов) и сколько не явились «за ослушанием» или «нерачением». В ряде росписей указана сумма взятых штрафных денег за неявку на исповедь со ссылкой на Сенатский указ от 17 февраля 1718 г., что свидетельствует о правосознании приходских священников, собственноручно подписывавших свои «сказки/ росписи/ ведомости/книги». Это же показывает и действенность правительственного законодательства в ходе внедрения покаянной практики у православного населения «всех чинов» в рамках общей политики церковного дисциплинирования и конфессионализации.

В плане раннего демографического учета и выявления старообрядцев в росписях фиксируется, что в данном приходе «противящихся святой церкви раскольников нет». О каких бы приходских людях разных чинов ни говорилось в данных именных, по сути, росписях, всюду отражена семейно-родственная структура обитателей прихода, независимо от их социальной принадлежности. На исповедь приходили целыми семьями (за исключением до 7–10 лет), в связи с чем мы видим широкую терминологию родства как по прямой, так и по боковой линиям – муж, жена, сын, дочь, брат/сестра (родные, двоюродные), племянник, тетка; сноха/невестка, зять, вдова. В некоторых росписях видим даже обобщение местным священником статистических данных: всего данный приход охватывает столько-то деревень, в них столько-то дворов и столько-то человек.

В заключение подчеркнем, что учетная документация разного происхождения (государственного – ландратских переписей и материалов первой ревизии 1717–1727 гг. – и церковного– метрических книг и исповедных ведомостей 1718–1727 гг.) существенно дополняет друг друга. В переписях отражено все мужское податное население с показанием родственных отношений (а в ландратских книгах еще и женское), включая младенцев. В исповедных же ведомостях/росписях реализован всесословный принцип учета населения, хотя не отмечались дети до 7–10 лет, а систематическая фиксация возраста наблюдается в соответствии с указом от 16 апреля 1737 г. В любом случае данные о народонаселении и его возрасте в государственной и церковной документации позволяют вести сравнительно-историческую разработку этих источников, ценных для ряда проблем исторической демографии и исторической генеалогии.

 

 


© Пшеницын Д. А., Черкасова М. С., 2022

 

[1] Акты исторические, собранные и изданные Археографической комиссией Императорской Академии наук. Т. 4. СПб., 1846. С. 172–177.

[2] Государственный архив Вологодской области (далее – ГА ВО), ф. 1260 (Коллекция столбцов), оп. 3 (Устюжский архиерейский дом), д. 38.

[3] Кабузан В. М. Народонаселение России в XVIII – первой половине XIX в.: По материалам ревизий. М., 1963. С. 82–84.

[4] См.: Пшеницын Д. А., Черкасова М. С. Новые источники по исторической демографии XVII – первой половины XVIII в. (Устюжская десятина Ростовской митрополии и Великоустюжская епархия // История и культура Ростовской земли, 2017. Ростов, 2018. С. 63–79; Пшеницын Д. А., Черкасова М. С. Венечные памяти, пошлины и записные книги XVI–XVIII вв. // Вестник Екатеринбургской духовной семинарии. 2018. № 3. С. 44–95; Пшеницын Д. А., Черкасова М. С. О предыстории метрического учета в России (XVII – первая половина XVIII в.) // Российская история. 2019. № 1. С. 86–102.

[5] См.: Антонов Д. Я., Антонова И. А. Метрические книги России XVIII – начала XX в. М., 2006; Боярченков В. В. Исповедные росписи Сапожковского уезда второй четверти XVIII в.: Источниковедческие наблюдения // Актуальные вопросы истории, философии, права и педагогики. Сборник статей Национальной научно-практической конференции с международным участием. Рязань, 2019. С. 11–15; Варламова Н. А. Исповедальные ведомости 1737 г. как источник по истории населения Петербурга // Проблемы отечественной и всеобщей истории. Вып. 11. Генезис и развитие феодализма в России. Л., 1988. С. 187–196; Маркова М. А. Источники по истории населения Санкт-Петербурга и столичной губернии: 1730–1740-е гг. // Материалы церковно-приходского учета населения как историко-демографический источник. Барнаул, 2007. С. 103–120; Миронов Б. Н. Исповедные ведомости – источник о численности и социальной структуре православного населения России XVIII – первой половины XIX в. // Вспомогательные исторические дисциплины. Т. XX. Л., 1989. С. 102–117; Миронов Б. И. Исповедный и метрический учет в имперской России // Материалы церковно-приходского учета населения как историко-демографический источник. Барнаул, 2007. С. 8–47; Морозова Э. А. Изучение истории крестьянских семей первой половины XIX в. на основе сводной базы данных по ревизским сказкам и исповедальным ведомостям // Информационный бюллетень Ассоциации «История и компьютер». № 30. М., 2002. С. 189–192; Постников А. Б. Исповедные росписи как источник по истории Псковской церкви и духовенства в 1727–1762 гг. // Вестник Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета. Сер. 2: История. История Русской Православной Церкви. 2016. № 6(73). С. 21–44; Федорец А. И. Московские исповедные ведомости середины XVIII века как источник социально-демографической информации по истории города // Per aspera… Сборник научных статей победителей конкурса студенческих работ исторического факультета МГУ им. М. В. Ломоносова и материалы научных конференций. Вып. 2. М., 2010. С. 6–18; Щербачев О. В. Исповедные ведомости московских сороков как источник по генеалогии дворянства середины XVIII века // Известия Русского генеалогического общества. Вып. 12. СПб., 2003. С. 25–52.

[6] См.: Пшеницын Д. А. Солигаличский торговый тракт, или История волости Толшма (XVII–XX вв.). Архангельск, 2019. С. 247–252.

[7] См., например: ГА ВО, ф. 1260, оп. 1, д. 2506, 3751, 6669–6674, 6687–6688, 6827; Черкасова М. С. Документы по истории Устюженской десятины Новгородской митрополии ХVII – начале ХVIII в. // Вестник церковной истории. 2011. № 3/4(23/24). С. 14, 21.

[8] ГА ВО, ф. 1260, оп. 1, д. 7204.

[9] Корогодина М. В. Древнерусская исповедь как часть монастырской культуры: традиции и книжные истоки // Монастырская культура как трансконфессиональный феномен. М., 2020. С. 66.

[10] ГА ВО, ф. 1260, оп. 3, д. 38.

[11] Там же, д. 29.

[12] Башнин Н. В. Дионисиево-Глушицкий монастырь и его архив ХV–ХVII вв. СПб., 2016. С. 924–925.

[13] Акты, собранные в библиотеках и архивах Российской империи Археографической экспедицией Императорской Академии наук. Т. 4. СПб., 1836. № 284. С. 401–403.

[14] Великоустюжский центральный архив, ф. 627, д. 14.

[15] ПСЗ-I. Т. 3. № 1612. С. 417.

[16] Башнин Н. В. Дионисиево-Глушицкий монастырь… С. 601–602, 923–924 (выяснение того, кто у скоропостижно умершей крестьянки был отец духовный, в каком году она исповедовалась и причащалась у него).

[17] Булатов В. Н. Муж слова и разума. Афанасий – первый архиепископ Холмогорский и Важский. Архангельск, 2002. С. 222–223.

[18] Черкасова М. С. Документы ХVII–ХVIII вв. из архивов соборных храмов в Вельске и Верховажье // Вестник церковной истории. 2008. № 4(12). С. 105.

[19] Там же. С. 94–95.

[20] Черкасова М. С. Вологодский список поучительной грамоты Афанасия Холмогорского 1697 г. // Поморские чтения по семиотике культуры. Актуальные проблемы семиотики геосоциального и геокультурного пространства Европейской части Российской Арктики Архангельск, 2018. С. 269.

[21] Найденова Л. П. Жизнь русского человека ХVI–ХVII вв. (вера–семья–дела житейские). М., 2020. С. 107, 125–128.

[22] ГА ВО, ф. 1260, оп. 1 (Вологодский архиерейский дом), д. 7759, л. 1–4.

[23] Сукина Л. Б. Концепция «конфессионализации» – одна из возможных парадигм изучения русской истории ХVI–ХVII вв. // Вестник Санкт-Петербургского государственного университета. Сер. 17. 2014. Вып. 2. С. 118.

[24] Дополнения к Актам историческим, собранные и изданные Археографической комиссией. Т. 8. СПб., 1862. № 92.II. С. 318.

[25] Там же. Т. 10. СПб., 1867. № 76.I. С. 321.

[26] Там же. Т. 12. СПб., 1876. № 35.II. С. 320–321.

[27] РГИА, ф. 834 (Рукописи Синода), оп. 2, д. 1849–1855.

[28] ПСЗ-I. Т. 3. СПб., 1830. № 1612.

[29] Там же. Т. 5. № 2991, 3169, 3183.

[30] ГА ВО, ф. 1260, оп. 1, д. 13310.

[31] Там же, ф. 496 (Вологодская духовная консистория), оп. 1, д. 550, 574, 639, 676; оп. 19, д. 94, л. 406.

[32] Там же, ф. 496, оп. 1, д. 572.

[33] ПСЗ-I. Т. 6. № 3718.

[34] Там же, Т. 6. № 3914.

[35] ПСЗ-I. Т. 10. № 7226.

[36] ГА ВО, ф. 496, оп. 1, д. 551, л. 5, 9.

[37] Там же, оп. 3, д. 2, л. 43 об., 46.

[38] Там же, оп. 19, д. 94, л. 1.

[39] Там же, д. 95, л. 2.

Приложение 1

 

Таблица 1

 

Распределение исповедных книг Вологодской епархии за 1718–1737 гг., хранящихся в ГА ВО

 

Реквизиты документов в ГА ВО

Количество листов в деле

Количество церквей в деле

1718

1719

1720

1721

1722

1723

1724

1725

1726

1727

Ф. 496, оп. 1, д. 550

115

19

11

8

7

Ф. 496, оп. 1, д. 551

240

66

1

1

1

Ф. 496, оп. 1, д. 572

121

1

13

14

9

Ф. 496, оп. 1, д. 574

56

14

Ф. 496, оп. 1, д. 639

9

1

1

1

Ф. 496, оп. 1, д. 676

200

62

1

Ф. 496, оп. 1, д. 743

44

1

7

Ф. 496, оп. 1, д. 810

15

2

Ф. 496, оп. 1, д. 4082

251

100

1

Ф. 496, оп. 3, д. 2

213

1

7

60

5

3

Ф. 496, оп. 3, д. 3

287

97

8

1

Ф. 496, оп. 19, д. 90

362

117

3

4

Ф. 496, оп. 19, д. 91

972

1

289

6

3

Ф. 496, оп. 19, д. 92

1098

1

2

280

2

2

Ф. 496, оп. 19, д. 93

1036

1

5

1

215

2

Ф. 496, оп. 19, д. 94

969

1

1

1

9

243

2

Ф. 496, оп. 19, д. 95

376

1

2

1

3

11

73

29

Ф. 496, оп. 19, д. 96

487

1

1

1

3

122

Ф. 496, оп. 19, д. 97

946

1

1

194

Ф. 496, оп. 19, д. 98

1030

275

Ф. 496, оп. 19, д. 99

871

17

Ф. 496, оп. 19, д. 100

804

10

Ф. 496, оп. 19, д. 101

728

1

Ф. 496, оп. 19, д. 102

869

21

Ф. 496, оп. 19, д. 103

829

1

Ф. 496, оп. 19, д. 109

725

99

31

30

34

22

2

Ф. 496, оп. 19, д. 150

1095

1

Итого

189

241

332

365

321

238

263

80

154

520

 

 

Таблица 1

(продолжение)

 

Реквизиты документов в ГА ВО

Количество листов в деле

Количество церквей в деле

1728

1729

1730

1731

1732

1733

1734

1735

1736

1737

Ф. 496, оп. 1, д. 1219

35

18

Ф. 496, оп. 19, д. 91

972

1

Ф. 496, оп. 19, д. 98

1030

21

Ф. 496, оп. 19, д. 99

871

175

Ф. 496, оп. 19, д. 100

804

47

123

Ф. 496, оп. 19, д. 101

728

227

Ф. 496, оп. 19, д. 102

869

184

Ф. 496, оп. 19, д. 103

829

1

229

1

Ф. 496, оп. 19, д. 104

857

2

276

1

Ф. 496, оп. 19, д. 105

799

260

1

1

Ф. 496, оп. 19, д. 106

979

309

34

Ф. 496, оп. 19, д. 107

943

2

16

318

2

1

Ф. 496, оп. 19, д. 108

926

1

351

1

Ф. 496, оп. 19, д. 109

725

1

1

8

10

Ф. 496, оп. 19, д. 110

1004

–-

70

Ф. 496, оп. 19, д. 111

445

2

3

47

Ф. 496, оп. 19, д. 112

913

36

Ф. 496, оп. 19, д. 113

891

38

Ф. 496, оп. 19, д. 114

951

52

Ф. 496, оп. 19, д. 115

785

32

Ф. 496, оп. 19, д. 116

903

65

Ф. 496, оп. 19, д. 117

1008

81

Ф. 496, оп. 19, д. 118

1072

87

Ф. 496, оп. 19, д. 119

1079

68

Ф. 496, оп. 19, д. 121

1075

1

Ф. 496, оп. 19, д. 123

838

1

Ф. 496, оп. 19, д. 128

788

1

Ф. 496, оп. 19, д. 129

742

1

Ф. 496, оп. 19, д. 130

799

1

Ф. 496, оп. 19, д. 145

1554

1

Ф. 496, оп. 19, д. 150

1095

1

Ф. 496, оп. 19, д. 155

1491

1

Ф. 496, оп. 19, д. 162

1501

1

Ф. 496, оп. 19, д. 253

1072

43

Итого

427

352

234

536

329

357

363

14

232

412

 

 

Таблица 2

 

Количество исповедных ведомостей по городским церквям Вологодской епархии 1718–1737 гг.

 

Город

1718

1719

1720

1721

1722

1723

1724

1725

1726

1727

Белозерск

11

8

9

4

5

9

2

9

13

Вологда

37

8

42

35

26

33

8

16

43

Чаронда

1

1

1

Итого

48

17

52

39

31

42

10

25

57

 

Таблица 2

(продолжение)

 

Город

1728

1729

1730

1731

1732

1733

1734

1735

1736

1737

Белозерск

13

11

4

12

10

11

8

Вологда

12

29

42

45

22

30

25

1

1

90

Чаронда

1

1

1

1

1

Итого

25

41

47

58

33

42

33

1

1

90

 

Таблица 3

 

Общее количество исповедных ведомостей в городских и сельских церквях Вологодской епархии 1718–1737 гг.

 

Город, уезд

1718

1719

1720

1721

1722

1723

1724

1725

1726

1727

Белозерск и уезд

30

119

98

111

107

45

112

32

62

201

Вологда и уезд

146

120

200

213

189

190

146

48

84

285

Чаронда и уезд

13

2

34

41

25

3

5

8

34

Итого

189

241

332

365

321

238

263

80

154

520

 

Таблица 3

(продолжение)

 

Город, уезд

1728

1729

1730

1731

1732

1733

1734

1735

1736

1737

Белозерск и уезд

180

104

83

200

135

125

151

11

1

Вологда и уезд

221

222

142

304

168

206

187

3

231

411

Чаронда и уезд

26

26

9

32

26

26

25

1

Итого

427

352

234

536

329

357

363

14

232

412

 

Таблицы 13 составлены по: ГА ВО, ф. 496, оп. 1, д. 550, 551, 572, 574, 639, 676, 743, 810, 1219, 4082; оп. 3, д. 2, 3; оп. 19, д. 90–119, 121, 123, 128–130, 150, 155, 162, 253.

 

 

Приложение 2

 

Образцы ранних исповедных записей/росписей 17181737 гг.

 

№ 1

1718 г. марта. – «Книга записная детям духовным» попа Богородицкой церкви Василия в Тошенской волости Вологодского уезда[1]

 

1718 году марта в день. По указу Преосвященного Павла, епископа Вологодского и Белозерского. Книга записная детем духовным Вологоцкого уезда Тошенской волости храма Пресвятыя Богородицы попа Василия.

Князь Петра Александрова сына Юсупова села Коренева. Яков, у него жена Марья, сын Алексей. Григорей, у него жена Евгения, сын Афонасей, дочь Каптелина. Стефан, у него жена Варвара, у него дети: Иван, Роман, Анна. Иван, у него жена Мелания, дочь Параскева.

Деревни Заречья. Артемей, у него сын Петр, у него жена Марина, сын Михаил. Федор, у него жена Марина, у него дети: Федора, Марина; Иван, у него жена Матрена, у него дети: Михайло, Гаврило.

Деревни Дорку. Иван, у него жена Анна, у него дети: Илья, жена Екатерина; Андрей, жена Ирина; Семен, жена Ульяния, сын Федор. Иван, у него Марья; Никита, жена Ирина, у него дочь Гликерия. Феодор, у него жена Евдокия.

Деревни Огибалова. Викул, у него жена Мавра. Артемей, жена Матрена, дети: Андрей, дочь Ксения. Епифан, жена Ксения, у него племянники Андрей, Иван, Ивана жена Дарья. Козма, жена Соломония, у него дети: Иван, жена Дарья; Григорей, жена Ульяния. У Ивана дети: Анна, Татьяна, Лаврентей, жена Марина, сын Димитрий, брат Федор, жена Антонида. Филип, жена Федосья, у него дети: Илья, Ларион; Ильи жена Марья, у него дети: Феодора, Фекла, Анна. У Лариона жена Елена. Иван, жена Ксения, у него дети: Феодор, жена Феодора, Козма, у него жена Пелагея, Филип, жена Анна.

Деревни Кочкарова. Иван, у него сын Никифор, жена Агафья. Иван, жена Акилина, сын Кирило, жена Агафья. Иван, жена Евдокия, у него сын Никита, жена Дарья, Архип, жена Марья, сын Никифор, Стефан, жена Евдокия, у него сын Матфей, жена Анна. Иосиф, жена Ульяния, у него дети: Иван, Ирина, Григорей, жена Федосья, Григорей, жена Евдокия, сын Алексей, Елиозар, жена Феврония, дочь Татьяна.

Деревни Рылова. Леонтей, у него племянники Семен, жена Ирина, Ярасим, жена Марья, Стефан, Симеон, жена Татьяна, сын Матфей, Илья, жена Ирина, у него дети: Матфей, Мавра, Димитрий, у него жена Софья, брат Иоанн, жена Ефросиния, Трофим, жена Мавра.

Храма Пресвятыя Богородицы, что в Янгосаре дьячек Федор Семенов.

Храма Димитрея Селунского Чюдотворца, что в Широгорье пономарь Михайло Григорьев.

А болши того у меня, попа Василия, детей духовных исповедавшихся и не исповедавшихся, кроме малолетних, нет.

 

№ 2

1718 г. марта. – «Книга записная детям духовным» (исповедная роспись) попа церкви свт. Николая Никиты в селе Выколупкине[2]

 

1718 году марта в день. По указу великого государя, царя и великого князя Петра Алексеевича всеа Великия и Малыя и Белыя Росии самодержца и по приказу Преосвященного Павла, епископа Вологодского и Белозерского. Книга записная детем духовным Вологоцкого окологородья храма Николая Чюдотворца, что на Выколупкине, попа Никиты, кто в нынешнем 1718 году на исповеди были и святых таин по достоинству причастились и ниже сего роспись.

Вотчины Преосвященного Павла епископа деревни Копрецова староста церковной Иван Семенов, жена ево Татьяна Васильева, сын Семен Иванов, дочь Марфа Иванова, дочь Ульяна Иванова. У него ж, Ивана, тетка Анна Федорова.

Дмитрей Семенов, жена ево Евдокия Прокопьева, дочь Соломонида Дмитриева, дочь Татияна Дмитриева.

Матфей Васильев Подосенов, жена ево Марина Меркурьева, сын Иван Матфеев, дочь Евдокея Матфеева, брат Михайло Васильев, жена ево Агрипена Васильева, мать их Феодулия Остафьева, сестра их Ирина Васильева.

Дементей Осипов, вдов, зять ево Федор Перфильев, жена ево Марфа Дементьева, дочь Марья Федорова, Дементьев сын Димитрий, жена ево Федора Егорова, Никита Иванов, жена ево Дарья Петрова, сын Антон Никитин, сын Иван Никитин.

Михайло Стефанов, жена ево Епестемия, дочь Катерина, сын Иван Васильев, сестра ево Ксения.

Максим Исаков, жена ево Матрена Петрова, брат Михайло Исаков, Максимов сын Иван, дочь Ульяна Максимова.

Иван Ульянов, жена ево Евфимия Матфеева, зять Федор Петров, жена ево Федора Иванова.

Деревни Горшкова. Елисей Сергеев, жена ево Настасия Стефанова, сын Семен Елисеев, дочь Марина Елисеева, брат Киприян Сергеев, жена ево Матрена Андреева <…>[3]

К сей записной книге храма Николая Чюдотворца, что на Выколупкине, поп Никита руку приложил.

 

№ 3

1719 г. марта – «Книга записная детям духовным» священника Иоанно-Богословской церкви в селе Заболотье Ивана[4]

 

1719 году марта в день. По указу Преосвященного Павла, епископа Вологодского и Белозерского, Вологоцкого уезду храма Иоанна Богослова, что в Заболотье, попа Ивана книга записная детям духовным нынешняго 1719 году, которые дети духовные на исповеди были и по достоинству Святых Таин причастились, и какова чину и которых сел, и которых деревень, и кто имяны мужеска полу и женска, и то явствует ниже сего.

Храма Иоанна Богослова, что в Заболотье, дьячек попов сын Федор Иванов, да у попа дочь Федосья, да просвирница Пелагея Андреева дочь.

Того ж села Богословского помещика Александра Степанова сына Лазарева крестьянин во дворе Максим Иванов, жена у него Евдокея Максимова дочь, дочь Варвара. У него брат родной Алексей Иванов, жена у него Евгения Артемьева дочь. У него же брат двоюродной Иван Тихонов, у него жена Ксенья Перфильева дочь <…>

А болше того у меня, попа Ивана, детей духовных исповедавшихся и не исповедавшихся нет, кроме малолетних, которые по семи лет.

 

№ 4

1719 г. марта – «Книга записная детям духовным» священника Богородице-Рождественской церкви «на Студенце» Анасима[5]

 

1719 году марта в день. По указу его величества императора и самодержца Всероссийского и по приказу Преосвященного Павла, епископа Вологодского и Белозерского, Вологодского уезду Комельской волости храма Рождества Пресвятыя Богородицы, что на Студенце, попа Анисима книга записная детям духовным нынешняго 1719 году, которые дети духовные на исповеди были и по достоинству Святых Таин причастились, и какова чину и которых сел, и которых деревень, и кто имяны мужеска полу и женска, и все мои дети духовные, и о том явствует ниже сего.

Села Студенца крестьяне: Никифор Васильев, сын ево Федор, жена ево Ксения Родионова, Михайло Иванов, жена Ксения Федорова.

Федор Васильев, жена ево Устинья Власова, сын ево Яков Федоров, жена ево Марфа Васильева, ево ж сын Петр Федоров, дочь ево Улита.

Павел Прокопьев, жена ево Антонида Васильева, Семен Прокопьев, вдов, дочь ево Ульяна <…>

А болши того у меня, попа, детей духовных исповедавшихся и не исповедавшихся, кроме малолетних, нет, также и раскольников, которые б слагали персты первый перст с четвертым и пятым, нет же.

 

№ 5

1720 г. марта 5 – «Книга записная детям духовным» священника Покровской церкви в селе Пуркалове Козьмы[6]

 

1720 году марта в 5 день. По указу его величества императора и самодержца всероссийского и по приказу Преосвященного Павла, епископа Вологодцкого и Белозерского, книга записная детем духовным Вологоцкого уезда Тошенской волости храма Покрова Пресвятыя Богородицы, что в Пуркалове, попа Козмы, которые дети духовные в нынешнем 1720 году во святые великие и прочие посты исповедывались и по достоинству святых таин причащались, а о сложении перстов по свидетельству крест изображать по преданию святых апостол и святых отец во имя святыя Троицы, а не по раскольническим преданиям, а которых сел и деревень и кто имяны, писаны ниже сего.

Ивана Романова сына Гневашева села Покровского люди ево: Дементей Григорьев з женою Ульяной, Аврам Артемьев з женою Матреной, Глеб Елизаров з женою Парасковьей исповедывались и причащались.

Крестьяне: Федор Григорьев з женою Мариной сыном Егором исповедывались и причащались.

Деревни Елизарки крестьяне: Селивестр Афонасьев с сыном Петром с невеской Матреной исповедывались и причащались.

Иван Степанов з женою Феклой исповедывались.

Иван Семенов з женою Ульяной исповедывались и причащались.

Денис Селивестров з женою Парасковьей з детми: сын Кондратей, сын Степан исповедывались и причащались <…>

А болши того у меня, попа Ивана, детей духовных исповедавшихся и не исповедавшихся, кроме малолетних, нет, также и раскольников, которые б слагали ручныя персты первы[й] перст с четвертым и пятым, нет же.

 

№ 6

1722 г. – «Книга записная детям духовным» священника Богородице-Рождественской церкви в селе Братском Дементия Дмитриева[7]

 

Книга записная детям духовным Вологодского уезда Кубенской волости церкви Рождества Пресвятыя Богородицы, что на Брацком попа Дементия Дмитриева, сколько приходу ево в прошлом 722-м году у него, попа, на исповеди было и Святых Таин причащались, и которых поместий, и вотчин, и сел, и деревень, и кто имяны, то все значит ниже сего.

Сельца Еремиева дворянские дочери девки: Вера, Марья, Анна, Настасья Никитины дочери Дементьева сына Азарьева, сноха их Анна Гаврилова дочь.

Дворовые ево люди: Осип Родионов, жена ево Елена, сын Матфей, зять ево ж Матфей Андреев, жена ево Парасковья, Иван Лукьянов, жена ево Маремьяна, сын их Дмитрей, Гаврило Васильев, жена ево Соломонида, Матфей Сергиев; вдова Капетолина Киприянова дочь, вдова Анна Исакова дочь; Данило Дементьев, жена ево Матрона, сын ево Прокофей, Стефан Дементьев.

Деревни Сущева Стефана Андреева сына Колычева крестьяне: Матфей Пахомов, жена ево Зиновия; вдова Феона Васильева дочь, сын ее Захар.

Деревни Пазина Ивана Аксентьева сына Хрипунова крестьяне: Сава Афанасьев, жена ево Марья Флорова, Стефан Тимофеев, жена ево Мария Федорова дочь.

Деревни Ившина Василья Михайлова сына Иездинова крестьяне: Никита Иванов, жена ево Каптелина, сын Иван, жена ево Анна, Борис Никитин, жена ево Наталия, Федор Никитин, жена ево Татьяна, сын Егор, Никита Дмитриев, жена ево Надежда, сестра ево Матрона.

Деревни Калистиева вотчины Песочного монастыря крестьяне: Иван Андреев, жена ево Феодора, дети: Василей, жена ево Устиния, Тимофей, жена ево Матрона, дочери ево ж Ивановы девки Васса, Матрона, мать их вдова Гликерия Иванова дочь, Лука Васильев, жена ево Мавра Логинова дочь, Григорей Иванов, жена ево Ирина Андреева дочь.

Воскресенского прихода, что Едке, деревни Мездрина Ивана Григорьева сына Карташева крестьяне: Иван Ильин, Дементьян Тимофеев, жена ево Марфа, дочь их Матрона.

Того ж приходу деревни Грибина Бориса Екимова сына Синявина крестьяне: Борис Семенов, жена ево Феодора.

Вышеписанного Рождественского храма дьячек Андрей Михайлов сын, жена ево Ирина, сестры ево Ульяния, Парасковья, вдова Агафья Иванова дочь, дочь ея Епистимия Иванова дочь.

Деревни Богомолки Филипа Перфильева сына Неелова крестьяне: Иван Иванов сын, жена ево Мелания Софронова дочь.

А болши того у меня, попа, в вышеписанном приходе исповедавшихся и не исповедавшихся и противящихся святыя церкви раскольников, нет.

Поп Дометиян Димитриев руку приложил.

 

№ 7

1723 г. марта – «Книга записная детям духовным» священников церкви Василия Великого на Едке Дмитрия Иванова и Алексея Кириллова[8]

 

1723 году марта в день. По указу Преосвященного Павла, епископа Вологодского и Белозерского Вологодского уезду храма Василия Великого, что на Едке попов Дмитрия Иванова, Алексея Кирилова книга записная детям, которые в нынешнем 723 году на исповеди были и по достоинству Святых Таин причащались, а которых поместий, и вотчин, и сел, и деревень, тому значит ниже сего.

Николаевского приходу, что на Возиме, поп Аврам Михайлов, сын ево Федор Аврамов, Марья Тихонова.

Предтеченского приходу, что на Илатове, поп Петр Борисов, попа Андрея жена Ксения Васильева дочь.

Церкви Василия Великого попадья Анна Петрова, дьякон Данило Иванов, жена ево Анна Григорьева дочь, Аврам Димитриев, Петр Данилов, Анисья Иванова, Акилина Константинова, Федор Андронов, попа Кирилла дети: Иван, Андрей Кириловы, Ульяна Федорова, Иван Алексеев, Матрона Андреева, Иван Сергеев, Ефросинья Борисова.

Сельца Борисова Григорей Богданов сын Засецкой, жена ево Ефимья Петрова; от Рождества Богородицы з Брацкого Михайло Гаврилов, Димитрея Селунского, что в Раменье, пономарица Парасковья Никитина.

Деревни Кулемесова боярина Алексея Петровича Салтыкова крестьяне: Кирило Семенов, Андрей Кирилов, Ульяна Васильева, Афимья Димитриева, Евдокия Кирилова, Василей да Яков Ивановы, Анна Петрова, Ульяна Иванова, Федор, Иван Ивановы, Петр Иванов, Афонасей Федоров, Ульяна Борисова, Федосья, Марина Федоровы, Матрена Осипова, Дмитрей Андреев, Марья Андреева, Осип Емельянов, Иван Осипов, Михайло Никифоров, Парасковья Васильева, Дарья Афонасьева, Яков Дмитриев, Пелагея Иванова, Ульяна Петрова, Пелагея Иванова, Гликерия Дмитриева, Иван Григорьев, Андрей Иванов, Матрона Елисеева, Екатерина Евдокимова, Стефан Иванов, Василей Архипов, Марья Исаева, Федора Васильева, Иван Стефанов, Евфимия Никифорова, Марфа, Фекла Никифоровы, Марфа Алексеева, Иван Петров <…>

И вышеписанные дети духовные, кои сей записной книге имяны показаны, во святый великий пост в нынешнем 723 году у нас, попов, на исповеди были и по достоинству Святые Таин причащались.

А болши вышепоказанных детей духовных у нас, попов Дмитрея Иванова, Алексея Кирилова, в духовенстве не исповедавшихся и раскольников двоеперстного сложения, которыя слагают ручныя персты четвертым и пятым, как мужеска полу, так и женска, престарелых и от седмилетнего возраста, никого не имеется.

 

№ 8

1724 г. марта – «Книга записная детям духовным» священника церкви свт. Николая в селе Оксентьеве Петра[9]

 

1724 году марта в день. По указу Его величества императора и самодержца Всероссийского и по приказу преосвященного Павла, епископа Вологодцкого и Белозерского, книга записная детем духовным Вологоцкого уезда Уфтюжской волости храма Николая Чюдотворца, что в Оксентьеве, попа Петра, которые дети духовные сего 724 году во святые великие прочие посты исповедывались и Святых Таин причащались, а о сложении перстов по свидетельству крест изображать по предания святых апостол и святых отец во имя Святыя Троицы, а не по раскольническому преданию, а которых поместий и вотчин, сел и деревень и кто имяны, писано ниже сего.

Стольника князь Савелья Андреева сына Приимкова Ростовского деревни Горы: Федор Федоров, жена Ирина; дети: Иван, Кондратей Федоровы; жены их: Ирина, Фекла, Дарья Васильева в 724 году исповедывались и Святых Таин причащались.

Влас Андреев, жена Евдокея, Карп Андреев, жена Катерина, сын Флор, Василей Иванов, жена Капетолина, сын Михайло, Семен Афонасьев, Сергей Семенов, Елферий Семенов, Дарья Семенова, Василей Тимофеев, сын Петр, жена Акилина в 724 году исповедывались и Святых Таин причащались.

Деревни Давыдовския: Герасим Афонасьев, жена Евдокея, Аврам Афонасьев, Тихон Юдин; дети: Андрей, Дмитрей, Никифор Тихоновы, Дарья Иванова, Алексей Юдин; жена Феврония, Филип Алексеев, жена Марфа, Павел Алексеев в 724 году исповедывались и Святых Таин причащались.

Вдова Марфа Дмитриева, сын Патракей, жена Маремьяна, Карп Андреев, Козма Флоров, жена Дарья, Семен Козмин, Иван Николаев, жена Евдокея, сын Данило в 724 году исповедывались и Святых Таин причащались <…>

А болши у меня, попа Петра, вышеписанных детей духовных, которые в сих книгах писаны, не исповедавшихся, кроме малолетних, нет, и раскольников, также и двоеперстного сложения никого нет же, а которые дети духовные исповедывались и Святых Таин причащались, о том писано выше сего. Что в Оксентьеве поп Петр руку приложил.

.

№ 9

1725 г. февраля 13 – «Книга записная детям духовным» священников церкви свт. Николая Чудотворца в Сямженской волости Диомида и Георгия[10]

 

1725 году февраля в 13 день. Книги записные детям духовным Вологодского уезду Сянжемской волости церкви Николая Чюдотворца, что на Сянжеме на Стану, попа Диомида да попа Георгия, кто в сей великий пост исповедывались и Святых Таин причащались мужеска и женска полу, кроме малолетних, которые до десяти лет, а которых поместий, и вотчин, и деревень, и как имяны и отчества, и то писано ниже сего по статьям имянно.

Ея императорского величества сокольих помытчиков села Никольского.

Михайло Васильев, жена Екатерина Семенова, брат ево Захар, жена Параскева Яковлева, Михайлова дочь девка Наталья, Захарова дочь девка Степанида, исповедывались.

Михайло Федотов, жена Дарья, брат Кирило, жена Анна, сын Кондратей, брат же Борис, жена Марья, брат же Веденикт, жена Анна Иванова, сын Максим, да сын Василей, исповедывались.

Осип Михайлов, жена Дарья Тихонова, дочь девка Дарья, племянник ево Петр Андреев, жена Стефанида, сын Дмитрей, исповедывались.

Емельян Тарасов, сын Денис, жена Ирина, сын же Матфей, жена Федосья, племянник Иродион, жена Матрона Ефимова, мать ево вдова Каптелина Сергеева, исповедывались <…>

А болши в вышеписанном нашем приходе не исповедавшихся мужеска и женска никого нет же. К сим книгам вышеписанной церкви поп Диомид руку приложил.

 

№ 10

1726 г. февраля 26 – Книга записная священника Благовещенской церкви, что на Еме, Ивана Захарьева[11]

 

Книга Вологоцкой епархии Вологоцкого уезду храма Благовещения Богородицы, что на Еме, попа Ивана Захарьева с причетники прихоцких всяких чинов людем, которых в том приходе в 15 деревнях в 30 дворах обретаются 78 человек со изъявлением, кто имяны писаны, в прошлом 726 году исповедались и Святых Таин причащались, а в которых месяцех и числех, то значит ниже сего.

Церкви Иоанна Богослова, что на Тошне, поп Федор Иванов, исповедовался и причащался месяца февраля во 26 дня. Жена ево Федосья Полиектова, того ж числа. Дьячек Иван Григорьев, того ж числа. Жена ево Марья Родионова, того ж числа. Церкви Димитрия Селунского, что в Широгорье. Поп Матфей Иванов, того ж числа. Жена ево Пелагея Никифорова, того ж числа. Дьячек Алексей Осипов, того ж числа. Жена ево Марья Стефанова, того ж числа.

 

№ 11

1727 г. – Книга записная священника Введенской церкви в Ротковской волости Гавриила Михайлова[12]

 

Книга Вологоцкой епархии Чарондского уезду церкви Введения Пресвятыя Богородицы, что в Ротковской волости, попа Гаврила Михайлова с причетники приходских всяких чинов людем, которых в том приходе в 28 деревнях в 38 дворах обретаются 228 человек со изъявлением, кто имяны писаны в прошлом 1727 году, в которых месяцех и числех исповедались и Святых Таин причащались, и кто не исповедывались, и что за оную не исповедь штрафу взято, то значит ниже сего.

Оного Введенского приходу дьячек Тимофей Гаврилов, исповедовался и причащался февраля 18 числа. Жена ево Аксинья Силина, того ж числа.

Приходские люди дворцовой Ротковской волости крестьяне деревни Мокиевской. Матфей Савин, того ж числа. Жена ево Евдокея Иванова, февраля 18 числа. Сын ево Андрей, того ж числа. Жена ево Марфа Панкратова, того ж числа. Дементей, не исповедывался за ослушанием. Иван, не исповедывался за ослушанием. Стефан, Матфеевы дети, не исповедывался за ослушанием. Дементьева жена Александра, не исповедывалась за ослушанием. Иванова жена Ирина Васильева, не исповедывалась за ослушанием. Стефанова жена Татьяна Григорьева, не исповедывалась за ослушанием. Тихон Григорьев, исповедовался и причащался февраля 18 числа. Жена ево Антонида Иевлева, того ж числа. Девка Евдокея Григорьева, того ж числа. Иван Дементьев, за нерачением <…>

Всего вышеписанных обывателей в приходе тоя Введенской церкви.

Исповедовавшихся и причастившихся: церковных причетников – 1 муж., 1 жен., обоего – 2, крестьян – 13 муж., 13 жен., обоего – 26; итого: 14 муж., 13 жен., обоего – 27.

Исповедовавшихся, а не причастившихся: 19 муж., 14 жен., обоего – 33.

По исповеди причастившихся и не причастившихся: 33 муж., 28 жен., обоего – 61.

Не исповедовавшихся, токмо святыя церкви не противящихся, крестьян: 99 муж., 68 жен. За оную не исповедь на оной 727 год по указу 718 году взято 8 рублей 35 копеек.

 

№ 12

1727 г. – Книга записная священника Ильинской церкви, что. в Дубниках, Никиты Васильева[13]

 

Книга Вологоцкой епархии Вологоцкого уезду церкви Пророка Илии, что в Дубниках, попа Никиты Васильева прихоцких всякого чина людем, которых в том приходе в 4 деревнях в 5 дворах обретаются 21 человек со изъявлением, кто имяны писаны в прошлом 727 году, в которых месяцех и числех на исповеди были и Святых Таин причащались, и то предлагается ниже сего.

Шляхетства.

Дворянская дочь девка сельца Гульева Катерина Андреева дочь Чернцова. Ее ж Чернцовы дворовые люди того ж сельца Гульева: Иван Пахомов. Жена ево Ирина Денисова дочь.

Сергей Денисов. Жена ево Фекла Андреева дочь.

Петра Иванова сына Старкова сельца Коптева дворовой человек Дементей Максимов. Жена ево Ульяна Козмина дочь.

Капитана Ивана Степанова сына Неелова крестьяне деревни Езерова: Еремей Яковлев. Жена ево Катерина Мартьянова дочь. У него сын Борис. Жена ево Устинья Михайлова дочь. У него, Бориса, брат родной Михайло. Жена ево Катерина Никифорова дочь.

Иван Семенов. Жена ево Татьяна Титова дочь.

Деревни Ларионцова.

Дмитрей Иванов. Жена ево Наталья Никифорова дочь.

Козма Остафьев. Жена ево Грикерья Гаврилова дочь. У Козмы брат родной Иван. Жена ево Ирина Никитина дочь.

Все исповедывались и причащались марта 22 числа.

Всего вышеписанном Ильинском приходе сверх выше явленных чинов никого тутошних жителей и пришлых людей под укрывательством не обретается и противящихся Святыя Церкви раскольников нет.

Исповедовавшихся и причастившихся: шляхетства – 1 жен., дворовых людей – 3 муж., 3 жен., обоего – 6, крестьянства – 7 муж., 7 жен., обоего – 14; итого: 10 муж., 17 жен., обоего – 21 человек.

 

№ 13

1737 г. – Исповедная роспись священников Николаевской церкви на Стану Василия и Андрея[14]

 

Роспись Вологодской епархии Вологодского уезду церкви Николая Чудотворца, что на Стану, попов Василья да Андрея Ивановых приходским всяких чинов людем, которых в том приходе в одном селе да во шти сельцах да в двацати дву деревнях, а в сороке трех дворах обретаются семьсот восемь человек, да из других приходов священнослужителей один человек

Звание обывателей

Кто скольких лет

Объявлении кто в 737-м году во святую Четыредесятницу исповедовался и святых таин приобщился, и кто тож неисповедался

В которых месяцех и числех исповедывались и святых таин приобщались

Мужеска

Женска

1

 

Вышеозначенной церкви диакон Василей Алексеев

33

Исповедался и святых таин приобщался

Февраля 27 числа

 

1

жена ево Елисавета Иванова дочь

32

Исповедалась и святых таин приобщалась

2

 

дети их: Гаврило

10

Исповедался и святых таин приобщался

3

 

Иван

8

Исповедался и святых таин приобщался

 

2

Татьяна

14

Исповедалась и святых таин приобщалась

Февраля 27 числа

 

3

Марфа

3

Святых таин сподоблена

4

 

Матфей полу

1

Святых таин сподоблен

5

 

диакон отец Алексей Иванов

60

Исповедался и святых таин приобщался

6

 

пономарь Иван Андреев

35

Исповедался и святых таин приобщался

 

4

жена ево Марфа Иванова дочь

34

Исповедалась и святых таин приобщилась

7

 

дети их: Федор

7

Исповедался и святых таин приобщился

того ж числа

8

 

Николай

4

Святых таин сподоблен

9

 

Андрей

1

Святых таин сподоблен

 

5

Ульяна

12

Исповедалась и святых таин приобщалась

 

6

Марфа

10

Исповедалась и святых таин приобщилась

  

Вотчины Вологодского архиерея села Белого служители:

  

10

 

Андрей Гаврилов

48

Исповедался и святых таин приобщился

того ж числа

 

7

жена ево Анна Аверкиева дочь

41

Исповедалась и святых таин приобщилась

 

8

дочь Дарья

2

Святых таин сподоблена

11

 

Степан Яковлев

38

Исповедался и святых таин приобщился

 

9

жена ево Марфа Филипова

37

Исповедалась и святых таин приобщилась

12

 

дети их: Василей

7

Исповедался и святых таин приобщился

того ж числа

 

10

дочь Васса

12

Исповедалась и святых таин приобщилась

 

11

Марья

10

Исповедалась и святых таин приобщилась

13

 

Гаврил

1

Святых таин сподоблен

  

Деревни Лямцына крестьяне:

  

14

 

Иван Васильев

47

Исповедывался, а не причащался за телесною немощью

того ж числа

 

12

жена ево Парасковья Архипова

46

Исповедалась и святых таин приобщилась

15

 

дети их: Максим

10

Исповедался и святых таин приобщился

 

13

дочь Евфросинья

15

Исповедалась и святых таин приобщилась

16

 

брат ево Борис Васильев

38

Исповедался и святых таин приобщился

 

14

жена ево Марина Степанова

37

Исповедалась и святых таин приобщилась

<…>

А сверх вышеобъявленных обывателей в том нашем приходе тутошных жителей и пришлых никакого чина людей под укрывательством не обретается и противящихся Святой Церкви раскольников, нет.

 

№ 14

1737 г. – Исповедная роспись священника городской церкви Павла Обнорского Федора Михайлова[15]

 

Роспись города Вологды церкви Преподобного Павла Обнорского, что на Кобылине, попа Феодора Михайлова обретающимся при оной церкви в приходе нижеявленных чинов людем, со изъявлением против коегождо имене о бытии их во Святую Четыредесятницу у исповеди и святых таин причастия

Число

Духовные и их домашние.

Поселяне и их домашние.

Лета от рождения

Показание действа

дворов

людей

Мужеска полу

Женска полу

Кто были у исповеди и святых таин причастия

Мужеска пола

Женска пола

1

1

 

Вышереченной Преподобно Павловской церкви пономарь Дмитрей Васильев

16

 

были

  

1

мать ево Матрона Иванова

 

40

   

Посадские и их домашние:

   

2

2

 

Сергий Петров

50

 

были

  

2

жена ево Наталия Иванова

 

50

  

3

дочь ево Домна Сергиева

 

30

 

3

 

ея сын Иван Алексеев

4

  
   

Дворцовой вотчины села Кобылина крестьяне:

   

3

4

 

Григорий Иванов

50

 

были

  

4

жена ево Анна Осипова

 

40

 

5

 

сын их Андрей

7

 

4

6

 

Семен Петров

50

 

были

все

  

5

жена ево Дария Федорова

 

46

 

7

 

дети их: Матфей

27

 
 

8

 

Иван

10

 
  

6

Матфеева жена Дария Фомина, детей у них не имеется

 

23

была

5

9

 

Потап Петров

38

 

были

  

7

жена ево Варвара Федорова, детей у них не имеется

  
  

8

мать ево Евфимия Акинфиева

 

80

6

10

 

Дмитрей Иванов

39

 

были

  

9

жена ево Анна Михайлова

 

31

 

11

 

дети их: Иван

3

  
  

10

Анна

 

2

 
  

11

теща ево ж Анна Тимофеева

 

70

была

<…>

Сверх вышеписанного в том нашем Преподобно-Павловском приходе прописных и утаенных ничьих дворов не имеется, и в означенных дворах, кроме вышеявленных людей, никого тутошних жителей и пришлых никакого чина и возраста людей под укрывательством не обретается, и противящихся Святой Церкви раскольников нет; и которые в сей же росписи показаны исповедавшимися и причастившимися, и те все подлинно исповедались и Святых Таин причастились. Буде же из оного показания нашего по какому доносу явится хотя мало что ложное или какая утайка и прикрытие, и за то повинны мы все неточию извержения чинов своих, но и жестокому в гражданском суде истязанию.

 

 

 


[1] ГА ВО, ф. 496, оп. 1, д. 551, л. 56.

[2] ГА ВО, ф. 496, оп. 1, д. 551, л. 9, 12 об.

[3] Здесь и далее ввиду большого объема исповедные росписи представлены не полностью.

[4] Там же, д. 676, л. 19, 26.

[5] Там же, д. 574, л. 19, 30 об.

[6] Там же, оп. 3, д. 2, л. 44.

[7] Там же, оп. 19, д. 95, л. 321321 об.

[8] Там же, д. 95, л. 204, 210210 об.

[9] ГА ВО, ф. 496, оп. 19, д. 94, л. 1, 5 об.

[10] ГА ВО, ф. 496, оп. 19, д. 95, л. 1 об., 10 об.

[11] Там же, л. 362.

[12] Там же, д. 98, л. 596, 598.

[13] ГА ВО, ф. 496, оп. 19, д. 98, л. 596, 598.

[14] ГА ВО, ф. 496, оп. 19, д. 114, л. 543544.

[15] ГА ВО, ф. 496, оп. 19, д. 118, л. 532–532 об., 533 об.




Последние публикации раздела
Форумы