И. Н. Шамина. Деятельность Монастырского приказа в первые годы после его возрождения по расходной книге 1701–1702 гг.

 

Начальный этап церковной реформы Петра I был тесно связан с деятельностью Монастырского приказа, восстановленного именным указом царя 24 января 1701 г.[1] Согласно этому постановлению, вновь созданному государственному учреждению во главе с боярином Иваном Алексеевичем Мусиным-Пушкиным передавались все дела, связанные с Церковью, которые ранее ведались в приказе Большого дворца. В компетенцию Монастырского приказа помимо управления церковным имуществом перешло ведение уголовных, гражданских, семейных, имущественных дел церковных (монастырских) крестьян, священно- и церковнослужителей. Приказ функционировал до 1725 г., когда указом Сената от 14 января был переименован в Синодальную правительства камер-контору[2].

История Монастырского приказа 1701–1725 гг. уже неоднократно привлекала внимание исследователей. Рассмотрены его положение в системе государственного управления, организация деятельности, изучены данные о приказных служащих. Установлено, что основными функциями приказа в эти годы являлись судебная и финансовая, а главная задача, стоявшая перед ним, заключалась в контроле над церковным землевладением и распределением доходов с вотчин на военные и гражданские нужды[3].

Несмотря на то что в изучении Монастырского приказа первой четверти XVIII в. сделано уже немало, остаются недостаточно исследованными отдельные стороны его деятельности в первые годы после возрождения в 1701 г. Одним из источников, позволяющих осветить эти вопросы, является расходная книга Монастырского приказа 1701–1702 гг., хранящаяся в РГАДА[4]. Она уже привлекала внимание исследователей[5], но подробно не изучалась. И. В. Амосова в приложении к своему диссертационному исследованию привела фрагменты расходной книги[6], однако диссертация осталась не опубликованной. В настоящей статье на основе этого источника я попытаюсь рассмотреть деятельность Монастырского приказа в 1701–1702 гг. Сама расходная книга публикуется ниже. Привлекаются и другие документы, связанные с деятельностью учреждения.

Первые записи в рассматриваемой расходной книге датируются февралем 1701 г., последние – декабрем 1702 г. Документ разделен на два раздела по годам – 1701 и 1702-й. В нем зафиксированы финансовые траты приказа на те или иные нужды. Однако можно найти и другие сведения, касающиеся деятельности этого учреждения. Так, например, в расходной книге указаны его сотрудники, в первую очередь глава – боярин И. А. Мусин-Пушкин и дьяки – Ефим Зотов, Иван Шапкин, Герасим Потапиев, Иван Иванов и Гавриил Окуньков. Приведены и списки подьячих (см. публикацию, л. 25 об. – 27 об., 28–32 об., 34–36 об.). М. Горчаков отметил, что последних в Монастырском приказе было «значительное число» и они делились на три категории – «старые», «средние» и «молодые»[7]. Однако в рассматриваемой расходной книге категория «средних» подьячих не выделена. Предполагаю, что они перечислены в составе «молодых».

Подьячие каждой из обозначенных групп в источнике разделены на подгруппы в соответствии с размером выплачиваемого им жалованья. Это позволяет уточнить количество служащих, получающих тот или иной оклад. Так, среди «старых» подьячих наибольшая сумма причиталась Семену Бурлакову – 25 рублей в год. Имя этого подьячего упоминается в расходной книге многократно: через него проходили различные приказные выплаты. На этом основании И. В. Амосова сделала вывод о том, что Семен Бурлаков находился в Монастырском приказе на особом положении[8]. Большую группу «старых» подьячих (11 человек) составляли те, кто получал за службу 20 рублей. Их список возглавляет Яков Корницкий, который так же, как и Семен Бурлаков, контролировал приказные финансы. В 1702 г. большинство выплат проходили именно через него. Четверо «старых» подьячих получали в качестве жалованья 15 рублей, еще трое – 10.

Как известно, «старые» подьячие в Монастырском приказе возглавляли повытья (всего их было 16) – структурные подразделения, в основе которых лежало количество крестьянских дворов, находящихся под их управлением. Состав повытий, а также имена подьячих, их возглавлявших, привел в своей работе Горчаков[9]. В расходной книге упоминаются повытья Ивана Баутина, в котором ведалась Суздальская епархия (см. публикацию, л. 38 об.), и Федора Ратманова (Воскресенский, Саввино-Сторожевский, Пафнутьев Боровский и другие монастыри Патриаршей области, а также Нижегородская и Белгородская епархии) (см. публикацию, л. 38 об.).

«Молодые» подьячие в расходной книге тоже записаны группами по размерам получаемого жалованья. Наиболее высокооплачиваемым из них оказался Иван Бурлаков (возможно, родственник упомянутого выше Семена Бурлакова). Он получал 6 рублей. Четверо «молодых» подьячих получали по 5 рублей, 10 человек – по 4, 18 – по 3, 25 – по 2, двое – по 1 рублю 16 алтын 4 деньги, 20 – по одному рублю (см. публикацию, л. 28–32 об., 34–36 об.). Часть «молодых» подьячих упоминаются в расходной книге также в связи с выполнением тех или иных поручений. Однако чем конкретно занималось большинство из них, еще предстоит выяснить.

Следует заметить, что в расходной книге 1701–1702 гг. упоминаются еще по меньшей мере шесть подьячих Монастырского приказа, которые направлялись для разных дел в уезды, однако жалованья как штатные сотрудники не получали. Во всяком случае, их нет в списках на его получение. Вместо жалованья им выдавались «прогонные» деньги и, очевидно, кормовые деньги на местах. Так, например, подьячий Иван Ржевитинов 31 мая 1701 г. был послан «по памяти ис Преображенского в Танбов да в Козлов для взятья танбовского прежняго казначея к розыску», за что получил прогонных денег «два алтына четыре денги» (см. публикацию, л. 3 об.). Тот же Иван Ржевитинов в декабре 1702 г. ездил «до Вятки и до города Хлынова», получив вознаграждение «на одну подводу и назад до Москвы и на глухие версты рубль дватцать шесть алтын четыре денги» (см. публикацию, л. 55).

Кроме того, в расходной книге отмечены трое «площадных» подьячих – Федор Сючаев, Иван Тюхонин и Андрей Есиновский (см. публикацию, л. 22, 28, 47, 47 об., 51). Площаными подьячими называли вольных письменных дельцов, работавших, как правило, на городских площадях («кормились пером»). Это были своего рода нотариусы[10]. В данном случае интересно то, что перечисленные выше лица в расходной книге значатся как «Монастырского приказу площадные подьячие». Упомянут также «площадный подьячий» Духовного приказа.

Среди служащих Монастырского приказа в расходной книге числятся также приставы. На начало осени 1702 г. их было 25 человек (см. публикацию, л.46 об. – 48 об.). Они сопровождали подьячих во время их поездок в уезды, а также, очевидно, использовались в качестве надзирателей при перевозке заключенных. Так, например, в феврале 1702 г. пристав Иван Забелин сопровождал из Воронежа «в ссылку в Азов разпопы Никифоровых детей Иванова Аверку да Григорья за их воровство з женами» (см. публикацию, л. 18). Пристав Петр Сташкеев в апреле того же года вез в Воронеж колодника «чебоксаренина» посадского человека Ивана Свешникова (см. публикацию, л. 37) и др. Приставы надзирали над заключенными и в стенах Монастырского приказа.

В штате приказа числились также шесть сторожей. В августе 1701 г. они получили «впредь в зачет на 1701-й год по два рубли по шеснатцати алтын по четыре денги человеку» (см. публикацию, л. 6–6 об.).

В расходной книге получила отражение деятельность, связанная с реализацией указов Петра I 1701–1702 гг. Так, главным делом,порученным Монастырскому приказу в первые годы его функционирования, стала перепись архиерейских дворов и монастырей, инициированная указом от 31 января 1701 г.[11] Финансирование мероприятия шло не из Монастырского приказа, поэтому в расходной книге имеются о нем лишь косвенные упоминания. Например, часть записей свидетельствует, что для приказа многократно в больших количествах покупались бумага (книжная и «пищая») и чернила. В декабре 1701 г. был приобретен «сундук с нутряным замком, в которой класть переписные книги» (см. публикацию, л. 11 об.). Еще один подобный сундук «на переписные книги и на всякие приказные дела» появился в приказе в мае 1702 г. (см. публикацию, л. 38 об.) и др.

Описывая владения архиерейских домов и монастырей, переписчики (стольники или дворяне) фактически вступали в управлении ими[12]. Записи о назначении стольников для управления монастырскими и архиерейскими владениями в расходной книге также отмечаются неоднократно (см. публикацию, л. 40, 41 об., 50 об.). По указу от 24 июня 1702 г. стольники как представители Монастырского приказа должны были управлять монастырскими вотчинами, минуя воевод: «а воеводам тех монастырских крестьян ведать не велено»[13]. Подтверждением этому постановлению является одна из записей расходной книги о назначении «в дом Преосвященнаго Илариона, митрополита Суздалского и Юрьевского», и Суздальскую епархию стольника И. М. Кологривова в мае 1702 г.: «А в тех вышеписаных городех воеводам и приказным людем никакими делами не ведать и в монастыри и в вотчины никого ни почто без послушных грамот из Монастырского приказу не посылать. И о том к нему, Ивану, и в вышеписанные городы к воеводам грамоты» (см. публикацию, л. 38–38 об.).

Из Монастырского приказа в уезды для сбора денег и финансовой документации направлялись приказные служащие. Записи об этом есть и в расходной книге. Так, например, в сентябре 1701 г. подьячий Григорий Волков был послан Макарьев Желтоводский монастырь «для взятья денежной казны» (см. публикацию, л. 8). С этой же целью в декабре 1702 г. ездил в Соликамский уезд в Преображенский Пыскорский монастырь подьячий Иван Лапшин (см. публикацию, л. 56) и др.

Именным указом от 30 декабря 1701 г. было установлено штатное содержание монахам «по 10 рублев денег, по 10 четвертей хлеба и дрова в довольность их». Бедным, безвотчинным монастырям назначалось также хлебное жалованье, «без чего по самой нужде быть невозможно»[14]. В расходной книге Монастырского приказа имеются записи о выплатах в соответствии с данным указом. Так, например, в сентябре 1701 г. деньги «на церковную утварь и на всякие росходы пятьдесят рублев с полтиною» получили власти московского Новинского Введенского Богородицкого монастыря, что в Бережках (см. публикацию, л. 8 об.). В январе 1702 г. деньги были переданы в московский Симонов монастырь «на нынешней 1702 год в указное число в тысячю рублев на росход братье» (см. публикацию, л. 17 об.) и др.

Если у архиереев или монастырских властей возникала дополнительная потребность в финансах, сверх текущих расходов, им также следовало обращаться в Монастырский приказ. Так, в феврале 1702 г. были выделены средства в московский Чудов монастырь «на церковь Благовещения Пресвятые Богородицы чюдотворца Алексея митрополита на главах зделать железные кресты и позолотить» (см. публикацию, л. 18 об.).

Государственное жалованье, судя по всему, назначалось не только монахам, но и монастырским слугам. 30 июня 1702 г. из Монастырского приказа в Бежецкий Верх, Устюжну Железопольскую и Кашин стольнику Петру Травину была направлена грамота, по которой ему «велено тех монастырей стряпчих, и слуг, и служебников, и работников… разобрать и учинить им… великого государя денежное и хлебное жалованье по окладу шеснатцеть рублев шеснатцеть алтын четыре денги» (см. публикацию, л. 43–43 об.). Еще в одной записи говорится о выплате «зажилого» «слугам и служебником на жалованье и на покупку рыбы, и икры, и иных припасов и на всякое строение и на починку и на наем работных людей, и на иные всякие всякие росходы» в Макариевом Желтоводском монастыре (см. публикацию, л. 52).

Указами 1701 г. в ведение Монастырского приказа передавалось не только управление вотчинами, но и суд над их населением. В компетенцию приказа не попал лишь суд по духовным делам. Чаще всего в 1701–1702 гг. Монастырский приказ рассматривал дела, связанные с возвращением беглых крестьян[15] и уголовные преступления[16]. Например, в августе 1701 г. «по челобитью старосты Ефремка Быкова с товарыщи» из Скоробогатовской волости Нижегородского уезда было велено отправить архимандриту Нижегородского Печерского монастыря указ «о сыску про прикащика в налогах и во взятках ево» (см. публикацию, л. 7).

Судя по всему, при Монастырском приказе находилась тюрьма, где содержались подследственные. В расходной книге 1701–1702 гг. упоминается «колодничья палата» (см. публикацию, л. 17 об.), а также есть записи о покупках «ножных желез для кования колодников» (см. публикацию, л. 4 об., 20). Шесть записей рассказывают о содержании при Монастырском приказе крестьянки московского Симонова монастыря Марьи, обвиняемой в убийстве своего мужа. Марья провела под наблюдением приказных приставов не менее полугода, за что последние получили из Монастырского приказа деньги (см. публикацию, л. 24, 37 об., 39, 43, 46).

Если заключенный умирал, находясь в тюрьме, приказ брал на себя организацию похорон и приобретение необходимых для погребения вещей. Так, «умершему колоднику Ивановского девичья монастыря крестьянину Никите Андрееву куплен гроб и савон, и от могилы и от погребения всего дватцать один алтын»; «умершему колоднику Ипацкого монастыря крестьянину Фектисту Федорову гроб и саван, и от могилы шеснатцать алтын четыре денги. Да священнику от погребения три алтына две денги» (см. публикацию, л. 19 об., 44 об.).

В расходной книге нашла отражение история, связанная с так называемым делом Г. Талицкого – московского проповедника, автора «тетрадей», в которых он называл Петра I антихристом и призывал к бунту. Талицкий был брошен в Преображенский застенок и в 1700 г. казнен[17]. Одним из сторонников Талицкого оказался тамбовский епископ Игнатий, который, слушая рассуждения Талицкого, «плакал и говорил: “Сами-де видим, что худо делается, да что мне делать, я немощен”». Епископ целовал тетради с записями и хвалил Талицкого: «Павловы-де твои уста»[18]. Епископ Игнатий также был осужден и приговорен к смертной казни, которую затем заменили на высылку в Соловецкий монастырь[19].

Вероятно, именно в связи с продолжавшимся судебным разбирательством приставы Монастырского приказа «по памяти Преображенского приказа» неоднократно ездили в Козлов и Тамбов «для взятья к розыску старцов» (см. публикацию, л. 3 об.), «для взятья танбовского прежняго казначея к розыску» (см. публикацию, л. 3 об.) и, наконец, в августе 1701 г. подьячий Монастырского приказа отправился в Тамбов, с тем чтобы привезти ризницу и казну тамбовского епископа (см. публикацию, л. 6 об. – 7). Изымалось и иное имущество. В ноябре 1701 г. из Монастырского приказа в Тамбов и Тамбовский уезд «и в вотчины бывшаго Танбовского епископа Игнатия» был послан подьячий Петр Богданов, которому следовало взять там «что… явитца в промыслу меду, и воску, и улову рыбы, и зверей» (см. публикацию, л. 10).

В мае 1701 г. был издан именной указ «О переделе старых денег, о присылке оных для сего из приказов на денежной двор и о выдаче частным людям новыми деньгами за предъявленныя ими старыя, с придачею по 10 копеек на рубль»[20]. Это постановление нашло прямое отражение в записи расходной книги: «В прошлом 1701-м году июля в 12 де[нь] по указу великого государя и по памяти ис приказу Воинских морских дел велено отпустить взаймы старого дела денег дватцеть тысяч рублев, чтоб весом во сте рублех было по десяти фунтов. И больши впредь новых денег на новой денежной двор, что в Кадашеве. А как те денги переделаны будут вновь, и то число, что взято, и наддачи на рубль по гривне в Монастырской приказ отдано будет сполна» (см. публикацию, л. 23).

В свою очередь сотрудники Монастырского приказа сами производили обмен старых денег на новые для монастырей. Так, 15 января 1702 г. из Явленского девичья монастыря, что в Переславле Рязанском, были присланы 8 рублей 5 алтын 2 деньги «стараго переделу». Вместо них «для отдачи в девичь монастырь» была выдана такая же сумма, но уже «нового переделу» (см. публикацию, л. 16 об.).

В июне 1701 г. было издано распоряжение петровского правительства об устройстве богаделен, которые также переходили в ведение Монастырского приказа. При последнем был сформирован Богаделенный приказ, который возглавил стольник Лука Каблуков[21]. Средства на содержание лекарей и покупку лекарств для богаделен предполагалось брать из патриаршей домовой казны[22], однако их ремонт и обустройство, по всей видимости, легли на Монастырский приказ. Так, уже в июле 1701 г. Л. Каблукову из приказной казны были выделены средства «на дачю плотником и на иные росходы, которые плотники делают у церкви Фрола и Лавра богадельни десять рублев»; в августе того же года деньги получил садовник Тимофей Истомин «за лес, которой он покупал на богаделенное строение» и др. (см. публикацию, л. 4 об., 6, 12, 13 об.). Видимо, иногда из казны Монастырского приказа осуществлялись и разовые выплаты жившим в богадельнях людям. Так, одна из записей расходной книги рассказывает о выдаче 10 алтын «для пропитания девке Анне» богаделенным десятницам, «что на Тверской в Мучном ряду» (см. публикацию, л. 49).

Через ведомство Монастырского приказа проходили разного рода сборы, в том числе собирались два основных государственных налога – стрелецкий хлеб и корабельный сбор. «Стрелецкий хлеб» был введен в вотчинах монастырей и архиерейских домов в 1701 г. вследствие военных действий. Размер этого налога составлял 23 алтына 5 денег. В расходной книге 1701–1702 гг. есть информация о передаче «стрелецкого хлеба» из вотчин костромского Ипатьевского монастыря (см. публикацию, л. 2 об., 19, 42).

Остальные расходы Монастырского приказа можно разделить на несколько групп. Прежде всего, деньги тратились на обеспечение жизнедеятельности учреждения. В расходной книге 1701–1702 гг. содержится информация о регулярных покупках вещей, необходимых для его работы. Так, например, 8 февраля 1701 г. были куплены «чернилница оловяная на судейской стол, перей лебяжьих, пятьсот свечь сальных, четыре кувшина чернил добрых и росхожих, коробка с вислым замком, в которую класть бумагу и свечи, четыре аршина холста на покрышку винограда на судейской стол, перочинной ножик» (см. публикацию, л. 1); 31 мая 1701 г. – «зделан сундук сосновой болшой… в которой ставить ящики с денежной казной да писчюю бумагу… Да куплен сундук липовой, окован железом, для клажи денежной казны з замком… Да за чернила шеснатцать алтын четыре денги» (см. публикацию, л. 4) и др. В случае приобретения икон покупка традиционно оформлялась как обмен, как например «образ Пресвятыя Троицы в золоченых рамах Иконного ряду у торгового человека» на стол И. А. Мусина-Пушкина (см. публикацию, л. 8).

Летом 1701 г. в здании, где располагался Монастырский приказ, случился пожар, поэтому значительное количество денежных трат было связано с ликвидацией его последствий: «В нижней полате, где сидел боярин Иван Алексеевич, после пожару зделаны в дверях две колоды и двери» (см. публикацию, л. 4 об., 9 об.), «на строение Монастырского приказу после пожару за всякие каменные, и кирпичные, и железные, и деревянные, и всякие припасы» было выплачено жалованье работникам (см. публикацию, л. 9 об.) и др.

Через Монастырский приказ осуществлялось большое количество различных разовых выплат. Например, оплачивались поездки приказных служащих в уезды, выдавалось им жалованье. Производились расходы и на людей, не связанных с приказом: выплачивались кормовые деньги женам даточных солдат. В двух записях расходной книги 1701–1702 гг. в качестве таковых отмечены «Соломонида Яковлева дочь с сестрами», получавшие деньги в патриаршем Новинском монастыре (см. публикацию, л. 20 об., 21 об.). Однако Монастырский приказ контролировал этот процесс. О выдаче кормового жалованья женам солдат в московском Знаменском монастыре свидетельствует и челобитная от 6 июня 1702 г., также хранящаяся в фонде Монастырского приказа[23]. Позже, после формирования драгунского полка И. А. Мусина-Пушкина в 1704 г., в обязанности приказа стала входить и выплата жалованья драгунам. В расходной книге Монастырского приказа 17061707 гг. в записях за 1707 г. действительно неоднократно отмечается выделение средств на финансирование этого полка. При этом поименно расписан офицерский состав, отмечены прапорщики, урядники, денщики, барабанщики и проч., названа численность рядовых драгун[24].

В ведении Монастырского приказа находилось выделение денег на отдельные «кумпанства». Так, в сентябре 1701 г. «иноземцу Елисею Клюку на покупку красного питья, и лимонов, и закусок, и пряных зелей про кунпанство архиерейское» было дано 400 рублей. Он же, Елисей Клюк, 12 марта 1702 г. получил из Монастырского приказа 50 рублей, присланные архиепископом Холмогорским Афанасием (см. публикацию, л. 8 об., 22 об.). Упомянутый в записях расходной книги Елисей Клюк (1660–1716 гг.) – это голландский купец, закупавший товары по заказам Петра I. На рубеже XVII и XVIII вв. он торговал преимущественно книжной продукцией, а также оружием и военным снаряжением, и, по оценке В. Н. Захарова, весьма глубоко проник на внутренний российский рынок, имел связи при дворе и активно сотрудничал с казной[25].

Еще одним вопросом, оказавшимся в ведении Монастырского приказа, стало содержание драгунских лошадей. Драгунские полки появились в русской армии еще в 1630-х гг.[26], хотя, по мнению К. В. Татарникова, и в первой половине 1700-х гг. «по своей сути были чисто кавалерийскими»[27]. В середине XVII в. обмундирование и снаряжение для драгун поставляли Конюшенный и Монастырский приказы[28]. Очевидно, возрожденный в 1701 г. Монастырский приказ в какой-то мере перенял эти обязанности.

Выплаты на содержание и корм драгунских коней происходили постоянно. 1 июня 1702 г. из Разрядного приказа в Монастырский поступил указ об отдаче сена с монастырских сенных покосов в Новгородском и Псковском уездах, которые отданы на оброк, на корм драгунским лошадям, оставив для собственных коней и прочего скота лишь «сколько им на росходы… в год надобно»[29]. В августе 1702 г. из Монастырского приказа в Новгород и Псков были направлены дворяне Павел Бешенцев и Тимофей Хвощинцов. Им следовало выяснить «готовность сен» для драгунских коней (см. публикацию, л. 45 об.).

Расходная книга Монастырского приказа содержит записи, подтверждающие обязанность содержания драгунских лошадей. Так, в марте 1702 г. деньги на корм для них получил из приказной казны стряпчий костромского Ипатьевского монастыря (см. публикацию, л. 22). На эти же цели были переданы деньги в ярославский Спасский монастырь (см. публикацию, л. 24 об.). Драгунские лошади содержались также при Высоцком монастыре в Серпухове (см. публикацию, л. 51).

Часть расходов была связана с культурными преобразованиями. По указу от 11 марта 1701 г. в распоряжение Монастырского приказа передали Печатный двор, которым ранее заведовал Патриарх[30]. С 1702 г. в типографии следовало издавать «известия о воинских и всяких делах» и печатать куранты[31]. 15 декабря 1702 г. Петр I издал указ, по которому при Монастырском приказе начала выходить первая русская газета «Ведомости». На следующий день вышло постановление, в котором уточнялся порядок передачи публикуемых материалов из одного органа государственного управления в другой: «По ведомостям о воинских и о всяких делах, которые надлежат для объявления Московскаго и окрестных государств людям, печатать куранты, а для печати тех курантов, в которых приказах, о чем ныне какия есть и впредь будут, присылать из тех приказов в Монастырский приказ без мотчания, а из Монастырскаго приказа те ведомости отсылать на Печатной двор»[32]. В 1703 г. царь указал представителю рода известных книголюбов Кологривовых стольнику Ивану Мироновичу (известен также как составитель переписных книг Суздальской соборной церкви и архиерейского дома 1701 г.[33]) «собирать по монастырям древние рукописи и отдавать их в Монастырский приказ для исправления по ним на Печатном дворе “нового летописца”»[34]. Записи в расходной книге Монастырского приказа 1701–1702 гг. также отражают эту сферу его деятельности. В частности, в источнике неоднократно упоминается о переплете книг.

Большое место в деятельности Монастырского приказа в 1701–1702 гг. занимала организация работы Славяно-греко-латинской академии, функционировавшей в московском Заиконоспасском монастыре. В 1701 г. Петр I придал ей статус государственной академии и предписал «завесть в Академии учения латинския». Ее попечителем был назначен Местоблюститель патриаршего престола митрополит Стефан (Яворский)[35]. Очевидно, одной из прерогатив Стефана (Яворского) как попечителя академии было распределение денежных средств между ее учителями и обучающимися. Из расходной книги известно, что в июле 1702 г. он составил роспись «словено-латынских школ руским учителем и учеником» для выплаты «великого государя жалованья кормовых денег» за предыдущий месяц (см. публикацию, л. 44–44 об.).

На протяжении 1701–1702 гг. из Монастырского приказа регулярно выделялись деньги на обустройство и функционирование этого учебного заведения. Деньги получал настоятель Спасского монастыря и ректор академии игумен Палладий (Роговский), который затем выплачивал жалованье учителям и учащимся. Так, например, в сентябре 1701 г. сумма выплат составила 163 рубля 28 алтын 4 деньги (см. публикацию, л. 8 об.). В феврале 1702 г. было выплачено жалованье «латинских школ учителям иеромонаху Арафаилу з братьею осми человеком генваря с 1-го числа нынешнего 1702-го году впредь на полгода по пятьдесят рублев человеку. Руских школ учителем же дву человеком да учеником сту четырем человеком генваря с 1-го числа марта по 1 число по указным их статьям да учеником же штидесят одному человеку на тритцать на шесть дней» (см. публикацию, л. 20 об.). Отдельно финансировалось «дело камедии». В ноябре 1701 г. из Монастырского приказа была выплачена 1 тыс. рублей игумену Палладию «на дело камедии» и по 100 рублей «учителю камедии» монаху Иосифу, префекту Рафаилу «со всеми труждающимися в комедии» (см. публикацию, л. 10, 10 об.).

В октябре 1702 г. в Грановитой палате, «где быть камедии», проводились ремонтные работы, за что плотники Потап Феофанов «с товарыщи» получили из казны Монастырского приказа 1 рубль 11 алтын 4 деньги (см. публикацию, л. 53). Речь здесь идет о представлениях иного характера. «Комедии» и «диалегии» при Петре I устраивались в Грановитой палате по случаю свадеб царских шутов[36]. Судя по всему, через Монастырский приказ финансировалось не только «дело камедии», но и Всешутейший и Всепьянейший собор – специальный орган для увеселения царя, представлявший собой пародию на католическую и православную Церкви. Члены собора – ближайшие соратники Петра I – носили псевдоцерковные титулы «дьяконов», «архиереев», «митрополитов» и проч.[37] Один из таких «архиеерев» – Филат Пименович Шанский («Полистинский архиерей») упоминается в расходной книге в связи с его свадьбой, на которую были куплены «кадок ножниц, холсту, кувшин, санки, веревок». Оплачены были также услуги извозчика в Немецкую слободу, где проходило мероприятие. Свадьба состоялось 26 января 1702 г., однако запись в расходной книге датирована 31 января. Очевидно, деньги на приобретенные покупки были выделены уже после торжества (см. публикацию, л. 18). Предположу, что с Всешуйтейшим и Всепьянейшим собор могла быть связана еще одна запись в расходной книге – от 28 декабря 1701 г.: «думному дворянину и печатнику Никите Моисеевичу Зотову яшмовая чарка отдана, которая прислана из Ростова, из Белогостицкого монастыря» (см. публикацию, л. 13). Как известно, Н. М. Зотов играл весьма видную роль в деятельности собора, где носил титул «архиепископа Прешпурского, всея Яузы и всего Кокуя патриарха»[38].

Из фондов Монастырского приказа могли выплачиваться награды за самую разную деятельность. В этой связи представляет интерес запись в расходной книге от 26 декабря 1701 г.: «По указу великого государя… великого государя жалованья Покровского монастыря, что на убогих домех, старцу Иякову пятьдесять рублев за то, что он признал от Москвы к Воронежу розными реками новой водяной путь» (см. публикацию, л. 13). Здесь речь идет об Ивановской водной системе, которая соединила бы Дон и реки бассейна Оки. Ее строительство началось в 1701 г., однако осталось незавершенным[39]. Какую конкретно роль сыграл старец Ияков в возведении этой системы, установить пока не удалось.

Таким образом, расходная книга 1701–1702 гг. показывает, что Монастырский приказ в эти годы выступал в качестве своеобразного кошелька, через который деньги, собранные с монастырей и архиерейских домов, перераспределялись на самые разные нужды царя и государства.

 

Публикуемая ниже расходная книга Монастырского приказа 1701–1702 гг. представляет собой рукопись на 73 листах в 4˚, в кожаном переплете. Она написана разными почерками начала XVIII в. Номера листов изначально проставлены кириллическими цифрами, которые затем были зачеркнуты и взамен их сделана новая нумерация арабскими цифрами. Между листами 14 и 15 – 11 чистых листов с зачеркнутыми кириллической и арабской нумерациями. На них есть только скрепы дьяков. На последних двух листах из них нумерация арабскими цифрами не ставилась. С л. 15 идет тройная нумерация листов: зачеркнуты кириллические номера и первоначальные арабские. Вместо 25 написано 15 и т. д. После л. 15 – также оставлен чистыми один лист с перечеркнутой нумерацией и скрепой. После пронумерованного листа 57 оставлены два чистых листа с кириллической нумерацией – 71 и 72. Номер 71 зачеркнут.

На полях расходной книги имеются скрепы дьяков Монастырского приказа: с л. 1 до чистого листа с зачеркнутым № 27: дь-як-Иван-Шап-кин. Начиная с листа 15 до конца книги: дь-як-Ива-н-Ива-но-в. На первом ненумерованном листе архивные записи карандашом и черными чернилами разных лет: «№ 34», «Монаст. пр», «№ 26», «ф. 237, оп. 1, № 26», «кн. 26». На л. 57 запись: в сей книге семдесять листов. Канцелярист Григорей Дядин. На обороте обложки запись: «росходная 1701-го, 1702-го годов».

Источник публикуется в соответствии с действующими на сегодняшний день правилами издания документов[40]. Краткость звука «и» обозначается согласно правилам современной фонетики и орфографии. Слова «под титлом» раскрываются без оговорок. Выносные буквы вносятся в строку без выделения. Частица «ж», писанная над строкой, передается как «же». Числа, написанные словами, передаются без сокращений, а обозначенные кириллицей – передаются арабскими цифрами. Прописные буквы употребляются согласно правилам современной орфографии. Записи о взятии денег в казне Монастырского приказа написаны в книге почерком, отличным от основного. Вероятно, это отметки подьячих Семена Бурлакова и Якова Корницкого. При публикации документа они выделены курсивом.

 


Ó Шамина И. Н., 2022

 

[1] ПСЗ-I. Т. 4. № 1829. С. 133

[2] Там же. Т. 7. № 4632. С. 51

[3] Горчаков М. [И]., свящ.Монастырский приказ (1649–1725 гг.). Опыт историко-юридического исследования. СПб., 1868; Смолич И. К Русское монашество. 988–1917. Жизнь и учение старцев. М., 1997. С. 269–272; Булыгин И. А . Церковная реформа Петра I // Вопросы истории. 1974. № 5. С. 79–95; Булыгин И. А. Монастырские крестьяне России в первой четверти XVIII века. М., 1977; Амосова И. В. Центральное государственное управление России во второй половине XVII – первой четверти XVIII века: Монастырский приказ. Дис. … канд. ист. наук. М., 2008; Устинова И. А. Монастырский приказ // Православная энциклопедия. Т. 46. М., 2017. С. 545–546; Шамина И. Н. Структура и механизмы функционирования Монастырского приказа в период его формирования (1701–1703) // Российская история. 2023 (в печати); и др.

[4] РГАДА, ф. 237, оп. 1, ч. 1, д. 26.

[5] Булыгин И. А. Монастырские крестьяне России…; Амосова И. В. Указ. соч.; и др.

[6] Амосова И. В. Указ. соч.

[7] Горчаков [И]., свящ.Указ. соч. С. 131.

[8] Амосова И. В. Указ. соч. С. 105.

[9] Горчаков М. [И]., свящ.Указ. соч. С. 131–132. См. также: Булыгин И. А. Монастырские крестьяне России… С. 82–83.

[10] См., например: Беделев М. Р. Площадные подьячие Тульской земли в XVI–XVII вв. // Позднесредневековый город II: Археология. История: Материалы II Всероссийского семинара, Тула, ноябрь 2007 г. Тула, 2009. С. 83–98; Барсукова А. В. Коломенские площадные подьячие во второй половине XVII века // Подмосковный летописец. 2015. № 4. С. 30–35; и др.

[11] ПСЗ-1. Т. 4. № 1834. С. 139.

[12] См. об этом: Шамина И. Н. Указ. соч.

[13] ПСЗ-I. Т. 4. № 1914. С. 197.

[14] Там же. № 1886. С. 181–182.

[15] РГАДА, ф. 237, оп. 1, д. 222, 223 и др.

[16] См., например, дело об убийстве старца в Петровском Высоком монастыре (декабрь, 1702 г.): РГАДА, ф. 237, оп. 1, ч. 2, д. 365.

[17] Кошелева О. Е. Космография Меркатора и ее читатели в петровскую эпоху // Петр Великий: исследования и открытия. К 350-летию со дня рождения. Материалы международной научной конференции «Значение преобразований Петра в Новой и Новейшей истории России». Москва, 17–19 мая 2022 г. М., 2022. С. 335.

[18] Мелетия (Панкова), мон., Серафим (Питерский), игум., Чумичева О. В. Игнатий (Шалгин (Шангин)) // Православная энциклопедия. Т. 21. М., 2009. С. 132–133.

[19] Там же.

[20] ПСЗ-I. № 1855. С. 168.

[21] Горчаков М. [И]., свящ.Указ. соч. С. 187.

[22] ПСЗ-I. Т. 4. № 1856. С. 168.

[23] РГАДА, ф. 237, оп. 1, ч. 2, д. 212.

[24] Там же, ф. 237, оп. 1, ч. 1, д. 67, л. 125–126.

[25] Захаров В. Н. Западноевропейские купцы в России. Эпоха Петра I. М., 1996. С. 197, 212–213, 244, 262, 272 и др.

[26] Курбатов О. А. Драгунский строй на Белгородской черте в 1630-х – начале 1650-х годов // От Донца до Ворсклы. Сборник статей и материалов по истории Белгородской оборонительной черты. Белгород, 2016. С. 25.

[27] Татарников К. В.Русская полевая армия 1700–1730. Обмундирование и снаряжение. М., 2008. С. 14.

[28] Курбатов О. А. Указ. соч. С. 28.

[29] РГАДА, ф. 237, оп. 1, ч. 2, д. 208.

[30] ПСЗ-I. Т. 4. № 1839. С. 159.

[31] Там же. № 1921. С. 201.

[32] Шамин С. М. Иностранная пресса и русская культура конца XV – начала XVIII столетия. Дис. … д-ра ист. наук. М., 2020. С. 508–509.

[33] Давыдов М. И. Переписные книги Суздальской соборной церкви и архиерейского дома 1701 г. // Вестник церковной истории. 2022. № 1/2 (65/66). С. 173–252.

[34] Кошелева О. Е. Указ. соч. С. 337.

[35] Смирнов С. История московской Славяно-греко-латинской академии. М., 1855. С. 80.

[36] Козлитина Э. М. Документы XVII века по истории Грановитой палаты Московского Кремля // Московский Кремль. Музеи. Материалы и исследования. 1. М., 1973. С. 98.

[37] См. об этом: Трахтенберг Л. А. Сумасброднейший, Всешутейший и Всепьянейший собор // Одиссей. Человек в истории. М., 2005. С. 89–121; Усенко О.Сумасброднейший собор // Родина. 2005. № 2. С. 61–57.

[38] Корсакова В. Зотов Никита Моисеевич // Русский биографический словарь. В 25 т. Т. 7. СПб.. 1897. С. 476.

[39] Юркин И. Н., Наумов А. Н. Использование картографического материала XVIII–XX вв. при полевых исследованиях гидротехнических сооружений Петровской эпохи (на материале Ивановского канала) // От Смуты к империи. Новые открытия в области археологии и истории России XVI–XVIII вв. Материалы научной конференции (Москва, 20–22 ноября 2013 г.). М., 2016. С. 95.

[40] Правила издания исторических документов в СССР. М., 1990.

Книга росходная денежной и всякой казне Монастырского приказу при сиденье боярина Ивана Алексеевича Мусина-Пушкина с товарыщи нынешняго 1701-го году февраля с 1-го числа[1]

 

(Л. 1) Февраля в 8-й день по указу великого государя и по помете на приказной записке дьяка Ефима Зотова куплено в Монастырской приказ чернилница оловяная на судейской стол, перей лебяжьих пятьсот, свечь сальных четыре кувшина, чернил добрых и росхожих, коробка с вислым замком, в которую класть бумагу и свечи, четыре аршина холста на покрышку винограда на судейской стол, перочинной ножик, от переплету приходной и росходной книг. Всего на те покупки и за переплет книг три рубли с полтиною. Те денги три рубли с полтиною ис приему Сенки Бурлакова.

(Л. 1 об.) Февраля в 21 де[нь] по указу великого государя и по выписке за пометою дьяка Герасима Потапиева по уговорному писму и по торгу подрятчиком гостиной сотни Никите Блинову, стретенской сотни тегляцу Афонасью Терентьеву за подрядной стрелецкой хлеб, что они подрядились заплотить на Москве с вотчин костромского Ипацкого монастыря[2] с трех тысяч с пятисот с трех дворов тысячю пятьсот тритцать две четверти с осминою и полчетверика ржи, овса тож, по тритцати по девяти алтын за юфть. Итого тысяча семьсот девяносто три рубли три алтына две денги в то число наперед им взять. И со взятью того же монастыря с крестьян денег четыреста рублев, а достолные давать по сроком в нынешнем 1701-м году на Троицын день шестьсот рублев. Сентября в 1 де[нь] петьсот рублев, а достольные дать, как в плотеже того хлеба отпись подадут. Те вышеписаные денги четыреста рублев ис приему Якушка Корницкого. Те денги четыреста рублев, которые наперед написаны в поручной нашей записи, взяли Никита Блинов, Афанасей Терентьев и росписались. 3Афонасий Терентьив руку приложил и денги взял[3].

(Л. 2) Марта в 31 день по указу великого государя и по приказу боярина Ивана Алексеевича Мусина-Пушкина с товарыщи велено на приказные дела купить книжной дватцать стоп да пищей сорок стоп бумаги доброй. А за тое бумагу овошного ряду торговому человеку Ивану Агапитову дано за книжную по рублю, за пищую по дватцети по шти алтын по четыре денги за стопу. Итого за тое бумагу пятдесять два рубли. Да салных свеч двойных два пуда, одиноких десять пуд. А за те свечи торговому человеку Стенке Ильину девять рублев дватцать алтын. Итого за бумагу и за свечи шездесять один рубль дватцать алтын. И по тому великого государя указу и по помете на приказной записке дьяка Ивана Шапкина вышеписанная бумага и свечи куплено. А на тое бумагу и за свечи те денги шездесят один рубль ис приему Сенки Бурлакова, росписки на приказной записке.

(Л. 2 об.) В нынешнем 1701-м году апреля в 8 день по указу великого государя и по выписке за пометою дьяка Ивана Шапкина хлебному подрятчику Таганной слободы Митке Кузмину сыну Калашникову, которого подрядили поставить стрелецкой хлеб 206-го году домовые Святейшаго патриарха вотчины Белозерского уезду Чюровские и Ковские волостей крестьяня Андрюшка Филатов и Пашко Патрекеев, Воронины пустыни[4] деревни Ивачевы Власко Семенов ценою по рублю по осми алтын по две денги за юфть. На подряд того хлеба в то число присланные денги, которые присланы из Стрелецкого приказу с памятью марта в 28-м числе нынешняго году, семдесять два рубли. Те денги семдесят два рубли ис приему Сенки Бурлакова. Те денги семдесят два рубли подрятчик Таганной слободы Дмитрей Кузмин сын Калашников на подряд хлеба взял, а в ево место росписался сын ево тое же слободы Андрюшка Дмитриев сын Калашников.

(Л. 3) Апреля в 10 де[нь] по помете на приказной записке дьяка Ефима Зотова столнику Андрею Вешнякову[5] да подьячему Гарасиму Лушневу, которые посланы на Устюг Великий для взятья денежные казны, дватцать одна тысяча деветьсот сорок три рубли. По подорожной им на ямские подводы прогонных да с наказу пошлин деветь рублев дватцать восмь алтын две денги. Те денги девять рублев дватцать восмь алтын две денги ис приему Сенки Бурлакова, росписка на приказной записке.

Апреля в 17 день по помете на приказной записке дьяка Ивана Шапкина куплено на печати грамот, и наказов, и памятей десять гривенок воску. Дано рубль десть алтын. Те денги рубль десять алтын ис приему Сенки Бурлакова, росписка на приказной записке.

(Л. 3 об.) Того же числа по помете на приказной записке дьяка Ефима Зотова подьячим Никите Иванову, Прокофью Протопопову, которые посланы по памяти из Преображенского в Козлов да к Соли Камской для взятья к розыску старцов, прогонных Никите рубль два алтына четыре денги, Прокофью два рубли, три алтына две денги. Итого три рубли шесть алтын. Те денги три рубли шесть алтын ис приему Сенки Бурлакова. Росписка на приказной записке.

Маия в 31 де[нь] по помете на приказной записке дьяка Ефима Зотова Монастырского приказу подьячему Ивану Ржевитинову, которой послан по памяти ис Преображенского в Танбов да в Козлов для взятья танбовского прежняго казначея к розыску, прогонных рубль два алтына четыре денги. Те денги рубль два алтына четыре денги ис приему Сенки Бурлакова. Росписка на приказной записке.

(Л. 4) Маия в 31 де[нь] по помете на приказной записке дьяка Ефима Зотова зделан сундук сосновой болшой, в длину три аршина с четвертью, поперег два аршина, в вышину полтора аршина, в которой ставить ящики с денежной казной да писчюю бумагу. Дано от дела, и за лес, и за железо два рубли шеснатцать алтын четыре денги. Да куплен сундук липовой, окован железом, для клажи денежной казны, з замком. Дан рубль. Да за чернила шеснатцать алтын четыре денги. Итого четыре рубли. Те денги четыре рубли ис приему Сенки Бурлакова. Росписка на приказной записке.

Июля в 9 де[нь] по помете на приказной записке дьяка Ефима Зотова Монастырского приказу подьячему Петру Попову, которой послан в Макарьев монастырь[6] для взятья ведомости, что у них в зборе о Макарьевской ярмонке пошлин. Прогонных рубль десять алтын. Те денги рубль десят алтын ис приему Сенки Бурлакова. Росписка на приказной записке.

(Л. 4 об.) Того же числа по помете на приказной записке дьяка Ефима Зотова куплены в приказ десятеры ножные железа для кованья колодников железного ряду у торгового человека у Петрушки Андреева. Дано два рубли. Те денги два рубли ис приему Сенки Бурлакова. Росписка на приказной записке.

Июля в 18 де[нь] по выписке за пометою дьяка Герасима Потапова хлебному порятчику Никите Блинову да Офонке Терентьеву за Ипацкой монастырь в поставку хлеба на нынешней 1701 год шестьсот рублев. Те денги шестьсот рублев ис приему Сенки Бурлакова. Росписка на выписке.

Июля в 24 де[нь] по помете на приказной записке дьяка Гарасима Потапиева столнику Луке Каблукову на дачю плотником и на иные росходы, которые плотники делают у церкви Фрола и Лавра богадельни, десять рублев. Те десят рублев ис приему Сенки Бурлакова. Росписка на указе.

(Л. 5) Того же числа по указу великого государя и по помете на приказной записке дьяка Гарасима Потапиева из Монастырского приказу заплачено з грамоты печатных пошлин, которая послана в Ростов к перепищику Василью Воейкову по челобитью Карашской волости крестьян челобитчиков Левки да Петрушки Гавриловых рубль дватцать пять алтын. Те денги рубль дватцать пять алтын ис приему Сенки Бурлакова.

Июля в 26 де[нь] по указу великого государя и по помете на приказной записке дьяка Гарасима Потапиева Монастырского приказу подьячему Гаврилу Григорьеву, которой послан в Серпухов во Владычень монастырь[7] для взятья монахов, прогонных осмнатцать алтын. Те денги осмнатцать алтын ис приему Сенки Бурлакова.

(Л. 5 об.) Того же числа по помете на приказной записке дьяка Герасима Потапиева Монастырского приказу подьячему Ивану Казаринову от Москвы до Переславля Залеского по подорожной прогонных двенатцать алтын, что он послан в Данилов монастырь[8] для переписки монаха Ефрема Борятинского после иво смерти денег и животов[9]. Те денги двенатцать алтын ис приему Сенки Бурлакова. Росписка на приказной записке

Августа в 1 де[нь] по указу великого государя, по помете на приказной записке дьяка Ефима Зотова куплено чернил на рубль на шесть алтын на четыре денги. За два воза воробьевского песку шесть алтын четыре деньги. Да в нижней полате, где сидел боярин 10Иван Алексеевич[10], после пожару зделаны в дверях две колоды и двери. Дано за лес и за работу дватцать шесть алтын четыре денги. Итого два рубли шесть алтын четыре денги. Те денги два рубли шесть алтын четыре денги ис приему Сенки Бурлакова. Росписка на приказной записке

(Л. 6) Августа в 4 де[нь] по указу великого государя и по помете на росписи дьяка Гарасима Потапиева садовнику Тимофею Истомину за лес, которой он покупал на богаделенное строение, двести пятьдесят пять рублев. Те денги двести пятьдесят пять рублев ис приему Сенки Бурлакова. Росписка на росписи.

Августа в 5 де[нь] по указу великого государя и по помете на приказной записке дьяка Гарасима Потапиева столнику Луке Каблукову на строение богаделен, и на покупку всяких припасов, и на дачю плотником пятьсот рублев. Те денги пятьсот рублев ис приему Сенки Бурлакова. Росписка на указе.

Августа в 14 де[нь] по указу великого государя и по челобитной за пометою дьяка Ефима Зотова Монастырского приказу сторожам шти человеком впредь (Л. 6 об.) в зачет на 1701-й год по два рубли по шеснатцати алтын по четыре денги человеку. Итого пятнатцать рублев. Те пятнатцать рублев ис приему Сенки Бурлакова. Росписка на челобитной.

Августа в 16 де[нь] по указу великого государя, по помете на приказной записке дьяка Ивана Иванова патриарша астраханскому рыбному промышленнику Ивану Сурмину государева жалованья в приказ за ево в том промыслу радение патдесять[11] рублев. Те денги пятьдесят рублев ис приему Сенки Бурлакова. Росписка на указе.

Августа в 18 де[нь] по указу великого государя и по помете на приказной записке дьяка Герасима Потапиева Монастырского приказу подьячему Петру (Л. 7) Богданову, которой послан в Танбов в Шатцкой з грамотами к перепищику о присылке бывшаго Танбовского епискупа Игнатия ризницы и казны, прогонных рубль девятнатцать алтын адна[12] денга. Те денги рубль девятнацать алтын з денгою ис приему Сенки Бурлакова. Росписка на указе.

Августа в 20 де[нь] по указу великого государя, по помете на выписке дьяка Герасима Потапиева Петровского Высокого монастыря[13] вотчины Нижегородцкого уезду Скоробогатовской волости по челобитью старосты Ефремка Быкова с товарыщи велено послать государев указ в Нижней Печерской монастырь к орхимандриту[14] Данилу о сыску про прикащика в налогах и во взятках ево. И с того указу из Монастырского приказу заплачено в Печатном приказе пошлины два рубли дватцать (Л. 7 об.) пять алтын. А те денги велено доправить на челобитчиках вдвое и прислать в Монастырской приказ. Те денги два рубли дватцать пять алтын ис приему Сенки Бурлакова. Росписка на указе.

Сентября в 3 де[нь] по указу великого государя и по помете на приказной записке дьяка Ивана Иванова куплено на судейской стол дьяку Ивану Иванову чернильница оловянная с песочницею дватцать алтын за четыре кувшина, чернил шеснатцать алтын четыре денги, за двести свеч салных шеснатцать алтын четыре денги. От чистки приказу щепья и всякого сору работником тринатцать алтын две денги. Итого два рубли. Те денги два рубли ис приему Сенки Бурлакова. Росписка на указе.

(Л. 8) Сентября в 4 де[нь] по указу великого государя и по помете на приказной записке дьяка Ефима Зотова Монастырского приказу подьячему Григорью Волкову прогонных на подводу, которой послан в Макарьев монастырь для взятья денежной казны, рубль десять алтын четыре денги. Те денги рубль десят алтын четыре денги ис приему Сенки Бурлакова. Росписка на указе.

Сентября в 5 де[нь] по указу великого государя и по помете на приказной записке дьяка Ефима Зотова в судейской стол выменен образ Пресвятыя Троицы в золоченых рамах иконного ряду у торгового человека. Серешке Филипову три рубли восмь алтын две денги. Те денги три рубля восмь алтын две денги ис приему Сенки Бурлакова. Росписка на указе.

(Л. 8 об.) Сентября в 9 де[нь] по указу великого государя и по помете на приказной записке дьяка Ефима Зотова иноземцу Елисею Клюку на покупку красного питья, и лимонов, и закусок, и пряных зелей про кунпанство архиерейское четыреста рублев. Те денги четыреста рублев ис приему Сенки Бурлакова. Росписка на указе.

Сентября в 14 де[нь] по указу великого государя и по выписке за пометою дьяка Ивана Иванова Новинского монастыря[15] игумену з братьею на церковную утварь и на всякие росходы пятьдесят рублев с полтиною. Те денги пятьдесят рублев с полтиною ис приему Сенки Бурлакова. Росписка на указе.

Сентября в 18[16] де[нь] по указу великого государя и по выписке за пометою дьяка Ефима Зотова Спасского монастыря[17] болшие главы игумену Паладию на дачю учителем и учеником на месяц сто шесдесять три рубли дватцать восмь алтын четыре денги. Те сто шездесят три рубли дватцать восмь алтын четыре денги ис приему Сенки Бурлакова. Росписка на указе.

(Л. 9) Октября в 1 де[нь] по указу великого государя и по помете на приказной записке дьяка Ивана Иванова куплено дватцать кувшинов чернил, десять пуд свеч салных да на денги пятьдесят мешков сотенных. Дано десять рублев шеснатцать алтын четыре денги. Те денги десять рублев с полтиною ис приему Сенки Бурлакова. Росписка на указе.

Октября в 3 де[нь] по указу великого государя и по выписке за пометою дьяка Герасима Потапиева в Спаской монастырь, что на Новом[18], на покупку дров триста рублев. Те денги триста рублев ис приему Сенки Бурлакова. Росписка на выписке.

Октября в 14 де[нь] по указу великого государя и по помете на приказной записке дьяка Ивана Иванова Савина монастыря подьячему Пахому Безсонову, которой послан в Нижней Новгород для продажи рыбы и рыбных припасов, в дорогу два рубли. Те денги два рубли ис приему Сенки Бурлакова. Росписка на указе.

(Л. 9 об.) Ноября в 7 де[нь] по указу великого государя и по выписке за пометою дьяка Ефима Зотова на строение Монастырского приказу после пожару за всякие каменные, и кирпичные, и железные, и деревянные, и всякие припасы, и работным людем дано двести дватцать пять рублев три алтына две денги. Те двести дватцать пять рублев три алтына ис приему Сенки Бурлакова. Росписки на выписке.

Ноября в 14 де[нь] по указу великого государя и по выписке за пометою дьяка Ефима Зотова Спаского монастыря, что за иконным рядом, игумену Паладию и ректору за дачю школним учителем и учеником октября со 12 числа нынешняго 1701-го году генваря по 1 число 1702-го году месечного корму четыреста сорок два рубли восмь алтын две денги. Те четыреста сорок два рубли восмь алтын две денги ис приему Сенки Бурлакова. Росписка на выписке.

(Л. 10) Ноября в 13 де[нь] по указу великого государя и по помете на приказной записке дьяка Ефима Зотова Спаского монастыря, что за иконным рядом, игумену и ректору Поладию на дело камедии в школы тысяча рублев. Те тысяча рублев ис приему Сенки Бурлакова. Росписка на указе.

Ноября в 17 де[нь] по указу великого государя и по помете на приказной записке дьяка Герасима Потапиева Монастырского приказа подьячему Петру Богданову, которой посылан в Танбов и в Танбовской уезд, и в вотчины бывшаго Танбовского епископа Игнатия в урочищи для взятья, что в тех вотчинах явитца, в промыслу меду, и воску, и улову рыбы, и зверей. По подорожной на подводу прогонных тритцать один алтын. Те тритцать один алтын ис приему Сенки Бурлакова. Росписка на указе.

(Л. 10 об.) Ноября в 18 де[нь] по указу великого государя, по помете на приказной записке дьяка Ефима Зотова куплено в Монастырской приказ на топление печи пять сажен дров. Дано с провозом шеснатцать рублев. Те шеснатцать рублев ис приему Сенки Бурлакова.

Ноября в 20 де[нь] по указу великого государя за пометою дьяка Ивана Иванова дано ево великого государя жалованье учителю камедии монаху Иосифу сто рублев. Да монаху префехту Рафаилу[19] со всеми труждающимися в комедии сто рублев. Итого двести рублев. Те денги двести рублев ис приему Сенки Бурлакова. Росписки на указе.

Ноября в 29 де[нь] по указу великого государя, по помете на приказной записке дьяка Ивана Иванова Спаского монастыря, что за Иконным рядом, игумену Паладию и ректору на строение, и на починку, и на всякие покупки школ, (Л. 11) что в Китае[20], тысяча рублев. Росписка в тех денгах на приказной записке. Те денги тысяча рублев ис приему Сенки Бурлакова.

Декабря в 1 де[нь] по указу великого государя, по помете на записке дьяка Гарасима Потапиева Алексеевского девичья монастыря[21] игуменье Марфе с сестрами того монастыря с пустоши Дороховой, которая отдана в оброк, из Монастырского приказу десять рублев тринатцать алтын две денги. Те десять рублев тринатцать алтын ис приему Сенки Бурлакова. Росписка на выписке.

Декабря в 2 де[нь] по указу великого государя, по помете на приказной записке дьяка Ефима Зотова куплено в приказ на судейской стол сукна, три шандана медных, вески болшие сотенные медные, вески малые (Л. 11 об.) медные десетерные, десетерик железной да арсеньев петерик железной…[22] же фунт, медной двойник розсыпной, два щипца железных, на рукомойник кунган медной, два сундука липовых обиты железом с нутряными замками, в которые класть денежную казну, третей сундук с нутряным замком, в которой класть переписные книги, сто шанданов деревянных в столы подьячим, сторожам скребок железной да шесть замков вислых. В судейской же стол на ставни шесть досок сосновых да на обивку тех ставней четыре аршина сукна красного. Да в те же ставни и в подьяческие столы в ставни же десять окончин слюденых. И от дела тех вставней[23] плотником и за выписанные покупки дано торговым людем из росходов Монастырского приказу дватцать рублев шеснатцать алтын четыре денги. Те денги дватцать рублев с полтиною ис приему Сенки Бурлакова.

(Л. 12) Декабря в 13 де[нь] по указу великого государя, по выписке за пометою дьяка Ефима Зотова куплено в приказ бумаги книжной десять стоп, пищей дватцать стоп, итого тритцать стоп овошного ряду у торгового человека Алешки Иванова. Дано дватцать шесть рублев. Те дватцать шесть рублев ис приему Сенки Бурлакова. Росписка на указе.

Декабря в 20 де[нь] по указу великого государя, по помете на приказной записке дьяка Ивана Иванова столнику Луке Каблукову на строение богаделен и на дачю плотником к прежнему взятью к пятиста рублем тысяча пятьсот рублев. Росписка в тех денгах на приказной записке. Те денги тысяча пятьсот рублев ис приему Сенки Бурлакова.

(Л. 12 об.) Декабря в 23 де[нь] по указу великого государя, по выписке за пометою дьяка Ивана Иванова Монастырского приказу сторожам Оске Родионову с товарыщи шести человеком на нынешней 1701 год по окладу другая половина по два рубли с полтиною человеку. Итого пятнатцать рублев. Те пятнатцать рублев ис приему Сенки Бурлакова. Росписка на указе.

Того же числа по помете на приказной записке дьяка Ефима Зотова Монастырского приказу приставу Ганке Смелому, которой послан в провожатых за подьячим Ивашком Кадышевкиным, на подводы прогонных денег от Москвы до Воронежа рубль двенатцать алтын четыре денги. Те рубль двенатцать алтын четыре денги ис приему Сенки Бурлакова. Росписка на указе.

(Л. 13) Декабря в 26 де[нь] по указу великого государя, за пометою дьяка Герасима Потапиева великого государя жалованья Покровского монастыря, что на убогих домех[24], старцу Иякову пятьдесять рублев за то, что он признал от Москвы к Воронежу розными реками новой водяной путь. Те пятьдесят рублев ис приему Сенки Бурлакова. Росписка на указе.

Декабря в 28 де[нь] по имянному великого государя указу думному дворянину и печатнику Никите Моисеевичу Зотову яшмовая чарка отдана, которая прислана из Ростова, из Белогостицкого монастыря[25]. Помета о том на указе дьяка Ефима Зотова. Та яшмовая чарка ис приему Сенки Бурлакова.

(Л. 13 об.) Декабря в 31 де[нь] по указу великого государя за пометою дьяка Ефима Зотова столнику Луке Каблукову на достройку богаделен и на дачю старых и новопостроенных богаделен нищим на генварь месяц 1702-го году тысяча рублев. Те денги тысяча рублев ис приему Сенки Бурлакова. Росписка на указе.

Того же числа по указу великого государя и по помете на приказной записке дьяка Ивана Иванова в Монастырском приказе после пожару в семнатцати красных окошках зделаны болшие слюдяные окончины. А на те окончины пошло слюды, которая взята из Патриарша Казенного приказу, пуд девятнатцать фунтов с полуфунтом по цене на дватцать на один рубль. Да на государевы грамоты и указы воску, которой взят ис того же Казенного приказу, десять гривенок по цене на рубль на десять алтын. Итого слюды и воску по цене на дватцать на два рубли на десять алтын. Та слюда и воск по цене на дватцать на два рубли на десят алтын ис приему Сенки Бурлакова.

(Л. 14) По указу великого государя и по приказу боярина Ивана Алексеевича Мусина Пушкина с товарыщи Монастырского приказу старым подьячим на книги и на писма приказных дел десять стоп бумаги по цене на двенатцать рублев, которая взята в Монастырской приказ из Патриарша Дворцового приказу. Та бумага десять стоп ис приему Сенки Бурлакова[26].

 

(Л. 15) Книга розходная великого государя царя и великого князя Петра Алексеевича всеа Великия, и Малыя, и Белыя Росии самодержца Монастырского приказу нынешнего от сотворения мира 7210-го, а от Рождества Христова 1702-го году генваря с 1-го числа всякой денежной казне и золотым, и ефимком при сиденье боярина Ивана Алексеевича Мусина Пушкина да дьяков Ефима Зотова, Герасима Потапиева, Ивана Иванова, Гаврила Окунькова[27].

 

(Л. 16) Генваря в 15 де[нь] по указу великого государя и по писму за пометою дьяка Ивана Иванова зделаны в Монастырской приказ четыре книги исковым, и мировым, и ставочным челобитным, и отпискам. А от переплету тех книг церкви Успения Пресвятыя Богородицы, что у Гостина двора, дьячку Власу Ерофееву дватцеть алтын. Те денги дватцать алтын ис приему Якова Корницкого. Те денги дватцать алтын Влас Ерофеев взял и росписался.

Того же числа по писму за пометою дьячка Ивана Иванова куплено в Монастырской приказ на судейской стол чернильница оловянная Панкратьевской слободы у Кирила Иванова. А по договору дано дватцеть семь алтын четыре денги. Те денги ис приему Якова Корницкого. Росписка на указе.

Того же числа по выписке за пометою дьяка Ефима Зотова генваря 11-го числа великого государя жалованья ружных денег (Л. 16 об.) Осташкова города Ниловы пустыни[28] игумену Илинарху з братьею на нынешней 1702 год по окладу сорок три рубли. Те вышеписанные денги ис приему Якова Корницкого. Те денги сорок три рубли строитель монах Антоний взял и росписался.

Того же числа по указу великого государя, по выписке за пометою дьяка Герасима Патапиева ноября 4-го числа из Переславля Резанского из девичья Явленского монастыря[29] вместо присланных стараго переделу осми рублев пяти алтын дву денег нового переделу дано то же число – восемь рублев пять алтын две денги. Те денги ис прииму Якова Корницкого. А присланные денги принял и в приход записал подьячей Семен Бурлаков. Те денги восмь рублев пять алтын две денги для отдачи в девичь монастырь взял Монастырского приказу подьячей Федор Тимофеев и росписался.

Генваря в 21 де[нь] по указу великого государя, по писму за пометою дьяка Гаврила Окунькова великого (Л. 17) государя жалованья Патриарша дому дворянину Данилу меншому Новикову, которой послан в Нижней для рыбной продажи, в приказ десять рублев. Выписка о том в повытье подьячего Ивана Баутина. Те денги десять рублев ис прииму Якова Корницкого. Великого государя жалованья Данила меншой Новиков десять рублев взял и в ево место росписался племянник ево Иван Новиков.

Того же числа по указу великого государя и по выписке за пометою дьяка Гаврила Окунькова с Костромы Троицы Ипацкого монастыря стряпчему Алексею Валкову ис присланных денег, которые присланы ис того Ипацкого монастыря, изо ста рублев на всякие росходы восмдесят восмь рублев дватцать восмь алтын. Из приему Семена Бурлакова. Росписка в тех денгах на выписке.

(Л. 17 об.) Генваря в 29 де[нь] по указу великого государя за пометою дьяка Гаврила Окунькова в Симонов монастырь[30] на нынешней 1702 год в указное число в тысячю рублев на росход братье. И с тех денег, которые в приеме того же Симонова монастыря, с оброчных статей в 1701-м году у Семена Бурлакова сто семдесят четыре рубли. Да в нынешнем 1702-м году у Якова Корницкого дватцать семь рублев с полтиной. Итого двести один рубль с полтиною. И по тому великого государя указу в том числе сто семдесят четыре рубли ис приему Семена Бурлакова. Достальные дватцать семь рублев с полтиною ис прииму Якова Корницкого. Те денги двести один рубль с полтиною в Симонов монастырь выборной иеромонах Иосиф Гуров взял и росписался.

Генваря в 31 де[нь] по писму за пометою дьяка Ивана Иванова куплено в Монастырской приказ для топления приказнищеской и колодничьи полаты дров десеть сажен ценою с провозом (Л. 18) по два рубли по шти алтын по четыре денги сажень. Да чернил три кувшина по три алтына по две денги кувшин. Два пуда свеч сальных одинаких, полпуда свеч четвертных ценою по дватцати по шти алтын по четыре денги пуд. На свадьбу Филату Шанскому куплено кадок ножниц, холсту, кувшин, санки, веревок. На наем извощиком подьячим из города в Немецкую слободу двадцать два алтына две денги. Всего дватцать четыре рубли тритцать два алтына две денги. Ис прииму Якова Корницкого. Росписка в дровяных денгах на указе.

Февраля в 4 де[нь] по указу великого государя и по письму за пометою дьяка Ефима Зотова Монастырского приказу приставу Ивану Забелину прогонных денег от Москвы до Воронежа на пять подвод, на которых подводах вести в ссылку в Азов разпопы Никифоровых детей Иванова Аверку да Григорья за их воровство з женами и з детми четыре рубли четыре алтына четыре денги. Те денги ис приему Якова Корницкого. Те вышеписанныя денги пристав Иван Забелин взял и росписался.

(Л. 18 об.) Того же числа по писму за пометою дьяка Ивана Иванова в Чюдов монастырь[31] на церковь Благовещения Пресвятые Богородицы чюдотворца Алексея митрополита на главах зделать железные кресты и позолотить. А на позолоту тех крестов из Монастырского приказу дать сто золотых черворных[32] одинаких. Те сто золотых одиноких ис приему Якова Корницкого. Те вышеписанные сто червонных золотых одинаких на позолоту креста Чудова монастыря ризничей Иев, диакон Иоасаф взяли и росписалися.

Февраля в 6 де[нь] по указу великого государя и по выписке за пометою дьяка Гаврила Окунькова и по челобитью Спаса Андроньева монастыря[33] архимандрита Феодосия з братьею в тот вышеписанной монастырь на монастырское строение денег восемдесять рублев, которые взяты с оброчной их монастырской земли з загородного двора боярина Феодора Алексеевича Головина. Те денги восмьдесять рублев ис прииму Якова Корницкого. Те денги восмдесят рублев в Ондроников монастырь принел того же монастыря слуга Дмитрей Минин и росписался.

(Л. 19) Февраля в 14 де[нь] по указу великого государя и по помете на приказной записке дьяка Гаврила Окунькова и по выписке за пометою дьяка Гарасима Потапова февраля 12-го числа Преосвященному Аврамию, митрополиту бывшему Рязанскому, за строение каменных и деревянных ево келей, которые он строил своими денгами в Спаском монастыре, что в Китае, триста рублев. Те денги триста рублев ис приему Семена Бурлакова. Росписка в тех денгах ево, Авраамия митрополита, на указе в росходном столпу.

Февраля в 14 де[нь] по указу великого государя и по выписке за пометою дьяка Гаврила Окунькова гостиные сотни Никите Блинову да стретенской сотни Афонасью Мелникову на подряд стрелецкого хлеба, что они подрядились в 1701-м году поставить на Москве Ипацкова монастыря за крестьян к прежним дачам к тысяче рублем пятьсот рублев. Те денги пятьсот рублев ис приему Семена Бурлакова. Росписка в тех денгах на выписке.

(Л. 19 об.) Февраля в 15 де[нь] по указу великого государя за пометою дьяка Герасима Патапиева в Спаской монастырь, что на Новом, на всякие монастырские росходы изборных оброчных денег, которые собраны в приказ того же монастыря с оброчных статей, четыреста рублев. Те денги четыреста рублев ис приему Якова Коницкого. Те денги четыреста рублев Спаса Нового монастыря козначей Епифаний взял и росписался.

По указу великого государя и по писму за пометою дьяка Гарасима Потапиева февраля 12 числа умершему колоднику Ивановского девичья монастыря[34] крестьянину Никите Андрееву куплен гроб и савон, и от могилы, и от погребения всего дватцать один алтын. Те денги дватцать один алтын ис прииму Якова Корницкого. Росписка в тех денгах на указе.

(Л. 20) Февраля в 25 де[нь] по указу великого государя и по писму за пометою дьяка Ивана Иванова куплено в Монастырской приказ железного ряду у торговых людей десятеры железа ножные по шти алтын по четыре денги железа. Итого два рубли. Скамья липовая в судейской стол. Дана осмнатцать алтын две денги. Дров две сажени в школу, что учат латинского языка розных чинов людей детей их лесного ряду у торгового человека у Изота Трофимова. А по договору ему дано по два рубли по десети алтын сажень. Песку шесть возов по три алтына по две денги воз, итого дватцать алтын. Салных свеч пять пуд по тритцети алтын пуд. Чернил судейских да приказных четыре кувшина, дано шеснатцать алтын четыре денги. Всего двенатцать рублев дватцать пять алтын. Те денги двенатцать рублев дватцать пять алтын ис прииму Якова Корницкого.35Росписка на указе[35].

(Л. 20 об.) По указу великого государя и по помете на челобитной дьяка Герасима Потапиева февраля 14 числа патриарша домового Новинского монастыря салдацким даточным женам их, Соломониде Яковлевой дочери с сестрами осми человеком, кормовых на генварь и на февраль месяцы на пятдесять на девять дней по денге на день. Итого два рубли двенатцать алтын. 36Ис приему Семена Бурлакова. Росписка на челобитной[36].

Февраля в 28 де[нь] по указу великого государя и по выписке за пометою дьяка Гаврила Окунькова латинских школ учителям иеромонаху Арафаилу[37] з братьею осми человеком генваря с 1-го числа нынешнего 1702-го году впредь на полгода по пятьдесят рублев человеку. Руских школ учителем же дву человеком да учеником сту четырем человеком генваря с 1-го числа марта по 1 число по указным их статьям да учеником же штидесят одному человеку на тритцать на шесть дней. Всего им, учителем и учеником, шестьсот пятьдесят семь рублев восмь денег. Те денги им прииму Якова Корницкого. Росписка на выписке в приходном столпу.

 

(Л. 21) Март

В 2 де[нь] по указу великого государя и по письму за пометою дьяка Гаврила Окунькова февраля 28 числа в Симонов монастырь архимандриту Кариону з братиею в указное число нынешняго 1702-го году в тысячу рублев сто четырнатцать рублев. Те денги сто четырнатцать рублев ис прииму Якова Корницкого.38Те денги сто четырнатцеть рублев Симанова монастыря старец Герасим взял, а вместо ево росписался дому Святейшего Патриарха сушильной старец Филипп. По ево веленью росписался[38].

Марта 3 де[нь] по указу великого государя и по выписке за пометою дьяка Ивана Иванова Кирилова монастыря Белозерского[39] вотчины Пошехонского уезду села Семеновского за торжок оброчных денег со 190 по (Л. 21 об.) 1703 год по семи рублев по одиннатцети алтын по четыре денги на год. Итого сто пятдесят четыре рубли адиннатцать[40] алтын четыре денги. В приказ Болшие казны. Те денги сто пятдесят четыре рубли одиннатцать алтын четыре денги ис прииму Якова Корницкого.41Вышеписанные денги сто пятьдесят четыре рубли одиннатцать алтын четыре денги для отдачи в приказ Болшие казны Кирилова монастыря стряпчей Дмитрей Олтуфьев взял и росписался[41].

Марта в 5 де[нь] по указу великого государя и по выписке за пометою дьяка Ивана Иванова Новинского монастыря даточных салдат женам их осми человеком кормовых денег по указным их статьям на март месяц по денге человеку на день. Итого рубль шесть алтын четыре денги. Те денги рубль шесть алтын четыре денги ис прииму Якова Корницкого. Росписка на указе.

(Л. 22) Марта в 7 де[нь] по указу великого государя и по челобитной за пометою дьяка Герасима Потапиева в Олексеевской девичь монастырь с оброчной их пустоши Дороховой оброчных денег на нынешней 1702 год, которая отдана жильцу Алексею Маркову, десять рублев тринатцать алтын две денги. Те денги десять рублев тринатцать алтын две денги ис прииму Якова Корницкого.42Те денги десять рублев тринатцать алтын две денги Алексеевского девичья монастыря стряпчей Иван Васильев взял и росписался[42].

Того же числа по указу великого государя и по челобитью ис Суздоля Ризположенского монастыря[43] игумении Александры с сестрами по помете на той челобитной дьяка Гаврила Окунькова марта пятого числа великого государя жалованья на печатные пошлины от печати грамоты, которая дана им от роспечатования в вышеписанном монастыре денежной казны, дватцать пять алтын. Те денги ис прииму Якова Корницкого. 44Дватцать пять алтын Ризположения монастыря старица Фоманда взяла, а вместо ее росписался Монастырского приказу площадной подьячей Федор Сючаев[44].

(Л. 22 об.) Марта в 12 де[нь] по указу великого государя и по помете на приказной записке дьяка Гаврила Окунькова присланные деньги, которые прислал Преосвященный Афонасий, архиепископ Холмогорский[45], пятьдесят рублев во архиерейское кунпанство на покупку ренского[46] иноземцу Елисею Клюку. Те денги пятдесять рублев ис прииму Якова Корницкого.

По указу великого государя и по помете на приказной записке дьяка Ивана Иванова Ипацкого монастыря, что на Костроме, стряпчему Алексею Валкову на корм драгунским четырнатцети[47] лошадям десять рублев. Те денги ис приему Семена Бурлакова. Тот указ марта 11 числа. Росписка в тех денгах на указе.

(Л. 23) В прошлом 1701-м году июля в 12 де[нь] по указу великого государя и по памяти ис приказу Воинских морских дел велено отпустить взаймы старого дела денег дватцеть тысяч рублев, чтоб весом во сте рублех было по десяти фунтов. И больши впредь новых денег на новой денежной двор, что в Кадашеве. А как те денги переделаны будут вновь, и то число, что взято, и наддачи на рубль по гривне в Монастырской приказ отдано будет сполна. И потому великого государя указ старого переделу дватцеть тысяч рублев отпущены из Патриарша Казенного приказу. А наддачи будет на те денги две тысячи рублев. Да за осмнатцать фунтов за сорок за три золотника двести шестьдесят три рубли шеснатцать алтын четыре денги. Да в нынешнем 1702-м году марта в 11 де[нь] в указе великого государя ис Посолского приказу за приписью дьяка Бориса Михайлова велено прислать из Монастырского приказу в Посолской приказ денег сорок тысяч рублев. И марта в 14 де[нь] по указу великого государя и по выписке за пометою дьяка Гаврила Окункова велено отпустить из Монастырского приказу в государственной Посолской (Л. 23 об.) приказ в сорок тысяч рублев денег осмнатцать тысяч рублев. Да к тому зачесть те денги, которые в прошлом 1701-м году июля в 12 де[нь] отпущены в приказ Воинских морских дел в денежной передел старых дватцеть тысяч рублев. Да на те денги наддачи две тысячи рублев, а двести шестьдесят три рубли шеснатцеть алтын четыре денги зачесть в ыной отпуск. Те денги осмнатцать тысечь рублев ис прииму Якова Корницкого.48В государственной Посольской приказ денег восмнатцать тысяч рублев принял подьячей Михаило Волков и росписался[48].

(Л. 24) Марта в 18 де по указу великого государя послан в Козлов в Троицкой монастырь[49] Монастырского приказу подьячей Иван Измаилов. А в том монастыре взять ему того же монастыря архимандрита Корнилия за дву человек старцов в государеве деле. А по подорожной из Ямского приказу дано ему, подьячему, до Козлова на одное ямскую подводу прогонных денег осмнатцать алтын. Те денги осмнатцать алтын ис прииму Якова Корницкого, росписка на указе.

Марта 24 де[нь] по указу великого государя и по писму за пометою дьяка Ивана Иванова Монастырского приказу приставом Ивану Игнатьеву, Луке Лумпову кормовых денег, что у них была за приставом Симонова монастыря крестьянская жонка Марья в смертном убивстве мужа своего. Ивану семь алтын две денги, Луке пять алтын. Всего двенатцать алтын две денги. Те денги двенатцать алтын две денги ис прииму Якова Корницкого, росписка в тех денгах на указе.

(Л. 24 об.) Того же числа по указу великого государя и по писму за пометою дьяка Гаврила Окункова марта 16 числа заплачено в московскую большую таможню за продажную рыбу, которая продана с патриарша двора Басманной слободы Федору Турченину с товарыщи на сто рублев, пошлин пять рублев. Те денги ис прииму Якова Корницкого. Отнес те денги в московскую большую таможню Монастырского приказу подьячей Иван Потапов.

Марта в 29 де[нь] по указу великого государя и по челобитной за пометою дьяка Гаврила Окункова Спаского монастыря, что в Ерославле[50], драгунским четырнатцети лошедям на корм семь рублев. Те денги семь рублев ис прииму Якова Корницкого. Стряпчей Дмитрей Кормской денег семь рублев взял и росписался.

(Л. 25) В 30 де[нь] послан из Монастырского приказу того же приказу подьячей Федор Некипелов в Суздоль к стольнику Ивану Кологривову великого государя з грамотою. А по подорожной из Ямского приказу от Москвы до Суздоля на одну подводу дано ему прогоных денег восмь алтын. Ис прииму Якова Корницкого, росписка на указе.

Того же числа по указу великого государя и по выписке за пометою дьяка Гаврила Окункова бывшему Аврамию, митрополиту Резанскому[51], за иво каменные кельи, которые он построил в Спаском монастыре, что за иконным рядом, своими келейными денгами, досталные двести сорок рублев с полтиною. Ис приему Семена Бурлакова. Росписка в тех денгах на выписке.

 

(Л. 25 об.) Апрель

В 1 де[нь] по указу великого государя и по выписке за пометою дьяка Герасима Потапиева марта 31 числа и по челобитью Монастырского приказу старых подьячих великого государя жалованья вышеписанным подьячим на нынешней 1702-й год по окладом их. А кому имяны и по чему человеку, и то писано ниже сего.

Семену Бурлакову дватцеть пять рублев. Ис прииму Якова Корницкого великого государя жалованья дватцать пять рублев Семен Бурлаков взял и росписался.

По дватцети рублев

Яков Корницкой. Великого государя жалованья Яков Корницкой дватцать рублев взял и росписался.

(Л. 26) Иван Григорьев. Ис прииму Якова Корницкого великого государя жалованья дватцеть рублев Иван Григорьев взял и росписался.

Ивану Баутину. Ис прииму Якова Корницкого великого государя жалованья дватцеть рублев на нынешней 1702-й год Иван Баутин взял и росписался.

Самойлу Гололобу. Ис прииму Якова Корницкого великого государя жалованья дватцеть рублев на нынешней 1702-й год Самойло Гололобов взял и росписался.

Ивану Суморокову. Ис прииму Якова Корницкого великого государя жалованья дватцеть рублев на нынешней 1702-й год Иван Сумороков [взял][52] и росписался.

Василью Кармышеву. Ис прииму Якова Корницкого великого государя жалованья дватцеть рублев на нынешней 1702-й год Василей Кармышев взял и росписался.

(Л. 26 об.) Саве Калинину. Ис прииму Якова Корницкого великого государя жалованья дватцеть рублев Сава Калинин взял и росписался.

Дмитрею Мелнову. Ис прииму Якова Корницкого великого государя жалованья дватцеть рублев Дмитрей Мелнов взял и росписался.

Федору Иванову. Ис прииму Якова Корницкого великого государя жалованья дватцеть рублев Федор Иванов взял и росписался.

Василью Дружинину. Ис прииму Якова Корницкого великого государя жалованья дватцать рублев подьячей Василей Дружинин взял и росписался.

Луке Колошину семнатцеть рублев. Ис прииму Якова Корницкого великого государя жалованья Лука Колошин семнатцеть рублев взял и росписался.

(Л. 27) По пятнатцети рублев

Григорью Протопопову. Ис прииму Якова Корницкого великого государя жалованья пятнатцать рублев Григорей Протопопов взял и росписался.

Григорью Очакову. Ис прииму Якова Корницкого великого государя жалованья пятнатцать рублев взял и росписался.

Алексею Куртову. Ис прииму Якова Корницкого великого государя жалованья пятнатцать рублев Григорей Протопопов взял и росписался.

Степану Шипилову. Ис прииму Якова Корницкого великого государя жалованья пятнатцать рублев Степан Шипилов взял и росписался.

По десяти рублев

Василью Обросимову. Ис прииму Якова Корницкого великого государя жалованья по окладу десять рублев на нынешней 702-й год подьячей Василей Обросимов взял и росписался.

(Л. 27 об.) Никите Мухину восмь рублев. Ис прииму Якова Корницкого великого государя жалованье восмь рублев Никита Иванов[53] взял и росписался.

Семену Иванову десять рублев. Ис прииму Якова Корницкого великого государя жалованье Семен Иванов десять рублев взял и росписался.

Апреля в 1 де[нь] по указу великого государя и по писму за пометою дьяка Гаврила Окункова Монастырского приказу Якову Петрову по подорожной из Ямского приказу от Москвы до Брянска и назад до Москвы на одну подводу рубль три алтына четыре денги. Те денги рубль три алтына четыре денги ис прииму Якова Корницкого прогонных денег рубль три алтына четыре денги Монастырского приказу подьячей Яков Петров взял и росписался.

(Л. 28) Того же числа по указу великого государя и по выписке за пометою дьяка Герасима Потапиева и по челобитью Монастырского приказу сторожей Осипа Родионова с товарыщи шти человек великого государя годового жалованья на нынешней 1702 год по окладом их по пяти рублев человеку. Итого тритцать рублев. Те денги тритцать рублев ис прииму Якова Корницкого. Великого государя жалования Монастырского приказу сторожи Осип Родионов с товарищи шесть человек по пяти рублев человеку взяли. А в их место росписался Монастырского приказу площадной подьячей Иван Тюхонин по их веленью.

Апреля в 3 де[нь] по указу великого государя и по приказу боярина Ивана Алексеевича Мусина Пушкина с товарыщи и по помете на указе дьяка Ефима Зотова великого государя жалованья Монастырского приказу молодым подьячим по окладу на нынешней 1702 год. А кому имяны и по чему человеку, и то писано ниже сего.

Ивану Бурлакову шесть рублев. Те денги ис прииму Якова Корницкого. Великого государя жалованья шесть рублев Иван Бурлаков взял и росписался[54].

(Л. 28 об.) По пяти рублев

Исаю Ремезову. Ис прииму Якова Корницкого. Великого государя жалованья денег пять рублев Исай Ремезов взял и росписался.

Петру Комынину. Ис прииму Якова Корницкого. Великого государя жалованья денег пять рублев Петр Комынин взял и росписался.

Данилу Назарьеву. Ис прииму Якова Корницкого. Великого государя жалованья денег пять рублев Данило Назарьев взял и росписался.

Григорью Кореневу. Ис прииму Якова Корницкого. Великого государя жалованья денег пять рублев Григорей Коренев взял и росписался.

По четыре рубли

Василью Ямранову. Ис прииму Якова Корницкого. Великого государя жалованья Василей Ямранов взял и росписался, четыре рубли.

(Л. 29) Ивану Безсонову. Ис прииму Якова Корницкого. Великого государя жалованья денег четыре рубли Иван Безсонов взял и росписался.

Василью Юрьеву. Ис прииму Якова Корницкого. Великого государя жалованья денег четыре рубли Василей Юрьев взял и росписался.

Григорью Волкову. Ис прииму Якова Корницкого. Великого государя жалованья четыре рубли Григорей Волков взял и росписался.

Пахому Никулину. Ис прииму Якова Корницкого. Великого государя жалованья четыре рубли взял и росписался.

По три рубли

Андрею Телятеву. Ис прииму Якова Корницкого. Великого государя жалованья денег три рубли Андрей Телятев взял и росписался.

Ивану Потапову. Ис прииму Якова Корницкого. Великого государя жалованья три рубли Иван Потапов взял и росписался.

(Л. 29 об.) Григорью Климонтову. Ис прииму Якова Корницкого. Великого государя жалованья три рубли Григорей Климантов взял и росписался.

Алексею Ахматову. Ис прииму Якова Корницкого. Великого государя жалованья денег три рубли Алексей Ахматов взял и росписался.

Василью Иванову. Ис прииму Якова Корницкого. Великого государя жалованья три рубли Василей Иванов взял и росписался.

Ивану Кокареву. Ис прииму Якова Корницкого. Великого государя жалованья три рубли Иван Кокорев взял и росписался.

Григорью Афонасьеву. Ис прииму Якова Корницкого. Великого государя жалованья три рубли Григорей Афонасьев взял и росписался.

Ивану Анофриеву. Ис прииму Якова Корницкого. Великого государя жалованья три рубли Иван Анофриев взял и росписался.

(Л. 30) Алексею Рукину. Ис прииму Якова Корницкого. Великого государя жалованья денег три рубли взял Алексей Рукин и росписался.

Савину Татаринову. Ис прииму Якова Корницкого. Великого государя жалованья три рубли Савин Татаринов взял и росписался.

Илье Буторину. Ис прииму Якова Корницкого. Великого государя жалованья три рубли Илья Буторин взял и росписался.

Ивану Васильеву. Ис прииму Якова Корницкого. Великого государя жалованье три рубли Иван Васильев взял и росписался.

По два рубли

Степану Корницкому. Ис прииму Якова Корницкого. Великого государя жалованья два рубли Степан Корницкой взял и росписался.

(Л. 30 об.) Петру Жданову. Ис прииму Якова Корницкого. Великого государя жалованья два рубли Петр Жданов взял и росписался

Василью Потапову. Ис прииму Якова Корницкого. Великого государя жалованья Василей Потапов взял и росписался.

Федору Тимофееву. Ис прииму Якова Корницкого. Великого государя жалованья два рубли Федор Тимофеев взял и росписался.

Леонтью Мошкову. Ис прииму Якова Корницкого. Великого государя жалованья Леонтей Мошков два рубли взял и росписался.

Ивану Нилову. Ис прииму Якова Корницкого. Великого государя жалованья два рубли Иван Нилов взял и росписался.

Максиму Рыкову. Ис прииму Якова Корницкого. Великого государя жалованья два рубли Максим Рыков взял и росписался.

(Л. 31) Федору Жукову. Ис прииму Якова Корницкого. Великого государя жалованье два рубли Федор Жуков взял и росписался.

Ивану Грекову. Ис прииму Якова Корницкого. Великого государя жалованья два рубли Иван Греков взял и росписался.

Марке Мордвинову. Ис прииму Якова Корницкого. Великого государя жалованья два рубли Марко Мордвинов взял и росписался.

Семену Новикову. Ис прииму Якова Корницкого. Великого государя жалованья два рубли взял и росписался.

Михайлу Меншому. Ис прииму Якова Корницкого. Великого государя жалованья два рубли Михайла Меншой взял и росписался.

Федору Посникову. Ис прииму Якова Корницкого. Великого государя жалованья два рубли Федор Посников взял и росписался.

(Л. 31 об.) Афонасью Федорову. Ис прииму Якова Корницкого. Великого государя жалованье два рубли Афонасей Федоров взял и росписался.

По рублю

Якову Белому. Ис прииму Якова Корницкого. Великого государя жалованья рубль Яков Белой взял и росписался.

Аверкею Харитонову. Ис прииму Якова Корницкого. Великого государя жалованья рубль Аверкей Харитонов взял и росписался.

Якову Никифорову. Ис прииму Якова Корницкого. Великого государя жалованья рубль Яков Никифоров взял и росписался.

Ивану Гулдышеву. Ис прииму Якова Корницкого. Великого государя жалованья рубль Иван Гултышев[55] взял и росписался.

Ивану Суботину. Ис прииму Якова Корницкого. Великого государя жалованья рубль Иван Суботин взял и росписался.

(Л. 32) Ивану Забелину. Ис прииму Якова Корницкого. Великого государя жалованье рубль Иван Забелин взял и росписался.

Данилу Соловьеву. Ис прииму Якова Корницкого. Великого государя жалованья рубль Данило Соловьев взял и росписался.

Семену Голосову. Ис прииму Якова Корницкого. Великого государя жалованья рубль Яков Белой взял и росписался.

Петру Огорелову. Ис прииму Якова Корницкого. Великого государя жалованья рубль Петр Огорелов взял и росписался.

Михайлу Резанову. Ис прииму Якова Корницкого. Великого государя жалованья рубль Михайло Резанов взял и росписался.

Ивану Сурмину. Ис прииму Якова Корницкого. Великого государя жалованья рубль Иван Сурмин взял и росписался.

(Л. 32 об.) Ивану Власьеву. Ис прииму Якова Корницкого. Великого государя жалованья рубль Иван Власьев взял и росписался.

Андрею Обросимову. Ис прииму Якова Корницкого. Великого государя жалованья Андрей Обросимов рубль взял и росписался.

Дмитрею Неронову. Ис прииму Якова Корницкого. Великого государя жалованья Дмитрий Неронов рубль взял и росписался.

Кирилу Тетерину. Ис прииму Якова Корницкого. Великого государя жалованья Кирило Тетерин рубль взял и росписался.

Осипу Беляеву. Ис прииму Якова Корницкого. Великого государя жалованья рубль Осип Беляев взял и росписался.

(Л. 33) Апреля в 14 де[нь] по указу великого государя и по писму за пометою дьяка Гаврила Окунькова Воскресенского монастыря, что на Истре[56], промышленику Саве Кудрявцову, которой послан в вотчину того Воскресенского монастыря в Кольской уезд в Панойскую волость и на Мурманское море для рыбного промыслу. А для того рыбного промыслу на всякие росходы дано ему из Монастырского приказу денег пятьсот сорок девять рублев. Те денги пятьсот сорок девять рубле вис прииму Якова Корницкого. Те денги пятьсот сорок девять[57] рублев промышленик Сава Кудрявцов взял и росписался.

Апреля в 18 де[нь] по указу великого государя и по писму дьяка Ефима Зотова в Печатной приказ з грамот великого государя, которые посланы из Монастырскаго приказу в городы к воеводам – в Ростов, в Ерославль, на Романов, в Пешехонье, на Углич, что им по воровским оговором в архиерейские и в монастырские вотчины (Л. 34) не сослатся с Васильем Вае[й]ковым[58] ни по кого не посылать. Пошлины и войскового подьячим за работу тритцать семь рублев дватцать три алтына две денги. Те денги тритцать семь рублев дватцать три алтына две денги ис прииму Якова Корницкого. Те вышеписанные денги Ростовского митрополита стряпчей Тимофей Терпигорев взял и росписался.

Апреля в 21 де[нь] по указу великого государя и по челобитным за пометою дьяка Ивана Иванова великого государя жалованья латынского языка школьным учителем двум человеком да ученикам двумстам четырнатцети человеком по указным их статьям на март да на апрель месяцы нынешнего 1702-го году триста девяносто рублев шесть алтын четыре денги. Те денги триста девяносто семь[59] рублев дватцать шесть алтын четыре денги ис прииму Якова Корницкого.60Великого государя жалованья на март, на апрель месяцы руским учителем и учеником иеромонах Рафаил Краснопольский взял и росписался[60].

(Л. 34) Апреля в 24 де[нь] по указу великого государя и по приказу боярина Ивана Алексеевича Мусина Пушкина с товарыщи и по помете на указе дьяка Ефима Зотова великого государя жалованья Монастырского приказу молодым подьячим по окладу на нынешней 1702-й год. А кому имяны и по чему человеку, и то писано ниже сего.

По четыре рубли

Гаврилу Протопопову. Ис прииму Якова Корницкого. Великого государя жалованья Гаврило Протопопов взял и росписался[61].

Афонасию Борисову. Ис прииму Якова Корницкого. Великого государя жалованья Афонасей Борисов взял и росписался.

Гаврилу Григорьеву. Ис прииму Якова Корницкого. Великого государя жалованья Гаврило Григорьев взял и росписался.

Илье Лохтеву. Ис прииму Якова Корницкого. Великого государя жалованья Илья Локтев взял и росписался.

(Л. 34 об.) Савастьяну Зыкову. Ис прииму Якова Корницкого. Великого государя жалованья Савостьян Зыков четыре рубли взял и росписался.

По три рубли

Андрею Максимову. Ис прииму Якова Корницкого. Великого государя жалованья три рубли Андрей Максимов взял и росписался.

Сидору Тезикову. Ис прииму Якова Корницкого. Великого государя жалованья три рубли Сидор Тезиков взял и росписался.

Любиму Доманскому. Ис прииму Якова Корницкого. Великого государя жалованья три рубли Любим Доманской взял и росписался.

Ивану Трифонову. Ис прииму Якова Корницкого. Великого государя жалованья Иван Трифонов три рубли взял и росписался.

(Л. 35) Прокофью Протопопову. Ис прииму Якова Корницкого. Великого государя жалованья три рубли Прокофей Протопопов взял и росписался.

Якову Васильеву. Ис прииму Якова Корницкого. Великого государя жалованья три рубли Яков Васильев взял и росписался.

По два рубли

Илье Иванову. Ис прииму Якова Корницкого. Великого государя жалованья два рубли Илья Иванов взял и росписался.

Якову Федорову. Ис прииму Якова Корницкого. Великого государя жалованья два рубли Яков Федоров взял и росписался.

Егору Труневу. Ис прииму Якова Корницкого. Великого государя жалованья два рубли Егор Трунев взял и росписался.

(Л. 35 об.) Филипу Агапитову. Ис прииму Якова Корницкого. Великого государя жалованья два рубли Филип Агапитов взял и росписался.

Назару Володину. Ис прииму Якова Корницкого. Великого государя жалованья два рубли Назар Володин взял и росписался.

Никите Маринову. Ис прииму Якова Корницкого. Великого государя жалованья два рубли Никита Маринов взял и росписался.

Ивану Измайлову. Ис прииму Якова Корницкого. Великого государя жалованья два рубли Иван Измайлов взял и росписался.

Ивану Воробьеву. Ис прииму Якова Корницкого. Великого государя жалованья Иван Воробьев взял и росписался.

Григорью Иванову. Ис прииму Якова Корницкого. Великого государя жалованья два рубли Григорей Иванов взял и росписался.

(Л. 36) Якову Нармацкому. Ис прииму Якова Корницкого. Великого государя жалованья два рубли Яков Нармацкой взял и росписался.

Федору Некипелову. Ис прииму Якова Корницкого. Великого государя жалованья два рубли Федор Некипелов взял и росписался.

По рублю по шеснатцети алтын по четыре денги

Якову Некрасову. Ис прииму Якова Корницкого. Великого государя жалованье полтора рубли Яков Некрасов взял и росписался.

Василью Брончакову. Ис прииму Якова Корницкого. Великого государя жалованья полтора рубли Василей Брончаков взял и росписался.

По рублю

Евсевью Васильеву. Ис прииму Якова Корницкого. Великого государя жалованья Евсевей Васильев взял и росписался.

(Л. 36 об.) Ивану Кирилову. Ис прииму Якова Корницкого[62].

Тихону Гололобову. Ис прииму Якова Корницкого. Великого государя жалованье рубль Тихон Гололобов взял и росписался.

Киприяну Чюлкову. Ис прииму Якова Корницкого. Великого государя жалованья рубль Киприян Чюлков взял и росписался.

 

Апреля в 29 де[нь] по указу великого государя за пометою дьяка Ивана Иванова Монастырского приказу подьячему Федору Ратманову оклад ево на нынешней 1702 год дватцать рублев. Ис прииму Якова Корницкого. Великого государя жалованья дватцать рублев Федор Ратманов взял и росписался.

(Л. 37) Апреля в 29 де[нь] послан из Монастырского приказу того же приказу пристав Петр Сташкеев на Воронеж с колодником с чебоксаренином посацким человеком с Ываном Свешниковым. А по подорожной и ямской припас от Москвы до Воронежа и приставу назад до Москвы на одну подводу прогонных денег выдано рубль двенатцать алтын четыре денги. Пристав Петр Сташкеев прогонные денги рубль двенатцать алтын четыре деньги взял, а вместо ево по ево веленью того же приказу пристав Гаврило Раманов росписался. Ис прииму Якова Корницкого.

Того же числа по указу великого государя и по челобитной за пометою дьяка Герасима Потапиева Монастырского приказу приставу Петру Сташкееву для посылки шеснатцать алтын четыре денги. Те денги шеснатцать алтын четыре денги ис прииму Якова Корницкого. Росписка на челобитной в столпу.

(Л. 37 об.) Апреля в 30 де[нь] по указу великого государя куплено в Монастырской приказ в марте да в апреле месяцах судейских да приказных чернил четырнатцать кувшинов. Дано рубль дватцать шесть алтын. Те денги рубль дватцать шесть алтын ис прииму Якова Корницкого.

Маия в 1 де[нь] по указу великого государя и по писму за пометою дьяка Ивана Иванова кормовых денег Углецкого уезду вотчины Симонова монастыря села Веси Егонской крестьянской жонке Марье, которая сидит за приставом в смертном убивстве, по две денги на день. А на пятнатцать дней пять алтын. Те денги пять алтын ис прииму Якова Корницкого. Росписка на указе.

Того ж числа по указу великого государя и по выписке за пометою дьяка Ивана Иванова велено в дом Преосвященнаго Илариона, митрополита Суздалского и Юрьевского[63], домовых ево людей и вотчинных ево крестьян и ево епархии в Суздале, в Юрьеве Полском, в Шуе да патриарши епархии в Володимере, в Луху и тех городов в уездех все монастыри, и слуг, и служебников, и вотчины их со крестьяны денежными и хлебными зборы и всякими делами кроме духовных дел, и Троицы Сергиева[64] и Новодевичья[65] монастырей вотчинных крестьян ведать столнику Ивану Кологривову. А в тех вышеписаных городех воеводам и приказным людем никакими делами (Л. 38 об.) не ведать и в монастыри, и в вотчины никого ни почто без послушных грамот из Монастырского приказу не посылать. И о том к нему, Ивану, и в вышеписанные городы к воеводам грамоты. А от печати тех грамот, и за воск, и приказным людем за работу доведетца дать дватцать два рубли дватцать восмь алтын две денги. Те денги дватцать два рубли дватцать восмь алтын две денги им прииму Якова Корницкого. Те вышеписанные денги Преосвященного Илариона, митрополита Суздальского и Юрьевского, стряпчей Борис Бушуив взял и росписался.

Маия в 2 де по указу великого государя и по писму за пометою дьяка Ефима Зотова куплен в Монастырской приказ в повытье подьячего Федора Раманова[66] на переписные книги и на всякие приказные дела сундук Коробейного ряду у Ивана Филипова. Дано рубль шеснацать алтын четыре денги. Те денги рубль шеснатцеть алтын четыре денги ис прииму Якова Корницкого.

(Л. 39) Маия в 18 де[нь] по указу великого государя и по писму за пометою дьяка Ивана Иванова в Печатной приказ печатных пошлин с наказу, которой дан стольнику Степану Митусову, и велено переписывать в Нижегородцком уезде в Закудемском стану да в Свияжску и в Свияжском уезде монастыри и патриарши, и архиерейские, и монастырские вотчины, два рубли. Те денги два рубли ис прииму Якова Корницкого. Те денги Степан Митусов взял и росписался.

Того же числа Монастырского приказу приставу Василью Прокофьеву кормовых денег на девятнатцеть дней по две денги на день. Итого шесть алтын две денги, что была у него за приставом Симонова монастыря села Веси Егонской крестьянская женка Марья в убивстве мужа своего. Те денги шесть алтын две денги ис прииму Якова Корницкого. Росписка на указе.

(Л. 39 об.) Маия в 22 де[нь] по указу великого государя за пометою дьяка Ивана Иванова великого государя жалованья Монастырского приказу молодым подьячим по окладу на нынешней 1702-й год Якову Петрову три рубли, Петру Богданову, Петру Гневышеву по два рубли человеку. Те денги ис прииму Якова Корницкого. Великого государя жалованья Яков Петров три рубли взял и росписался. Великого государя жалованья Петр Гневышев два рубли взял и росписался. Великого государя жалованье Петр Богданов два рубли взял и росписался.

Маия в 30 де[нь] по указу великого государя и по писму за пометою дьяка Ефима Зотова стольнику Петру Иванову сыну Травину с монастырей велено монахом давать годовое денежное и хлебное жалованье. С наказу и с послушных грамот печатных пошлин осмнатцать рублев. Те денги осмнатцать рублев ис прииму Якова Корницкого. Росписка на указе.

(Л. 40) Маия в 31 де[нь] по указу великого государя и по писму за пометою дьяка Ивана Иванова велено в дом Белограцкого архиерея домовых ево людей и вотчинных крестьян и ево епархии монастыри ведать столнику Ивану Григорьиву сыну Волкову. А с наказу и з грамоты заплатить из Монастырского приказу печатных пошлин шесть рублев. Те денги шесть рубле вис прииму Якова Корницкого. Росписка на указе.

(Л. 41)[67] В указе великого государя ис Казанского приказу за приписью дьяка Данила Никитина, каков писан апреля 20-го числа нынешняго 1702-го году, написано. Великий государь указал по имянному своему великого государя указу прислать из Монастырского приказу в приказ Казанского дворца на шмаковое строенье[68] денежные казны дватцать пять тысяч. И по тому ево великого государя указу и по помете на той памяти дьяка Герасима Потапиева июня 2-го числа те денги дватцать пять тысяч рублев. Ис приему Семена Бурлакова. Росписка в тех денгах на указке в росходном столпу.

(Л. 41 об.) По указу великого государя и по писму за пометою дьяка Ефима Зотова столнику Василью Сабурову дано из Монастырского приказу печатных пошлин за грамоты, что велено ему ведать епархии Святейшего патриарха в городех на Костроме, в Галиче, на Кинешме, и слуг, и служебников, и вотчины их со крестьяны тринатцать рублев с полтиною. Ис прииму Якова Корницкого, росписка на указе.

Того же числа по указу великого государя и по писму за пометою дьяка Ивана Иванова Монастырского приказа приставу Гаврилу Смелову кормовых денег, что у него живет[69] крестьянка Симонова монастыря в убивстве мужа своего маия з 30 числа июня по 10 число на дватцать на один день по две денги на день. Итого семь алтын. Те денги семь алтын ис прииму Якова Корницкого. По сему великого государя указу кормовых денег семь алтын Гаврило Смелов взял, а вместо ево росписался Монастырского приказу пристав Гаврило Раманов по ево веленью.

(Л. 42) Июня в 19 де[нь] по челобитной за пометою дьяка Ивана Иванова гостиной сотни Никите Блинову да стретенской сотни Афонасью Мелникову за стрелецкой порядной хлеб, которой они поставили на Москву на Житной двор в прошлом 1701-м году, Ипацкого монастыря, что на Костроме, за вотчины их с трех тысеч с пятисот с трех дворов по отписи, какова дана им, подрятчиком, ис Провиантского приказу, к прежним дачам достальные двести девяносто три рубли три алтына две денги. Ис приему Семена Бурлакова. Росписки в тех денгах на челобитной в росходном столпу.

По указу великого государя и по писму за пометою дьяка Ивана Иванова куплено в Монастырской приказ для писма приказных дел овошного ряду у торгового человека у Ивана Аврамова сына Филонова пищей бумаги двести стоп, в том числе ценою сто стоп по дватцети по три (Л. 42 об.) алтына по две денги. Другая сто стоп по тритцети алтын. Всего за тое вышеписанную бумагу сто шестьдесят рублев. Те денги ис прииму Якова Корницкого. Кадашевец Иван Аврамов денги взял и росписался.

Июня в 20 де[нь] по указу великого государя за пометою дьяка Герасима Патапиева Лебедянского уезду Троицкого монастыря Яблоновой пустыни[70] на всякие монастырские росходы двести рублев ис тех денег, которые взяты в Монастырской приказ[71] в нынешнем 1702-м году за ярмонку откупных денег пятьсот рублев. Те денги ис прииму Якова Корницкого.72Великого государя жалованья вышеписанного монастыря еромонах Корнилей взял и росписался[72].

(Л. 43) По указу великого государя и по писму за пометою дьяка Ивана Иванова Монастырского приказу приставу Максиму Шешковскому кормовых денег, что у него живет Углицкого уезду Симонова монастыря села Веси Егонского крестьянская жена в убивстве мужа своего июня з 10 числа июня же по 23 число на двенатцеть дней по две денги на день. Итого четыре алтына. Те денги ис прииму Якова Корницкого, росписка на приказе.

Июня в 30 де[нь] по указу великого государя и по писму за пометою дьяка Ивана Иванова дано из Монастырского приказу печатных пошлин з грамоты, что послана в Бежецкой верх на Устюжну Железопольску, в Кашин к стольнику к Петру Травину. Велено тех монастырей стряпчих, и слуг, и служебников, и работников, пивоваров, браговаров, квасоваров, поваров, приспешников, хлебников, конюхов, столяров, котелников, плотников, кузнецов, воротников, сторожей, звонарей, часовников, (Л. 43 об.) коретников, колесников, портных мастеров, сапожников, рыбных ловцов, мельников, перевосщиков, оконничников, печников и всяких чинов людей розобрать и учинить им ныне великого государя денежное и хлебное жалованье по окладу шеснатцеть рублев шеснатцеть алтын четыре денги. Те денги шеснатцать рублев шеснатцать алтын четыре денги ис прииму Якова Корницкого. Калязина монастыря[73] стряпчей Тимофей Шадеев вышеписанные деньги взял и росписался.

(Л. 44) Июля в 1 де[нь] по указу великого государя и по писму за пометою дьяка Герасима Патапиева куплено в Монастырской приказ в мае да в ыюне месяцах чернил судейских да приказных на рубль на дватцать на два алтына на четыре денги, воробьевского песку три воза десять алтын, салных свеч одиноких пуд дватцеть шесть алтын четыре денги, семдесят мешков сотенных пятнатцеть алтын, дватцеть кусков рогожных мелких на шесть алтын на четыре денги. Всего на вышеписанные дачи три рубли четырнатцеть алтын две денги. Те денги три рубли четырнатцать алтын две денги ис прииму Якова Корницкого. Денги даны без росписки.

Июля в 11 де[нь] по указу великого государя и по выписке за пометою дьяка Ивана Иванова и по росписи за рукою Преосвященного Стефана[74], митрополита Резанского и Муромского, словено-латынских школ руским учителем (Л. 44 об.) и учеником великого государя жалованья кормовых денег на июнь месяц нынешняго 1702-го году по указным их статьям двести дватцеть рублев тритцать один алтын четыре денги. Те денги ис прииму Якова Корницкого, росписка на указе.

Того ж числа по указу великого государя за пометою дьяка Ефима Зотова июля 7-го числа куплено умершему колоднику Ипацкого монастыря крестьянину Фектисту Федорову гроб и саван, и от могилы шеснатцать алтын четыре денги. Да священнику от погребения три алтына две денги. Всего дватцать алтын. Те денги дватцать алтын ис прииму Якова Корницкого, росписка на указе.

Июля в 21 де[нь] по указу великого государя и по выписке за пометою дьяка Герасима Патапиева великого государя жалованье словено-латинских школ префекту иеромонаху Рафаилу с товарищы (Л. 45) осми человеком на июль да на август месяцы нынешнего 1702-го году кормовых денег сто тритцеть три рубли десять алтын четыре денги. Те денги ис прииму Якова Корницкого, росписка на выписке.

Июля в 25 де[нь] по указу великого государя и по челобитью Чюдова монастыря архимандрита Арсения з братьею и по помете на челобитной дьяка Ефима Зотова в тот монастырь после пожару на церквах на позолоту крестов и глав двести золотых одиноких. Те двести золотых ис приему Семена Бурлакова, росписка на челобитной. В том числе сто девяносто три золотых по сороку алтын, семь золотых по тритцати алтын золотой. Итого тех золотых по цене двести тритцать семь рублев тритцать алтын.

 

(Л. 45 об.) Август

В 13 де[нь] по указу великого государя и по писму за пометою дьяка Герасима Потапиева и по подорожным из Ямского приказу дворяном, которые посланы в Новгород и во Псков с пригороды для готовности сен драгунским лошедям на корм до Великого Нова города и назад до Москвы Павлу Бешенцову, Тимофею Хвощинцову на четыре подводы шесть рублев шеснатцеть алтын. До Пскова Поликарпу Кулебякину, Петру Епишкову восмь рублев семь алтын две денги. До Ладоги Марку Хвостову четыре рубли девять алтын две денги. До Луг Великих Кирилу Карпову три рубли девять алтын. До Старицы Никифору Озерову рубль тринатцеть алтын три денги. До Твери Ивану Дурову рубль один алтын четыре денги. Да им же, дворяном, для писма и описи тех сенных покосов по стопе бумаги человеку. Те денги ис прииму Якова Корницкого, в денгах росписка на указе в бумаге в тетрати, что росписываютца подьячие.

(Л. 46) Того же числа по писму за пометою дьяка Ивана Иванова Монастырского приказу приставу Федору Микляеву кормовых денег, что у него была за приставом крестьянская женка Марья в убивстве мужа своего июня з 23 числа июля по 17 число на дватцеть на пять дней восмь алтын две денги. Те денги ис прииму Якова Корницкого, росписка на указе.

 

(Л. 46 об.) Сентябрь

В 7 де[нь] по указу великого государя и по приказу боярина Ивана Алексевича Мусина-Пушкина и по помете на выписке за пометою дьяка Ивана Иванова Монастырского приказу приставом дватцети пяти человеком велено дать великого государя денежного жалованья на нынешней 1702-й год по два рубли человеку. А кому имяны, и то писано ниже сего.

Григорью Шешковскому. Те денги ис прииму Якова Корницкого. Великаго государя жалованья Григорей Шешковской два рубли взял, а вместо ево росписался того же приказу пристав Евдоким Попов.

Ивану Шумову. Те денги ис прииму Якова Корницкого. Великаго государя жалованья Иван Шумов два рубли взял, а вместо ево росписался того же приказу пристав Гаврило Раманов по ево веленью…[75]

Василью Пескову. Те денги ис прииму Якова Корницкого. Великаго государя жалованья два рубли Василей Песков взял, а вместо ево того же приказу пристав Гаврило Раманов росписался.

(Л. 47) Гавриле Раманову. Ис прииму Якова Корницкого. Великаго государя жалованье два рубли Гаврило Раманов взял и руку приложил.

Филипу Степанову. Ис прииму Якова Корницкого. Великаго государя жалованье два рубли Филип Степанов взял, а вместо ево росписался того ж приказу площадной подьячей Андрей Есиновской.

Науму Шибякину. Ис прииму Якова Корницкого. Великаго государя жалованя Наум Шибякин два рубли взял, а вместо ево расписался тошь пристав Сидар Подобедав.

Федору Микляеву. Ис прииму Якова Корницкого. Великаго государя жалованье два рубли Федор Микляев взял, а росписался того же приказу пристав Гаврило Раманов, росписался[76].

Степану Пескову. Ис прииму Якова Корницкого. Великаго государя жалованья два рубли Степан Песков взял, а вместо ево росписался того ж приказу пристав Евдоким Попов.

Семену Санину. Ис прииму Якова Корницкого. Великого государя жалованья два рубли Семен Санин взял и росписался.

(Л. 47 об.) Кирсану Непогодину. Ис прииму Якова Корницкого. Великаго государя жалованье два рубли Кирсан Непогодин взял, а вместо ево росписался по ево веленью Монастырского приказу площадной подьячей Иван Тюхонин.

Михайле Ивину. Ис прииму Якова Корницкого. Великого государя жалованье два рубли Михайло Ивин взял, а вместо ево того же приказу пристав Гаврило Раманов росписался.

Авраму Шихову. Ис прииму Якова Корницкого. Великого государя жалованье два рубли Аврам Шихов взял, а вместо ево того же приказу пристав Гаврило Раманов росписался.

Василью Белянинову. Ис прииму Якова Корницкого. Великого государя жалованья два рубли Василей Белянинов взял, а вместо ево того же приказу пристав Гаврило Раманов росписался[77].

Титу Кутнину. Ис прииму Якова Корницкого. Великого государя жалованья два рубли Тит Кутнин взял и росписался.

Сидору Подобедову. Ис прииму Якова Корницкого. Великого государя жалованя два рубли Сидар Подобедов расписался.

(Л. 48) Максиму Шешковскому. Ис прииму Якова Корницкого. Великого государя жалованье два рубли Максим Шешковской взял и росписался.

Евдокиму Иванову. Ис прииму Якова Корницкого. Великого государя жалованья…[78] Евдоким Иванов взял и росписался.

Луке Кафтыреву. Ис прииму Якова Корницкого. Великого государя жалованье Лука Куфтерев[79] взял, а по иво веленью росписался Духовнаго приказу площадной подьячей Осип Григорьев.

Луке Лунпову. Ис прииму Якова Корницкого. Великого государя жалованье два рубли Лука Лунпов взял, а вместо ево того же приказу пристав Гаврило Раманов росписался

Гавриле Смелову. Ис прииму Якова Корницкого. Великого государя жалованье два рубли Гаврило Смелов взял, а в ево место того приказу Гаврило Раманов росписался.

Алексею Шитикову. Ис прииму Якова Корницкого. Великого государя жалованье два рубли Алексей Шитиков взял и росписался.

(Л. 48 об.) Ивану Забелину. Ис прииму Якова Корницкого. Великого государя жалованья два рубли Иван Забелин взял и росписался.

Петру Сташкееву. Ис прииму Якова Корницкого. Петр Сташкеев великого государя жалованье два рубли взял, а вместо ево росписался пристав Иван Забелин по ево велению.

Василью Прокофьеву. Ис прииму Якова Корницкого. Великого государя жалованья Василей Прокофьев два рубли взял, а вместо ево того же приказу пристав Евдоким Попов.

Артемью Кореневу. Ис прииму Якова Корницкого. Артемей Коренев великого государя жалованья взял и росписался.

(Л. 49) Того же числа по указу великого государя и по писму за пометою дьяка Ивана Иванова сентября 3-го числа богоделенным десятницам, что на Тверской в Мучном ряду, вдовам Авдотье да Марфе для пропитания девке Анне десять алтын. Те денги ис прииму Якова Корницкого, росписка на указе.

Сентября в 28 де[нь] по указу великого государя и по выписке за пометою дьяка Ивана Иванова словено-латынских школ учеником великого государя жалованья кормовых денег на июль месяц нынешняго 1702-го году двести пятьдесят рублев дватцеть алтын. Те денги ис прииму Якова Корницкого, росписка на выписке.

Сентября в 30 де[нь] по указу великого государя и по писму за пометою дьяка Ивана Иванова куплено в Монастырской приказ в ыюле да в августе (Л. 49 об.) в сентябре месецех чернил судейских на приказных на два рубли на тринатцеть алтын на две денги. Сальных свеч на тринатцеть алтын на двые денги, песку воз четыре алтына. Всего на два рубли на тритцеть алтын на четыре денги. Те денги ис прииму Якова Корницкого.

 

(Л. 50) Октябрь

В 13 де[нь] по указу великого государя и по выписке за пометою дьяка Ивана Иванова и по челобитью словено-латинские школы учителем Лариону да Ивану Васильевым великого государя жалованья кормовых денег на июль да на август месяцы семьнатцеть рублев четырнатцеть алтын четыре денги. Те денги ис прииму Якова Корницкого, росписка на выписке.

Того же числа по указу великого государя и по писму за пометою дьяка Герасима Патапиева Ржевского уезду Володимерова Ниловы пустыни игумену Иринарху з братьею великого государя жалованья годовой денежной руги на предбудущей 1703-й год сорок три рубли. Те денги ис прииму Якова Корницкого. Великого государя жалованье сорок три рубли взяли, а росписался тое же обители монах Макарей Лапин.

(Л. 50 об.) Того же числа по указу великого государя и по писму за пометою дьяка Герасима Потапиева в Печатной приказ печатных пошлин великого государя с послушных грамот и с наказу, что велено Смоленского митрополита и епархии ево все монастыри ведать стольнику Ивану Леонтьеву сыну Нелидову, осмнатцеть рублев шеснатцать алтын четыре денги. Те денги ис прииму Якова Корницкого, росписка на указе.

Того же числа по указу великого государя и по писму за пометою дьяка Ивана Иванова в Печатной приказ пошлин с послушных грамот, каковы даны стольнику князь Ивану Борятинскому, что ему в Нижнем Новегороде и в ыных городех велено ведать монастыри, слуг и служебников, и вотчинных крестьян, судом и росправою, и денежными их ленными зборами, и всякими делами сорок три рубли. Ис прииму Якова Корницкого, росписка на указе.

(Л. 51) Того же числа по указу великого государя и по писму за пометою дьяка Ивана Иванова Высоцкого Владычня монастыря, что в Серпухове, на корм государевым драгунским тритцети лошедям, которые присланы из приказу Военных дел, на корм два рубли. Те денги ис прииму Якова Корницкого, росписка на указе.

Того же числа по указу великого государя и по челобитной за пометою дьяка Герасима Патапиева октября 5-го числа Монастырского приказу сторожам Василью Степанову с товарыщи четырем человеком великого государя жалованья на нынешней 1702-й год по росчету генваря по 1 число 1703-го году по двенатцети алтын по две денги человеку. Итого им рубль шеснатцеть алтын. Ис прииму Якова Корницкого. Великого государя жалованье Монастырского приказу сторожи Василей Степанов с товарыщи четыре человеку по двенатцети алтын по две денги на человека взяли, а вместо их росписался Монастырского приказу площадной подьячей Иван Тюхонин по их веленью и руку приложил.

(Л. 51 об.) Того же числа по указу великого государя и по писму за пометою дьяка Ивана Иванова переплетчиком от переплету книг прошлого 1701-го и нынешнего 1702-го году за две приходные о зборе денежной казны з земли Донского монастыря[80] с оброчных дворовых мест по четыре алтына. За третьюю имянным ево великого государя указом четыре алтына две денги. Всего двенатцеть алтын две денги. Те денги ис прииму Якова Корницкого. Переплетчик Тихон Раженов за переплет от книги четыре алтына 2 де[нги] взял и росписался.

Октября в 29 де[нь] по указу великого государя и по писму за пометою дьяка Ивана Иванова в Печатной приказ печатных пошлин от послушных грамот, что велено быть столнику Ивану Кикину и ведать судом и росправою в дом Преосвященного Никиты, архиепископа Коломенского и Коширского[81], домовых ево людей и ево епархии монастырских слуг и служебников, и крестьян, сорок три рубли дватцеть пять алтын. Те денги ис прииму Якова Корницкого, росписка на указе.

(Л. 52) Октября в 31 де[нь] по указу великого государя и по писму за пометою дьяка Ивана Иванова Макариева монастыря Желтовоцкого архимандриту з братиею зажилое слугам и служебником на жалованье и на покупку рыбы, и икры, и иных припасов и на всякое строение и на починку и на наем работных людей, и на иные всякие всякие росходы к прежней даче к тысячи к сороку к десяти рублем к дватцети алтыном досталные девятьсот пятьдесят рублев тринатцеть алтын 82две денги[82]. Те денги ис прииму Якова Корницкого. Макариева монастыря Желтоводцкого стряпчей Максим Волнов денги девятьсот пятдесят рублев тринатцать алтын две денги принял и росписался.

Того же числа по указу великого государя и по писму за пометою дьяка Ефима Зотова куплено в Монастырской приказ в октябре месяце Голутвиной слободы у Сергея Павлова чернил судейских да приказных шесть кувшинов на дватцать на семь алтын. Басманной слободы у Семена Тихонова свеч салных два пуда с четвертью на два (Л. 52 об.) рубли на три денги, песку воз воробьевского три алтына 2 де[нги]. Всего на два рубли на тритцать алтын на пять денег. Те денги ис прииму Якова Корницкого.

 

(Л. 53) Ноябрь

По указу великого государя и по росписи за пометою дьяка Ефима Зотова октября дватцеть осмаго числа словено-латинских школ учителем и учеником великого государя жалованья кормовых денег на сентябрь да октябрь месяцы нынешняго 1702-го году пятьсот девяносто семь рублев тринатцеть алтын четыре денги. Те денги ис прииму Якова Корницкого, росписка на выписке.

По указу великого государя и по писму за пометою дьяка Ивана Иванова декабря 10-го числа плотником Потапу Феофанову с товарыщи осми человеком, которые делали в Грановитой полате, где быть камедии, а по договору дать им на три дни рубль одиннатцеть алтын четыре денги. Те денги ис прииму Якова Корницкого, росписка на указе[83].

(Л. 53 об.) Ноября в 10 де[нь] по указу великого государя и по писму за пометою дьяка Ефима Зотова по подорожной из Ямского приказу Монастырского приказу подьячему Любиму Доманскому до Казани, Сидору Тезикову до Володимера четыре рубли два алтына четыре денги. Те денги ис прииму Якова Корницкого, росписка на указе.

(Л. 54) Ноября в 21 де[нь] по указу великого государя и по писму за пометою дьяка Герасима Потапиева Патриарша дому дворянину Ивану Степанову сыну Булгакову прогонных денег Богоявленского монастыря, что на Костроме[84], Казанского уезду и вотчины до Синбирска на две подводы два рубли тринатцать алтын две денги. Те денги ис прииму Якова Корницкого, росписка на указе.

Того же числа по указу великого государя и по челобитной за пометою дьяка Ивана Иванова Алексеевского девичья монастыря игуменьи Марфе с сестрами великого государя жалованье пятнатцать рублев, которые денги взяты в Монастырской приказ с их же монастырской оброчной пустоши. Те денги ис прииму Якова Корницкого Алексеевского девичья монастыря стряпчей Иван Васильев денег пятнатцать рублев взял и росписался.

(Л. 54 об.) Ноября в 30 де[нь] по указу великого государя и по писму за пометою дьяка Ефима Зотова куплено на приказные росходы в ноябре месяце чернил судейских и приказных на тритцать на шесть алтын, песку воз три алтына две денги, свеч салных четыре пуда по дватцети по шти алтын по четыре денги пуд, скребок железной восмь денег, на лопаты и на метлы шесть денег. Всего четыре рубли пятнатцеть алтын. Те денги четыре рубли пятнатцать алтын ис приему Якова Корницкого.

 

(Л. 55) Декабрь

В 1 де[нь] по указу великого государя и по писму за пометою дьяка Ивана Иванова по подорожной из Ямского приказу Монастырского приказу подьячему Ивану Ржевитинову прогонных денег до Вятки и до города Хлынова на одну подводу и назад до Москвы и на глухие версты рубль дватцать шесть алтын четыре денги. Те денги рубль дватцать шесть алтын четыре денги ис прииму Якова Корницкого, росписка на указе.

Декабря в 10 де[нь] по указу великого государя и по писму за пометою дьяка Ефима Зотова куплено в Монастырской приказ дров для топления печей десеть сажен вышиною и шириною четырех аршин сажень Семеновской слободы у Тимофея Матвеева. А по договору за те дрова про два рубли по шеснатцети алтын по четыре денги сажень. Итого дватцать пять рублев. Те денги дватцать пять рублев ис прииму Якова Корницкого, росписка на указе.

(Л. 55 об.) Декабря в 11 де[нь] по указу великого государя и по писму за пометою дьяка Герасима Потапиева зделана в Монастырском приказе на записку подьяческих и приставовых доездов книга в досках с черною с телятинною кожею. И своево товару в приказной бумаге хлебного дворца сторожев сын Кузма Макеев. А по договору довелось ему за то за все дать шесть алтын четыре денги. Те денги ис прииму Якова Корницкого, роспика на указе.

По указу великого государя и по выписке за пометою дьяка Ивана Иванова словено-латынских школ, что за иконным рядом в Спасском монастыре болшие главы, учителем семи человеком великого государя жалованья по окладом их дватцать рублев шесть алтын четыре денги. Те денги ис прииму Якова Корницкого, росписка на указе.

(Л. 56) По указу великого государя и по писму за пометою дьяка Ивана Иванова Монастырского приказу подьячему Ивану Лапшину прогонных денег Соли Камской в уезд в Преображенской Пыскорской монастырь[85] для взятья ведомости три рубли девять алтын. Те денги ис прииму Якова Корницкого, росписка на указе.

По указу великого государя и по писму за пометою дьяка Ефима Зотова Монастырского приказу приставу Ивану Забелину великого государя жалованья на подьем[86] рубль. А ему велено ехать до Воронежа в провожатых за колодниками. Те денги ис прииму Якова Корницкого, росписка на указе.

(Л. 56 об.) Декабря в 19 де[нь] по указу великого государя и по писму за пометою дьяка Гарасима Патапиева переплетчику Якову Сидорову от переплету книги и за кожу шесть алтын четыре денги. Те денги ис прииму Якова Корницкого, росписка на указе.

Того же числа по указу великого государя по челобитной за пометою дьяка Гарасима Патапиева Монастырского приказу приставу Михаилу Ивину на подъем полтина, для того что он послан до[87] Воронежа за колодниками. Те денги ис прииму Якова Корницкого, росписка на указе.

Декабря в 23 де[нь] по указу великого государя и по выписке, и по росписи за пометою дьяка Ивана Иванова великого государя жалованье словено-латынских школ русским учите (Л. 57) лем и учеником по указным их статьям на ноябрь да на декабрь месяцы пятьсот восмьдесят один[88] рубль тритцать два алтына четыре денги. Ис прииму Якова Корницкого, росписка на указе.

По указу великого государя и по выписке за пометою дьяка Ивана Иванова славено-латынских школ руским учителем и учеником по указным их статьям на май месяц по росчету три рубли тритцеть алтын две денги. Ис прииму Якова Корницкого, росписка на выписке.

 


[1] РГАДА, ф. 237, оп. 1, ч. 1, д. 26.

[2] Костромской Свято-Троицкий Ипатьевский монастырь, расположен на берегу реки Костромы. Впервые упоминается в 1432 г. Сыграл большую роль в годы Смуты начала XVII в. В настоящее время является музеем.

[3] 3 В рукописи написано другим почерком.

[4] Успенская Воронина пустынь, основана в 1520-х гг. на месте явления чудотворной Воронинской иконы Божией Матери в 12 км от Череповца (совр. Вологодская область). В 1688 г. приписана к череповецкому Воскресенскому монастырю, в 1764 г. упразднена.

[5] Стольник Андрей Вешняков в 1701–1702 гг. описывал Устюжский уезд. См., например, составленную им переписную книгу Симоно-Воломского монастыря: Говорова А. Н. Житие преподобномученика Симона Воломского // Вестник церковной истории. 2008. № 4(12). С. 53–57, примеч. 6.

[6] Свято-Троицкий Макариев Желтоводский монастырь, находится в поселке Макарьево (современный Лысковский район Нижегородской области). Основан в первой половине XV в. прп. Макарием Желтоводским и Унженским († 1444 г.). При монастыре действовала крупнейшая в стране ярмарка. В настоящее время действующий.

[7] Введенский Владычный монастырь в Серпухове, на берегу реки Нары. Основан в 1360 г. московским митрополитом Алексием († 1378 г.). С 1764 г. третьеклассный, с 1806 г. женский. В 1920-х гг. закрыт. С 1995 г. началось его возрождение.

[8] Свято-Троицкий Данилов монастырь в Переславле Залесском, основан в XVI в. духовником великого князя Василия III иноком Даниилом. В XVIII в. здесь располагались духовная семинария, а затем училище. С 1764 г. второклассный. Закрыт в 1923 г. С 1995 г. возобновлена богослужебная деятельность.

[9] Речь идет об известном в XVII в. государственном деятеле И. П. Барятинском, который являлся ктитором переславского Данилова, делал туда вклады и в 1697 г. постригся с именем Ефрем (См.: Свирелин А. И. Князь Иван Петрович Барятинский // Чтения в Императорского обществе истории и древностей российских при Московском университете. 1859. Кн. 2. С. 25–30).

10 [10] В рукописи написано над строкой.

[11] Так в рукописи.

[12] Так в рукописи.

[13] Высоко-Петровский монастырь в Москве, находится на ул. Петровка. Основан предположительно в 1315 г. митрополитом Киевским, Владимирским и всея Руси свт. Петром († 1326 г.). Закрыт в 1929 г. В 2009 г. возобновлена богослужебная деятельность.

[14] Так в рукописи.

[15] Московский Новинский Введенский Богородицкий монастырь, что на Бережках, основан митрополитом Фотием († 1431 г.) в 1425–1431 гг. В 1764 г. упразднен.

[16] В рукописи неразборчиво, дата предположительная.

[17] Заиконоспасский монастырь в Москве, находится в Китай-городе на Никольской улице. Основан в XVII в. С 1687 г. здесь функционировала школа Иоанникия и Софрония Лихудов – первое высшее учебное заведение в стране. Позднее школа стала называться Славяно-греко-латинской академией. В советские годы здесь размещалась телестудия, с 1992 г. – патриаршее подворье.

[18] Московский Новоспасский монастырь, расположен на Крутицком холме на берегу Москвы-реки. Основан в 1490 г. великим князем Иваном III. В 1764 г. лишился своих вотчин, в 1918 г. закрыт, на его территории организован концентрационный лагерь. С 1991 г. началось возрождение монашеской жизни.

[19] Рафаил (Краснопольский), настоятель Заиконоспасского монастыря в 1703–1704 гг. В 1708 г. хиротонисан во епископа Холмогорского и Важского, позже возведен в сан архиепископа.

[20] Китай-город, район Москвы.

[21] Алексеевский девичий монастырь, находился на месте современного храма Христа Спасителя. Основан в 1360 г. московским митрополитом Алексием. В 1837–1838 гг. перемещен на Верхнюю Красносельскую улицу и стал называться «Ново-Алексеевским монастырем».

[22] Далее в рукописи одно слово неразборчиво.

[23] Так в рукописи.

[24] Покровский монастырь в Москве у Покровской заставы. Основан в 1635 г. царем Михаилом Федоровичем. В 1680–1731 гг. приписной к московскому Заиконоспасскому монастырю. В 1929 г. закрыт. В 1994 г. возвращен Русской Православной Церкви.

[25] Белогостицкий Георгиевский монастырь, располагался на береги реки Векса недалеко от Ростова. Предположительно основан в XV в. архиепископом Ростовским Григорием († 1416 г.), приписной Ростовского архиерейского дома. Оставался действующим до 1920-х гг., после чего передан Ростовскому музею, в 1940–1960-х гг. являлся тюрьмой. В 2012 г. началось восстановление монастыря.

[26] Далее в рукописи 15 листов оставлены чистыми, без записей.

[27] Далее пропущен один лист, л. 15 об. без записей.

[28] Нило-Столобенская пустынь, располагается на острове Столобном на озере Селигер, в 10 км от Осташкова. Основан в конце XVI в. Закрыт в 1927 г. В 1990 г. передан Русской Православной Церкви.

[29] Казанский Явленский монастырь в Рязани. Основан в XVI в. на территории Рязанского кремля в месте слияния рек Лыбедь и Трубеж. В 1786 г. перенесен к рязанской Вознесенской церкви. Закрыт в 1919 г. В 2005 г. возвращен Рязанской епархии.

[30] Симонов Успенский монастырь в Москве. Основан в XIV в. прп. Федором. Один из крупнейших и богатых монастырей Москвы. В 1923 г. закрыт. В 1991 г. возвращен Русской Православной Церкви.

[31] Чудов монастырь находился в восточной части Московского Кремля. Основан в 1365 г. митрополитом Алексием. В нем хоронили представителей светской аристократии. Здесь же находилась тюрьма для заточения противников Церкви. В 1929–1932 гг. разрушен.

[32] Так в рукописи.

[33] Московский Спасо-Андроников монастырь располагался на левом берегу Яузы. Основан в 1357 г. митрополитом Алексием и назван по имени первого игумена. Закрыт в 1918 г. В 1989 г. в Спасском соборе монастыря возобновились богослужения.

[34] Московский Иоанно-Предтеченский девичий монастырь. Основан в Замоскворечье как мужской в XV в. В 1530-х гг. перенесен на Кулишки и стал женским. Закрыт вскоре после революции 1917 г. В 1992 г. часть монастырских построек возвращена Русской Православной Церкви.

[35] 35 Написано другим, более мелким почерком.

[36] 36 Почерк не отличается от почерка основной части главы.

[37] Так в рукописи.

[38] В рукописи написано другим почерком.

[39] Кириллов Белозерский Успенский монастырь. Основан в 1397 г. бывшим архимандритом московского Симонова монастыря прп. Кириллом († 1427 г.) на берегу Сиверского озера (современный г. Кириллов Вологодской области). С 1764 г. первоклассный. В настоящее время – действующий мужской монастырь.

[40] Так в рукописи.

[41] 41 Написано другим почерком.

[42] В рукописи написано другим почерком.

[43] Суздальский Ризположенский монастырь. Основан в 1207 г. суздальским епископом Иоанном († 1214 г.). В 1923 г. закрыт, в нем устроена электростанция. В 1995 г. возвращен Русской Православной Церкви.

[44] Написано другим почерком.

[45] Афанасий (Любимов; 1641–1702 гг.), архиепископ Холмогорский и Важский в 1682–1702 гг.

[46] В рукописи слово написано неразборчиво, чтение предположительное. Вероятно, речь идет о рейнском вине.

[47] Слово написано над строкой.

[48] Написано другим почерком.

[49] Свято-Троицкий монастырь в г. Козлове (современный Мичуринск). Основан на берегу реки Лесной Воронеж иеромонахом Иосифом в 1627 г. С 1764 г. третьеклассный. Закрыт в 1920-х гг. В 2007 г. в монастыре возобновлена монашеская жизнь.

[50] Спасо-Преображенский монастырь в Ярославле на реке Которосль, духовный, культурный и экономический центр Ярославля. Основан в 1216 г. князем Константином Всеволодовичем. С 1747 г. в монастыре функционировала Ярославская духовная славяно-латинская семинария. В 1787 г. монастырь преобразован в Ярославский архиерейский дом.

[51] Авраамий († 1708 г.), митрополит Рязанский и Муромский в 1687–1700 гг. В марте 1700 г. удалился на покой в московский Знаменский монастырь. Именно находясь там, Авраамий и организовал строительство в Спасском монастыре.

[52] В рукописи слово пропущено.

[53] Так в рукописи.

[54] Здесь и далее до л. 32 об. расписки о получении денег за редкими исключениями, судя по почеркам, составлялись двумя разными людьми – подьячим Яковом Корницким и получателем.

[55] Так в рукописи.

[56] Воскресенский Новоиерусалимский монастырь. Основан в 1656 г. патриархом Никоном. Это была попытка патриарха воссоздать святые места Палестины. В 1919 г. закрыт. На его территории работал Государственный художественно-исторический музей. В 1994 г. возобновлен.

[57] В рукописи слово написано над строкой.

[58] Василий Воейков – стольник в указанных в записи городах.

[59] В рукописи слово написано над строкой.

[60] 61 Написано другим почерком.

[61] До конца раздела на л. 36 об. отметки о получении денег за некоторыми исключениями, судя по почеркам, написаны двумя разными людьми. Предположительно, подьячим Яковом Корницким и получателем жалованья.

[62] Так в рукописи. Отметки о получении нет.

[63] Иларион (Ананьев; 1631–1708 гг.), основатель и первый строитель Успенского монастыря Флорищева пустынь. Митрополит Суздальский и Юрьевский в 1682–1708 гг. Подробнее о нем см.: Шамин С. М. Иларион // Православная энциклопедия. Т. 22. М., 2009. С. 128–133; Морохин А. В. Иларион, митрополит Суздальский и Юрьевский: страницы биографии // Вестник церковной истории. 2022. № 1/2(65/66). С. 253–273.

[64] Троице-Сергиев монастырь, крупнейший русский православный монастырь (современный город Сергиев Посад, Московская область). Основан прп. Сергием Радонежским в 1337 г. С 1688 г. ставропигиальный, с 1742 г. – лавра. С 1814 г. здесь начала функционировать переведенная из Москвы духовная академия. Закрыт в 1920 г. В монастырских стенах организован Загорский историко-художественный музей. В 1946 г. началось возрождение монашеской жизни. С 1949 г. возобновлена деятельность Московской духовной академии.

[65] Московский Богородице-Смоленский женский монастырь. Основан великим князем Василием III в мае 1524 г. Являлся местом заточения царственных особ. Закрыт в 1922 г., с 1934 г. – филиал Государственного исторического музея. С 1964 по 2021 г. здесь располагалась резиденция митрополитов Крутицких и Коломенских. В 1994 г. возобновлена монашеская община.

[66] Так в рукописи. Следует читать: Ратманова.

[67] Лист 40 об. чистый, без записей.

[68] Речь идет о строительстве шмаков – морских парусных кораблей для прибрежного плавания.

[69] Слово написано над строкой.

[70] Троицкий монастырь в Лебедянском уезде. Основан около 1622 г. как Троицкая Яблонова пустынь. С 1680 г. – патриарший. В 1764 г. упразднен, в 1768 г. восстановлен. Окончательно закрыт в 1929 г. Открыт в 2005 г. как женский.

[71] Слово написано над строкой.

[72] 72 В рукописи написано полууставом.

[73] Свято-Троицкий Макариев Калязин монастырь. Основан на левом берегу Волги прп. Макарием Калязинским около 1434 г. Закрыт в 1920 г. Разрушен при затоплении территории в ходе строительства Угличской ГРЭС.

[74] Имя написано над строкой.

[75] В рукописи фраза обрывается

[76] Так в рукописи.

[77] В рукописи на слове и части предыдущего слова размазаны чернила. Чтение предположительное.

[78] Далее одно слово неразборчиво.

[79] Так в рукописи.

[80] Донской монастырь в Москве. Основан в 1591 г. после отражения нападения крымского хана Газы II Гирея. До 1917 г. – один из шести ставропигиальных (находившихся в ведении Святейшего Синода) монастырей в Российской империи. Закрыт в 1918 г. В 1991 г. возрожден.

[81] Никита (Тотемский; † 1704 г.), архиепископ Коломенский и Каширский в 1681–1704 гг.

[82] 82 В рукописи слова написаны над строкой.

[83] Далее в рукописи повтор текста с л. 52 об. с некоторыми дополнениями: рубли на три денги, песку воз воробьевского три алтына две де[нги]. Всего на два рубли на тритцать алтын на пять денег. Те денги ис прииму Якова Корницкого. С полупяти строк в росход не класть для того, что писаны в сей же книге назади на втором листе.

[84] Богоявленский монастырь в Костроме. Основан прп. Никитой, родственником прп. Сергия Радонежского, в 1420-х гг. С 1764 г. второклассный. В 1863 г. объединен с Анастасииным Воздвиженским женским монастырем. В 1919 г. закрыт. В 1989 г. началось возрождение монастыря.

[85] Пыскорский Спасо-Преображенский монастырь в Пермском крае. Основан Иоанникием Строгановым в 1558–1560 гг. на речке Пыскорке Нижней. Закрыт после революции 1917 г.

[86] Так в рукописи.

[87] Исправлено, в рукописи: да.

[88] В рукописи слово написано дважды.

Последние публикации раздела
Форумы