• Источник:
  • Сергей Игнатов — специально для Седмицы.Ru

Исламский богослов открыл курсы для выпускников медресе ради примирения ислама с наукой и философией

Богословы «делают из учения мертвого идола, в то время как ему надлежит жить и развиваться», по его словам

 

ИНДИАНАПОЛИС. Исламский богослов открыл в нескольких странах курсы для выпускников медресе ради примирения ислама с наукой и философией и обновления духовной мысли, ибо ортодоксальные улемы, по его словам «делают из учения мертвого идола, но оно должно жить и развиваться», сообщает religionnews.

Когда Вакас Хан (Waqas Khan), 29-летний пакистанец, окончил медресе (мусульманскую духовную семинарию) в Карачи, он испытывал разочарование, несмотря на высшие оценки, так и не уяснив себе роль вероучения в 21 веке. «Мне было трудно усвоенное знание с реалиями современного мира, – признается Хан в интервью изданию Religion News Service. – Я всеми силами пытался заполнить пробелы, но не мог это сделать». Ответы на вопросы начали приходить только после знакомства с Эбрахимом Мусой (Ebrahim Moosa). Муса в свое время испытал такое же разочарование, окончив одну из самых престижных мусульманских семинарий Дорул Улум Улама в Лакхнау (Индия). Найти ответы он пытался в журналистской работе, а затем в академической науке. Получив диплом Кейптаунского университета, он вел исследования ислама в Стэнфордском и Дьюкском университетах (США), а затем в Нотр-Дамском университете в штате Индиана, где выпустил книгу «Что дает медресе?».

Приобретенный опыт, по словам Мусы, позволил ему восполнить пробелы в слишком узком мусульманском духовном образовании – и побудил к помощи таким же неудовлетворенным выпускникам медресе. В 2015 году Муса разработал курс лекций Madrasa Discourses, дающий ответы на многие философские и научные вопросы, обычно замалчиваемые в учебных программах духовных семинарий. Медресе он считает «бесценными хранилищами традиционного учения ислама», но при этом многие ортодоксальные улемы, по его словам «делают из учения мертвого идола, в то время как ему надлежит жить и развиваться».

Лекционные курсы Мусы, финансируемые за счет гранта от Фонда Джона Темплтона, действуют уже третий год при Нотр-Дамском университете (США), при медресе Джамия Миллия Исламия в Нью-Дели (Индия) и при университете GIFT в Гуиранвале (Пакистан); и за это время обучение на курсах прошли более 80 выпускников медресе. Цель курсов заключается в том, чтобы помочь не только неудовлетворенным выпускникам, но и самим духовным семинариям. Мировое сообщество улемов (признанных и авторитетных знатоков теоретических и практических сторон ислама и правоведов-факихов), которые некогда считались интеллектуальными и духовными лидерами исламского мира, ныне быстро теряет свой авторитет, по словам Мусы. Причина заключается в том, что шоры традиционного исламского образования привели к его отрыву от реалий времени .

Преподаватели курсов Madrasa Discourses, по словам их координатора Махана Мирзы (Mahan Mirza), профессора Нотр-Дамского университета, стремятся снять шоры начетнического «диванного богословия» и дополнить программы медресе, и оплодотворить богословие диалогом с нынешними интеллектуальными течениями – а для этого вооружить правоверных современным научным знанием. К примеру, Муса, считающий себя богословом, широко полагается в своих учебных программах на ученых экспертов, стараясь дать ученикам понимание истории науки, ее перспектив, процессов и достижений. Выпускники медресе обычно не имеют ни малейшего понятия о современной науке. «Некоторые из них что-то слышали о таблице Менделеева и атомах с электронами, – признается профессор Мирза. – Однако нам приходится начинать с азов». Конечно, прочный костяк философских, логических и богословских знаний, заложенный в медресе, дает им крепкую основу для быстрого накопления современных научных знаний. «В практической теологии этот инструментарий давно наработан и широко используется, – поясняет Мирза, – хотя сами студенты даже не осознают, что владеют им, считая его чисто исламской интеллектуальной традицией».

Лекционный курс Madrasa Discourses построен на «исследовательском» подходе. «Мы работаем с нашими учениками, исходя из канонов вероучения, – говорит Мирза, – и помогаем студентам осознать логику научного исследования, заложенную в его основах. Как только наши ученики осознают, что история ислама не статична, а это хроника роста, развития и преобразований, у них открываются глаза. Когда они узнают, к примеру, историю духовного и научного роста таких известных улемов, как Ибн Халдун, арабский историк, умерший в 1406 году и заложивший основы социальных наук, то такого рода открытия буквально взламывают клетку их сознания».

На втором году трехгодичного курса, студенты начинают дискутировать за круглым столом с университетскими учеными, и в этих дискуссиях сравнивают западные научные и философские основы и подходы с исламскими. Такого рода дискуссии и материалы дают им возможность лучше понять, как строится исламская интеллектуальная традиция с историей ее развития в общечеловеческом контексте. Примером такого подхода может служить новый академический предмет «Большая история», в котором развитие Вселенной и человечества рассматривается в общей перспективе, вне узких рамок определенных культур, религий и политически окрашенных событий.

Для Вагаса Хана, к примеру, настоящим открытием стала теория эволюции, во многом изменившая его представления. Ранее он в нее не верил, но теперь признает ее «серьезной научной концепцией». Преподаватели вообще не стремятся доказать истинность теории эволюции, а стараются, чтобы слушателям обдумали ее истоки, логику и доказательства, а не отметали ее огульно как полную глупость – как это принято в догматическом исламе. «Тут они начинают размышлять – как эти воззрения соотносятся с актом творения жизни, – говорит Мирза, – и как нам следует их обсуждать и учитывать в богословии. Иными словами, мы развиваем культуру обсуждения и осмысления подобных вопросов – и поиск ответов».

Некоторые ортодоксальные богословы критикуют курсы Madrasa Discourses, удивляясь, что католический Нотр-Дамский университет озаботился реформой исламского духовного образования и «подозревая в наших курсах некий неоколониальный проект», по словам Мирзы. Основатели проекта возражают на это, что курсы развиваются в Индии и Пакистане при известном медресе Джамия Хамбард и при академии шариата Аль-Шария, при непосредственном участии ведущих исламских правоведов и богословов. «Мы ставим вопросы и разрабатываем концепции обучения вместе с ними, – говорит Мирза. – Мы вместе учимся, познаем и движемся к истине, нисколько не пытаясь принудительно опрокинуть существующие представления».

Более того, личный опыт поиска ответов на великие вопросы убедил его в ценности исламского духовного образования. «Теперь я считаю, что современном обществе полезно иметь два образования – и традиционное духовное, и научное, – подчеркнул профессор Мирза в интервью изданию RNS. – Это взаимодополняющие системы знаний и мысли, и такое образование позволяет лучше понять роль и место религии в наше время».

Эту мысль подтверждает и выпускник курсов Заид Хассан (Zaid Hassan). Окончив медресе Дарул Улум в Карачи в 2015 году, Заид высоко ценил полученные знания, хотя при этом «в глубине сердца ощущал некую тревогу из-за кажущейся непрактичности вероучения в современном мире». Теперь он благодарен курсам Madrasa Discourses за освоение нового способа мышления, строящегося на исламской духовной и интеллектуальной традиции, но не замыкающегося в ней и открытом всему новому. «Это новое знание сначала ощущается как великое бремя, – признается Хассан в интервью RNS. – Приходится расставаться с привычными штампами и искать пути применения духовных канонов к новым реалиям, для гармоничного понимания путей развития современного общества – а это совсем не простая задача».

 

Форумы