Кардинал Вальтер Брандмюллер разъяснил, как следует понимать догмат о непогрешимости Папы Римского

Догмат о непогрешимости стал темой интервью кардинала немецкому католическому изданию «Die Tagespost»

ВАТИКАН. «Противоречит ли догмат о непогрешимости папы не противоречащей принципу синодальности Церкви? Трудно сказать, что такое синодальность», — сказал кардинал Вальтер Брандмюллер. Аутентичным католическим понятием является скорее «коллегиальность», а не загадочная «синодальность», которую сейчас так пропагандируют, считает прелат.

Догмат о непогрешимости Папы Римского стал темой интервью кардинала Вальтера Брандмюллера немецкому католическому изданию «Die Tagespost», которое цитирует польское католическое издание pch24.pl.

Бывший глава Папского комитета исторических наук отметил, что вокруг этого элемента католического вероучения существует много недоразумений. Многие люди считают, что Папа непогрешим как таковой. Однако кардинал Брандмюллер объясняет, что такое убеждение — просто «гротескное недоразумение».

«Если посмотреть на формулировку догмата от 1870 года, то можно увидеть, что там речь идет не о Папе Римском, а о его непогрешимом решении. Решения папы непогрешимы сами по себе, если Папа придерживается очень конкретных условий», — заявил кардинал Брандмюллер.

Далее кардинала спросили, не развился ли в результате провозглашения догмата о непогрешимости Папы какой-то своеобразный папизм, который имел определенную нездоровую черту, предусматривающую, что Папу следует окружить определенным видом культа. Иерарх признал, что такая проблема существует, но по сути речь идет скорее об эмоциональной, а не догматической реальности. Более того, преемники канонизированного Католической Церковью Папы Пия IX — это Папы, которые были чрезвычайно сильными личностями, и именно это могло способствовать возможным преувеличением и созданию своеобразного папизма, считает немецкий кардинал.

На вопрос о корнях мотивации провозглашения догмата о непогрешимости Папы Вальтер Брандмюллер отметил галликанство и фебронианизм. «Со времен галиканизма и фебронианизма конца XVIII в. существовала очень сильная каноническая, и частично политически воодушевленная, враждебность не столько к учительской безошибочности, сколько к полноте власти, к примату (первенству) Папы. В этом смысле Собор был ответом на тенденции конца XVIII века», — отметил кардинал Брандмюллер, имея в виду Первый Ватиканский собор.

На вопрос, не противоречит ли догмат о непогрешимости Папы синодальности Церкви, которую сейчас так активно пропагандируют, кардинал ответил, что он не знает, что такое на самом деле «эта знаменитая синодальность», потому что конкретного ее определения нет. Кардинал предпочитает скорее говорить о коллегиальности, истоки которой восходят, по его мнению, к апостольским временам, когда «уже существовала апостольская коллегия». Именно коллегиальность, а не синодальность — истинно католическое понятие, полагает кардинал.

В свою очередь, указывая на конкретные примеры использования догмата о папской непогрешимости, кардинал Брандмюллер говорил не только о догмате Вознесения Божией Матери, который Пий XII провозгласил в 1950 году. Он также обратил внимание на окончательное решение Папы Иоанна Павла II, выраженное в Ordinatio Sacerdotalis, — о возможности рукоположения в священнический сан только крещеных мужчин. Хотя это решение не было подано в такой торжественной форме, как в случае с догматом о Вознесении Девы Марии, оно все-таки является таким же важным и столь же окончательным, убежден кардинал Брандмюллер.

Форумы