• Источник:
  • Сергей Игнатов — специально для Седмицы.Ru

При церемонии коронации британского короля предусмотрена «активная роль» для иудеев, сикхов и мусульман

С 1990-х годов принц Чарльз мечтал стать «защитником вер» всех подданных, а не только христиан

ЛОНДОН. Организаторы церемонии коронации британского короля предусматривают «активную роль» для иудеев, сикхов и мусульман, поскольку с 1990-х годов принц Чарльз мечтал стать «защитником вер» для всех подданных, а не только христиан, пишет apnews.

Раввин Ники Лисс (Nicky Liss), глава Хайгейтской синагоги на севере Лондона, не планирует присутствовать на коронации короля Карла III, однако будет заниматься делом не менее важным – а именно, возносить молитвы за нового монарха в еврейскую субботу. В этот день раввины всей Британии будут молиться на английском и иврите за благоденствие и Божье благословение нового короля, поклоняясь «единому Богу, который создал нас всех». Раввин Лисс говорит, что британские иудеи высоко ценят обещание будущего короля о всемерном содействии мирному сосуществованию всех религий, а также его практические усилия по укреплению межрелигиозного веротерпимого общества за весь период его долгой политической деятельности в качестве наследника престола.

«Когда он говорит, что хочет быть защитником всех вероисповеданий, это означает для нас мир и добрососедство религий, что чрезвычайно важно ввиду нашей непростой истории, – напоминает Лисс в интервью агентству Associated Press. – Эта история не всегда давала возможность для свободной жизни и веры, в том числе нам, иудеям, ибо мы далеко не всегда могли открыто исповедовать нашу религию. Такие слова и реальные действия принца Чарльза, будущего короля, всегда были чрезвычайно утешительны для нас».

В наши времена межрелигиозная напряженность разрастается и вспыхивает столкновениями по всему миру – в результате неразумных действий многих фанатиков, от индуистских националистов в Индии до еврейских поселенцев на Западном берегу и христианских фундаменталистов в США. Принц Чарльз, осознавая опасности этих конфликтов, всегда старался как-то смягчить и преодолеть разногласия религиозных общин, составляющих все более богатую палитру британского общества. Если новому королю удастся достигнуть этих своих целей, его успех будет иметь решающее значение для нынешней монархии, как тысячелетнего учреждения с христианскими корнями, поскольку она тогда сможет по-прежнему по праву представлять и объединять народ современной поликультурной Британии.

Король Карл III в своей исторической роли верховного главы Англиканской церкви сталкивается с совершенно иной страной, чем та, которая с обожанием и ликованием праздновала коронацию его красавицы-матери в 1953 году. Семьдесят лет назад более 80% населения Англии составляли христиане, и никто не подозревал, что массовая миграция, которая тогда только-только начиналась тонким ручейком, так скоро полностью изменит этнический и религиозный облик нации. По данным последней переписи, христиан в стране ныне проживает менее половины, а 37% британцев считают себя безбожниками («вне религии»), 6,5% мусульманами и еще 1,7% индуистами. Перемены особенно заметны в столичном Лондоне, где более четверти населения уже исповедует нехристианскую веру.

Принц Чарльз осознал эту перемену задолго до того, как стал некоронованным королем в сентябре прошлого года со смертью матери. Еще в 1990-х годах Чарльз провозглашал, что хотел бы прославиться в качестве не «защитника [христианской] веры» – как гласит традиционный титул британского монарха, а «защитника [всех] вер». Это малое, но чрезвычайно символичное изменение монархического титула подчеркивает стремление нового короля утвердить новый образ самодержца – тем более, что сам он верит в целительную силу йоги, а ислам однажды назвал «одной из величайших сокровищниц мудрости и духовных знаний, накопленных человечеством».

Ожидается, что приверженность короля идее разнообразия вер в стране будет подчеркнута различными способами в торжественной церемонии его коронации с участием глав буддийских, индуистских, иудейских, мусульманских и сикхских общин. Им предстоит играть некую активную роль в церемониях» коронации. «Я всегда воспринимал Британию как сообщество общин, – говорил принц Чарльз на встрече с главами религиозных общин в сентябре. – Это привело меня к пониманию того, что у Суверена есть дополнительная обязанность – признанная не вполне официально, однако требующая не менее усердного исполнения. Его долг – защищать разнообразие нашей страны, в том числе путем защиты духовной обители каждой веры и ее обрядности, учения, культуры и традиций, которым хранят верность сердца и умы многих граждан страны».

Это непростая задача в стране, где религиозные и культурные различия то и дело вызывают трения и выходят за рамки законности и общественного порядка. Не далее как прошлым летом в городе Лестер произошли столкновения мусульманской и индуистской молодежи. Главная оппозиционная лейбористская партия всеми силами пытается вытравить в своих рядах традиционный антисемитизм, а антитеррористическая программа правительства и полиции подвергается критике за то, что нацелена в первую очередь на мусульманских радикалов. Кроме того, существует напряженность в отношениях самих христианских церквей и общин – в частности, все еще ощущается раскол между католиками и протестантами в Северной Ирландии.

«Эта межрелигиозная напряженность показывает, что в Британии назрела острая потребность в таком главе государства, который лично будет трудиться на межрелигиозный мир, добрососедство, толерантность и инклюзивность», – считает Фархан Низами (Farhan Nizami), директор Оксфордского центра исламских исследований. Принц Чарльз 30 лет считается покровителем этого центра и всячески поддерживает усилия Низами по созданию академического учреждения, углубленно изучающего все достижения исламского мира – его историю, науку, литературу и вероучение. За эти годы центр превратился из невзрачной деревянной времянки в роскошный современный комплекс с обширной библиотекой, конференц-залами и мечетью с куполом и минаретом. «Очень важно, что у нас есть король, который последовательно привержен идее единения вер, – говорит Низами. – Это особенно актуально в современную эпоху с ее высочайшей мобильностью людей, при сохранении многих различий в условиях широкого многообразия, а потому главе нашего государства надлежит строить и укреплять единство граждан личным примером, словами и конкретными действиями».

Иногда такие действия малозаметны, но символичны, и производят огромное впечатление, по словам Балвиндеры Шукры (Balwinder Shukra). Она лично виделась и общалась с королем несколько месяцев назад, когда тот официально открывал гурдвару Гуру Нанака (Guru Nanak Gurdwara). Это сикхский молитвенный дом в Лутоне, этнически разнообразном пригороде Лондона с населением почти в 300 тысяч человек. 65-летняя Шукра, облаченная в цветистую шаль, на минуту прервала раскатывание пресных лепешек-чапати для общей трапезы, на которую гурдвара приглашает всех желающих, чтобы выразить свое восхищение поступком принца Чарльза, который тогда смиренно уселся прямо на пол вместе с другими прихожанами. «Он показал тем самым, что все люди равны, как гласит наша священная книга «Гуру Грант Сахиб», - говорит Шукра. – Не имеет значения, король ты или простолюдин, перед богами все равны».

Некоторые британские газеты указывают, что намерение короля выделить видное место главам других религиозных общин при церемонии коронации столкнулось с сопротивлением со стороны Англиканской церкви. Видный консервативный религиозный аналитик недавно предупредил, что поликонфессиональная церемония «может подорвать исторические корни монархии». Однако Джордж Гросс (George Gross), научный сотрудник Лондонского Королевского колледжа, многие годы изучающий связь религии и монархии, отвергает эти опасения. «Коронация монархов – это традиция, восходящая к древним египтянам и римлянам, а потому в ней нет ничего исконно христианского, – уверяет почтенный Гросс. – Кроме того, все основные официальные религиозные обряды и богослужение проведет высшее духовенство Англиканской церкви. Можно напомнить, что главы других религиозных общин уже были широко представлены на других крупных общественных мероприятиях в Великобритании – в частности при богослужениях в День памяти. В современных условиях подобные сочетания не следует воспринимать в штыки как нарушение традиций. Попробуйте взглянуть на это шире, с другой стороны: давайте предположим, что там не было представителей многих других общин нашего общества, разве это не выглядело бы странным?»

Приверженность принца Чарльза, будущего короля Карла III, идее многоконфессионального общества многие считают символом прогресса и преодоления раскола в христианской традиции, который разверзся в 1534 году, когда король Генрих VIII откололся от католической церкви и объявил себя главой Церкви Англии. Этот раскол положил начало столетней напряженности в отношениях католиков и англикан, которая постепенно сошла почти на нет за долгие годы правления королевы, по мнению кардинала Винсента Николса (Vincent Nichols), высшего католического иерарха Англии. Кардинал Николс также прибудет в Вестминстерское аббатств в субботу 6 мая на церемонию коронации. «Мой сан пользуется глубоким почитанием и охраняется массой привилегий в стране, – оптимистично отметил кардинал. – Хотя я не думаю, что мне предстоит сыграть одну из величайших ролей в коронации монарха».

 

Форумы