Выступление Председателя Учебного комитета при Священном Синоде, ректора Московской Духовной академии и семинарии, архиепископа Верейского Евгения на совещании ректоров Духовных учебных заведений Русской Православной Церкви

Патриаршая Резиденция, Свято-Данилов монастырь, 16.04.2002 г.

Ваше Святейшество,
досточтимые архипастыри, пастыри — участники настоящего ректорского совещания!

Милостью Божией собрались мы на очередное ректорское совещание. Но в отличие от предыдущих нынешняя встреча имеет особое значение.

Во-первых, она проводится под председательством и при непосредственном участии Предстоятеля нашей Церкви, Святейшего Патриарха Алексия. Пользуясь случаем я хотел бы выразить Вам, Ваше Святейшество, от лица всех здесь присутствующих слова нашей сыновней признательности за неизменное первосвятительское попечение о нуждах духовного образования.

Во-вторых, значение нашего совещания в том, что оно знаменует собой начало нового этапа жизни нашей духовной школы, и в силу этого призвано определить стратегическое направление развития системы духовного образования на многие годы вперед.

Нам памятно и дорого ректорское совещание 1994 года. Тогда, как и сегодня, всех нас, ректоров духовных учебных заведений Русской Православной Церкви, собрал для обсуждения насущных вопросов становления духовного образования Святейший Патриарх Алексий. Тогда, как и сейчас, подводились итоги развития духовной школы за первые несколько лет свободы и ставились задачи на будущее. В новых условиях бытия Церковь пережила небывалый количественный рост: многократно возросло число ее чад. Количественный рост паствы необходимым образом потребовал и увеличения числа приходов. Восстанавливались или вновь открывались епархии, храмы, монастыри, общины милосердия, но самое главное – восстанавливались сотни тысяч человеческих душ. Вновь пришедшие к Церкви ждали от нее и ее служителей живительного слова Истины, утешения и укрепления на их вновь избранном духовном пути. В начале девяностых годов Церковь испытывала острейшую нехватку кадров священнослужителей. Имевшиеся в 1988 г. две Духовные академии и три семинарии, делая все возможное, не могли подготовить столько выпускников, направляемых для служения на местах, которых было бы достаточно для количественно растущей Церкви. Поэтому одним из приоритетных направлений церковной жизни и служения, наряду с восстановлением храмов, монастырей и религиозным образованием вновь обретенной паствы, стало открытие новых (или воссоздание ранее существовавших) духовных школ. Усилия Церкви привели к существенному росту числа образовательных учреждений, готовивших пастырские кадры. Так, за четыре года количество духовных школ выросло почти на порядок и в 1994 г. наша Церковь располагала уже 3 Духовными Академиями, 14 семинариями и 28 духовными училищами.

Но этот отрадный, хотя временами почти стихийный рост, естественно сопровождался большими трудностями, как внутренними «трудностями роста» - нехваткой преподавательских кадров, опыта, учебных и методических пособий, так и внешними, материальными, вызванными глубоким социально-экономическим кризисом, поразившим страны СНГ.

И в этой ситуации Святейший Патриарх собирает ректоров уже многочисленных духовных школ, дабы поставить перед ними новую задачу повышения качества духовного образования. Исходя из этой задачи, определяется цель развития духовной школы — создание единой координированной системы духовного образования в Русской Православной Церкви. Для достижения этой цели Архиерейский Собор Русской Православной Церкви 1994 г. постановил к 2000 году подготовить переход к новой системе духовного образования, в рамках которой семинарии должны стать высшими учебными заведениями. При этом их основной целью останется подготовка священнослужителей. Во исполнение этой задачи была создана рабочая группа по разработке концепции новой системы богословского образования.

Суть подготовленной концепции заключается в том, что духовная семинария, предназначенная главным образом для подготовки пастырей, преобразуется в пятилетнее высшее учебное заведение. Духовная же академия становится местом подготовки богословов, преподавательских кадров, ответственных церковных работников, а потому приобретает специализированный характер. При этом органом, координирующим процесс реформирования духовной школы является Учебный комитет при Священном Синоде. В период после Архиерейского Собора 1997 г. начинается процесс внедрения указанной концепции в жизнь.

Для обсуждения проблем, которые стоят перед духовными школами, и выработки рекомендаций по их решению созывались ректорские совещания: с 4 по 6 мая 1999 года — в МДА; с 21 по 24 июня 2000 г. — в Тобольской Духовной Семинарии; в 2001 г. — в Москве, в рамках Съезда православной молодежи.

Помимо общих вопросов о совершенствовании духовного образования важнейшей задачей этого периода становится задача взаимодействия со светской системой высшего и среднего образования в том числе и в связи с перспективой открытия в них теологических факультетов или отделений. Принимается решение об активизации участия представителей духовных школ в Координационном совете Министерства образования Российской Федерации и Русской Православной Церкви.

Важнейшим направлением работы в этот период стала разработка государственного стандарта по специальности "теология", осуществлявшаяся Свято-Тихоновским богословским институтом. Пользуясь случаем я хотел бы особо отметить ту важную роль, которую сыграл при подготовке стандарта ректор прот. Владимир Воробьев и ряд иных преподавателей возглавляемого им института.

Важно отметить, что в процессе выработки стандарта речь шла о стандарте не только для теологических факультетов в светских ВУЗах, но и о возможности его применения в духовной школе. При этом внедрение стандарта открывало бы для духовных школ возможность получения их выпускниками дипломов о высшем образовании государственного образца, что означает государственное признание духовных учебных заведений Русской Православной Церкви и их аккредитацию.

5 Февраля 2002 года государственный стандарт «теология» утвержден Министерством образования РФ. Теперь вопрос аккредитации из теоретического становится практическим. Обсуждение именно этой темы станет одним из важнейших на нашем совещании.

Считаю необходимым подчеркнуть: вопрос об аккредитации – это вопрос не технический. Тот факт, что на нынешнем совещании председательствует Святейший Патриарх является знаком того, что мы обсуждаем жизненно важный вопрос о будущем не только духовной школы, но и всей Церкви в целом.

Более того, проблема аккредитации духовных школ –– это проблема о новой парадигме отношений Церкви с государством и обществом в жизненно важной для них сфере образования и о правовом закреплении этих отношений.

Относительно перспективы государственной аккредитации духовных школ на основе стандарта «теология» существовали и поныне существуют недоумения и возражения как в церковной среде, так и вне Церкви. Доводы церковных людей сводятся, как правило, к опасениям, что введение государственного стандарта приведет к размыванию традиций духовной школы и даже к ее секуляризации, и соответственно, они полагают предпочтительным сохранять традицию размежевания светского и духовного образования. Светские же критики считают, что Церковь, несмотря на ее отделение от государства, якобы, требует государственной поддержки своих интересов в сфере образования, и, вопреки светскому характеру высшего образования, подталкивает государство к клерикализации, и, даже якобы, провоцирует рост межрелигиозной и межконфессиональной напряженности, требуя для себя особых привилегий.

Что касается опасений людей церковных, то, надеюсь, они в достаточной мере развеяны выступлением Его Святейшества, в котором он, исходя из основополагающих принципов православной экклезиологии, ясно определяет задачу Церкви в ее отношениях с обществом в сфере образования:

«Церковь двуедина по своей природе, как Тело Христово она одновременно исторична и сверхисторична. Отсюда двуединство ее задачи: хранение преданности неизменной Истине и открытость изменениям мира, готовность свидетельствовать о Христе и о Спасении именно этому миру и в именно этой исторической обстановке ... Она открыта каждому времени, подобно тому как и Иисус Христос «вчера и сегодня и во веки Тот же» (Евр.13.8). ... Перед Церковью открываются сегодня очень большие возможности в несении обществу Благой Вести о Христе и о совершенном Им Спасении. В этой ситуации нельзя не увидеть знамение времени и задачу для Церкви по исполнении миссии, возложенной на нее ее Главой. Исполнение же этой миссии напрямую зависит от уровня и состояния духовного образования в Русской Православной Церкви».

Хотя Церковь взыскует не мира сего, но «нового неба и новой земли» (Откр. 21. 1), тем не менее, в качестве важнейшей задачи в мире сем она рассматривает заповедь Спасителя о свидетельстве именно этому миру: «идите, научите все народы, крестя их во имя Отца и Сына и Святаго Духа, уча их соблюдать все, что Я повелел вам; и се, Я с вами во все дни до скончания века» (Мф 28, 19-20). Церковь не может не исполнять этой заповеди, подобно тому, как не могли не исполнять ее и апостолы: «Мы не можем не говорить того, что видели и слышали» (Деян 4 20). Итак, открытость обществу – фундаментальная особенность святой Церкви.

Принятие стандарта никоим образом не означает секуляризации духовного образования, в применении к духовным школам это означает лишь возможность получить официальное, государственное подвтерждение того, что тот уровень знаний, который получает выпускник духовной школы по перечню светских гуманитарных предметов, соответствует уровню светской высшей школы. То есть государство не вносит никакого регулирования в сферу собственно религиозных предметов, а судит о них по аналогии – раз в сфере светских предметов, в светском компоненте, все соответствует уровню и формальному стандарту светской высшей школы, то и в дополнительном, религиозном, – очевидно так же. То есть суть стандарта – в выделении компонента светских предметов из числа всех изучаемых в семинариях и определении перечня требований именно для него. Таким образом процесс аккредитации никоим образом не вмешивается в собственно религиозную сферу. Стандарт «теология» — это документ, который подготовлен Церковью, он выделяет из обычного учебного плана духовных школ ту часть, которую Министерство образования Российской Федерации согласилось признавать светской. Это очень большое достижение Церкви и, кстати, знак того, что взаимодействие Церкви и государства вполне возможно и в других значимых сферах жизни.

Но, как я уже заметил выше, существуют возражения и со стороны светских критиков аккредитации духовных школ. Я далек от мысли, что эти возражения вызваны недоверием к Церкви или негативным к ней отношением, скорее - недопониманием сути того, что делается Церковью.

Что можно сказать по сути этих возражений? Действительно, Церковь в России и странах СНГ отделена от государства. Но это не значит, как отметил в своем выступлении Святейший Патриарх, что Церковь может быть отделена от общества. Утверждение о том, что образование может быть только государственным - является реликтом тоталитарного прошлого. Уже сейчас существует целая сеть негосударственных, в том числе и частных, и в том числе национально, культурно и религиозно ориентированных высших, средних и специальных учебных заведений. Роль государства в отношении этих школ — определять тот стандарт, в соответствии с которым они могут быть признаны соответствующими уровню высшего, среднего и проч. образования. Подчеркнем, не уровню государственного образования, а уровню, стандарту, определенному государством в качестве стандарта

Сфера образования – это один из важнейших элементов становления гражданского общества в России. Православные верующие – это интегральная часть российского общества и обществ иных стран СНГ. И дело даже не в их числе, хотя оно и весьма велико, а в их праве, как граждан своих правовых демократических государств и своих обществ, получать государственное и общественное признание жизненно важных сфер их деятельности, именно как православных, в частности – на получение образования, соответствующего их убеждениям. Эта образовательная деятельность не может быть, будучи рассматриваема в таком ключе, оказаться чуждой обществу.

Речь не идет о том, что духовное образование будет рассматриваться как обязательное для тех, кто его получать не желает. Речь идет о том, чтобы православные верующие, являющиеся полноценными гражданами своей страны, а не маргиналами или изгоями, получили признание своей образовательной деятельности, как деятельности общественно значимой. Важнейшей характеристикой гражданского общества является стремление к обеспечению гармоничного сосуществования в плюралистическом обществе разных культурных и религиозных традиций. Но еще раз повторю, православные в своей стране – не маргиналы. Общество – это и его культура, и его история, и традиции, в том числе и религиозные. Для наших стран, где православие является культурно – и государственнообразующим фактором, вполне справедливо предполагать, что православное образование займет в обществе достойное место.

Будучи сформулирована таким образом, наша позиция никоим образом не противоречит позиции государства в этом вопросе, о чем свидетельствуют идеи, высказанные в докладе, подготовленном в Государственном Совете Российской Федерации "Образовательная политика России на современном этапе" из которого позволю себе привести ряд выдержек.

«Образование должно войти в состав основных приоритетов российского общества и государства. <…> Образовательная политика - важнейшая составляющая политики государства, инструмент обеспечения фундаментальных прав и свобод личности, … гуманизации общества, роста культуры. Образовательная политика устанавливает на основе общественного согласия коренные цели и задачи развития образования, гарантирует их проведение в жизнь путем согласованных действий государства и общества. ... К числу основных современных тенденций мирового развития, обуславливающих существенные изменения в системе образования, относятся: ускорение темпов развития общества и как следствие - необходимость подготовки людей к жизни в быстро меняющихся условиях; переход к постиндустриальному, информационному обществу, значительное расширение масштабов межкультурного взаимодействия, … что требует формирования современного мышления у молодого поколения; ...рост значения человеческого капитала, который в развитых странах составляет 70-80 процентов национального богатства, что обуславливает интенсивное, опережающее развитие образования как молодежи, так и взрослого населения. <…>

В условиях перехода России к правовому государству, … ее специфические проблемы вызваны сменой системы ценностей и социальных приоритетов, ... В этих условиях образованию предъявляются принципиально новые духовно-нравственные и социально-экономические требования. Школа - в широком смысле этого слова - должна стать важнейшим фактором гуманизации общественно-экономических отношений, формирования новых жизненных установок личности.

Система образования должна готовить людей, умеющих не только жить в гражданском обществе и правовом государстве, но и создавать их. ... Образование призвано использовать свой потенциал для консолидации общества, сохранения единого социокультурного пространства страны, для преодоления этнонациональной напряженности и социальных конфликтов на началах приоритета прав личности, равноправия национальных культур и различных конфессий, ограничения социального неравенства.

В общемировой ситуации перехода к постиндустриальному обществу , в условиях многонациональной и многоконфессиональной страны, становления новой российской государственности и демократического гражданского общества обновление образования выступает как решающее условие формирования у россиян системы современных социально значимых ценностей и общественных установок. Именно образование в первую очередь должно собрать воедино эти ценности и установки с передовыми отечественными традициями в новую ценностную систему общества - систему открытую, вариативную, духовно и культурно насыщенную, диалогичную, толерантную, обеспечивающую становление подлинной гражданственности и патриотизма. Многонациональной российской школе предстоит проявить свою значимость в деле сохранения и развития национальных культур народов России, повышения ценности русского и родного языков, формирования российского самосознания и самоидентичности».

Итак, позиция, заявляемая в цитировавшемся докладе совершенно созвучна с нашим пониманием взаимодействия Церкви и общества в сфере образования. Что же действительно является проблемой, так это то, что многие нынешние критики деятельности Церкви в ее взаимоотношениях с обществом настолько свыклись с уходящими реалиями богоборческого прошлого, когда Церковь жестоко преследовалась, что не могут допустить и мысли о том, чтобы Церковь заняла достойное место в обществе. Отсюда стремление некоторых нейтрализовать Церковь, не допустить расширение ее взаимодействия с обществом.

Следует отметить, что в отдельных случаях эти стремления не оказываются бесплодными, и инициативы Церкви гаснут в бюрократических препонах. Однако чаще всего виной такому развитию событий оказываемся мы сами, или точнее, наша недостаточная настойчивость, нежелание использовать все возможности, которые открываются перед нами в данный момент в правовом поле.

Я убежден, что если не будут использованы открывающиеся перед нами возможности государственного признания, то мы окажемся виноваты в том, что Церковь не всегда на должном уровне осуществляет свое общественное служение. В наступающем веке такие ошибки окажутся непростительными. Тем более, что стандарт «теология» уже используется светскими высшими учебными заведениями. Благодаря усилиям наших церковных тружеников появилась, наконец, возможность преподавания во многих общеобразовательных учебных заведениях «Основ православной культуры». Но кто будет преподавать в этих школах? Даже самого блестящего выпускника духовных учебных заведений не примут в эти школы преподавателем в случае, если у него не будет диплома государственного образца. И в результате преподавателями религиозных дисциплин могут оказаться люди чуждые Церкви. А теперь представим, что, напротив, наши выпускники получают государственные дипломы, и, соответственно, духовные школы начинают готовить студентов для преподавания в светской образовательной системе. На следующем этапе это позволит говорить о появлении в самых различных сферах трудовой и общественной деятельности высокообразованных специалистов, руководствующихся в этой деятельности жизнеутверждающими принципами Православия. Трудно сейчас даже оценить все те возможности, которые открываются в такой ситуации для церковной миссии.

Таким образом, вопрос об аккредитации – вопрос в значительной степени о будущем Церкви как в смысле существенного повышения образования священнослужителей, а значит и общего уровня паствы, так и в отношении перспективы церковного свидетельства в современном обществе.

Следует учитывать также и тот факт, что введение аккредитации носит экспериментальный характер, поэтому если в результате аккредитации что-то не получится, если нас со временем (я предполагаю это гипотетически) перестанут устраивать достигнутый уровень и итоги аккредитации, мы в любой момент сможем отказаться от государственного признания (до тех пор, конечно, пока мы будем оставаться гражданами правовых государств).

Теперь я расскажу подробнее о том, что подразумевается под стандартом «теология» и что имеется в виду, когда говорится об аккредитации.

Прежде всего необходимо уточнить, что Министерством образования Российской Федерации утверждены два варианта стандарта по теологии. Один из них ориентируется на традиционную для России и ряда других европейских стран систему образования, при которой выпускники высшего учебного заведения с 5-летним сроком обучения получают квалификацию специалиста. Другой вариант предполагает двухступенчатую систему образования, при которой первый 4-годичный этап обучения заканчивается присвоением выпускнику степени бакалавра, а второй, 2-годичный, степени магистра. Пятилетний срок обучения в реформируемой Духовной семинарии позволяет считать вполне реальной возможность аккредитации Духовной семинарии как высшей школы, выпускающей не бакалавров, а полноценных специалистов.

Утвержденное в 1994 году Министерством образования РФ направление «Теология» позволило российским учебным заведениям вести образовательную деятельность по образовательным стандартам бакалавра, а позже и магистра Теологии. Согласно данным стандартам, использующим новые для российского образования квалификации, срок обучения по стандарту бакалавра составляет 4 года, по стандарту магистра – 6 лет. Бакалавриат при этом является неоконченным высшим образованием.

С утверждением 5 Февраля 2002 года Министерством образования РФ образовательного стандарта высшего профессионального образования по специальности «Теология» Русская Православная Церковь получила новые возможности в образовательной сфере. Стандарт по специальности «Теология» рассчитан на 5 лет и соответствует традиционной пятилетней системе российского высшего образования. Согласно данному стандарту, по окончании пятилетнего курса выпускнику присваивается квалификация «специалист» и выдается диплом о высшем образовании.

Таким образом, в российской образовательной системе в настоящее время параллельно существуют стандарты магистра и бакалавра по направлению «Теология» и стандарт по специальности «Теология». Принимая решение о подготовке духовных учебных заведений к государственной аккредитации, необходимо определить соответствующий стандарт для аккредитации.

Следующей ступенью после высшего образования в государственной образовательной системе является аспирантура. Согласно упомянутым стандартам, поступать в аспирантуру могут магистры теологии и специалисты-теологи. Докторская диссертация может быть защищена только при наличии степени кандидата наук. В настоящий момент ведется разработка нормативной базы для защиты кандидатских и докторских диссертаций по теологии.

Ориентируя духовные семинарии на государственную аккредитацию, необходимо принять принципиальное решение о системе научных богословских званий.

С начала действия стандартов по направлению «Теология» в российском образовании и науке образовалась следующая градация квалификаций и ученых степеней: бакалавр, магистр, кандидат, доктор. Наряду с этим, на основе образовательного стандарта по специальности «Теология» действует и традиционная система: специалист, кандидат, доктор.

Реформируя систему духовного образования и приводя ее в соответствие с системой высшего государственного образования, нам необходимо соотнести существующие в системе духовного образования ученые степени с требованиями и условиями государственной системы высшего образования.

Очевидно, что градация ученых степеней, существующая в духовном образовании: специалист (условно), кандидат, магистр, доктор – не согласуется с государственной. При принятии стандарта по специальности «Теология» было бы целесообразно упразднить степень магистра, по-видимому, присвоив немногочисленным магистрам богословия степень доктора богословия (теологии). Равным образом, при необходимости выбора стандартов по направлению «Теология» потребуется понизить статус магистра, поставив его соответственно после бакалавра и перед кандидатом.

Таким образом, мы стоим перед выбором между двумя путями реформирования системы духовного образования:

Первый путь – принятие стандартов бакалавра и магистра по направлению «Теология». Это предполагает выдачу выпускникам семинарий (5 лет) диплома о неоконченном высшем образовании – бакалавра. Академии получают, таким образом, статус магистратур (2-3 года) и их выпускникам выдаются дипломы о высшем образовании – магистра богословия. Создаются аспирантуры, по окончании которых (3 года) защищается кандидатская диссертация. Общее время обучения для получения диплома о высшем образовании – 7-8 лет, для получения степени кандидата богословия – 10-11 лет.

Второй путь – принятие стандарта по специальности «Теология». Это предполагает выдачу выпускникам семинарий (5 лет) дипломов о высшем образовании – специалиста-теолога. Академии становятся научными-учебными учреждениями (3 года), при которых действуют диссертационные советы по защите кандидатских и докторских диссертаций. Выпускники академий получают право защиты кандидатской диссертации и последующей защиты докторской диссертации. Общее время обучения для получения диплома о высшем образовании – 5 лет, для получения степени кандидата богословия – 8 лет.

Большинство участников заседания Рабочей группы по разработке концепции новой системы богословского образования, состоявшегося в Московской духовной академии 5-6 марта с.г., положительно рассмотрев вопрос о необходимости получения государственной аккредитации семинарий, отдали предпочтение стандарту по специальности «Теология». Статус выпускников семинарий, которые являются священнослужителями или кандидатами на рукоположение в священный сан, предполагает наличие у них специальности, т.е. законченного высшего образования. Требуемое время обучения по данному стандарту (5 лет) в отличие от стандартов бакалавра и магистра по направлению «Теология» совпадает со временем обучения в семинариях.

По поручению Учебного комитета группа профессоров Московской духовной академии провела сравнительный анализ стандарта по специальности «Теология» и стандартов бакалавра и магистра по направлению «Теология» и не нашла существенных отличий в почасовой нагрузке. При сопоставлении стандарта по специальности «Теология» и существующего переходного образовательного стандарта семинарии было сделано заключение об их возможной совместимости. Проведя соответствующую корректировку существующего образовательного стандарта семинарии, в самое ближайшее время мы сможем выработать внутрицерковный образовательный стандарт семинарии, соответствующий требованиям государственного образовательного стандарта по специальности «Теология».

Более подробно о стандартах и самой процедуре аккредитации нам позднее расскажет протоирей Владимир Воробьев, ректор ПСТБИ, заместитель Председателя Учебного комитета по вопросам лицензирования, аккредитации и стандартам.

Учебный комитет и ряд учебных заведений Московского Патриархата уже начали работу по повышению статуса выпускников семинарий. Святейший Патриарх в своем выступлении одобрил работу по подготовке преподавателей учебного курса «Основ православной культуры». Такая практика существует уже несколько лет в Московской Духовной академии и семинарии, Православном Свято-Тихоновском богословском институте, а также в Самарской, Курской и Смоленской семинариях. Только в Московской Духовной академии и семинарии за последние три года более 300 выпускников получили сертификаты государственного образца, дающие право вести образовательную деятельность в государственных средних и высших учебных заведениях. Этого удалось достигнуть благодаря договоренности с Академией повышения квалификации работников образования Министерства образования РФ.

Мы также благодарим Вас, Ваше Святейшество, за высокую оценку работы Учебного комитета по созданию Образовательного портала и приглашаем все Духовные школы к участию в совместном освоении интернет-пространства. Совместными усилиями мы сможем достойно представить во всемирной компьютерной сети нашу богословскую науку и саму систему духовного образования.

Считаю необходимым отметить, что освоение тех возможностей, которые дает нам интернет, представляется насущной задачей Духовных школ, прежде всего в образовательных целях, в целях взаимной координации образовательной деятельности и в миссионерском свидетельстве Церкви.

Хочу также проинформировать участников совещания о том, что 1 апреля 2002 года состоялась встреча руководства Учебного комитета с дирекцией Федерации Интернет Образования. На встрече была достигнута договоренность об участии преподавателей духовных учебных заведений РПЦ, а также студентов, преподающих в православных образовательных учреждениях, в проекте Федерации по бесплатному обучению российских учителей Интернет-технологиям.

Федерация Интернет Образования на настоящий момент имеет 21 Центр обучения в различных регионах России и Беларуси. В большинстве случаев в тех городах, где Федерация открыла или собирается открывать свои Центы, существуют Духовные школы. Обучение в региональных центрах Федерации проходит по поточному принципу. Срок обучения – две недели, в Московском центре – три недели, (шесть дней в неделю). Обучающимся предоставляется питание, иногородним в исключительных случаях оплачивается проезд и проживание. Окончившим курс обучения выдается соответствующий документ.

Для организации участия духовных учебных заведений в указанном проекте Учебный комитет должен представить руководству Федерации примерный график обучения в Региональных центрах по каждой Духовной школе.

В папках российских и белорусских участников находится циркулярное письмо Учебного комитета с изложением данного проекта и объяснением вариантов участия в нем духовных школ.

В докладе Святейшего Патриарха говорится о тех задачах, которые стоят сегодня перед Учебным комитетом, во исполнение решений Высшей Церковной власти. Прежде всего это координация в сфере осуществления реформы духовного образования, совершенствования учебного процесса, повышения его кадровой и методической оснащенности в соответствие с тем уровнем требований, которые предъявляются духовным школам в связи с предстоящей аккредитацией. Эти новые задачи подразумевают и совершенствование деятельности Учебного комитета.

Так, Святейшим Патриархом была утверждена новая структура Учебного комитета, предусматривающая создание в его составе специализированных профильных подразделений. Как было сказано, новая структура Учебного комитета соответствует основным принципам организации работы государственных образовательных административных структур, а также учитывает специфику переходного периода, в котором находится ныне система богословского образования Русской Православной Церкви. Изменение структуры Учебного комитета призвано повысить эффективность его кординирующей деятельности на новом этапе реформы духовного образования, предусматривающем существенное повышение учебно-методических требований, увеличение числа преподаваемых предметов, взаимодействие со светским высшим образованием, наукой и культурой, развитие церковных научных исследований. Изменение структуры Учебного комитета должно благотворно сказаться и на развитии взаимодействия духовных школ.

Несколько позднее вашему вниманию будут представлены доклады заместителей Председателя Учебного комитета, отвечающих за соответствующие направления деятельности духовной школы и курирующих профильные направления Учебного комитета.

Форумы