• Источник:
  • Сергей Игнатов — специально для Седмицы.Ru

В Израиле впервые в истории избрали главой университета «трижды представляющую меньшинство» арабскую христианку-маронитку

Ректор уверяет, что верит только в высшее образование, а не политику

ХАЙФА. В Израиле впервые в истории страны избрали главой университета «трижды меньшинство» – арабскую христианку-маронитку, которая уверяет с подчеркнутой аполитичностью, что верит только высшее образование, а не политику, пишет catholicnewsagency.

Объявление о назначении профессора Муны Марун (Mouna Maroun) ректором Хайфского университета (University of Haifa) прозвучало 11 апреля на фоне растущей напряженности в отношениях с Ираном и бурного роста антиизраильских протестов в университетах по всему миру.

Муна Марун трижды меньшинство, поскольку принадлежит к арабскому меньшинству в Израиле, христианскому меньшинству среди арабов, и маронитскому католическому меньшинству среди христиан. В истории Израиля еще не было случая, чтобы араб, христианин или женщина занимали должность ректора Хайфского университета.

«Мое избрание можно считать важным сигналом миру о том, что в израильских научных кругах возможно все, – говорит Марун в интервью изданию CNA. – Это послание христианскому меньшинству о том, что мы здесь укоренились и признаны, и потому вполне можем добиться успеха. Это также важное послание новому поколению арабской молодежи, оно говорит «если у вас есть мечта, вы вполне можете реализовать ее в израильском обществе, и особенно в университетах».

Хайфский университет высится на горе Кармель примерно в десяти километрах от небольшой деревушки Исфия, где родилась Марун. Ее бабушка и дедушка приехали сюда из Ливана в начале 20-го века. Ее родители были малограмотными, поскольку им тогда еще были недоступны школы. «При этом они верили, что только высшее образование поможет их четырем дочерям войти в израильское общество, – говорит Марун. – Вот почему они всячески поощряли нас к учебе, и я всю жизнь храню этот родительский завет. В детстве я посвящала все свое время церковным трудам и учебе, хорошо понимая, что только благодаря учебе смогу добиться успеха в Израиле. Что касается моей нынешней престижной научной должности, то я всегда считала, что подлинное освобождение арабского меньшинства в Израиле возможно только через высшее образование. Я не верю в политику, я верю в высшее образование».

Когда Марун поступила в университет, она не знала ни слова на иврите (поскольку у арабов и евреев раздельные системы образования) и едва говорила по-английски. Ныне ей 54 года, она признана как выдающийся невролог, эксперт по посттравматическому стрессовому расстройству (типичному для военных). Она проработала преподавателем в университете более 20 лет и сменяла немало постов, в том числе заведующей кафедрой нейробиологии и члена научного совета. И вот в октябре этого года пойдет официальный отсчет четырехлетнего срока ее службы на посту ректора университета.

Она дает простой ответ на вопрос о своем ключе к успеху. «Полагаю, что секрет моего успеха состоит в том, что не нужно возлагать надежды на успех, – улыбается Марун. – Никто никогда не не ждал, что мне сужден какой-то успех в качестве арабки, живущей в Израиле и христианки. И потому у меня всегда была полная свобода восхождения в своей духовности и труде, свобода реализации своей мечты, идти от цели к цели без внешнего давления и ожиданий. Фактически только моя родня поощряла меня на восхождение по этому пути. На посту ректора я буду стремиться к дальнейшему совершенству – как личному, так и служебному».

Теперь одна из главных ее задач — это интеграция медицинского и инженерного факультетов в университет, который исторически возник и развивался на базе факультетов искусств и гуманитарных наук. Вторая ее цель – вывести университет в число ведущих исследовательских центров в Израиле и за рубежом. Хайфский университет считается одни из самых разнообразных и «инклюзивных» (полиэтничных) университетов в Израиле. В нем учится 17 тысяч студентов, в том числе 45% арабов и 50% студентов вуза в первом поколении в своих семьях. Среди студентов преобладают евреи, много мусульман, есть друзы и христиане, а всего насчитывается 15-20 различных религиозных конфессий. Сама Марун гордится своей верой и носит на шее золотой крестик-распятие.

«У нас в университете возникло нечто вроде естественной лаборатории, где все религии сосуществуют и мирно уживаются без малейших трений, – радуется она. – Веротерпимость в университете воспитывается Лабораторией религиоведения (Laboratory for Religious Studies), которая специализируется на межконфессиональном диалоге. Хотя я должна признать, что после 7 октября 2023 года было непросто арабке стать ректором израильского университета. Мне помогла моя работа с посттравматическими стрессовыми расстройствами. Обычно я спрашиваю слушателей, помнят ли они, где встретили 11 сентября, а сейчас, к сожалению, вопрос приходится переформулировать на 7 октября. Эта дата стала травмой для всех, каждый помнит, где был в тот день. Мы, израильтяне, в ужасе от трагедии 7 октября, и в то же время в ужасе от происходящего в Газе, где погибли уже тысячи невинных детей».

Марун имеет свое мнение и об антиизраильских протестах, которые сейчас бушут в ряде американских университетов. «Администрации университетов в Штатах приходится давать морально-этические оценки не только событиям 7 октября, но происходящему в Газе, – говорит ректор. – Ей приходится взвешенно действовать ради умиротворения страстей, не принимая чью-либо сторону, ибо научным кругам не подобает поддерживать лишь одну сторону в этом конфликте. Научным кругам во всем мире надлежит строить мосты к миру, переговорам и взаимодействию, всячески избегая предвзятости – уже потому, что наука стоит выше ее. Верность науке означает свободу слова, действий, сотрудничества, свободу роста и исследований, а также свободу знаний. Я думаю, что понятия «научные круги» и «бойкот» не совместимы в одной фразе».

Марун поясняет, что ее опыт работы в травматологии и нейрохирургии, а также христианская вера помогли ей развить особую восприимчивость к чувствам других людей, дабы искать и находить пути диалога и примирения. Она считает, что в ближайшие дни и месяцы в Израиле эти умения будут особенно важны и востребованы. «Чтобы преодолеть эту страшную травму, обеим сторонам нужно время, лечение и реабилитация и, прежде всего, примирение, – говорит она. – Я верю, что со временем мы сможем примириться, начать наводить мосты сочувствия, понимания и подавления эмоций. В конце концов, мы соседи, давно живем бок о бок, и я верю и молюсь, что неизбежно придет время, когда дети обеих сторон вырастут, у них будут похожие мечты, и очень возможно, что им суждено реализовать эти мечты с помощью высшего образования».

 

Форумы