• Источник:
  • Сергей Игнатов — специально для Седмицы.Ru

Испанское телевидение поведало историю соотечественника, признанного в младенчестве реинкарнацией великого тибетского ламы

В 18 лет он оставил монашество, вернулся на родину и предался разгулу, но вскоре остепенился и увлекся садоводством

 

ИБИЦА. Испанское телевидение поведало бурную историю соотечественника, признанного в младенчестве реинкарнацией великого тибетского ламы – тот в 18 лет оставил монастырь, вернулся на родину и предался разгулу, но вскоре остепенился и увлекся садоводством, как и тот лама, пишет theguardian.

Испанский канал HBO Max отснял четыре серии о необычной судьбе маленького испанца. Он повествует, как Далай-лама признал в младенце по имени Осил Хита Торрес (Osel Hita Torres) воплощение великого тибетского ламы Еше. Малыша отправили в тибетский монастырь, однако в 18 лет он бежал из плена и вернулся в родной дом на Ибицу – самый роскошный курорт Европы, в царство безудержных развлечений с красивыми пляжами, теннисными кортами, дайвингом, виндсерфингом, рыбалкой, ночными клубами и ресторанами. Юный отшельник угодил тогда в заголовки прессы с откровениями о том, как предался всем радостям беззаботной жизни на Ибице, сокрушаясь о суровом детстве и юности без телевидения, футбола и юных дев.

Хита Торрес родился пятым из девяти детей. Его родным не удалось переехать к нему в Индию со всеми детьми, стариками и скарбом, и он оказался там в одиночестве в новой среде. Его быстро стала тяготить роль великого ламы с ее нелегкими обязанностями. «Сидеть на троне было жестко и неудобно, – жалуется Торрес. – Приходилось постоянно возлагать руки на склоненные головы в жесте благословения, и меня всегда преследовала и смущала мысль – да кто я такой, чтобы возлагать руки на головы, благословлять и очищать? Мне всегда казалось, что искренние объятия куда лучше».

Вернувшись 18-летним затворником в родной дом на Ибице, он разом сбросил оковы и отпустил тормоза. «Меня швырнуло из одной крайности в другую, – признается Торрес. – От полного уединения и суровой учебы в монастыре, где нет места ни малейшим развлечениям, никаким отвлекающим факторам вообще, до самой свободной, даже разнузданной [жизни], полной радостей и лишенной малейшего надзора». Ему все было в новинку. Он восхищался битком набитыми ночными клубами и с дикарским изумлением наблюдал «публичные проявления привязанности» во всех формах и сочетаниях. Дома ему пришлось с нуля осваивать самые базовые навыки вроде готовки пищи, стирки и уборки – ранее у него была для этого монастырская прислуга. «В некотором смысле можно считать, что я попал в некий социальный эксперимент, – размышляет 37-летний Хита Торрес в интервью изданию The Observer. – Реинкарнация – это что-то вроде игры в казино. Вы делаете ставку на неизвестность, результат вы не знаете, однако делаете вложение в него».

Он родился в 1985 году в маленькой деревушке у подножия гор Сьерра-Невада, и ему исполнилось всего несколько месяцев от роду, когда поползли слухи о реинкарнации. Его родители всегда были преданными последователями тибетского ламы Еше (Yeshe), прославившегося своими попытками адаптировать буддийские учения к пониманию западного человека. Лама умер всего за год до рождения Хиты Торреса. Малыша отвезли в Индию и подвергли традиционному испытанию. Он должен был безошибочно выбрать вещи покойного ламы среди похожих предметов. Ребенок легко и успешно прошел испытание, после чего в возрасте 14-месяцев удостоился встречи с Далай-ламой, главой тибетского буддизма, и тот подтвердил, что в ребенке воплотилась душа ламы Еше. В возрасте шести лет его поселили в монастыре на юге Индии, где не было места детским играм, спортивным состязаниям и мультфильмам, а были только религиозные одеяния, строгий распорядок, церемонии, службы, обряды, молитвы и суровая учеба. «Для меня это было время страданий», - говорит Хита Торрес.

На Ибице он принялся менять одну престижную школу за другой, окунулся в нескончаемые праздники и фестивали, испробовал все радости уличной жизни Венеции и Неаполя. Однако со временем пресытился разгулом и задумался, как жить дальше, в чем найти себя, свое «я», свое правильное место в жизни. «Мне ни к чему не удавалось привязаться, чтобы определиться, узнать свое назначение, – размышляет Торрес. – Для многих я лишен содержания и выгляжу ходячим недоразумением. Меня рано увели с пути, назначенного мне судьбой, и я оказался как бы в ничейной зоне».

В конце концов, до него дошел слух, что известный аргентинский кинорежиссер и продюсер Лукас Фигероа (Lucas Figueroa) задумал снять фильм или даже сериал о его удивительной жизни. «Я вижу сюжет как историю обычной семьи, попадающей в фантастические события, – рассуждает Фигероа. – В сердцевине этой повести столкновение востока и запада, и оно причудливо вплетается в семейную историю». Сам Хита Торрес почувствовал, что пришло нужное время. За эти годы он повзрослел, набрался опыта в новой жизни и обрадовался возможности рассказать о своей судьбе своими словами и от своего лица.

Сериал под названием Osel показывает, как постепенно Хита Торрес приходит к осознанию своей судьбы и ее духовного значения, особенно сурового детства и учебы в монастыре. «Это была великая возможность, и сегодня я всем сердцем благодарю за нее своих родителей, – признается Торрес. – У меня растет пятилетний сын, но сам я никогда не смог бы отдать его [в монастырь]. Однако я очень благодарен за то, что мои родители поверили в этот мой путь, в саму возможность этого пути, поскольку иначе я упустил бы много хорошего в жизни. Мне повезло общаться с Далай-ламой, я считаю себя его учеником и продолжаю добрые отношения с буддийской общиной. У нас очень хорошая связь. Конечно, я немного странный человек. Однако там очень много любви, много уважения».

Это мнение разделяют видные служители сети центров дхармы, проектов и услуг, соучредителем которых был Лама Еше. «Я бы сказал, что наши отношения [с Торресом] довольно хорошие, – признает Роджер Кунсанг (Roger Kunsang), генеральный директор Фонда сохранения традиции Махаяны. – Конечно, бывали времена, когда наша духовная связь подвергалась испытаниям, однако устояла и окрепла, ибо все мы стремимся к добрым и близким отношениям, наполненным глубоким уважением и любовью. Это непрерывный опыт обучения для каждого из нас. Он исполняет необычную миссию или роль, и для нее у нас нет никакой инструкции свыше о том, как нам строить отношения с воплощением нашего великого тибетского духовного учителя, который избрал Запад для своего перерождения в новом теле».

В последние годы Хита Торрес посвящает все свои силы движению защиты окружающей среды. В частности, в 2020 году он стал учредителем неправительственной организации по высадке деревьев. Его единоверцы усматривают в этом увлечении еще одно доказательство того, что в нем и вправду воплотилась душа великого ламы Еше. Тот тоже увлекался садоводством и посвящал ему много времени и сил. «Я действительно всю свою жизнь то и дело обнаруживаю свое сходство с ламой Еше в самых разных вещах и мелочах, и каждый раз меня это удивляет, поскольку я никогда по-настоящему себя с ним не отождествлял, – признается Хита Торрес. – Я чувствую в этом некий подспудный процесс – через множество противоречий, через многие внутренние споры. Однако рано или поздно все становится на свои места, и меня начинают понимать люди обеих противоположных сторон, обеих крайностей. И это понимание – великая победа для меня».

 

Форумы