К 150-летию памятника св. Равноапостольному князю Владимиру в Киеве (комментарий в аспекте культуры)

Авторы памятника святому князю Владимиру в Киеве

Демут-Малиновский Василий Иванович (1779-1846)

Среди мастеров русской монументальной скульптуры первой половины XIX века Василий Иванович Демут-Малиновский занимает одно из наиболее значительных мест. Его произведения были созвучны героической эпохе Отечественной войны 1812 года, близки мыслям и чувствам народа. Он родился в 1779 году в Петербурге, в семье резчика по дереву. Первое знакомство с искусством мальчик получил дома, наблюдая за работой отца. В 1785 году, шестилетним ребенком, он был отдан в Академию художеств.

В 1799 году за барельеф «Ангел выводит апостола Петра из темницы» Демут-Малиновский был удостоен золотой медали 2-й степени, в 1800 году за исполненные вместе с другими художниками барельефы к памятнику Петру I работы Растрелли — Первой золотой медали. В том же году он окончил Академию художеств. Через два года на конкурсе его проект надгробного памятника скульптору М. И. Козловскому был признан лучшим. Музыкальность линий, классическая строгость силуэта, ритмическая выразительность отличают эту барельефную аллегорическую композицию, исполненную подлинной грации и тонкого лиризма. Демут-Малиновский сумел найти выразительные художественные средства для того, чтобы передать сильные человеческие чувства, глубокую скорбь об умершем учителе.

«В этом памятнике, — писал один из исследователей, —есть все, что развивалось в таланте Демут-Малиновского, — простота и серьезность мысли, чувство и понимание красоты человеческого тела, этой основы основ классики».

В 1803 году Демут-Малиновского вместе с другими воспитанниками Академии художеств отправили в заграничную командировку в Италию. Изучение памятников западноевропейского искусства, знакомство с архитектурой древнего Рима он сочетал с углубленным и упорным трудом. В альбомах появлялось множество рисунков с натуры и «антиков», возникали композиции на мифологические темы. В Риме он начал работать над созданием барельефа «Геркулес и Омфала». Много времени и сил отдал художник постижению сложнейшего искусства обработки мрамора, которым в совершенстве овладел к концу пребывания в Италии.

Демут-Малиновский вернулся на родину в 1806 году. Все его работы, выполненные за границей, погибли в пути и ему предстояло создать новые произведения. За эскиз статуи «Илья-пророк» он был удостоен звания академика. Основная же деятельность скульптора по приезде в Петербург заключалась в создании декоративного оформления строившихся тогда Казанского собора и Горного института. Для Казанского собора он исполнил статую Андрея Первозванного, а для Горного института — скульптурную группу «Похищение Прозерпины Плутоном» на сюжет античной мифологии. Плутон уносит сопротивляющуюся Прозерпину в подземное царство. Левой рукой она пытается оттолкнуть своего похитителя, а правой рукой в отчаянии прикрывает голову. У их ног лежит трехголовый пес, легендарный страж подземных богатств. Группа полна бурного, энергичного движения и вместе с тем величественна и монументальна. Мощные формы статуи, несколько тяжеловатые пропорции обусловлены назначением и местом установки. Группа Демут-Малиновского, как и скульптурная группа С. Пименова, установленная перед массивным портиком Горного института, по масштабу и пропорциям удивительно удачно сочетается со зданием. Барельефные фризы работы Демут-Малиновского также связаны с архитектурой и не нарушают плоскости стены. В оформлении Горного института ярко проявился синтез архитектуры и монументальной скульптуры, характерный для русского градостроительства первой половины XIX века.

Демут-Малиновский, сотрудничая с Воронихиным, участвовал в создании одного из красивейших интерьеров Павловского дворца «Кабинета-фонарика» с фигурами кариатид (1808). В 1812—1814 годах он совместно с Пименовым принимал участие в скульптурном оформлении строящегося Адмиралтейства.

Наиболее выдающимся произведением периода патриотического подъема в стране, вызванного Отечественной войной, является статуя «Русский Сцевола» (1813, ГРМ). В качестве сюжета скульптор использовал действительный факт: русский крестьянин, вырвавшись из плена, предпочел остаться без руки, чем иметь клеймо — след рабства. Этот случай вызвал в памяти современников подвиг легендарного римского юноши Муция, который в 507 году дон. э. на глазах императора Порсены, осадившего Рим, положил свою руку на огонь жертвенника в доказательство верности клятве убить врагов родины. Потрясенный мужеством юноши, император отпустил его и снял осаду города. Юношу, лишившего себя правой руки, стали звать «Сцевола», что означает «Левша». Демут-Малиновский запечатлел в своем произведении момент, когда крестьянин только поднял топор. В широком развороте фигуры, в энергичном взмахе руки, в суровом выражении волевого лица переданы огромная внутренняя решимость, мужество и благородство. Следуя традициям времени, художник представил фигуру почти обнаженной, одежда напоминает классические драпировки. И вместе с тем в трактовке образа скульптор стремился подчеркнуть национальные русские черты. Чтобы почувствовать это, достаточно взглянуть на широкоплечую коренастую фигуру крестьянина, далекую от классических образцов, на открытое лицо героя, обрамленное короткой бородкой и вьющимися прядями волос. Пожалуй, впервые в русской монументальной скульптуре с такой значительностью был воссоздан образ простого человека из народа. За это произведение Демут-Малиновский был удостоен в 1813 году звания профессора.

Одним из ранних произведений мастера в области надгробной скульптуры явился памятник Е.И.Барышниковой (Музей архитектуры Академии строительства и архитектуры СССР). В 1814 году он исполнил памятник-надгробие А.Н.Воронихину («Некрополь XVIII в.», Ленинградский музей городской скульптуры). Но наиболее плодотворно работал скульптор в искусстве монументально-декоративной пластики. Здесь его деятельность была неразрывно связана с С.С.Пименовым, сотрудничество с которым началось в 1820—1821 годах. Первой крупной работой было скульптурное оформление ансамбля Елагинского дворца в Петербурге. Демут-Малиновскому принадлежит декоративная скульптура Овального зала и Столовой.

При украшении Михайловского дворца на долю Демут-Малиновского выпало создание фриза между колоннами портика, состоящего из сорока четырех отдельных рельефов, а также большой скульптурной группы на аттике здания со стороны Михайловского сада. В интерьере дворца ему же принадлежит оформление парадной лестницы, отличающейся торжественностью и нарядностью.

С большим творческим подъемом Демут-Малиновский вместе с Пименовым работал над созданием скульптур для арки Главного штаба. Оба художника осуществляли замысел в тесном сотрудничестве, и порой трудно определить автора отдельных деталей композиции. Лишь из отчетов Академии художеств можно узнать, что колесница в группе Победы на арке создана Демут-Малиновским. Он же исполнил фигуры молодого воина и двух лошадей.

Позднее Демут-Малиновский принимал участие в оформлении здания Публичной библиотеки. Им выполнены статуи Минервы над фронтоном, фигуры Демосфена, Гиппократа, Эвклида и скульптурный фриз. Для здания Александрийского театра он создал статуи Терпсихоры и Эрато, которые, к сожалению, не сохранились. Из поздних работ Демут-Малиновского и Пименова следует отметить их совместное участие в оформлении Нарвских триумфальных ворот, построенных архитектором В.П.Стасовым в ознаменование победы русского оружия в Отечественной войне 1812—1814 годов. На долю Демут-Малиновского выпало исполнение колесницы в группе Славы, фигур воинов и двух коней. Скульптура Нарвских ворот отличается строгостью и простотой, лишена аллегорической усложненности образов, столь характерной для монументально-декоративных произведений этого времени.

Смерть Пименова в 1833 году прервала долголетнее творческое содружество двух выдающихся скульпторов.

В последние годы Демут-Малиновский много сил и энергии отдает созданию лепных украшений для интерьеров Зимнего дворца и оформления здания Академии художеств. В 1833 году скульптору присуждается звание заслуженного профессора. С 1836 года, после смерти И.П.Мартоса, Демут-Малиновский становится ректором Академии художеств по скульптуре.

В первой половине XIX века Демут-Малиновский после Мартоса был наиболее известным и популярным скульптором и имел много заказов. Интересны его работы в области монументальной пластики. Памятник Екатерине II в селе Троицком-Кайнарджи (1833—1834) был задуман как гимн русскому оружию, одержавшему победу над Турцией. Последняя крупная работа художника — памятник Ивану Сусанину в Костроме (1838—1846). По модели Демут-Малиновского исполнен и памятник равноапостольному князю Владимиру, установленный в Киеве уже после кончины скульптора, в 1853.

В.И.Демут-Малиновский умер 16 июля 1846 года. Его имя навсегда связано с красотой и величием архитектурных ансамблей Петербурга.

Тон (Константин Андреевич, 1794 - 1881)

Родился в Петербурге. В возрасте 9 лет в 1803 году был принят в воспитанники Императорской Академии Художеств и с 1808 года специально изучал в ней архитектуру, по части которой главным его наставником был Воронихин.

В 1815 году окончил академический курс с званием художника 1-й степени и Малой золотой медалью, присужденной ему за проект здания Сената, и оставлен при академии, чтобы впоследствии быть посланным в чужие края. Но в 1817 году произошла перемена начальства Академии, и Тон, оставив Академию, определился на службу при новоучрежденном комитете для приведения строительных и гидравлических работ в Санкт-Петербурге в лучшее устройство. Кроме того, он сочинил тогда проект увеселительного заведения ("Немецкого Трактира") на Крестовском острове.

Начало 1818 года обрадовало молодых художников вестью о восстановлении чуть было не отмененной посылки лучших из них в заграничное путешествие. Чтобы приобрести на него право, Тон составил по заданной Академией программе проект Ярмарки, за который Тон (вместе с живописцем П. Басиным) был послан на 6 лет в чужие края. В Риме он занялся изучением памятников античного зодчества и сравнением первохристианских храмов с церквами новейших времен. Потом он сделал продолжительную экскурсию на юг Италии и в Сицилию, а по возвращении в Рим сочинил проект церкви в форме древней базилики, но приспособленной к православному богослужению, причем дал ей снаружи вид греческих храмов. Вслед за этим проектом Тон скомпоновал по задаче Римской Академии проект Госпиталя.

В 1822 году Тон посетил Флоренцию, где представил свои работы местной Академии и был принять за них в ее члены. Побывав потом в Генуе, Равенне, Болонье, Милане и Павии, он явился в Женеву, где составил проект загородного дома для бывшего придворного ювелира Дюваля, а затем отправился через Дижон в Париж и занялся там рисованием начисто своих Неаполитанских и Сицилийских этюдов. Возвратившись в Рим, Тон сосредоточил свои труды на реставрации памятников античного зодчества. Из относящихся сюда работ проекты возобновления храма Фортуны в Пренесте и дворца Цезарей в Риме, на Палатинском холме, в особенности доставили Тону репутацию ученого художника.

Последний проект обратил на композитора внимание императора Николая I, по повелению которого Тон в 1828 году был причислен к Кабинету Его Величества с содержанием по 3000 рублей в год. В том же году Тон возвратился в Санкт-Петербург, где он получил поручение обратить бывшую конференц-залу Академии Художеств в галерею для размещения гипсовых слепков, устроить новую конференц-залу и вообще переделать некоторые части здания.

Вслед затем Тон получил звание академика и должность профессора 2-й степени по части архитектуры (в 1830 году). В том же году прихожане церкви святой Екатерины за Калинкиным мостом в Санкт-Петербурге, ввиду ветхости своего храма, задумали соорудить вместо него новый. В своем проекте, представленном на конкурс, Тон придал храму форму, напоминающую Московские пятиглавые соборы. Проект очень понравился Государю, и Тону было повелено самому произвести постройку.

Еще раньше, в 1829 году, был передан Академии на рассмотрение вопрос о московском храме Христа Спасителя. Первоначально выбранная для него местность на Воробьевых горах была найдена по разным причинам неудобной, и самый проект его, составленный А. Витбергом, признан неосуществимым; предстояло сочинить новый проект его постройки в другом пункте Москвы. Эта задача была возложена на Тона с непременным условием, чтобы новый Величественный Храм имел старинный русский стиль. И на этот раз Государь остался сколь нельзя более доволен проектом Тона. Постройка храма Христа Спасителя занимала последнего во всю остальную его жизнь.

Одновременно с проектом московского храма Тон составил в том же вкусе проект церкви новоявленного чудотворца Митрофана для Воронежа (в 1832 году) и, продолжая строить церковь святой Екатерины и отделывать античные галереи в Академии, проектировал устройство гранитной набережной Невы против Академии с пристанью, украшенной фигурами двух сфинксов, купленных в Александрии при посредстве А.Н. Муравьева . Тогда же он сочинил проект монастыря на 100 монахов для получения звания профессора 2-й степени, и по Высочайшей воле конкурсный проект иконостаса для Казанского собора из серебра, отбитого донскими казаками от французов в Отечественную войну. Затем при конкурсе на сооружение памятника Державину в Казани композиция Тона найдена лучшей из трех, выбранных для исполнения.

В 1833 году он определен членом в Комитет о строениях и гидравлических работах и получил от Академии звание профессора. После того он участвовал в конкурсе на постройку здания Пулковской астрономической обсерватории и сочинил проекты соборов святой Екатерины для Царского Села и апостолов Петра и Павла для Петергофа, которые и возводились под его руководством. К началу 1836 года, Тон вместе с другими профессорами Академии составил проект памятника Димитрию Донскому на Куликовском поле и приступил к постройке по своему проекту церкви Введения Богородицы в Семеновском полку - здания, в котором всего полнее и ярче выразился изобретенный Тоном тип храмов, долго считавшийся возрождением старинной русской церковной архитектуры с приведением ее форм в лучшую гармонию и изящество. Одновременно с этим Тон составил еще проект церкви русского посольства в Таврисе, собора в Свеаборге, оборонительной казармы, там же, дома Дворянского собрания в Новгороде, главного фасада Лесного института в Санкт-Петербурге и церкви в имении Синявина. Около того же времени изготовлены им по поручению правительства нормальные проекты церквей на 1000, 500 и 200 человек с тем, чтобы архитекторы во всей Империи обязательно придерживались их форм и стиля.

В 1837 году Николай I задумал соорудить новый великолепный дворец в Московском Кремле, такой, чтобы в его пространстве заключалось "все, что в памяти народной тесно связано с представлением обиталища Государя". Выполнение этой задачи было возложено на Тона, который и в этом случае старался подделаться под стиль старинных русских построек.

В 1838 году он издал альбом своих чертежей большого формата (17 листов), в который вошли планы, фасады и разрезы храма Спасителя, Тоновских церквей в Санкт-Петербурге, Саратове, Петергофе, Царском Селе, Новгороде (евангелической), колокольни Симонова монастыря, равно как и нормальные проекты для городских каменных церквей. В 1844 году вышло в свет дополнение к этому альбому, в котором помещены чертежи и деревянных церквей. Здесь особенно любопытны проект церкви в Ельце и рисунки иконостасов для Санкт-Петербургских церквей Преображения на Аптекарском острове и Благовещения в лейб-гвардии Конном полку.

Окончив в 1842 году постройку собора в Царском Селе и переделку Малого театра в Москве, Тон изготовил, по Высочайшему повелению, нормальные чертежи для крестьянских домов в казенных селениях и, помимо других трудов, сочинил проект иконостаса для церкви царевича Иоасафа, в подмосковном селе Измайлове, где строил в это время инвалидный дом.

В 1847 году он принялся за порученную ему постройку станций Николаевской железной дороги в Санкт-Петербурге и Москве, с таможней при последней; а равно начал приводить в исполнение свой проект сооружения церкви святого Мирония, в лейб-гвардии Егерском полку.

С окончанием большого Кремлевского дворца Государь возложил на своего любимого архитектора возобновление колокольни Ивана Великого в том виде, какой имела она до 1812 года, устройство платформ для помещения орудий на Тайницкой башне Кремля и казарм для батальона пехотного полка.

В 1850 году построена Тоном Санкт-Петербургская станция Царскосельской железной дороги и почти одновременно с тем окончена отделка Оружейной палаты в Москве. Между тем он продолжал заниматься и другими работами, порученными ему в тамошнем Кремле, и, не ограничиваясь ими, сочинил проекты надгробного памятника князю Пожарскому в Суздале и церкви для Тифлиса.

В 1853 - 54 годах по сооружении вчерне Храма Спасителя Тон составил проект его внутреннего убранства, в Николаевском Кремлевском дворце построил главный вход и галерею, соединяющую это здание с Чудовым монастырем, исправил главный купол собора в Ново-Воскресенском монастыре (Новом Иерусалиме), грозивший разрушением, окончил переустройство церкви Двенадцати апостолов, Патриаршей ризницы и шатра над Палатой мироварения в Кремле и изготовил проект церкви при Тивдийской мраморной ломке в Олонецкой губернии, а также участвовал в возведении памятника святому равноапостольному князю Владимиру в Киеве. Все эти работы шли, так сказать, параллельно и, сверх того, приводилась к окончанию постройка Петербургской церкви святого Мирония.

Последние годы деятельности Тона, назначенного в 1854 году, по смерти А.И. Мельникова , ректором Академии были не менее плодотворны; им сделаны проекты постановки статуи Георгия Победоносца в зале имени этого святого в большом Кремлевском дворце, ворот с решеткой для Николаевской богадельни в селе Измайлове, нескольких церквей в казенных горных заводах Сибири и иконостасов, в том числе Главного иконостаса для Храма Спасителя и, наконец, конструкция металлического шпиля Соборной колокольни Петропавловской крепости в Санкт-Петербурге (последний проект привел в исполнение инженер Журавский).

Столь обширная производительность не отвлекала Тона от занятий по должности профессора - преподавателя в архитектурном классе Академии. В течение 24-летнего исполнения им этой должности под его руководством образовалось свыше двухсот молодых зодчих, из которых многие, как, например, К. Маевский , К. Рахау, Б. Иогансон, В. Кенель , Л. Шперер и М. Макаров , впоследствии составили себе почетную известность. Не смотря на то изобретенный им стиль не утвердился надолго в русской архитектуре и отжил свое время лишь только не стало покровительствовавшего ему императора Николая I. Вырабатывая тот стиль, Тон пытался не только вернуться к общим формам и деталям старинных национально-русских построек, в особенности храмов, но и сообщить им большую правильность, гармоничность и соответствие с новейшими потребностями и художественными принципами. Для этого требовалось, кроме врожденного дарования, проникнутость чисто русским духом, горячая любовь к отечественной старине и близкое знакомство с ее памятниками.

Немец по происхождению, развившийся под эклектической ферулой Санкт-Петербургской Академии и в чужих краях, Тон при всей своей талантливости не был в состоянии удовлетворительно решить смело взятую на себя задачу - восстановить в новом блеске наше древнее зодчество, тем более что систематическое изучение уцелевших его произведений в то время едва лишь начиналось. Тоновские постройки якобы в русском стиле, из которых многие весьма замечательны в конструктивном отношении, вообще представляют собою смесь неверно понятых и неуместно примененных форм и мотивов нашей древней архитектуры с произвольными измышлениями соорудителя; они грешат холодностью, сухостью, недостатком истинной красоты и истинного величия. При всем том Тону принадлежит та заслуга, что он первый отвернулся от слепого подражания западноевропейским образцам и указал русским архитекторам на богатый источник вдохновения, кроющийся в памятниках их родной старины.

Петер (Петр Карлович) Клодт фон Юргенсбург (1805–1867)

П.К.Клодт – старейший из династии баронов Клодт фон Юргенсбург, русских художников, представителей классицизма и романтизма.

Родился в Петербурге 24 мая (5 июня) 1805 в семье генерал-майора К.Ф.Клодта, который был художником-любителем. Окончив Артиллерийское училище в Петербурге, в конце 1820-х годов вышел в отставку и посвятил себя искусству. Посещал классы Академии художеств (с 1829).

Был профессором Академии (с 1838) и заведующим ее литейной мастерской. Получил известность прежде всего своими монументально-декоративными произведениями, решенными в канонах строгого академического классицизма. Популярными символами северной столицы стали исполненные по его эскизам четыре бронзовые группы укротителей коней для Аничкова моста (1833–1840). Отливки этих групп были позднее установлены в Петергофе, Стрельне, подмосковных Кузьминках, а также в Берлине и Неаполе.

Величаво-патетичен созданный под его руководством (по модели В.И.Демут-Малиновского) памятник равноапостольному князю Владимиру в Киеве (1853). К этому произведению близки по стилистике монумент Николаю I в Петербурге (совместно со скульпторами Р.К.Залеманом, Н.А.Рамазановым и др.; 1859), бронзовые рельефы для Исаакиевского собора (1844–1847) и Георгиевского зала Большого Кремлевского дворца (1846–1847). Напротив, в памятнике баснописцу И.А.Крылову в Летнем саду (1855) проступили черты более приватного и непринужденного («бидермейеровского») романтизма.

Во многих своих монументально-декоративных работах Клодт выступал лишь как мастер бронзового литья, по сути высококлассный копиист. Авторское же начало, тонкое искусство лепки ярче всего проявились в его малоформатных, «кабинетных» композициях с лошадьми; их тиражные отливки с восковых моделей до сих пор пользуются большой популярностью среди коллекционеров. Исполнял также и модели для каслинского литья. Умер П.К.Клодт в своем имении на мызе Халала (Финляндия) 8 (20) ноября 1867.

(По материалам сайтов «Хронос» и «Русский библиографический словарь»)

Форумы