Издана книга о «вирусных» изображениях Архангела Михаила XVI века в Испанской империи

Искусствовед Стефани Поррас пришла к выводу, что многие из них напоминают гравюру Мартена де Воса

 

ЛОС-АНДЖЕЛЕС. Искусствовед Стефани Поррас исследовала изображения Архангела Михаила, созданные в разных регионах Испанской империи, и пришла к выводу, что многие из них напоминают гравюру XVI века «Архангел Михаил» фламандского художника Мартена де Воса.

Своё исследование она опубликовала в новой книге «Первые «вирусные» изображения: Мартен де Вос, Антверпенская гравюра и глобус раннего Нового времени», сообщает сайт Музея Гетти. По словам Поррас, в XVI веке люди стали перемещаться быстрее и на большие расстояния, чем прежде, в результате чего произведения искусства оказывались на новых территориях, где подвергались копированию. В ходе своего исследования она поняла, что «это явление мало чем отличается от мемов, быстро распространяющихся по Интернету: несколько итераций одного изображения возникают одновременно и в разных местах».

Исследование Стефани Поррас сосредоточено на гравюре фламандского художника Мартена де Воса, изображающей Архангела Михаила. На ней архангел изображен без меча, он держит пальмовую ветвь в левой руке, а правую руку воздевает к небу. Его одеяние украшено изображениями голов херувимов.

Когда искусствовед Стефани Поррас посетила Museo de Arte Virreinal, музей искусства колониального периода в Таско, Мексика, она сделала удивительное открытие. Она обнаружила вырезанную из слоновой кости статую Архангела Михаила, созданную на Филиппинах примерно 80 лет спустя после смерти де Воса. Позолоченная скульптура из слоновой кости, так же, как и изображенный на гравюре архангел, держит в левой руке пальмовую ветвь, а его правая рука поднята вверх.

Эта неожиданная находка побудила Поррас отправиться в путешествие по всему миру, чтобы исследовать другие вариации этого изображения Архангела Михаила. «Это довольно необычная иконография, и ее можно легко идентифицировать и проследить ее распространение в разных местах», — заявила она. Каждый раз, когда она представляла свое исследование на конференции, кто-то из аудитории сообщал о том, что видел похожее изображение в Гренаде, Оахаке, Кито или какой-то другой бывшей испанской колонии. За несколько лет Поррас изучила «значительное количество» этих изображений.

Фламандские гравюры привлекли внимание Поррас еще в начале нулевых, когда она изучала искусство Северного Возрождения во время работы на выставке в Музее Гетти «Освещение Ренессанса» в качестве стажера. Со временем она заинтересовалась тем, как эти предметы европейского искусства распространялись по испанским колониям в Америке. «В ходе моего исследования меня больше всего волновал один вопрос: «Как фламандская гравюра попала в Центральную Мексику, на Филиппины, в Саламанку или куда-то еще?»», - сказала Поррас. – «Я не нашла на него ответ до сих пор».

Она предполагает, что гравюра сначала была вывезена контрабандой из Антверпена, а затем продана в Севилье, «воротах» в испанские колонии в Америке. Католические миссионеры или торговцы затем перевезли гравюру в Веракрус, Мексика. Затем, оказавшись в Мексике, гравюра была доставлена по суше через Мехико в прибрежный город Акапулько, где ее погрузили на испанский корабль, направлявшийся в Манилу. На Филиппинах это изображение стало прототипом для скульптуры из слоновой кости, которая в конечном итоге через некоторое время попала в Мексику.

В XVI веке Антверпен одним из крупнейших городов Европы, центром торговли специями, шелком и шерстью, древесиной и драгоценными металлами, товарами, которые были жизненно важны для экономики расширяющейся Испанской империи. Под покровительством богатых купцов и аристократов искусство процветало. Более того, город был издательской столицей колониальной державы, выпускавшей богослужебные книги и гравюры на религиозную тематику, которые миссионеры-иезуиты развозили по всему миру. Изображения, подобные гравюрам с Архангелом Михаилом, экспортировались в различные колониальные города от Лимы до Манилы, где затем воспроизводились разными способами, адаптируясь под местную культуру.

Хотя Архангел Михаил — одно из первых «вирусных» изображений, это далеко не единственный подобный случай в искусстве Ренессанса. Поррас подчеркивает, что разные сообщества обладают свободой выбора в том, как они воспринимают элементы чуждых им культур. Она не согласна с часто появляющимися в прессе утверждениями, что «европейские гравюры отправлялись в Новый Свет в целях колонизации и насильственного обращения местного населения в Христианство, а их копирование – результат угнетения европейцами местной культуры». Копирование европейских произведений искусства, по ее словам, — это творчество, добровольное принятие элементов христианской европейской культуры.

«Эти изображения эпохи Возрождения, как и современные медиафайлы, были адаптированы под определенные условия и распространены различными способами. Но люди сами решают, будут ли они воспроизводить и передавать изображение или историю. «Вирусность» не является пассивной. Мы можем делиться только тем, что нас заинтересовало, тем, что нам нравится», — считает Поррас.

Форумы