Ответы Святейшего Патриарха Кирилла на вопросы на встрече со студентами МПГУ. Часть 2

24 октября состоялась встреча Святейшего Патриарха Кирилла со студентами Московского педагогического государственного университета. После выступления Святейший Владыка ответил на вопросы учащихся.
Ответы Святейшего Патриарха Кирилла на вопросы на встрече со студентами МПГУ. Часть 2

24 октября 2023 года состоялась встреча Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла со студентами Московского педагогического государственного университета. После выступления Святейший Владыка ответил на вопросы учащихся (часть 1, часть 2).

— Добрый день, Ваше Святейшество! Меня зовут Еремина Мария, я студентка Института филологии. Разрешите Вам задать такой вопрос. Сейчас постоянно говорится о разрушении семьи как социального института и о нежелании молодежи связывать себя узами брака. Что бы Вы посоветовали для преодоления таких мыслей у молодого поколения?

— Вы знаете, что бы я сейчас ни говорил, это будет как горох об стенку для тех, кто мыслит так, как Вы сказали. Им кажется, что так и надо жить, а какой-то седовласый дедушка, plus quam perfectum, что-то там рассказывает, учит… Не думаю, что мои слова могут произвести переворот в душе у кого-то, кто настроен так, как Вы говорите, но я все-таки отвечу.

Можно скептически относиться к моим словам. Можно скептически относиться к тому, что говорят родители. Можно скептически относиться к тому, что говорят учителя. А вот теперь самый главный вопрос: а откуда мы получаем знания? Почему мы взрослеем? Почему мы умнеем? Почему мы обретаем новый опыт? Именно потому, что нас чему-то научили родители, научили учителя, научили священники, научили хорошие книги. Мы получаем мудрость извне. Не мы ее генерируем — это не наша мудрость, это мудрость других. А наша мудрость заключается в том, чтобы усваивать подлинную мудрость и отвергать то, что таковой не является, отделяя пшеницу от плевел, как учит нас слово Божие.

— Добрый день, Ваше Святейшество. Меня зовут Кучербаева Алла. Я студентка Института биологии и химии. Скажите, пожалуйста, чем, на Ваш взгляд, вызвано беспрецедентное распространение по всему миру в последние десятилетия квазиценностей, противоречащих подлинной духовности, морали и культурно-историческим традициям народов, в том числе россиян?

— Квазиценности возникают, потому что те, кто таковые распространяют, очень боятся влияния подлинных ценностей. Нельзя отменить подлинную ценность, например, семью и брак, но можно создать квазиценность, так называемое сожительство. «Давай поживем, посмотрим, что получится, либо будем жить дальше, либо разбежимся» — это квазиценность. То, что пытается заменить подлинную ценность — брак, в который люди вступают с очень ответственными обязательствами по отношению друг к другу, а если венчались, так еще и с обязательствами пред Богом. Так что квазиценность помогает людям катиться вниз, а подлинная ценность — подниматься вверх.

Вот почему квазиценность нужно воспринимать как оружие, запускаемое теми, кто борется с подлинными ценностями, будь то ценности духовные, религиозные, патриотические, культурные. Для чего это делается? Для того чтобы стереть грань между правдой и ложью. Правда — высочайшее произведение искусства, а ложь — подтасовка, но если вы размещаете и то, и другое на одной стене в музее, вы заставляете людей думать, что и то, и другое относятся к ценностям. Но это ложь, а отец лжи есть диавол. Вот почему «блюдите, како опасно ходите» (см. Ефес. 5:15). Эстетический вкус, образование, в том числе художественное, литературное, общекультурное образование, я уж не говорю о религиозном образовании, вооружает нас критерием, который помогает опознавать, где правда, а где ложь, где свет, а где тьма, где шедевр, а где квадрат, объявленный «шедевром».

— Здравствуйте, Ваше Святейшество! Я студентка Института физики, технологии и информационных систем Павлюченко Олеся. Ни для кого не секрет, что у нас сейчас очень сложная демографическая ситуация. Как Церковь противоборствует появлению и распространению негативных явлений в данной сфере?

— Очень деликатная, чувствительная тема, которой Церковь сейчас очень активно занимается. У нас действительно недостаточная рождаемость, и последствия для страны могут быть катастрофическими. Мы великая страна, у нас огромные просторы, но у нас не хватает людей. А ведь общество развивается, и кому-то надо работать, — вот и появляются гастарбайтеры, которые вначале выглядят как совсем чужие, иностранцы. Не умеют говорить, потом немножко начинают общаться по-русски, а потом женятся на русских, прописываются, становятся гражданами… Как будто в этом не должно быть ничего плохого, но есть один риск: такого рода люди не становятся нам близки ни по вере, ни по культуре. У них своя вера и своя культура. Образованный, интеллигентный русский человек должен с уважением относиться и к вере, и к культуре других людей, но если иная вера, иная культура будут так распространяться, что в какой-то момент они сравняются или, не дай Бог, станут доминировать, то мы потеряем страну, мы потеряем свою идентичность.

Поэтому, не входя в тонкости миграционной политики, я хотел бы еще раз подчеркнуть, что стремление заполучить дешевую рабочую силу в городе Москве не должно привлекать огромное количество людей, принадлежащих к иной культуре, к иной вере, часто не знающих русский язык и не имеющих, простите, уважения к России и к ее народу. Не о всех говорю, но ведь есть и те, кто и язык не учит. Поэтому межрелигиозная, межнациональная напряженность, которая в будущем может очень сильно ранить наше общество, формируется как бы из мелочей, которые сейчас очевидны, но завтра эти мелочи окажутся уже не мелочами. Понимаю, Москва растет, какие дома строим, и с этой утилитарной точки зрения нужна рабочая сила. Не хватает ее Москве, но ведь эта сила никуда не уедет после того, как дома построятся, — она вся останется здесь. У меня нет никаких плохих чувств к мусульманам. Я долгие годы, да и сейчас занимаюсь отношениями Русской Церкви с исламским сообществом. У нас исторические исламские общины и в Москве, и в Уфе, и в других местах, и у Патриарха очень хорошие отношения с руководителями этих общин. Но не о них речь идет, и даже не об отношении к исламу. Речь идет о демографических процессах, которые могут радикально изменить природу нашей страны и нашего государства. Поэтому нужно очень внимательно подумать, как работать с этой проблемой. Какие-то мысли у меня есть, не могу их здесь, к сожалению, озвучить, но считаю, что наше политическое руководство, капитаны нашей индустрии, интеллигенция, общественность должны помнить, что происходящее сегодня может привести к благополучию для всех, а может завершиться очень большими трудностями и проблемами для России, государства многонационального, но ядром которого является русский народ.

Пресс-служба Патриарха Московского и всея Руси

Последние публикации раздела
Форумы